Научная статья на тему 'МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТРАКТОВКА НУЖДАЕТСЯ В СУЩЕСТВЕННОМ ИЗМЕНЕНИИ'

МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТРАКТОВКА НУЖДАЕТСЯ В СУЩЕСТВЕННОМ ИЗМЕНЕНИИ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
317
62
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Право и практика
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ / ЗАКОН / ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ / ДЕЯНИЕ / ПРИЗНАКИ / ВРЕД / КОДЕКС / INSIGNIFICANCE / LAW / PUBLIC DANGER / ACT / SIGNS / HARM / CODE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Упоров Иван Владимирович, Серых Анна Борисовна, Эфрикян Рубен Альбертович

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы, связанные с институтом малозначительности деяния в уголовном праве России. Отмечается, что в течение почти ста лет действует законодательный подход к регулированию малозначительности деяния, определенный еще в УК РСФСР 1926 г. Однако продолжающаяся противоречивость правоприменительной практики, неоднозначные судебные разъяснения и широкий диапазон доктринальных толкований малозначительности деяний, во взаимосвязи с их общественной опасностью, предопределяют необходимость концептуального изменения ч. 2 ст. 14 УК РФ, где соответствующая законодательная позиция находится в определенном логическом тупике. Обосновывается авторское видение в решении этой проблемы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE INSIGNIFICANCE OF THE ACT: LEGISLATIVE THE INTERPRETATION NEEDS A SIGNIFICANT CHANGE

The article deals with the controversial issues related to the Institute of insignificance of the act in the criminal law of Russia. It is noted that for almost a hundred years there has been a legislative approach to the regulation of the insignificance of acts, defined in the criminal code of the RSFSR in 1926. However, the continuing inconsistency of law enforcement practice, ambiguous judicial explanations and a wide range of doctrinal interpretations of the insignificance of acts in relation to their public danger, predetermine the need for a conceptual change of part 2 of art. 14 of the criminal code, where the relevant legislative position is in a certain logical impasse. The author's vision in solving this problem is substantiated.

Текст научной работы на тему «МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТРАКТОВКА НУЖДАЕТСЯ В СУЩЕСТВЕННОМ ИЗМЕНЕНИИ»

6. Влияние миграционных потоков на криминогенную обстановку на территории Российской Федерации. Аналитический обзор/ ФГКУ «ВНИИ МВД России». М., 2018. С.6-13.

7. Кетенчиева Е.С., Бозиев Т.О. Государственные программы Санкт-Петербурга и Ленинградской области как средство профилактики преступности мигрантов // Журнал правовых и экономических исследований. 2018. № 3. С. 67-72.

8. Состояние преступности в Российской Федерации за январь - декабрь 2017 года // URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/folder/101762/item/12167987/ (дата обращения 30.01.2019)

9. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь - декабрь 2018 года. // URL: https://xn--b 1 aew.xn--p1ai/folder/101762/item/15304733/ (дата обращения 30.01.2019)

10. Информационный центр ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области Ф-171 // URL: https://78.мвд. рф/gumvd/ structure/item/609269

11. Шестаков Д.А. Чего я жду от криминологии уже завтра? // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. № 4 (31). С. 21-25.

12. Арутюнов Л.С., Касьяненко М.А. О некоторых тенденциях развития российского общества, способствующих созданию и деятельности этнических преступных формирований // Безопасность бизнеса. 2008. №2. С.45.

13. Федоров А.В. Наркокриминология как одно из направлений криминологии // Наркоконтроль. 2013. №1.

References and Sources

I. Kapinus O.S. Protivodejstvie nezakonnoj migracii kak ugroze nacional'noj bezopasnosti Rossii // Migracionnoe pravo. 2016. №1. S.29-33.

2. Gabdrahmanov R.L., Denisenko M.V., Kuzhikov V.N. Nekotorye voprosy kvalifikacii prestupleniya, predusmotrennogo st. 322.3 UK RF // Rossij skij sledovatel'. 2018. №10. S.29-33.

3. Kapinus O.S. Protivodejstvie prestupnosti migrantov-inostrancev v Rossijskoj Federacii // Vestnik Akademii General'noj prokuratury Rossijskoj Federacii. 2014. № 5. S. 68.

4. Volkonskaya E.K. Zakonomernosti statisticheskih pokazatelej sovremennoj kriminal'noj situacii v Rossii i ih sootnoshenie s faktorami, vliyayushchimi na prestupnost' // Rossijskij sledovatel'. 2014. №13. S. 42-46.

5. Fabrika T.A. Analiz sovremennogo sostoyaniya prestupnosti v sfere nezakonnogo oborota narkoticheskih sredstv // Vestnik CHelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013. №11(302). S.111-115.

6. Vliyanie migracionnyh potokov na kriminogennuyu obstanovku na territorii Rossijskoj Federacii. Analiticheskij obzor/ FGKU «VNII MVD Rossii». M., 2018. S.6-13.

7. Ketenchieva E.S., Boziev T.O. Gosudarstvennye programmy Sankt-Peterburga i Leningradskoj oblasti kak sredstvo profilaktiki prestupnosti migrantov // ZHurnal pravovyh i ekonomicheskih issledovanij. 2018. № 3. S. 67-72.

8. Sostoyanie prestupnosti v Rossijskoj Federacii za yanvar' - dekabr' 2017 goda // URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/folder/101762/item/12167987/ (data obrashcheniya 30.01.2019)

9. Kratkaya harakteristika sostoyaniya prestupnosti v Rossijskoj Federacii za yanvar' - dekabr' 2018 goda. // URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/folder/101762/item/15304733/ (data obrashcheniya 30.01.2019)

10. Informacionnyj centr GU MVD Rossii po g. Sankt-Peterburgu i Leningradskoj oblasti F-171 // URL: https://78.mvd. rf/gumvd/structure/item/609269

II. SHestakov D.A. CHego ya zhdu ot kriminologii uzhe zavtra? // Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra. 2013. № 4 (31). S. 21-25.

12. Arutyunov L.S., Kas'yanenko M.A. O nekotoryh tendenciyah razvitiya rossijskogo obshchestva, sposobstvuyushchih sozdaniyu i deyatel'nosti etnicheskih prestupnyh formirovanij // Bezopasnost' biznesa. 2008. №2. S.45.

13. Fedorov A.V. Narkokriminologiya kak odno iz napravlenij kriminologii // Narkokontrol'. 2013. №1.

ЩЕРБИЧ ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВНА - кандидат юридических наук, доцент, кафедра прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Университета прокуратуры (Shcherbkrim@mail.ru).

КЕТЕНЧИЕВА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА - адъюнкт Санкт-Петербургского университета МВД России. SHCHERBICH, LYUDMILA A. - Ph.D. in Law, Associate Professor, Department of prosecutorial supervision over the execution of laws in operational and investigative activities and participation of the Prosecutor in criminal proceedings, University of Prosecutor's office (Shcherbkrim@mail.ru).

KETENCHIEVA, ELENA S. - Ph.D. student, St. Petersburg University of the Ministry of internal Affairs of Russia (shinigami_lena@mail.ru).

УДК 343.223

УПОРОВ И.В., СЕРЫХ А.Б., ЭФРИКЯН Р.А. МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТРАКТОВКА НУЖДАЕТСЯ В СУЩЕСТВЕННОМ ИЗМЕНЕНИИ

Ключевые слова: малозначительность, закон, общественная опасность, деяние, признаки, вред, кодекс.

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы, связанные с институтом малозначительности деяния в уголовном праве России. Отмечается, что в течение почти ста лет действует законодательный подход к регулированию малозначительности деяния, определенный еще в УК РСФСР 1926 г. Однако продолжающаяся противоречивость правоприменительной практики, неоднозначные судебные разъяснения и широкий диапазон доктринальных толкований малозначительности деяний, во взаимосвязи с их общественной опасностью, предопределяют необходимость концептуального изменения ч. 2 ст. 14 УК РФ, где соответствующая законодательная позиция находится в определенном логическом тупике. Обосновывается авторское видение в решении этой проблемы.

UPOROV, I.V., SERYKH, A.B., EFRIKYAN, R.A. THE INSIGNIFICANCE OF THE ACT: LEGISLATIVE THE INTERPRETATION NEEDS A SIGNIFICANT CHANGE

Keywords: insignificance, law, public danger, act, signs, harm, code.

The article deals with the controversial issues related to the Institute of insignificance of the act in the criminal law of Russia. It is noted that for almost a hundred years there has been a legislative approach to the regulation of the insignificance of acts, defined in the criminal code of the RSFSR in 1926. However, the continuing inconsistency of law enforcement practice, ambiguous judicial explanations and a wide range of doctrinal interpretations of the insignificance of acts in relation to their public danger, predetermine the need for a conceptual change of part 2 of art. 14 of the criminal code, where the relevant legislative position is in a certain logical impasse. The author's vision in solving this problem is substantiated.

В последнее время в уголовно-правовой литературе вновь оживилась дискуссия о введении в уголовное законодательство института уголовного проступка, и в немалой степени обсуждение на эту тему было активировано соответствующей законодательной инициативой Верховного Суда Российской Федерации [1]. Решения законодателя еще нет, что, в свою очередь, во многом, обусловлено отрицательным отзывом Правительства Российской Федерации. В последнем, среди прочего, указывается на то, что «предлагаемые изменения в части освобождения от ответственности лица, совершившего уголовный проступок, не согласуются со статьей 52 Конституции Российской Федерации, поскольку не учитывают интересы потерпевших, которым в результате совершения уголовного проступка причинен вред» [2]. В приведенном и иных суждениях на этот счет зачастую камнем преткновения является нечёткость позиции законодателя и судебных органов в части регулирования и толкования признаков общественной опасности деяния. Так, в указанном законопроекте уголовный проступок предлагается полагать преступлением с минимальной общественной опасностью, и в этом контексте актуализируется вопрос о малозначительности деяния, исключающей преступность деяния.

Представляется необходимым рассмотреть категорию малозначительности деяния подробнее, учитывая неоднозначность как ее законодательного толкования (ч. 2 ст. 14 УК РФ [3]), так и теоретических конструкций, и имея в виду, что более четкое понимание этой категории позволит повысить эффективность правоприменительной практики.

В литературе справедливо отмечается, что правовая природа малозначительности деяний остается малоизученной [4, с. 301], и это несмотря на достаточно длительное время ее использования в уголовном праве (равно и административном праве) и наличие специальных научных трудов (среди авторов - Н.А. Колоколов, В.Н. Винокуров, Ф.Н. Багаутдинов, М.А. Гаврилов, Р.Д. Шарапов, В.Н. Борков, А.В. Иванчин, В.В. Мальцев, Л.Л. Попов, О.Н. Шерстобаев и др.). В частности, на законодательном уровне малозначительность впервые была определена в примечании к ст. 6 УК РСФСР 1926 г.: «Не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего Кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно-опасного» [5]. В УК РСФСР 1960 г. формулировка в ч. 2 ст. 7 имела, при том же по сути содержании, следующий вид: «Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности»» [6]. Наконец, в действующем УК РФ в ч. 2 ст. 14 последняя норма воспроизведена практически дословно.

Казалось бы, один и тот же подход законодателя в течение почти 100 лет должен свидетельствовать об его признанности и стабильности. Однако, как отмечает в этой связи Л.Ю. Корсун: «доктринальные рекомендации, касающиеся сферы применения ч. 2 ст. 14 УК РФ, настолько противоречивы, что использовать их на практике крайне затруднительно» [7, с.142]. И действительно, поскольку законодатель ограничился лишь весьма кратким разъяснением малозначительности в ч. 2 ст. 14 УК РФ, были высказаны различные мнения по поводу применения этого института. Так, Н.Ф. Кузнецова считала, что малозначительность следует относить не всем составам преступлений, а только к преступлениям небольшой тяжести [8, с. 206], а В.В. Мальцев, напротив, ссылаясь на отсутствие законодательного запрета, полагает возможным применять малозначительность ко всем категориям преступлений, за исключением деяний, признаком которых является указание на конкретный вред (в связи с чем малозначительность невозможна по определению) [9, с. 19-20].

В доктринальных толкованиях малозначительности внимание акцентируется, как правило, на следующих аспектах. Так, Ч.М. Багиров считает, что малозначительность деяния означает «устанавливаемое специально уполномоченными лицами свойство умышленного, формально

уголовно противоправного, не обладающего общественно полезным, нейтральным и извинительным характером, не общественно опасного деяния лица, исключающее его преступность» [10, с. 7]. Однако здесь нет ответа по существу на ключевой вопрос: что значит деяние «не общественно опасное»? Если ответить, что деяние не общественно опасно ввиду малозначительности, то это фактически повторение позиции законодателя в ч. 2 ст. 14 УК РФ. На наш взгляд, вокруг этих двух смежных понятий (малозначительность, общественная опасность) с их взаимоссылками чаще всего и толкуется понимание малозначительности, привнося в такого рода рассуждения схоластику без какого-либо практического вывода (вот типичные суждения: деяние малозначительно, так как не имеет общественной опасности; деяние не является общественно опасным, так как причиненный вред малозначителен).

Другой обсуждаемый аспект - особенности применимости малозначительности к преступлениям с материальным и формальным составами. И если в первом случае ситуация относительно проще (последствия преступления измеряемы и сопоставляемы с критериями малозначительности), то во втором случае - сложнее. По этому поводу П. Попов отмечает, что «положения о малозначительности публичных правонарушений могут применяться в том числе к формальным составам и с учетом обстоятельств дела позволяют оценить, не являются ли ущерб или угроза причинения ущерба, охватываемая виной лица, в отношении которого ведется производство, малозначительными и пренебрежимыми» [11, с. 2]. При обосновании своего тезиса данный автор указывает на то, что «отсутствие последствий как обязательного признака состава правонарушения само по себе не означает, что последствий в принципе нет ... последствием правонарушения с формальным составом является дезорганизация режима правового регулирования; правонарушения с формальным составом подразумевают последствия в виде реального ущерба охраняемым законом благам, то есть законодатель подразумевает такой ущерб или угрозу его наступления в силу самого совершения деяния» [11, с. 2]. Эти доводы, в целом, мы полагаем вполне резонными. Однако и здесь ответ по существу малозначительности вновь сводится к толкованию в ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Касаясь этого вопроса, Н.А. Лопашенко указывает: «стоимостью обладают все вещи материального мира, призванные удовлетворять какие-либо потребности. Имеют свою цену и чистый лист бумаги, блокнот, шариковая ручка, примитивная зажигалка и т.п., изъятые у собственника против его воли. Однако их стоимость слишком мала, для того, чтобы признать эти вещи предметом хищения. Их хищение не причиняет или почти не причиняет ущерба объекту хищения - отношениям собственности. Это наглядная ситуация, когда нет необходимости прибегать к ч. 2 ст. 14 УК РФ и характеризовать содеянное даже как малозначительное» [12, с. 190]. То, что в описанных ситуациях деяние не является общественно опасным, вполне очевидно. Вместе с тем вряд ли можно согласиться с тем, что здесь нет места «даже малозначительности», поскольку хищение является составом преступления, предусмотренным Особенной частью УК РФ, и тем более, учитывая, что хищение может осуществляться в форме грабежа или разбоя, и поэтому не в каждом случае отсутствие реального ущерба объекту хищения можно расценивать как признак отсутствия общественной опасности (например, при разбое).

Но главное все же в другом - речь здесь идет именно о деянии, и упускается из вида субъект данного деяния. И тогда получается, согласно позиции указанного автора, что дело о хищении не возбуждается ни в уголовно-процессуальном, ни в административно-правовом порядке, или, иначе, государство в лице соответствующих правоохранительных органов (дознание, следствие) и, возможно, суд (если дело передано в суд) относится нейтрально к лицу, совершившему общественно неопасное деяние (как выражается Р.Д. Шарапов, «малозначительное деяние занимает промежуточное место между преступлением и правомерным поведением, не являясь ни тем, ни другим» [13, с. 72]). А между тем действия этого лица, на наш взгляд, должны оцениваться не нейтрально, тем более, не с социально-полезной точки зрения (как, например, при необходимой обороне или крайней необходимости), а однозначно с социально-негативной точки зрения, поскольку действия такого лица являются противоправными, они соответствуют основным признакам состава преступления (есть объект посягательства, совершены соответствующие действия, имеется вина, есть субъект деяния). Да, деяние не является общественно опасным, то есть не может быть уголовно наказуемо, однако общественная вредность деяния, пусть и в относительно небольшой степени, имеется, и ее наличие не подвергается сомнению, поскольку

оно направлено против существующего правопорядка, и в этом контексте акцент должен делаться уже не на деянии, а на субъекте этого деяния.

Следует отметить, что данные обстоятельства не учитываются должным образом ни в теоретических исследованиях, ни в правоприменительной практике, которая, к тому же, весьма противоречива. Так, из судебных решений по одному из уголовных дел, рассмотренных в Иркутской области, следует, что Б. незаконно проник в дом К., откуда похитил 3 литра спиртного напитка браги стоимостью 21 рубль 75 копеек. Совершенное Б. деяние формально подпадает под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ, однако, в силу малозначительности, не представляет общественной опасности, поскольку хищение совершено на незначительную сумму. При таких обстоятельствах определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 26.05.2009 г. приговор в отношении Б., постановленный районным судом, отменен. Производство по уголовному делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в его действиях состава преступления [14, с. 64]. Как видно, здесь имели место два подхода - со стороны районного суда малозначительность не был учтена (по причине, очевидно, квалифицирующего признака), а областным судом - учтена. В другом приговоре одного из районных судов Орловской области С. был осужден по ч. 1 ст. 238 УК РФ за сбыт одной бутылки фальсифицированного алкогольного напитка [15], при этом довод защиты о применении ч. 2 ст. 14 УК РФ и прекращении на этом основании дела не был воспринят судом со ссылкой на формальный состав данного преступления.

Приведем еще пример другого рода. По приговору одного из районных судов Тверской области Е. была оправдана в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, ввиду отсутствия состава преступления. Областной суд согласился с таким решением, отметив, в частности, что райсуд верно указал на «незначительный объем и стоимость поставленного товара, его функциональное назначение, отсутствие сведений о том, что выпуск товара имел существенное отрицательное значение на охраняемые законом интересы общества и государства и правильно сделал вывод о недоказанности факта наступления от действий Е. последствий в виде существенного нарушения охраняемых законом интересов общества и государства и с учетом ч. 2 ст. 14 УК РФ правильно пришел к выводу о том, что такие действия не образуют состава преступления в силу их малозначительности. Совершенное Е. деяние формально подпадает под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, однако, учитывая, что оно не повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, а также каких-либо иных общественно опасных последствий, это деяние в силу малозначительности не является преступлением, в связи с чем состоявшееся в ее отношении судебное решение суд апелляционной инстанции находит законным и обоснованным» [16]. В литературе обоснованно высказано недоумение по поводу такого решения, поскольку приведенные обстоятельства исключают вообще состав преступления, в то время как «малозначительность деяния, напротив, предполагает наличие всех признаков состава преступления» [7, с. 144], и, следовательно, в подобных случаях малозначительность не применима.

В этой связи следует согласиться с тем, что «оценки малозначительности весьма субъективистски-вариативны» [17, с. 142]. Мы полагаем, что указанные выше противоречивые суждения о малозначительности являются результатом неудачного выбора законодателем трактовки малозначительности во взаимосвязи с общественной опасностью деяния, и при этом разъяснения Верховного Суда РФ в целом не выходят за рамки этой трактовки. О нечеткой и нерешительной позиции законодателя говорят и попытки скорректировать формулировку о малозначительности, содержавшейся в процитированной выше ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 г. Так, в первоначальной редакции ч. 2 ст. 14 УК РФ 1996 г. был принят следующий вариант окончания данной формулировки: «то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству». Однако спустя всего два года после принятия УК РФ 1996 г. законодатель неожиданно исключил указанное окончание [18]. Для такого известного и авторитетного советского и российского криминалиста, как Н.Ф. Кузнецова, это решение, как она написала в 2007 г., «остается неясным» [8, с. 209].

Укажем еще на одну неоднозначную характеристику малозначительности в ч. 2 чт. 14 УК РФ. Речь идет о «формальном» содержании признаков деяния, предусмотренного в УК РФ. Здесь, на наш взгляд, с логикой также не все в порядке. Во-первых, если в действиях виновного есть все

признаки деяния, предусмотренного в Особенной части УК РФ (то есть, преступления), то как могут эти же действия, даже в силу малозначительности, «не являться преступлением»? На эту логическую рассогласованность уже обращалось внимание в литературе [19, с. 119]. Во-вторых, разве возможна какая-либо иная, кроме как «формальная», квалификация деяния? Соответственно невольно возникает вопрос - если в деянии есть все признаки преступления, то может ли деяние не быть общественно опасным? А если в деянии нет общественной опасности, то, согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ, нет и преступления; но причем тут тогда исключающая преступность малозначительность деяния, в котором «формально» есть все признаки преступления? (как не без оснований отмечает в этой связи А.В. Иванчин, «общественная опасность находится за рамками состава преступления, а последний есть воплощение формального признака преступления» [20, с. 19]). В результате формулировка ч. 2 ст. 14 УК РФ больше схожа на обстоятельства, исключающие преступность деяния («не является преступлением.»), в то время как в ней должна однозначно доминировать отрицательная коннотация по отношению к лицу, совершившему такое деяние.

Ряд авторов предлагают варианты выхода из этого логического тупика. В частности, обосновываются следующие формулировки ч. 2 ст. 14 УК РФ: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но с учетом характера совершенного деяния, роли лица, его совершившего, тяжести наступивших последствий не представляющее большой общественной опасности» [21, с. 12]; «Не является преступлением деяние, хотя и запрещенное настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности» [20, с. 19].

Данные предложения имеют свой резон, но, на наш взгляд, здесь требуется все же сущностное изменение института малозначительности, основанное на вышеприведенных рассуждениях, связанных со следующими постулатами: во-первых, недопустимо использование в уголовном законе понятия «формального» содержания признаков деяния; во-вторых, при оценке деяния с точки зрения общественной опасности во взаимосвязи с малозначительностью, следует не только учитывать само деяние, но и оценивать действия лица, его совершившего. Тогда ч. 2 ст. 14 УК РФ может приобрести следующий вид: «Если вред, причиненный деянием, содержащим признаки противоправных действий (бездействий), предусмотренные в Особенной части настоящего Кодекса, позволяет не считать его общественно опасным, лицо, совершившее это деяние, не привлекается к уголовной ответственности. К этому лицу применяются иная мера уголовно-правового воздействия в виде порицания». Соответственно, такую меру необходимо ввести в Раздел VI УК РФ, которая будет соответствовать задаче предупреждения преступлений (ст. 2 УК РФ), а также отражать правовые традиции отечественного уголовного законодательства.

Литература и источники

1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2017 г. № 42 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка"») // «КонсультантПлюс»

2. Официальный отзыв Правительства Российской Федерации от 24.07.2018 N 5690п-П4 «На проект федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка"» // «КонсультантПлюс»

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-Ф3 (ред. от 04.11.2019) // «КонсультантПлюс»

4. Матасова М.С. Малозначительность в российском уголовном праве: оценка эффективности на современном этапе // Вестник Костромского государственного университета. 2018. № 2. С. 300-305.

5. Уголовный кодекс РСФСР (утвержд. Постановлением Всеросс. центральн. исполнительного комитета от 22.11. 1926 г.) // СЗ РСФСР. 1926 г. № 80. Ст. 600.

6. Закон РСФСР от 27.10.1960 «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР (вместе с Уголовным кодексом РСФСР)» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 51.

7. Корсун Д.Ю. Общая характеристика деяний, которые могут быть признаны малозначительными (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации) // Вестник Московского университета МВД России. 2019. № 2. С. 140-146.

8. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М.: Городец, 2007.

9. Мальцев В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. № 6. С. 19-21.

10. Багиров Ч. М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005.

11. Попов П. Малозначительная угроза // Эж-ЮРИСТ. 2008. № 35 (540).

12. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теоретико-правовое исследование. М., 2005.

13. Шарапов Р.Д. Малозначительность взяточничества // Журнал российского права. 2017. № 12. С. 70-81.

14. Бюллетень Иркутского областного суда. 2011. № 43.

15. Приговор Ливенского районного суда Орловской области от 28 апреля 2017 по делу № 1-1-52/2017 // URL://http://sudact.m/regular/doc/VNKf5UMBiA6u/

16. Апелляционное постановление Тверского областного суда от 25 мая 2016 г. по делу № 22-1211/2016 // URL://http://sudact.ru/regular/doc/5tNutmU0fTrQ/

17. Российское уголовное право. В 2 т. Т.1 Общая часть / Под ред. Э.Ф. Побегайло. М., 2008.

18. Федеральный закон от 25.06.1998 N 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // «КонсультантПлюс»

19. Хамтаху Р.Ш. Общественная опасность и малозначительность деяния в уголовном праве: проблемы толкования и юридического закрепления // Общество и право. 2015. № 2. С. 117-119.

20. Иванчин А.В. Теоретическая модель предписаний Уголовного кодекса РФ об основании уголовной ответственности и малозначительности // Lex Russica. 2015. № 6. С. 16-20.

21. Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. 2012. № 3. С. 11-14.

References and Sources

1. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii ot 31.10.2017 g. № 42 «O vnesenii v Gosudarstvennuyu Dumu Federal'nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii proekta federal'nogo zakona "O vnesenii izmenenij v Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii i Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossij skoj Federacii v svyazi s vvedeniem ponyatiya ugolovnogo prostupka"») // «Konsul'tantPlyus»

2. Oficial'nyj otzyv Pravitel'stva Rossijskoj Federacii ot 24.07.2018 N 5690p-P4 «Na proekt federal'nogo zakona "O vnesenii izmenenij v Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii i Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossijskoj Federacii v svyazi s vvedeniem ponyatiya ugolovnogo prostupka"» // «Konsul'tantPlyus»

3. Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 13.06.1996 N 63-FZ (red. ot 04.11.2019) // «Konsul'tantPlyus»

4. Matasova M.S. Maloznachitel'nost' v rossijskom ugolovnom prave: ocenka effektivnosti na sovremennom etape // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. 2018. № 2. S. 300-305.

5. Ugolovnyj kodeks RSFSR (utverzhd. Postanovleniem Vseross. central'n. ispolnitel'nogo komiteta ot 22.11. 1926 g.) // SZ RSFSR. 1926 g. № 80. St. 600.

6. Zakon RSFSR ot 27.10.1960 «Ob utverzhdenii Ugolovnogo kodeksa RSFSR (vmeste s Ugolovnym kodeksom RSFSR)» // Vedomosti Verhovnogo Soveta RSFSR. 1960. № 40. St. 51.

7. Korsun D.YU. Obshchaya harakteristika deyanij, kotorye mogut byt' priznany maloznachitel'nymi (ch. 2 st. 14 Ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federacii) // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2019. № 2. S. 140-146.

8. Kuznecova N.F. Problemy kvalifikacii prestuplenij. M.: Gorodec, 2007.

9. Mal'cev V. Maloznachitel'nost' deyaniya v ugolovnom prave // Zakonnost'. 1999. № 6. S. 19-21.

10. Bagirov CH. M. Maloznachitel'nost' deyaniya i ee ugolovno-pravovoe znachenie: dis. ... kand. yurid. nauk. Tyumen', 2005.

11. Popov P. Maloznachitel'naya ugroza // Ezh-YURIST. 2008. № 35 (540).

12. Lopashenko N.A. Prestupleniya protiv sobstvennosti: teoretiko-pravovoe issledovanie. M., 2005.

13. SHarapov R.D. Maloznachitel'nost' vzyatochnichestva // ZHurnal rossijskogo prava. 2017. № 12. S. 70-81.

14. Byulleten' Irkutskogo oblastnogo suda. 2011. № 43.

15. Prigovor Livenskogo rajonnogo suda Orlovskoj oblasti ot 28 aprelya 2017 po delu № 1-1-52/2017 // URL://http://sudact.m/regular/doc/VNKf5UMBiA6u/

16. Apellyacionnoe postanovlenie Tverskogo oblastnogo suda ot 25 maya 2016 g. po delu № 22-1211/2016 // URL://http://sudact.ru/regular/doc/5tNutmU0fTrQ/

17. Rossijskoe ugolovnoe pravo. V 2 t. T.1 Obshchaya chast' / Pod red. E.F. Pobegajlo. M., 2008.

18. Federal'nyj zakon ot 25.06.1998 N 92-FZ «O vnesenii izmenenij i dopolnenij v Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii» // «Konsul'tantPlyus»

19. Hamtahu R.SH. Obshchestvennaya opasnost' i maloznachitel'nost' deyaniya v ugolovnom prave: problemy tolkovaniya i yuridicheskogo zakrepleniya // Obshchestvo i pravo. 2015. № 2. S. 117-119.

20. Ivanchin A.V. Teoreticheskaya model' predpisanij Ugolovnogo kodeksa RF ob osnovanii ugolovnoj otvetstvennosti i maloznachitel'nosti // Lex Russica. 2015. № 6. S. 16-20.

21. Cepelev V., Martynenko N. Maloznachitel'nost' deyaniya v sudebnoj praktike i interesy poterpevshego // Ugolovnoe pravo. 2012. № 3. S. 11-14.

УПОРОВ ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ - доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор, кафедра конституционного и административного права Краснодарского университета МВД России (kiap_krdu@mvd.ru). СЕРЫХ АННА БОРИСОВНА - доктор психологических наук, доктор педагогических наук, профессор Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта (ASerykh@kantiana.ru).

ЭФРИКЯН РУБЕН АЛЬБЕРТОВИЧ - кандидат юридических наук, доцент, кафедра уголовного права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия (Kafedra.yp.ygolovnoepravo@mail.ru) UPOROV, IVAN V. - Doctor of History, Ph.D. in Law, Professor, Department of Constitutional and Administrative Law of Krasnodar University of MIA of Russia.

SERYKH, ANNA B. - Doctor of Psychological Sciences, Doctor of Pedagogical Sciences, Professor of the Immanuel Kant Baltic Federal University.

EFRIRYAN, RUBEN A. - Ph.D. in Law, Associate Professor, Department of Criminal Law, North-Caucasian Russian Academy of justice.

УДК 343.976

КАЗАКОВА И.А., КАМАЛИЕВА Л.А. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОПРЕСТУПНОСТИ

Ключевые слова: наркотики, хищение, рецепт, психотропные, психоактивные, одурманивающие вещества, молодёжь.

В статье рассматриваются вопросы совершенствования отдельных уголовно-правовых норм, касающихся наркопреступности в Российской Федерации. Неясность некоторых уголовно-правовых норм на практике создаёт проблемы в данной области и не позволяет достаточно полно и успешно решать задачи в борьбе с наркотизацией общества. Сегодня отмечается существенное снижение возраста молодых людей, употребляющих наркотики, увеличение масштаба территории и количества наркопреступлений, осуществляемых бесконтактным образом с помощью информационных технологий. По итогам исследования авторами сделаны соответствующие выводы и внесены предложения с целью совершенствования уголовных

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

127

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.