Научная статья на тему 'Личины революции 1917 года в интерпретации М. Волошина (на примере книги стихов «Неопалимая купина»)'

Личины революции 1917 года в интерпретации М. Волошина (на примере книги стихов «Неопалимая купина») Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
56
11
Поделиться
Ключевые слова
РЕВОЛЮЦИЯ / ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / ЛИЧИНЫ / ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Басина Олеся Амираслановна

Целью данного исследования явилось рассмотрение личин революции 1917 года в России, которые, по мнению автора, в последующем послужили главным двигателем гражданской братоубийственной войны. Методы: сравнительно-исторический, типологический. М. Волошин дает детальное описание таким персонажам, как матрос, красногвардеец, большевик, спекулянт, буржуй, объединяя галерею отрицательных образов в цикл «Личины». В заключении автор делает вывод, что позиция поэта быть не на стороне «воюющих братьев», а на стороне «страдающей матери» истерзанной гражданской войной Родины.

Текст научной работы на тему «Личины революции 1917 года в интерпретации М. Волошина (на примере книги стихов «Неопалимая купина»)»

Филологические науки / Philological Sciences Оригинальная статья / Original Article УДК 821.161.1 / UDC 821.161.1

Личины революции 1917 года в интерпретации М. Волошина (на примере книги стихов

«Неопалимая купина»)

©2016 Басина О. А.

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия; e-mail: master3145@mail.ru

РЕЗЮМЕ Целью данного исследования явилось рассмотрение личин революции 1917 года в России, которые, по мнению автора, в последующем послужили главным двигателем гражданской братоубийственной войны. Методы: сравнительно-исторический, типологический. М. Волошин дает детальное описание таким персонажам, как матрос, красногвардеец, большевик, спекулянт, буржуй, объединяя галерею отрицательных образов в цикл «Личины». В заключении автор делает вывод, что позиция поэта - быть не на стороне «воюющих братьев», а на стороне «страдающей матери» - истерзанной гражданской войной Родины.

Ключевые слова: революция, гражданская война, личины, противостояние.

Формат цитирования: Басина О. А. Личины революции 1917 года в интерпретации М. Волошина (на примере книги стихов «Неопалимая купина») // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. Т. 10. № 4. 2016. С. 38-42.

Masks of the 1917 Revolution in M. Voloshin's Interpretation (basing on the "Burning Bush"

book of poems)

© 2016 Olesya A. Basina

Dagestan State University, Makhachkala, Russia; e-mail: master3145@mail.ru

ABSTRACT. The aim of the research is considering the masks of the 1917 revolution in Russia, which according to the author subsequently served as the main engine of the civil fratricidal war. Methods: comparative-historical, typological. M. Voloshin gives a detailed description of the characters, such as a sailor, a red guardian, bolshevik, a speculator, a bourgeois, combining a gallery of negative images in the "Masks" series. The author concludes that the poet's position was not to be on the side of one of "warring brothers", but on the side of the "suffering mother", the civil war-torn Motherland.

Keywords: revolution, civil war, masks, confrontation.

For citation: Basina O. A. Masks of the 1917 Revolution in M. Voloshin's Interpretation (basing on the "Burning Bush" book of poems). Dagestan State Pedagogical University. Journal. Social and Humanitarian Sciences. Vol. 10. No. 4. 2016. Pp. 38-42. (In Russian)

В новом «Смутном времени», которое М. Волошин отождествлял с революционными событиями 1917 года в России, практически невозможно встретить лица, зато в 1919 году поэтом создается целый цикл «Личины».

Первоначально М. Волошин планировал включить в состав цикла 8 стихотворных произведений: «Монархист», «Террорист», «Матрос», «Большевик», «Царь», «Налетчик», «Доброволец», «Распутин». Однако после долгих доработок этот состав претерпел из-

Общественные и гуманитарные науки •••

Social and Humanitarian Sciences •••

менения, прежде всего в количественном отношении - стихотворений осталось шесть.

Интересно, что цифра «шесть» у язычников ассоциировалась с образом двойного треугольника, его задача - отпугивание злых духов. В православном христианстве также был распространен этот символ, служащий для обозначения двойной природы Иисуса Христа: божественной и человеческой. Возможно, на такую же двойственную и неоднозначную оценку претендуют и образы цикла «Личины».

Основные черты характера этих портретных зарисовок - мелочность, зависть, неконтролируемая агрессия, беспощадность - трансформируются в собирательные образы героев нового времени. Изображаемые М. Волошиным типажи современности («Красногвардеец», «Матрос», «Большевик», «Буржуй», «Спекулянт») в своей совокупности рисуют облик, или, точнее сказать, личину революционной России.

Обращает на себя внимание форма изложения стихотворений цикла «Личины». Так, раскрытие образов в цикле достигается с помощью техники агитационного плаката: основной персонаж обязательно срисовывается из реальной жизни и обобщается до социального типа, в котором отчетливо проступают гиперболические черты.

Показательным в этом отношении можно считать стихотворение «Большевик». М. Волошин под его названием вводит красноречивый и понятный подзаголовок - «Тип разложения старой армии». Однако цензуре подзаголовок с прозрачным смыслом не понравился, вследствие чего был попросту вычеркнут.

Образ большевика реальный, он списан с тысяч встречающихся на улицах вершителей революционных событий. Их нетрудно узнать по характерным чертам, на которые не скупится наблюдательный поэт: «кручен-ка во рту», «за поясом два пистолета». А чтобы и вовсе развеять сомнения, автор вводит в художественную канву произведения введенное в послереволюционной России выражение - «внесен в расход».

На создание стихотворения «Большевик» М. Волошина толкнули не столько собирательные, безликие образы, сколько конкретная встреча с отрядом красноармейцев. Это произошло в январе 1918 года, когда поэт был вынужден обратиться к новым властям, пытаясь помешать разгрому имения Юнге по соседству с Коктебелем.

Свои впечатления поэт передал в переписке с М. В. Сабашниковой, где высказал интересную и проницательную мысль о

том, что окружающий хаос питают такие человеческие эмоции, как детская доверчивость и вера в то, что все изменится к лучшему сейчас и, главное, безболезненно.

Эфемерность этих взглядов разбилась о реальность в тот момент, когда Волошин получил известие о том, что пятеро его новых знакомых красногвардейцев были расстреляны под Старым Крымом матросами за грабеж и убийства. Опечалившее автора известие получило воплощение в стихотворных строках: «Был арестован. Целый год / Сидел в тюрьме без обвиненья / И наскоро «внесен в расход» / За два часа до от-ступленья» [1. С. 322].

В стихотворении «Большевик» имеется сюжет, присутствуют диалоги, изобилующие лексикой нового времени, но даже это не придает рисуемому образу индивидуальность. Большевик в понимании Волошина лишен души, собственных мыслей и убеждений. Создается впечатление, что этот образ - лишь пустой сосуд, своего рода форма, лишенная содержания. А это наиболее благодатная почва для вселения бесов и другой нечисти.

Интересен тот факт, что в цикле «Личины» практически не наблюдается столь характерный для поэтики М. Волошина прием, как совмещение языческого, мистического и христианского пластов. Повествование ведется максимально лаконично, четко, документально. В нем практически не присутствуют художественные обороты и реминисценции из библейских источников. Это само собой наводит на мысль о том, что в изображаемой поэтом галерее образов современности не нашлось места духовному, божественному, возвышенному.

Мысль поэта подтверждается историческими источниками, в которых открыто говорится о том, что большевики, перехватившие власть в стране в свои руки, категорически не принимали религии и отрицали само существование Бога. А это, по мнению М. Волошина, отождествлявшего путь России с божьими заповедями, не приемлемо.

Эту же мысль можно проследить в детальном до скрупулезности описании главных действующих лиц цикла «Личины». В основе своей это злые, отталкивающие образы: «зверь зверем» («Большевик»), «взгляд мутный, злой, как у дворняг» («Матрос»), «умереть под канавой расстрелянным за грабеж» («Красноармеец»).

Но М. Волошин не был бы собой, если бы в его поэтике не преобладали противоречивые образы, когда положительный персонаж не идеален, а отрицательный не состоит сплошь из негативных черт. Зачастую этот эффект достигается благодаря психологическим противоречиям: к примеру, большевик - типичный герой своего времени, из него так и выплескивается революционная агрессия и беспощадность, но даже в этом, на первый взгляд, однозначном портрете поэт позволяет читателю разглядеть своеобразную, чуть ироническую человечность: «Буржуй здесь мой, и никому / Чужим их резать не позволю» [1. С. 322].

На первый взгляд, складывается впечатление, что большевик берет буржуя под свою защиту. Но у него даже в мыслях нет пощады, ведь из контекста стихотворения становится понятно, что он собственноручно намерен резать ненавистных врагов. А в этом самом враге в период революции, по мнению поэта, возникла острая необходимость, иначе теряет смысл освободительная функция революционного движения. Потому «его слепили наскоро: из / Лавочников, из купцов, / Помещиков, кадет и акушерок» [1. С. 325].

Но так ли контрастны образы тех, кого поэт изображает по разные стороны баррикад? Свою позицию М. Волошин обозначает следующим образом: «политические борцы в пылу борьбы слишком легко рассекают вопросы на «да» и «нет» и, обращаясь к мимо идущему, восклицают: «Или с нами, или против нас!», совершенно не считаясь с тем, что этот встречный может быть ни за тех, ни за других, а иногда и за тех, и за других, и что по совести его нельзя упрекнуть ни в том, ни в другом» [2. С. 310].

Позже поэт напишет, что революционные события не оправдали его ожиданий: он порадовался падению старого строя, представители которого позволили себе расстрелять мирных манифестантов в 1905 году, но также не питал иллюзий по поводу революционного строительства. Поэт убежден: несмотря на социалистическую революцию, Россия вернется к прежнему государственному строю, ибо ее государственность предопределена исторически.

В статье «Россия распятая», служащей своего рода комментариями к стихотворениям, поэт писал: «Я не могу желать своему народу только пути правильного и прямого и заранее знаю, что этот путь -страдания и мученичества. Что мне до то-

го, будет ли он вести через монархию, социалистический рай или через капитализм - все это только различные виды пламени, проходя которые перегорает и очищается человеческий дух» [2. С. 330].

Вереница противоречивых, но очень актуальных образов революции, нашедших отражение в цикле «Личины», вызвала общественный резонанс. Немалая часть общества откровенно недоумевала - для чего нужно было создавать эти мрачные, написанные преимущественно темными красками, образы?

Сам М. Волошин, выступая в защиту своего цикла, подчеркивал в качестве главного его достоинства изобилие важных документальных фактов, которые в будущем будут иметь огромную историческую ценность. Документы будут переписаны и изменены в угоду правящей власти, был убежден поэт, и только в стихотворениях сохранится обнаженная правда того «горячего» времени. «Я не думаю равнять личины с ликами. Но пишу и личины, сознавая их необходимость, потому что ужасно мало документов сохранится от нашего времени, а стихи имеют больше шансов запомниться» [3. С. 590].

На цикле «Личины» знакомство с типажами современности не заканчивается. Оно находит продолжение в следующем цикле «Усобица». Название цикла представляет собой архаизм и отсылает читателя к историческим событиям, в очередной раз проводя параллель между происходящей революцией и последовавшей за ней братоубийственной войной, а также «Смутным временем».

В цикле с фактографической точностью описана атмосфера террора в Крыму. Названия стихотворных произведений говорят сами за себя: «Бойня», «Террор», «Красная Пасха», «На дне преисподней». В основе их создания лежат реальные исторические факты.

В стихотворении «Террор» нет ярко выраженной белой или красной окраски. Но, судя по времени написания, речь идет о жестоких бесчинствах большевиков. Представители новой власти могли прочитать в стихотворениях беспощадный приговор своему режиму. Волошин отважно пишет все, что думает.

Об ужасах красного террора повествует и стихотворение «Бойня», в основе которого лежат исторические события декабря 1920 года, превратившие тихий черноморский городок Феодосию в настоящую бой-

Общественные и гуманитарные науки •••

Social and Humanitarian Sciences •••

ню. В стихотворении «Потомкам» Волошин идентифицирует происходящие события со сбывшимся Апокалипсисом, вплетая в канву поэтического текста мотив Последнего Суда. Библейская символика находит продолжение в стихотворении «Потомкам», посвященном памяти А. Блока и Н. Гумилева. Поэт пишет о своей готовности разделить мученический жребий России, взойти вместе с ней на Голгофу, чтобы затем, подобно Лазарю, возродиться в ином духовном обличье.

Однако, при всем разнообразии тем и мотивов цикла «Усобица» центральным все же остается описание братоубийственной войны. Неслучайно поэт открывает цикл стихотворением «Гражданская война», написанном 21 ноября 1919 года в Коктебеле, где в тот период, как известно, находился один из эпицентров кровавых событий.

С первых строк произведения поэт вводит противопоставление: «одни» и «другие». Одни представлены так называемыми «красными», их поэт ассоциирует с темными силами «Смутного времени». На это же указывает тот факт, что автор после написания текста стихотворения «Гражданская война» заменил строку «боль и надрыв наших дней» на «надрыв и смуту наших дней», благодаря чему текст приобрел еще больший оттенок историчности.

Причем предпочтение поэт отдает народному атаману Степану Разину, идеи о всеобщем равенстве которого перекликаются с идеями большевиков о всеобщей уравниловке. «Одни» восстали (как не вызвать в памяти ассоциации с адом) из «фабрик, заводов и рудников», то есть из самого низа, дна жизни. Они «возносят бред». Глагол «возносить» вызывает в читательском сознании ассоциации с религией: как правило, в православии возносятся Иисус Христос, Богородица. Но со словом бред это словосочетание становится оксюморо-

1. Волошин М. А. Избранные стихотворения. М.: Советская Россия, 1988. 384 с.

2. Волошин М. А. Россия Распятая. Стихотворения. Статьи. Воспоминания современников. М.: Правда, 1991. 480 с.

1. Voloshin M. A. Selected poems. Moscow, So-vetskaya Russia Publ., 1988. 384 p. (In Russian)

2. Voloshin M. A. Rossiya Raspyataya [Russia Crucified]. Poems. Articles. Coevals' Memories. Moscow, Pravda Publ., 1991. 480 p. (In Russian)

ном. В самом деле, как можно возносить бред и что это за бредовые идеи? В этом же стихотворении поэт отвечает на данный вопрос «о буржуазном зле и светлых проле-тариатах». И снова поэт усложняет негативный образ представителей «красного» движения, отмечая, что у его представителей своя правда - это степной, разгульный дух Разиных и Кудеяров. Таким образом, представители советской власти в стихотворении изображаются как нечто родное, пусть темное, но естественное для России.

«Другие» в поэтическом мире автора -«белое» движение, те, кто фактически составляет гордость и славу Отечества - военные. В их мире поэт видит не только разоренные дворянские гнезда, но и четко ощущает запах гнили, который источает «тлетворный дух столицы Невской». Сим-волична и эта строка, ведь столица испокон веков считается лицом, репутацией каждого государства, и если она пропитана гнилью, то что уж говорить обо всей стране.

Именно поэтому М. Волошин не указывает, кто прав, а кто виноват. Проницательный поэт подчеркивает - у каждой из воюющих сторон своя неправда, но есть и неправда общая, одна на двоих: «В тех и в других война вдохнула / Гнев, жадность, мрачный хмель разгула» [1. С. 330].

Эта мысль о вине каждой из противоборствующих сторон объясняет мудрую, но не понятную многим позицию М. Волошина в период Гражданской войны - быть не на стороне одного из воюющих братьев, а на стороне страдающей матери -истерзанной усобицами и распрями Родины.

Потому в сложный для страны период дом М. Волошина в поселке Коктебель становится островком мира и нейтралитета, где могли найти прибежище как «красные», так и «белые».

3. Письмо Волошина М. А. Оболенской Ю. Л. 14 января 1923 г. // Волошин М. А. Собрание сочинений в 12 томах. Т. 12. Письма 1918-1924 гг. М.: Эллис Лак, 2013. 992 с.

3. M. A. Voloshin's letter to M. Yu. Obolen-skaya. 14, Jan., 1923. Voloshin M. A. Collected works in 12 volumes. Vol. 12. Letters of 19181924. Moscow, Ellis Lak Publ., 2013. 992 p. (In Russian)

Литература

References

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ Принадлежность к организации

Басина Олеся Амираслановна, аспирант кафедры русской литературы филологического факультета, Дагестанский государственный университет (ДГУ), Махачкала, Россия; e-mail: master3145@mail.ru Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор кафедры русской литературы филологического факультета ДГУ Н. А. Горбанев.

Принята в печать 12.11.2016 г.

AUTHOR INFORMATION Affiliation

Olesya A. Basina, postgraduate, the chair of Russian Literature, the Philological faculty, Dagestan State University (DSU), Makhachkala, Russia; e-mail: master3145@ mail.ru

Supervisor: N. A. Gorbanev, Doctor of Philology, professor, the chair of Russian Literature, the Philological faculty, DSU.

Received 12.11.2016.

Филологические науки / Philological Sciences Оригинальная статья / Original Article УДК 81.374.3 / UDC 81.374.3

Лексическая сочетаемость имен прилагательных, обозначающих малый размер (на материале Национального корпуса калмыцкого языка)

© 2016 Бачаева С. Е.

Калмыцкий научный центр Российской академии наук, Элиста, Россия; e-mail: basaeg@mail.ru

РЕЗЮМЕ. Цель статьи - изучение лексической сочетаемости имен прилагательных, обозначающих малый размер. Материалом для анализа послужили данные Национального корпуса калмыцкого языка. Вывод. В калмыцком языке прилагательные, обозначающие малые размеры, сочетаются с объектами, имеющими продолговатую форму, обозначающими части тела.

Ключевые слова: сочетаемость, имена прилагательные, корпус, размер.

Формат цитирования: Бачаева С. Е. Лексическая сочетаемость имен прилагательных, обозначающих малый размер (на материале Национального корпуса калмыцкого языка // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. Т. 10. № 4. 2016. С. 42-47._

Lexical Compatibility of Adjectives, Denoting Small Size (on the basis of the National Corps of Kalmyk language)

© 2016 Saglar Е. Bachaeva

Kalmyk Scientific Centre, Russian Academy of Sciences, Elista, Russia; e-mail: basaeg@mail.ru

ABSTRACT. The aim of the article is the study of lexical compatibility of adjectives denoting small size. The material for the analysis, based on data from the National corpus of the Kalmyk language. Conclusion. In the Kalmyk language adjectives denoting small size are combined with objects having an elongated shape, indicating parts of the body.

Keywords: compatibility, adjectives, rarps, size.