Научная статья на тему 'Методологические поиски Н. А. Томилова, О. Н. Труевцевой и О. Н. Шелегиной в области музеологии и музейного дела в 1980-2010-е гг'

Методологические поиски Н. А. Томилова, О. Н. Труевцевой и О. Н. Шелегиной в области музеологии и музейного дела в 1980-2010-е гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
217
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУЗЕЕВЕДЕНИЕ / МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО / МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / MUSEUM SCIENCE / MUSEUM ACTIVITY / METHODOLOGICAL RESEARCH

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ландик О.А.

Исследуются направления музееведческих исследований в области методологии ведущих сибирских учёных-музеологов Н. А. Томилова, О. Н. Труевцевой, О. Н. Шелегиной. Представлены основные результаты их методологических поисков.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Methodological Research by N. A. Tomilov, O. N. Truevtseva and O. N. Shelegina in the Field of Museology and Museum Business in 1980s-2010s

Explores the areas of museological research in the field of methodology of leading Siberian scientists and professional museologists N. A. Tomilov, O. N. Truevtseva, O. N. Shelegina. Presents the main methodological results of their searches.

Текст научной работы на тему «Методологические поиски Н. А. Томилова, О. Н. Труевцевой и О. Н. Шелегиной в области музеологии и музейного дела в 1980-2010-е гг»

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2019. № 2 (22). С. 129-142.

УДК 069

DOI 10.25513/2312-1300.2019.2.129-142

О. А. Ландик

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОИСКИ Н. А. ТОМИЛОВА, О. Н. ТРУЕВЦЕВОЙ И О. Н. ШЕЛЕГИНОЙ В ОБЛАСТИ МУЗЕОЛОГИИ И МУЗЕЙНОГО ДЕЛА

В 1980-2010-е гг.

Исследуются направления музееведческих исследований в области методологии ведущих сибирских учёных-музеологов - Н. А. Томилова, О. Н. Труевцевой, О. Н. Шелегиной. Представлены основные результаты их методологических поисков.

Ключевые слова: музееведение; музейное дело; методологические исследования.

O. A. Landik

METHODOLOGICAL RESEARCH BY N. A. TOMILOV, O. N. TRUEVTSEVA AND O. N. SHELEGINA IN THE FIELD OF MUSEOLOGY AND MUSEUM BUSINESS

IN 1980s-2010s

Explores the areas of museological research in the field of methodology of leading Siberian scientists and professional museologists - N. A. Tomilov, O. N. Truevtseva, O. N. Shelegina. Presents the main methodological results of their searches.

Keywords: museum science; museum activity; methodological research.

1980-2010-е гг. характеризуются переформатированием проблемных полей в отечественной гуманитаристике. Применительно к нашему исследованию это нашло отражение в становлении музееведения как научной отрасли знания, в определении её предметного поля.

Интерес к исследованиям методологического характера в музееведении чётко обозначился с середины XX в. С этого времени проявилась более интенсивная теоретическая и методологическая направленность исследований [1, с. 154]. Интерес к методологическим изысканиям, особенно с последней четверти XX в., стали проявлять и сибирские учёные и, в первую очередь, Николай Аркадьевич Томилов. В сферу его научных интересов попадают вопросы, связанные с объектной и предметной сферой музееведения, отношения к смежным научным дисциплинам, периодизацией. С середины 1990-х гг.

© Ландик О. А., 2019

отдельным активно разрабатываемым полем становится история музейного дела Западной Сибири. В последние годы внимание Н. А. Томилова обращено на исследование историографии музейных процессов в Сибири. Впервые вопрос о необходимости подобных исследований им был поставлен в 2010 г. на Всероссийской научной конференции «Влияние петровской эпохи на развитие сибирских городов (история, краеведение, культура)», прошедшей в Омске [2]. Эта тема получила развитие в последующем в ряде выступлений на различных научных форумах [3; 4].

В середине 1980-х гг. в ходе работы над курсом лекций по музееведению (музеоло-гии), изучая научную и учебную литературу, особое внимание Н. А. Томилов обратил на понятийный аппарат данной науки. Результатом этих методологических поисков явилось собственное понимание некоторых

основных дефиниций музееведения. Анализируя развитие представлений о музееведении как отрасли знаний с момента его появления, обращаясь к характеристике сформировавшегося на тот период времени понятийного аппарата, исследователь сделал вывод о высокой степени осмысления музееведческой науки как таковой. В этом плане самого большого успеха, по мнению Николая Аркадьевича, достиг крупнейший музеевед нашей страны А. М. Разгон. Его определение звучит следующим образом: «Музееведение - научная дисциплина, изучающая закономерности возникновения и развития музеев, социальные функции музеев и их конкретную реализацию в различных общественных функциях, проявляющуюся с исследовательской, хранительской и образовательно-воспитательной деятельности. Важнейшей составной частью музееведения является исследование специфических сторон памятников - первоисточников, комплектуемых, хранимых и используемых музеем» [5]. В то же время Николай Аркадьевич критикует своего предшественника за слишком громоздкое определение, в результате чего теряется сама его сущность. Неясность, по Н. А. Томилову, вызывает включение в определение дефиниций такой задачи, как уяснение закономерностей возникновения и развития музеев. Своеобразие этих процессов при таком подходе упускается. Н. А. Томилов указывает на несовершенство другого определения музееведения, сформулированного в сборнике «Терминологические проблемы музееведения» в 1986 г. [6]. Учёного-музео-лога не удовлетворили слишком длинные формулировки и игнорирование музейного предмета как основного объекта науки. Таким образом, Н. А. Томилов поставил перед собой задачу - выработать более краткое и ёмкое определение музееведения, отчётливо поставить в нём на первое место музейный предмет, не забыв при этом и о втором объекте, производном от музейного предмета, -музее. В 1985 г. при чтении курса лекций по музееведению Николаем Аркадьевичем было дано такое определение: «Музееведение или музеология - наука, изучающая музейные предметы и их социальные свойства, историю и социальные функции музеев в различных общественно-экономических формаци-

ях» [7, с. 54-55]. Н. А. Томилов считает допустимым исключить из определения формулировку о закономерностях и особенностях возникновения и развития музеев. Так как, по мнению автора, это подразумевается во фразах об изучении социальных функций музеев, истории и деятельности музеев, то, что входит в подтекст определения. Включение фразы о теории и методике музейного дела также ему кажется излишним, так как любая наука имеет методологические, теоретические и методические основы, и в дефинициях разных наук это особо не выделяется.

В 1988 г. в это определение автором были внесены изменения: «Музееведение или музеология - наука, изучающая музейные предметы и их социальные свойства, историю, деятельность и социальные функции музеев на разных этапах социально-экономического развития общества». Как видим, в этой формулировке присутствует слово «деятельность», отражающее стремление включить в объектно-предметную сферу современные музейные процессы. Понятие «общественно-экономические формации» было заменено на выражение «разные этапы социально-экономического развития общества». Таким образом, мы видим попытку указать на то, что история общества может развиваться в многообразных социальных формах, не только по законам перехода от одной формации к другой [8, с. 4]. В этом отразилось общее движение обществоведческой мысли в сторону переосмысления редукции формационного подхода.

В 1998 г. Н. А. Томилов ещё раз уточняет своё определение: «Музееведение (музео-логия) - наука, изучающая музейные предметы, их социальные свойства и отношения, музейные процессы в их исторической динамике». Высказывание «музейные процессы в их исторической динамике», как видится исследователю, способно адекватно заменить более длинную формулировку «история деятельности и социальные функции музеев на разных этапах социально-экономического развития общества», оставляя возможность в историческую динамику музейных процессов включать и взаимосвязанность их не только с социально-экономическими, но и политическими, и культурологическими процессами [9, с. 58; 10, с. 132].

В учебном пособии «Музеология как отрасль знаний», вышедшем в свет в 2012 г., Н. А. Томилов признаёт возможность ещё более краткого формулирования дефиниции музееведения и представляет его в следующем виде: «Музееведение (музеология) -культурологическая наука о музейных предметах и музейных процессах во всей их конкретности и разнообразии». Автор указывает на то, что в этом определении достаточно отражена объектная область науки (музейный предмет), а её предметность содержится в понятии «музейные процессы», которое охватывает историю, современное состояние и перспективы музейной сферы жизнедеятельности человечества и его сообществ [1, с. 38].

Исходя из определения музееведения, объектом музееведения Н. А. Томилов видит музейный предмет (предмет музейного значения), подвергая критике сложившееся в последней трети XIX - XX в. представление, что объектом музееведения является музей как социокультурный институт. Аргументом в пользу этой точки зрения является тот факт, что такие предметы сосредотачиваются не только в музеях, но и в частных коллекциях, государственных и частных учреждениях, общественных организациях (например, фондах культуры, обществах охраны памятников истории и культуры, географических обществах, пр.). Таким образом, по Н. А. То-милову, музейный предмет является как бы системообразующим явлением в социокультурной сфере, прежде всего в музейном деле, коллекционной деятельности, в области сохранения и приумножения исторического, культурного и природного наследия. В объектную сферу, соответственно, входят порождённые музейными предметами музеи и другие виды вышеназванных организаций и лиц (коллекционеров) в той части их деятельности, которые связаны с музейными собраниями [7, с. 56].

Не остался без внимания учёного вопрос об определении музейного предмета. По его мнению, существующие на сегодняшний день в отечественной науке определения страдают неполнотой - либо не определены виды вещей, документов и т. д., которые могут стать музейными предметами, либо не указано его основное социальное назначение,

а значит, не отражена его сущность. В связи с этим Николаем Аркадьевичем был предложен собственный вариант определения музейного предмета: «Музейный предмет - это изъятый из среды бытования и включённый в музейное собрание памятник истории, культуры или природы, являющийся первоисточником знаний и эмоционального воздействия» [9, с. 57; 11]. Однако со временем и в это определение автором были внесены корректировки, учитывая опыт создания музеев, включающих в себя часть природной и общественной среды и сохраняющих эту среду (например, этнографические экомузеи, объявленные национально-культурными центрами, музейные природные зоны и др.), возможность говорить о памятниках, не изъятых из среды бытования, но вошедших в музейное собрание. В результате, на сегодняшний день определение музейного предмета, предложенное Н.А. Томиловым, выглядит следующим образом: «Музейный предмет - это включённый в музейное собрание памятник истории, культуры или природы, являющийся первоисточником знаний и эмоционального воздействия» [9, с. 61] (см. также: [12, с. 19]).

В своих попытках дать собственное понимание предмета музееведения Н. А. Томи-лов подвергает критике попытки свести это определение к проблематике музееведения и его организационной стороне, как это сделано в работе «Терминологические проблемы музееведения»: «Предмет музееведения -организация научных знаний о музее, его истории, его функциях и структуре, о музейной деятельности и музейных собраниях, направленная на выявление закономерностей и тенденций в развитии музейного дела, формирование научной концепции музейной деятельности и разработку путей совершенствования работы музеев» [6]. Небезупречным Н. А. Томилову видится и определение предмета музееведения, данное в учебном пособии «Музееведение. Музеи исторического профиля»: «Предмет музееведения -круг объективных закономерностей, относящихся к процессам накопления и сохранения социальной информации, познания и передачи знаний, традиций, представлений, эмоций посредством музейных предметов, к процессам возникновения, развития и общественно-

го функционирования музея, музейного дела» [13, с. 9]. Важнейший недостаток этого определения, по мнению Н. А. Томилова, -то, что наряду с закономерностями в него не включены особенности. Наибольшее приближение к сущностной предметной области достигнуто в тех определениях, где речь идёт об «особых сторонах первоисточников» (фактически - об особых сторонах музейных предметов), как в определении А. М. Разгона 1974 г. [14, с. 84].

Исходя из этих положений, Н. А. Томи-ловым в 1988 г. было предложено следующее толкование предмета музееведческой науки, без притязаний на исчерпывающее решение проблемы: «Предмет музееведения - это свойства музейных предметов отражать действительность, дающие возможность осваивать наследие предшествующих эпох, настоящее и будущее, главным образом через музеи как научно-исследовательские и культурно-просветительские учреждения». Поскольку сущностные свойства музейных предметов отражать действительность реализуются не только через музеи, автором введена формулировка «главным образом через музеи». Вторая часть данной дефиниции -«как научно-исследовательские и культурно-просветительские учреждения» - не представляется определяющей, но введена для того, чтобы подчеркнуть сущностный характер музейных учреждений [8, с. 5; 12, с. 18; 4, с. 40].

Такую динамику теоретической мысли можно объяснить рядом обстоятельств. Музеи в это время обретали «новое лицо», и исследовательская практика в изучении музеев диктовалась необходимостью становления музееведения как самостоятельной отрасли знаний, как целостного социокультурного феномена. Изменилось общее направление гуманитаристики как в области методологии, так и в области науковедения - сегментация научных исследований и переформатирование поля традиционных наук.

Как уже отмечалось, на страницах научных работ Н. А. Томилова нашли отражение проблемы периодизации музееведения, музейного дела Сибири и отдельных музеев Сибири.

Обратив внимание во второй половине 1980-х гг. на отсутствие чёткой периодиза-

ции музееведения, исследователь попытался представить своё видение процесса развития данной научной дисциплины. Вместе с этим, он обратил внимание на тот факт, что периодизация музееведения имеет свои самостоятельные основы в отличие от периодизации музейного дела как отрасли культуры. Общая периодизация музееведения, представленная Н. А. Томиловым, делится на три периода. Первый - донаучный. Его начало связывается автором с накоплением фактического материала для будущей самостоятельной науки и первыми пробами научного описания музейных предметов и коллекций, с появлением записей учёта коллекций музеев. Как представляется самому Н. А. Томилову, первые опыты такого рода имеют отношение к XVI в. В последующих работах учёный дискутирует с музеологом К. Шрайнером. Последний видит начало этого периода в последней трети XVII в., когда в свет вышла книга немецкого исследователя Д. И. Майора «Ничего не предрешающие общие размышления о художественных и естественнонаучных собраниях» (1674 г.) [15, с. 45].

Второй период, по Н. А. Томилову, связан со становлением музееведения как самостоятельной отрасли научных знаний в сере-дине-второй половине XIX в. Для этого периода типично развитие музееведческих знаний в самих музеях, которые становятся в это время не только культурно-просветительными, но, зачастую, музееведческими научными учреждениями.

В более ранних работах возникновение музееведения как самостоятельной отрасли, по мнению автора, происходило в «рамках буржуазной науки в капиталистических странах». Хронологически этот период, по мнению автора, продолжался до современности, т. е. до конца 1980-х гг. Третий период связывался с возникновением марксистского музееведения после Революции в России в 1917 г. и также заканчивался в наши дни.

Внутри «буржуазной музееведческой науки» Н. А. Томиловым выделялись два этапа. Первый из них начинался в середине XIX в., доходил до 1930-х гг. и отличался развитием музееведческих знаний в самих музеях и определённой обособленностью учёных-музееведов. Второй этап охватывал хронологические рамки с 1930-х гг. до вре-

мени проведения данной периодизации. В этот период произошло формирование музееведения как учебной дисциплины и специфической отрасли науки, имеющей междисциплинарный характер, выход музееведческих исследований за рамки музеев. Историю «марксистского музееведения» автор разделял на два этапа: 1) 1917 - середина 1940-х гг. и 2) середина 1940-х - до времени осуществления исследования. В начальный период в музееведении изучались в первую очередь проблемы, связанные с практикой музейного дела в РСФСР и затем в СССР. Второй этап, по Н. А. Томилову, характеризовался расширением сферы музееведческой науки за счёт «мировой социалистической системы», а также большей теоретической направленностью музееведческих исследований в социалистических странах по сравнению с «буржуазным музееведением». Следует отметить, что в методологических установках Н. А. Томилова проявилась не только исследовательская позиция автора, но и веления своего времени, когда учёный вынужден был следовать в русле одного общепринятого научного направления, особенно в том, что касалось методологии и методики изучения истории музея.

В более позднем варианте периодизации, предлагаемой Н. А. Томиловым, сделана попытка рассмотреть всю историю «буржуазного» и «марксистского» музееведения в совокупности. Второй период, по его мнению, может быть доведён до 1917 г. без выделения каких-либо этапов внутри него. Третий период охватывал время с 1917 г. до современности и в нём автору виделись три этапа: 1) 1917 - по 1930-е гг.; 2) 1930-е - середина 1940-х гг.; 3) вторая половина 1940-х - наши дни. Также Николай Аркадьевич поставил вопрос и о выделении четвёртого этапа в музееведении, связанного с внедрением в музейное дело электронно-вычислительной техники и появлением научных исследований в музееведении по использованию кибернетических систем в хранении, передаче, переработке музейной информации [16, с. 13].

Со временем происходит частичное переосмысление периодизации музееведческой науки Н. А. Томиловым.

Первый период - донаучный. Его хронологические рамки не претерпели измене-

ний. Начало его предлагается датировать XVI в. и продолжать до середины XIX в.

Второй период связан с возникновением музееведения как самостоятельной отрасли научных знаний. Его хронологические рамки - с середины XIX в. - до 1930-х гг.

Третий период охватывал хронологические рамки с 1930-х гг. до конца 1980-х гг., что обусловлено временем появления работы. В последнем периоде исследователь предлагает выделять два этапа. Первый - до конца Второй мировой войны, характеризующийся тем, что музееведческие исследования выходят за рамки музеев, музееведение получает признание как специфическая отрасль науки, имеющая междисциплинарный характер. Второй этап - с середины 1940-х гг. и продолжается по сей день. Его особенность состоит в более интенсивной методологической и теоретической направленности музееведческих исследований, признание музееведения учебной дисциплиной через ЮНЕСКО в 1971 г., расширение сети музееведческих учреждений, сплочение музееведов в единое сообщество [9, с. 55-56].

Помимо общей периодизации музееведения, Н. А. Томилов, занимаясь изучением истории музейного дела и истории отдельных краеведческих и исторических музеев, обращает внимание на необходимость разработки периодизации музейного дела и отдельных музеев Западной Сибири. На начальном этапе этой работы исследователь приступил к изучению истории отдельных музеев с выделением в ней отдельных этапов - Новосибирского и Тюменского областных краеведческих музеев, Омского областного музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля, Омского государственного историко-краеведческого музея и некоторых других [17-23]. Для каждого из этих музеев учёным была предложена собственная периодизация. Автором подчёркивалось, что периодизация музейного дела шире, чем периодизация истории отдельных музеев, так как первая охватывает и те виды деятельности отдельных людей и сообществ, которые связаны с музейным делом, но происходят вне рамок музеев. Исходя из этого, в основу деления истории деятельности отдельных музеев Н. А. Томиловым были положены такие критерии, как накопление музейных

источников, формирование музейных коллекций и характер фондов, цели и интенсивность развития основных направлений деятельности музеев, институциональные преобразования, деятельность отдельных личностей и другие. Таким образом, мы имеем дело с комплексными критериями периодизации.

Исследователь ставил перед собой задачу продемонстрировать периодизацию музейного дела Омской области в самом общем, неокончательном виде, учитывая, что эта работа находится на начальном этапе. Подчеркнём, что данная периодизация была представлена учёным ещё в 2000 г.

Первый период: конец 1830-х - 1877 гг. -домузейный, коллекционный.

Второй период: 1878-1939 гг. В нём два этапа: 1) 1878-1923 гг. - создание и деятельность в Омске музея в рамках Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества, создание в Омске учебного музея при художественно-промышленном институте; 2) 1924-1939 гг. - расширение музейной деятельности, в том числе создание в 1924 г. первой экспозиции картинной галереи Западно-Сибирского краевого музея (будущего Омского областного музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля), появление первых музеев в сельских регионах.

Третий период - с 1940 г. по настоящее время. В нём четыре этапа: 1) 1940 - начало 1970-х гг. - постепенное расширение сети музеев в Омске и области, в частности, выделение картинной галереи в самостоятельный музей изобразительных искусств; 2) середина 1970-х - 1979 г. - своеобразный музейный бум, выразившийся в росте числа музеев, в том числе вузовских, общественных, школьных, начало музееведческих исследований; 3) 1980-1992 гг. - резкий рост объединительных процессов и деятельность большинства значительных музеев Омска и Омской области в составе Омского государственного объединённого историко-литературного музея; 4) с 1993 г. по настоящее время -деятельность всех музеев в новых условиях рыночной экономики в России и нестабильного бюджетного финансирования, продуктивные поиски новых форм музейной работы, значительная активизация научной работы

музеев (выпуск монографий, сборников статей, конференций и т. д.) [24, с. 140-141].

Существенный вклад в изучение истории музейного дела Сибири внесён Ольгой Николаевной Труевцевой, что было отмечено уже не раз [25, с. 111; 26, с. 37]. Ею были выработаны свои подходы к понятийному аппарату, в частности, дано определение музейному делу, которое она рассматривает как: «систему деятельности государственных органов, музейных учреждений, направленную на укрепление материально-технической базы, совершенствование фондовой, экспозиционной, просветительской работы музеев, повышение квалификации их персонала, оптимизации музейной сети и государственного управления» [27, с. 5]. Историю музеев автор представляет как «историю нашего отношения к культурному наследию, его изучению, сохранению, воспроизводству. История музеев - это история нашей социальной памяти и беспамятства» [28, с. 5].

В своих историко-музееведческих исследованиях О. Н. Труевцева обращается к музеям Сибири второй половины XX в. и ставит задачу создать концептуальную картину музея как объекта изучения. Потребность обозначить собственные исследовательские принципы и подходы, основные методы познания музейной деятельности приобрела особую насущность в 1990-е гг. в связи с отсутствием единства во взглядах российских учёных на историософские проблемы и на проблемы исторического познания в целом.

В основу анализа музея как объекта исторического исследования целесообразнее всего, по мнению исследователя, положить системный подход, который ориентирует на раскрытие целостности объекта, на выявление многообразных типов связей объекта и сведения их в единую теоретическую картину. Даже самое общее понятие о зарождении музейного дела даёт основание считать его социальной системой, которая имеет свои морфологию, функции, динамику.

Как социальная система музей представляет собой, по О. Н. Труевцевой, следующее:

- это целостная система, которая отличается от суммативных (агрегатных) обладанием системного, интегративного качества,

не сводимого к качествам отдельных компонентов, а объединяющего их в единое целое; это качество - способность к сохранению социальной памяти;

- это искусственная, сконструированная человеком система для удовлетворения его социальных потребностей;

- это целенаправленная адаптивная система, её целенаправленность детерминирована необходимостью удовлетворения достаточно определённого круга потребностей; адаптивность определяется конструкцией, а также зависимостью от социальных систем более высокого порядка.

Как всякая целостная система, музей состоит из составных частей, компонентов и элементов, которые проявляют себя через взаимодействие с другими частями системы. Основными компонентами музейной системы выступают музейные фонды, экспозиции, устная коммуникация с посетителями, здание и персонал музея. Эти основные компоненты не являются какими-то пассивными частями, из которых состоит целое, они активно оказывают влияние на характер музеев, их деятельность.

Далее, развивая свою мысль о предназначении музея (сохранение социальной памяти), автор связывает с ним целенаправленность внутрисистемных функций всех компонентов музея. При этом О. Н. Труевцева подчёркивает, что для исторического анализа важно не просто выявление этих функций, а их операционализация, т. е. определение конкретных действий, из которых они состоят, определение их количественных и качественных параметров для сопоставления их динамики на определённых временных отрезках.

Среди внешних факторов, оказывающих наиболее значительное влияние на музей, исследовательница называет экономическую, политическую, социальную и духовно-идеологическую системы, воплощённые в конкретные организационные структуры. Свою задачу в рамках исследования истории музея она видит в раскрытии влияния конкретных факторов, независимо от того, какая именно система или их взаимодействие эти факторы продуцировала. Для решения этой задачи ею был избран институциональный подход, чтобы проследить конкретные организационные

структуры этих систем, персонифицировать это влияние, обнаружить и объяснить конкретный механизм происхождения и воспроизводства внешних факторов и результаты их воздействия, применяя при этом истори-ко-ретроспективный и историко-ситуацион-ный методы. Самого главного внимания при этом заслуживают, по мнению О. Н. Труевцевой, факторы, определяющие воздействие на музей государственных (партийно-государственных в советский период) структур управления, значительных социально-политических событий, общественного мнения, мнения посетителей музея.

Обобщение системного анализа музея позволило О. Н. Труевцевой синтезировать модель музея как объекта исторического исследования. Музей представляет собой целостную, искусственную (сконструированную) систему. Его зарождение детерминировано общественными потребностями и соответствующими социальными действиями, направленными на сохранение социальной памяти. В процессе исторического развития музей как система обрёл устойчивый состав элементов (фонды, экспозиция, устная коммуникация с посетителями, персонал, здание), выработал структуру их взаимодействия и функции, конституировал в социальный институт, приобрёл общественно-государственный статус научно-исторического и культурно-просветительного учреждения, адаптировался к воздействию экономических, политических, социальных, духовно-идеологических факторов, превратился в объект государственной политики управления, реализует самопознание в рамках специальной научной дисциплины (музееведения) [28, с. 7-19; 29, с. 6-26].

Таким образом, системное представление о музее как объекте исторического исследования, подразумевает, по О. Н. Труев-цевой, эмпирическое описание и теоретическое объяснение изменений:

- общественного отношения и действий, связанных с сохранением социальной памяти;

- основных элементов, структуры и функций музеев;

- механизма влияния внешних факторов и адаптации к ним музеев.

Ещё в середине 1990-х гг., в процессе работы над кандидатской диссертацией,

Ольгой Николаевной был предпринят обширный анализ историографии сибирского музея. Автор сосредоточил своё внимание на тех из них, которые содержат информацию о событиях, фактах, процессах, позволяющих судить об эволюции музейного дела. Это объясняется стремлением глубже изучить процесс накопления и осмысления собственно исторического знания о закономерностях музейного строительства в сибирском регионе. Такой подход позволил сделать некоторые заключения.

Как пишет автор, до 1980-х гг. не было исследований, посвящённых региональным особенностям развития музейного дела в Сибири, накопление знаний носило эпизодический характер. Игнорировалась музейная тема в исследованиях, рассматривающих общие проблемы истории культуры, в том числе и в Сибири. Со второй половины 1980-х гг. постепенно начинает возрастать внимание исследователей к истории сибирских музеев, но это не привело к появлению обобщающего труда, посвящённого музеям сибирского региона. Причина этого видится О. Н. Труевцевой в специфике состава историков, изучающих музейное строительство. Традиционно эта тема примыкала к краеведению, а её последователями были в первую очередь научные сотрудники музеев и вузовские учёные-краеведы, которые в силу специфики своего предмета практически не выходили за областные географические рамки. Не принижая значения подобных исследований, автор настаивает на необходимости их сочетания с изучением эволюционных процессов в более широком историко-географи-ческом контексте, что позволит добиться более глубокого понимания диалектики общего и особенного, выводя его на уровень закономерностей исторического процесса.

Другой специфической чертой большинства работ по истории музейного дела Сибири, существенно снижающей их научную ценность, является, как считает О. Н. Труевцева, описательность. Отсутствие аргументированных объяснений количественных и качественных изменений, которые претерпевали музеи, объясняется «хроникальным» жанром работ, приуроченных к музейным юбилеям, которым подменялся анализ противоречивых процессов, требую-

щих выводов. «Музей-юбиляр», становясь основным объектом статьи, в большинстве случаев вырывался из историко-культурного контекста. Этот изъян, как пишет О. Н. Труев-цева, удалось преодолеть только в 1990-е гг.

Таким образом, исходя из особенностей музейного дела как объекта исторического изучения и основываясь на результатах историографического анализа, Ольга Николаевна выделяет два основных периода в истории развития музейного дела Сибири во второй половине XX в.: 1945-1985 гг. и 19851995 гг. Выбор 1985 г. обусловлен началом распада тоталитарного режима и переходом к демократическим преобразованиям, 1995 г. -временем проведения автором исследования. В отличие от предшествующих попыток социальных преобразований, вызванных сменой партийно-политического руководства, но не повлёкших радикальных общественных изменений и не повлиявших существенным образом на деятельность музеев, выполнявших функцию идеологического обслуживания государства, период так называемой «перестройки» и развитие гласности создали реальные условия для формирования нового, более объективного взгляда на историю. В связи с этим задача современного историка, не отяжелённого идеологическим и цензурным давлением, по мнению исследователя, заключается, в первую очередь, в научно-объективном переосмыслении пройденного музеями исторического пути [28, с. 22-50; 29, с. 29-70].

Значительный вклад в музееведческие знания на современном этапе внесла Ольга Николаевна Шелегина, занимаясь изучением истории музейного дела в Сибири, деятельности музеев различных профильных групп и систем музейных учреждений регионов и ведомств в сибирском социокультурном пространстве [7, с. 156]. О. Н. Шелегина выявила и охарактеризовала адаптационные процессы, средства, этапы и характер адап-таций к изменениям в социально-экономической и социокультурной сфере. В связи с этим, она выдвинула положение об адаптивной функции музея, «... помогающей человеку ориентировать в мире реальном, адаптироваться в нём, решать наиболее актуальные проблемы сохранения культурного и биологического разнообразия, способство-

вать развитию социальной гармонии и личностной социокультурной адаптации, примеряя запросы рынка с высокими стандартами научности» [30, с. 14].

Важное значение для создания и развития новых музееведческих подходов и моделей имеет разработка О. Н. Шелегиной концепта «Музейный мир Сибири». Обращение автора к этой проблематике связано с кардинальными переменами в музейном пространстве и в его смыслах, ярко проявившихся на рубеже XX-XXI вв., что вызвало потребность в формировании и развитии новой музейной парадигмы. В данной социокультурной ситуации актуально и целесообразно, по мнению исследовательницы, дальнейшее формирование методологических основ музееведения, усовершенствование терминологического аппарата, создание универсальных исследовательских моделей, позволяющих проводить комплексное изучение музейной сферы в исторической динамике [31, с. 122; 32]. С этими процессами связано обращение О. Н. Шелегиной к теории музейной коммуникации и культурологической теории му-зейности, которые получили широкое признание в мировой науке. Исследовательница отмечает, что, несмотря на немаловажные достижения в изысканиях по истории отечественного музейного дела, музейной педагогики, для российского музееведения характерны недостаточная связь с мировой традицией и доминирующее разделение современного корпуса знаний о музее на теоретические и практические. В связи с этим приобретает актуальность формирование единого пространства диалога, предполагающего разработку новых синтетических музеологиче-ских подходов. В связи с этим необходим выбор адекватных путей для преодоления кризисных явлений в музееведении. Целесообразно, как считает О. Н. Шелегина, развитие музееведческих аспектов культурологической теории музейности, адаптирование музееведческой терминологии на российском и международном уровнях, формирование, с учётом исторического опыта, новых музееведческих концептов (прежде всего таких, как «музейный мир») и подходов, базирующихся на универсальных законах развития природы и общества, в частности, адаптации [30, с. 6-8].

Важное теоретическое и научно-практическое значение для развития музееведческих исследований в XXI в., по мнению О. Н. Шелегиной, имело издание «Российской музейной энциклопедии» [33], коллективной монографии «Музейное дело России» [34], «Словаря актуальных музейных терминов» [35], где нашло отражение понятие «музейный мир». Ольгой Николаевной предпринимается анализ развития в динамике этого понятия в вышеперечисленной литературе. Так, ею отмечено, что во вступительной статье к «Российской музейной энциклопедии» её авторами М. Е. Каулен и А. А. Сундиевой впервые в отечественной литературе наряду с музеем в качестве объекта исследования выделяется «музейный мир» - «часть культурного пространства, в котором функционируют объекты истории, культуры, природы, признанные обществом ценными и подлежащими сохранению и передаче будущим поколениям в качестве овеществлённого культурно-исторического опыта». Кроме того, к музейному миру авторами была отнесена «вся совокупность учреждений, людей, идей, способствующих решению задачи сохранения и включения в современную культуру названных выше объектов» [33, с. 5]. Для О. Н. Шелегиной это определение имеет значение как отправная точка для дальнейших исследований музейного мира России, который остаётся ещё непознанным.

Следующим важным шагом в отражении музейного мира, по О. Н. Шелегиной, является издание монографии «Музейное дело в России». Коллективом авторов подчёркивалось, что их целью было «представить в компактной форме основную информацию в той сфере, которую принято называть "музейным делом", вернее, в той части культурного пространства, которую они предложили называть "музейным миром"» [34, с. 3]. Дальнейшее развитие понятия «музейный мир» О. Н. Шелегина отмечает в «Словаре актуальных музейных терминов», где оно звучит так: «Музейный мир - исторически сформировавшееся культурное пространство, охватывающее объекты истории, культуры, природы, признанные обществом ценными и потому подлежащие сохранению и передаче будущим поколениям в качестве социально значимого культурно-историче-

ского опыта. Также включает в себя всю совокупность людей, знаний, идей, учреждений, служащих этой цели. Музейный мир имеет тенденцию к постоянному расширению» [35, с. 56]. Таким образом, приступив к изучению истории музеев Сибири в конце XVIII - начале XXI в., в качестве рабочей гипотезы автором было предложено исследовать его как «пространственно-временную многомерную интегрированную совокупность музейной теории и практики, базирующуюся на институциональной концепции музея». Современный музейный мир, по О. Н. Шелегиной, это «мир трёх пространств: музейного, внемузейного (акции, фестивали, проекты) и виртуального» [30, с. 36; 36, с. 16]. Ольга Николаевна в последующих работах формулирует собственное определение понятия «Музейный мир Сибири»: это «совокупность пространств, исторически сформировавшихся и адаптирующихся к изменениям на региональном, российском и международном уровне» [31, с. 122; 36, с. 17-18; 37, с. 250-251].

Помимо этого, О. Н. Шелегиной предлагается исследовательская модель «Музейный мир», в рамках которой формулирует расширенное определение понятия: «исторически сформировавшаяся и динамически развивающаяся часть действительности, обладающая признаками музеальности, представляющая собой совокупность диффузных взаимообусловленных пространств: материального, интеллектуального, коммуникационного» [30, с. 74]. Первое из них - это особо охраняемые территории, музеефицированные объекты историко-культурного и природного наследия, сами музеи и учреждения музейного типа. Интеллектуальное пространство объединяет государственные и общественные организации, научные учреждения, учебные заведения, изучающие музейное дело, лица, занимающиеся музейной деятельностью и музееведением, а также проектную деятельность в этой сфере. Информационное пространство - это локальные и глобальные коммуникационные сети, позволяющие координировать деятельность этих элементов системы [31, с. 122-123; 36, с. 17-18; 37, с. 251]. В другом варианте последнее пространство определяется как коммуникационное и включает в себя локальные и глобальные телекоммуникационные

сети (Интернет), средства массовой информации, выставочную деятельность музеев, музейную аудиторию [31, с. 123].

Системообразующим элементом, динамичным ядром регионального музейного мира О. Н. Шелегина называет музей как «социокультурный, глокальный (сочетающий локальное и глобальное) институт». В системе музейного мира Сибири следует учитывать сетевой принцип организации - традиционные музейные сети и информационные, процесс его визуализации [38, с. 25]. В соответствии с историческим периодом развития общества менялось определение роли музея в жизни регионов, изменялось и содержание пространств, образующих музейный мир. На основании этого автор предлагает рассматривать музейный мир Сибири как органическую многоуровневую часть социокультурного пространства региона и глобального культурного пространства. В результате автору удалось представить пространство музейного мира Сибири как составную часть социокультурного пространства региона. Ценность данной исследовательской модели, по утверждению О. Н. Шелегиной, состоит в её системности и универсальности. Как система она способна определить место и уровни взаимодействия каждого объекта, включённого в выделенные пространства (материальное, интеллектуальное и коммуникационное), и их роль в социокультурной жизни. Универсальность проявляется в том, что модель может использоваться в соответствии с модульным принципом для изучения музейного мира республиканского, областного, городского и районного масштаба, как основа для формирования культурной политики в музейной сфере, для создания обобщающего труда по истории музеев Сибири [31, с. 127-128].

Автору видится целесообразным дальнейшая разработка и апробация музееведческого концепта «Музейный мир Сибири». Он способен стать консолидирующей идеей, на основе которой возможно появление концептуальной основы для подготовки обобщающего труда по региональной музейной истории, а также для организации новационной музейной формы, интегрировано представляющей в исторической динамике Сибирь как ведущий, перспективный регион России.

О. Н. Шелегина является автором модели адаптационного подхода как формы введения в музееведение общенаучных представлений об адаптации - полисемантическом, социально значимом явлении, важном для создания системы анализа ретроспективной и прогностической направленности процессов и результатов взаимодействия музея с внешней средой, условий формирования и развития музейного мира. В авторской модели адаптационного подхода в качестве центрального субъекта адаптации (адаптан-та) выступает музей - адаптивно-адаптирующая система, являющаяся одновременно частью и музейного мира, и территориального социокультурного пространства. Музей, по О. Н. Шелегиной, функционирует как адап-тант с многоуровневой и динамичной структурой адаптации, включающей:

- формирование, использование, накопление адаптивного потенциала (условие для создания, функционирования и развития);

- создание адаптационного механизма (меры для обеспечения выживаемости в бифуркационных и кризисных общественных ситуациях);

- разработку и реализацию адаптационной тактики (использование традиционных -разработанных ранее адаптивных норм, форм и способов взаимодействия с окружающей средой, изыскание новых способов адаптации);

- генерирование адаптационной стратегии (определение инновационных и гиперинновационных тенденций адаптации, нацеленных на перспективу);

- достижение состояния адаптированно-сти (успешный результат процесса адаптации, надежный набор решений различных проблем в условиях изменения среды);

- формирование адаптивной культуры (наличие адаптивной стратегии, превентивная адаптация и формирование позиции влияния - адаптирования).

В целом, предлагаемый автором адаптационный подход в музееведении базируется на общенаучном понятии «адаптация»; основан на рассмотрении в исторической динамике пространственной системы: музейный мир - музей - социокультурное пространство (территориальное); содержит в качестве сущностной характеристики иерархическую систему музейной адаптации: адаптивный

ресурс - механизм адаптации - адаптационная тактика, стратегия - адаптированность -адаптивная культура; даёт возможность для проведения междисциплинарных ретроспективных, оценивающих современное состояние и прогностических музееведческих исследований музейного мира на национальном и региональном уровнях.

На основе построенной модели «Музейный мир Сибири» с применением адаптационного подхода О. Н. Шелегиной было предпринято исследование истории и современных тенденций в развитии музейного мира Сибири. Формирование музейного мира Сибири, по мнению О. Н. Шелегиной, выглядит следующим образом: первыми и плодотворными точками на музейной карте Сибири стали музеи, организованные в конце XVIII -первой половине XIX в.; формирование музейного мира Сибири началось в последней трети XIX в., с момента появления музеев местного края и продолжается до настоящего времени. Автор прослеживает динамику периодов эволюции и адаптации в развитии музейного мира Сибири, даёт им характеристику в соответствии с сущностным содержанием и конкретным формам проявления.

1. Период предадаптации (конец XVIII -середина XIX вв.) с учётом отечественной музейной практики были созданы первые сибирские музеи - «Иркутский музеум» 1782 г., Барнаульский горный музеум 1823 г., Нерчинский музей, внёсшие значительный вклад в культурное и научное освоение Сибири.

2. В процессе формирования и эволюционного развития (последняя треть XIX -второе десятилетие XX в.) музейного мира Сибири комплексные музеи (музеи местного края), педагогические, церковные, художественные, определили начальную конфигурацию его материального пространства. Сибирские музеи в конце XIX - начале XX в. заняли достойные позиции в музейном мире России, заложили фундамент для последующего развития региональной музейной сети. Сибирские музеи в период формирования музейного мира Сибири стали своеобразными центрами социокультурного пространства региона, концентрирующими и развивающими адаптивные ресурсы, связанные с историко-культурным наследием. Созданный на эволюционном этапе развития, в условиях

общественного подъёма, музейный мир Сибири благодаря своему высокому адаптивному потенциалу в бифуркационный период (революция, Гражданская война) сохранил устойчивость в условиях вариативности общественного развития.

3. Период адаптации музейного мира Сибири к социально-экономическим условиям и идеологической парадигме советского государства (1930-1950-е гг.) характеризовался институализацией и регламентацией музейного дела (нормативно-правовая база, бюджетное финансирование, научно-методические рекомендации методического характера), организацией региональной музейной сети со значительной долей музеев историко-революционного профиля.

4. Состояние адаптированности и эволюционного развития музейного мира Сибири (1960-1980-е гг.) обусловило диверсификацию государственной музейной сети, начало формирования ведомственных музейных сетей, широкое распространение общественных музеев. Музейную сеть Сибири образовали около трёхсот музеев различного профиля, в которых реализовывалась музейная политика и практика. Своеобразный музейный мир Сибири функционировал в общероссийском контексте.

5. Период адаптации музеев, музейного мира Сибири к условиям рыночной экономики, ситуации глобализации (с 1990-х гг.) отличается поиском, разработкой и реализацией адаптационных стратегий и тактик: деятельность в музейном, внемузейном, информационном пространстве, формирование в Сибири системы высшего музейного образования, интеграция в региональные социокультурные инфраструктуры.

6. Период постадаптации (2000-2010 гг.) демонстрирует усовершенствование механизмов, средств и моделей адаптации, приобретённых на предыдущих этапах, формирование адаптивной культуры, позволяющей переходить от адаптации и коадаптации к стратегии влияния музейного мира на социокультурное пространство территории.

Помимо периодизации развития музейного мира О. Н. Шелегина отмечает и специфику пространств музейного мира Сибири. Специфика материального пространства проявилась в преобладании средовых музеев,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

наиболее адаптированных к условиям поли-этничной сибирской территории и развивающихся в соответствии с мировыми тенденциями в области музеологии. В интеллектуальном пространстве музейного мира Сибири важную роль важную роль играет интеграция науки, культуры, образования, развитие профессионального музейного образования, деятельность крупных вузовских музеев, научно-образовательных центров, связанных с проблемами наследия и музеев [30, с. 357-362].

Вклад в музееведческие исследования сибирских учёных-музееведов можно оценить как весьма значительный. Первым, кто обратился в Сибири к теоретическим проблемам музееведения, был Н. А. Томилов. Это произошло в середине 1980-х гг. Важнейшими направлениями в его музееведческих исследованиях стали уточнение понятия и объектно-предметной области музееведения, изучение истории и деятельности музеев Сибири, анализ их социальных функций, историография сибирского музееведения. Эволюция взглядов музеолога прослеживается в сторону расширения как культурологического ракурса, так и историко-научного, что связано с изменением образа гуманитаристи-ки («культурный поворот»). Другая причина - переосмысление статуса музея в современном обществе. Двух других авторов, О. Н. Труевцеву и О. Н. Шелегину, можно с определённой степенью условности отнести к другому поколению исследователей. Активность научной деятельности этих авторов приходится на 1990-е гг. до настоящего времени. В силу своего возраста и времени получения образования они менее отягощены «грузом прошлого» в области методологии.

Вклад трудов О. Н. Труевцевой в музееведческие исследования заключается в изучении истории музейного дела в Сибири. В ходе этих исследований ею были выработаны собственные подходы к понятийному аппарату - дано определение музейному делу, выработан и апробирован системный подход в изучении истории музеев Сибири, проведён историографический анализ и обоснован взгляд на музей как объект исторического исследования. Был обозначен новый ракурс в изучении музеев как объекта исторического исследования.

Основными результатами музееведческих исследований О. Н. Шелегиной стали: введение адаптационного подхода как эффективного метода в изучении музейных процессов; характеристика музейного мира Сибири как исследовательской модели материального, интеллектуального и коммуникационного пространств; выявление периодов эволюции, адаптации и постадаптации в динамике музейного мира Сибири, их сущностная характеристика, подробное исследование каждого периода и выделенных в них хронологических этапов; раскрытие роли интеграции культуры, науки и образования в дальнейшем развитии музейных процессов в Сибири. По существу, речь идёт о конструировании новой музейной парадигмы, которая включает три уровня (материальный, интеллектуальный, коммуникационный), их взаимосвязей в различные хронологические периоды, что отражает современную тенденцию складывания постнеклас-сического образа науки.

На складывание и реализацию конкретных подходов сибирских музеологов оказали влияние как общие тенденции развития отечественной науки (переосмысление марксистской парадигмы, тренд мировой науки в сторону так называемого «культурного поворота»), так и индивидуальные черты исследователей, связанные с опытом их проживания в научном сообществе и статусным положением в нём.

ЛИТЕРАТУРА

1. Томилов Н. А. Музеология как отрасль знаний : избр. лекции для студентов высш. учеб. заведений. - Омск : Издат. дом «Наука», 2012. - 100 с.

2. Томилов Н. А. Изучение истории музеев Сибири: современное состояние и перспективы // Влияние петровской эпохи на развитие сибирских городов (история, краеведение, культура). - Омск, 2010. - С. 47-56.

3. Томилов Н. А. История музеев Сибири в исследованиях российских учёных // Музеи и этнокультурный туризм : сб. материалов III ежегод. междунар. симп. Комитета музео-логов Сибири. - Новосибирск, 2010. - С. 128132.

4. Томилов Н. А. История музеев Сибири в исследованиях российских учёных // Современные тенденции в развитии музеев и музееведения : материалы Всерос. науч.-практ. конф. - Новосибирск, 2011. - С. 299-308.

5. Скрипкина Л. И. Учебное пособие «Музееведение. Музеи исторического профиля» и основные тенденции развития российского му-

зееведения в конце XX в. // Слово о соратнике и друге (К 80-летию А.М. Разгона). - М., 1999. - С. 32-34.

6. Терминологические проблемы музееведения : сб. науч. тр. Центр. музея революции СССР. -М., 1986. - 134 с.

7. Томилов Н. А. Музееведение и музеи России : избр. науч. работы : в 2 ч. - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2016. - Ч. 1 : Музееведение (музеология): теоретические и историографические аспекты. - 364 с.

8. Томилов Н. А. Музееведение и его предмет // Музееведение Западной Сибири. - Омск, 1988. - С. 3-6.

9. Томилов Н. А. Музееведение, его периодизация и основные понятия // Известия ОГИК музея. - 1998. - № 4. - С. 52-64.

10. Томилов Н. А. Музееведение (музеология): определение как научной дисциплины // Культурологические исследования в Сибири. - Омск, 2001. - № 2 (6). - С. 132-133.

11. Томилов Н. А. Музееведение (музеология) как научная дисциплина // Тальцы. - 2008. -22 окт. - URL: http://www.pribaikal.ru/talci-item/article/2173.html.

12. Томилов Н. А. О музееведении и некоторых его дефинициях // Проблемы музеологии и народная культура. - Новосибирск : Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. - 286 с.

13. Музееведение. Музеи исторического профиля : учеб. пособие для вузов по специальности «История». - М. : Высшая школа, 1988. - 430 c.

14. Разгон А. М. Музееведение // Большая советская энциклопедия. - 3-е изд. - М., 1974. -Т. 17. - С. 84-85.

15. Шрайнер Р. Предмет исследования музееведения и происхождение дисциплины // Музеи мира. - М., 1991. - С. 39-50.

16. Томилов Н. А. К вопросу периодизации музееведения // Музееведение Западной Сибири. -Омск, 1988. - С. 11-13.

17. Томилов Н. А., Макаров Ю. А. Омский государственный объединённый исторический и литературный музей (Краткий исторический очерк) // Народы Севера Сибири в коллекциях Омского государственного объединённого исторического и литературного музея. -Томск, 1986. - С. 5-39.

18. Томилов Н. А. Периодизация истории Новосибирского областного краеведческого музея // История культуры западной Сибири. -Омск, 1988. - С. 46-48.

19. Томилов Н. А. Тюменский областной краеведческий музей (краткий исторический очерк) // Хозяйство русских в коллекциях Тюменского областного краеведческого музея. - Тюмень, 1994. - С. 7-83.

20. Томилов Н. А. Новосибирский областной краеведческий музей (Краткий исторический очерк) // Хозяйство русских в коллекциях Новосибирского областного краеведческого музея. - Новосибирск, 1996. - С. 6-48.

21. Патрушева Г. М., Томилов Н. А. Музей археологии и этнографии Омского государственного университета (краткий исторический очерк) // Хозяйство и средства передвижения сибир-

ских татар в коллекциях Музея археологии и этнографии Омского государственного университета. - Новосибирск, 1999. - С. 7-44.

22. Патрушева Г. М., Томилов Н. А. Музей археологии и этнографии Омского государственного университета (к 25-летию со дня образования) // Культурологические исследования в Сибири. - 2000. - № 2. - С. 12-16.

23. Томилов Н. А. Музей археологии и этнографии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского и его периодизация // История образования и просвещения в Западной Сибири. - Омск, 2007. - С. 302-307.

24. Томилов Н. А. История музейного дела Сибири: проблема периодизации // Культура и интеллигенция Сибирской провинции в XX веке: теория, история, практика. - Новосибирск, 2000. - С. 139-141.

25. Томилов Н. А. Методологические исследования сибирских учёных в музееведении // Декабрьские диалоги. - 2015. - Вып. 18. -С.111-114.

26. Шелегина О. Н. Музейный мир Сибири: история и современный тенденции. - Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2014. - 396 с.

27. Труевцева О. Н. Становление и развитие музейного дела в Сибири. Материалы к библиографии. - Барнаул : Изд-во Алт. гос. ин-та искусств и культуры, 1997. - 275 с.

28. Труевцева О. Н. Музеи Сибири во второй половине XX века. - Томск : Изд-во Том. ун-та, 2000. - 336 с.

29. Труевцева О. Н. История сибирского музея: методология, историография, источники :

учеб. пособие. - Барнаул : Изд-во Алт. гос. пед. ун-та, 1999. - 207 с.

30. Шелегина О. Н. Музейный мир Сибири: история и современные тенденции развития. -Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2014. - 396 с.

31. Шелегина О. Н. Исследовательская модель «Музейный мир Сибири» // Вестник Томского университета. Культурология и искусствоведение. - 2014. - № 2 (14). - С. 122-130.

32. Шелегина О. Н. Интеллектуальное пространство музейного мира Сибири // Музеи научных и учебных заведений: история, вклад в сферы знания и образования : сб. науч. тр. - 2015. -С. 265-266.

33. Российская музейная энциклопедия : в 2 т. -М. : Прогресс : Рипол Классик, 2001. - Т. 1 : А-М. - 416 с.; Т. 2 : Н-Я. - 436 с.

34. Музейное дело России / под ред. М. Е. Каулен (отв. ред.), И. М. Коссовой, А. А. Сундиевой. -3-е изд., испр. и доп. - М., 2003. - 614 с.

35. Словарь актуальных музейных терминов // Музей. - 2009. - № 5. - С. 47-68.

36. Шелегина О. Н. Музейный мир Сибири в исторической динамике: проблемы и перспективы изучения // Гуманитарные науки в Сибири. -2011. - № 4. - С. 15-19.

37. Шелегина О. Н. Интеграционные процессы в современном музейном мире Сибири // Вестник РГГУ. Серия: Философия. Социология. Искусствоведение. - 2012. - № 11 (91). - С. 250-257.

38. Шелегина О. Н. Виртуальное пространство музеев Сибири // Музеология: горизонты культу-рознания : сб. ст. - СПб. : Эйдос, 2013. -С. 25-33.

Информация о статье

Дата поступления 7 октября 2018 г.

Дата принятия в печать 28 мая 2019 г.

Сведения об авторе

Ландик Ольга Анатольевна - старший преподаватель кафедры этнографии, антропологии, археологии и музеологии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия)

Адрес для корреспонденции: 644077, Россия, Омск, пр. Мира, 55а E-mail: landikoa@mail.ru

Article info

Received October 7, 2018

Accepted May 28, 2019

About the author

Olga A. Landik - Senior Lecturer of the Department of Ethnology, Anthropology, Archeology and Museology of Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

Postal address: 55a, Mira pr., Omsk, 644077, Russia

E-mail: landikoa@mail.ru

Для цитирования

Ландик О. А. Методологические поиски Н. А. То-милова, О. Н. Труевцевой и О. Н. Шелегиной в области музеологии и музейного дела в 1980-2010-е гг. // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2019. № 2 (22). С. 129-142. й01: 10.25513/23121300.2019.2.129-142.

For citations

Landik O.A. Methodological Research by N. A. To-milov, O. N. Truevtseva and O. N. Shelegina in the Field of Museology and Museum Business in 1980s-2010s. Herald of Omsk University. Series "Historical Studies", 2019, no. 2 (22), pp. 129-142. DOI: 10.25513/2312-1300.2019.2. 129-142 (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.