Научная статья на тему 'Лексическая презентация казака в оренбургских казачьих песнях'

Лексическая презентация казака в оренбургских казачьих песнях Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
808
59
Поделиться
Ключевые слова
КАЗАК / ЛЕКСИКА / ОРЕНБУРГ / ПЕСНЯ / COSSACK / LEXICON / ORENBURG / SONG

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Коробейникова А. А.

В работе анализируются оренбургские казачьи песни с целью выявления лексической презентации казака. В результате исследования автор приходит к выводу о том, что функцию объектов в лексической презентации казака выполняют слова, обозначающие возраст, внешность и качества личности.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Коробейникова А. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

LEXICAL PRESENTATION OF THE COSSACK IN THE ORENBURG COSSACK SONGS

In work the Orenburg Cossack songs for the purpose of identification of lexical presentation of the Cossack are analyzed. As a result of research the author comes to a conclusion that function of objects in lexical presentation of the Cossack the words designating age carry out, appearance and qualities of the personality.

Текст научной работы на тему «Лексическая презентация казака в оренбургских казачьих песнях»

Bibliography

1. Lazaris, T.N. Semantiko-sintaksicheskie svoyjstva glagolov so znacheniem ponimaniya // Semantika i funkcionirovanie angliyjskogo glagola: mezhvuz. sb. nauch. trudov. - Gorjkiyj, 1985.

2. Sandigo-Gross, Eh. Pole ponimaniya v sovremennom angliyjskom yazihke. Kharakterologicheskoe issledovanie: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. - Pyatigorsk, 1991.

3. Stacenko, V.I. Funkcionaljno-kommunikativnihyj potencial glagolov ponimaniya i utochneniya v russkom i angliyjskom yazihkakh: pragmaticheskiyj aspekt: dis. ... d-ra filol. nauk. - Krasnodar, 2005.

4. Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English, 7th ed. - Oxford, 2005.

5. Liberman, A. An analytic dictionary of English etymology : an introduction. - Minneapolis, 2008.

6. Smirnickiyj, A.I. Khrestomatiya po istorii angliyjskogo yazihka s VII po XVII v. s grammaticheskimi tablicami i istoriko-ehtimologicheskim

slovarem. - M., 2008.

7. Boljshoyj anglo-russkiyj slovarj / avtor - sost. N.V. Adamchik. - Minsk, 1998.

8. Klein, E. A comprehensive etymological dictionary of the English language. I—II. Amsterdam, 1966—1967.

9. Douglas Harper. Online Etymology Dictionary [Eh/r]. - R/d: http://www.etymonline.com/index.php

Статья поступила в редакцию 08.08.12

УДК 81ÿ373: 398.8

Korobejnikova A.A. LEXICAL PRESENTATION OF THE COSSACK IN THE ORENBURG COSSACK SONGS. In work the Orenburg Cossack songs for the purpose of identification of lexical presentation of the Cossack are analyzed. As a result of research the author comes to a conclusion that function of objects in lexical presentation of the Cossack the words designating age carry out, appearance and qualities of the personality.

Key words: Cossack, lexicon, Orenburg, song.

А.А. Коробейникова, канд. филол. наук, доц. каф. русской филологии и методики преподавания русского языка Оренбургского гос. университета, г. Оренбург, E-mail: SSSR2004@yandex.ru

ЛЕКСИЧЕСКАЯ ПРЕЗЕНТАЦИЯ КАЗАКА В ОРЕНБУРГСКИХ КАЗАЧЬИХ ПЕСНЯХ

В работе анализируются оренбургские казачьи песни с целью выявления лексической презентации казака. В результате исследования автор приходит к выводу о том, что функцию объектов в лексической презентации казака выполняют слова, обозначающие возраст, внешность и качества личности.

Ключевые слова: казак, лексика, Оренбург, песня.

В конце 20 века наблюдается активизация общественного внимания и возрождение интереса к казачьей культуре. О подлинном интересе к культуре казаков свидетельствуют многочисленные научные и научно-практические конференции разного уровня: «Казачество в истории России» (Анапа, 1993), «Казачество как фактор исторического развития России» (Санкт-Петербург, 1999), «Сибирское казачество: прошлое, настоящее, будущее» (Омск, 2002), «Российское казачество: проблемы истории и современность» (Тимашевск, 2006), «Государственная служба казачества: история, современность, перспективы» (Старый Оскол, 2010), «История запорожского казачества: в памятках и музейной практике» (Запорожье, 2010). Подобные конференции проходили и в Оренбурге: «Казачество Оренбургского края ХУ1-ХХ веков» (1992), «Крестьянство и казачество Южного Урала в трех веках» (1996). На базе Оренбургского государственного университета создан НИИ истории Южного Урала и казачества России, имеющий целью «сосредоточение усилий историков региона на актуальнейших проблемах истории края, имеющих не только региональное, но и общероссийское значение, а также для объединения и координации сил на изучении такой животрепещущей исторической задачи, как казачество России» [1].

На Первом Всероссийском конгрессе фольклористов изучение локальных традиций региональными научными центрами

признано важной тенденцией развития фольклористики ХХ в. [2, с. 2]. «Локальный фольклор заслуживает пристального внимания, поскольку именно совокупность локальных традиций позволяет составить представление об общерусском фольклоре» 3, с. 7]. Б.Н. Путилов также акцентирует внимание на этом факте: «Фольклор в его конкретных материальных выражениях, в живой функциональной плоти, в реальных «единицах» текстов существует только как региональный/локальный» [4, с. 158]. Исследователь утверждает, что реальное содержание локального фольклора составляет фольклор общины, которой в территориальном плане соответствует село/деревня, что «любая местная фольклорная культура, какими бы узкими пределами не ограничивалось ее функционирование, представляет нечто самостоятельное и самоценное...» [4, с. 159].

Единое мнение относительно соотношения категорий локальный/региональное и общерусское в фольклористике отсутствует, но в качестве тенденции можно указать на рассмотрение локальных/региональных явлений как конкретных воплощений общенародного фольклора. Оренбургские казачьи песни вызывают научный интерес у историков, искусствоведов и, конечно, филологов. Так, О.Е. Коротин исследует былинные песни уральских (яицких) казаков (Коротин, 1995); И.А. Филиппова описывает репрезентацию русской ментальности в фольклоре орен-

Таблица 1

Лексема Название песни

мальчишка девчонку звал, обманывал... Соловей кукушку подговаривает

закипела вода во колодце, заболело сердце у молодца Закипела вода во колодце

мальчишечка, Из-под камушка, из-под белого;

маленьким Растёт, цветёт черёмуха

парень молодой Затопила Маша печь

молодой казачок Мои лесушки, лесы мои тёмные

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

молоденький молодчик По реке, по речушке

молоденький лекарь Гуляла младёшенька

младенький Иванушка Да бел заюшка

старого повек не взлюбила На горочке не дуб, не берёза

старого, старый чорт Выходили красны девушки

старый, да удушливый Недолго цветику в садике цвести

бургских казаков (Филиппова, 2005) и др. По мнению искусствоведа Т.С. Рудиченко, основной казачий репертуар и типичные формы его музыкально-поэтического воплощения аккумулировали лироэпическая историческая и лирическая военно-бытовая песни, иными словами, мужская казачья песня [5, с. 147.

Целью данной статьи является выявление лексической презентации казака в оренбургских казачьих песнях. Материалом исследования послужили песни, записанные со слов Серафимы Трушиной и Марии Головневой во время экспедиции в село Октябрьское и поселок Краснооктябрьский Октябрьского района Оренбургской области.

Лексическая презентация казака представлена достаточно широко, в этой связи выделим следующие критерии описания казака:

1) возраст (Таблица 1);

2) внешний вид (Таблица 2);

3) качества личности (Таблица 3);

Обозначение возраста казака представлено субстантивной и адъективной лексикой:

Репрезентативный материал содержит абсолютное большинство лексем с семантическим компонентом «молодой», отчетливо представлена оппозиция «молодой-старый», коррелирующая с оппозицией «свой-чужой». Вероятно, предпочтение всегда оказывалось молодому казаку. Так, в песне «Уж ты, хме-люшка-хмелёк» изображается, как молодушка, ставшая помимо своей воли женой старика, изменяет ему с молодым казаком: Я свово ли старика/ Пошлю по калину:/ «Ступай, старый, бородастый,/ Калину ломати»,/ Я свово ли казака/ Приниму до хати,/ Приниму его до хати,/ Стану целовати.

Рассмотрим группу лексем, с общим семантическим признаком «внешность казака». Заметим, что обозначение внешности казака реализуется посредством субстантивной и адъективной лексики по следующим критериям: волосы, лицо, глаза, рост, одежда, аксессуары, атрибуты.

В целом лексическая репрезентация казака строится по «общей схеме создания образа: внешность человека, его одежда, богатство, хорошие душевные качества» [6, с. 24]: Ой, кто у нас холост да хто не жанатый?/ Наш Восюша холост, холост, не жанатый,/ По горнице ходит, во зерклица глядится,/ Во зерк-лица глядится, на себе-то дивится:/ Какой я хорошай, белай да румянай,/ Белай да румянай, русай, кучерявай;/ Хорош уродился, модно нарядился:/ Сяртучок муравенький, жиле-тик шалковенький,/ На левой на рученьке златая колечка,/ Златая колечка; вышел на крылечка,/ Вышел на крылечка, промо-лал словечка:/ “Уж вы, слуги, други, слуги мои вернаи,/ Слуги мои вернаи, казаки военнаи:/ Ой, да привядитя вы коня вороного,/ Коня вороного, седелища нова,/ Седелища нова, уздечка шалкова!” (У нас в огороде); Если знал бы, знал бы, не женился,/ А в казаки, в казаки бы записался./ У казака приданого много: Семьсот рублей, коня вороного,/ На коне-то петел-ка шелкова,/ А китель-то зелёного шёлка,/ Да невеста с чужого посёлка (Закипела вода во колодце).

Анализ исследуемого материала позволяет сделать вывод о том, что в оренбургской казачьей культуре существует особый мужской идеал, обусловленный историко-культурной традицией и соответствующий социальному и профессиональному статусу казака, от которого требовалось умение обрабатывать землю, содержать в достатке семью и одновременно нести военную службу. Таким образом, к основным качествам оренбургского казака относят физическую силу и удаль. Удаль, как известно, сочетает в себе «безудержную смелость, соединенную с бойкостью, ухарством» (Д.Н. Ушаков). Сила и молодечество оренбургского казака сочетаются с выраженным стремлением к особенному в прическе, одежде и проч.

Обратим внимание на описание волос казака, особый признак которых кудреватые. Яркой чертой внешности казака является чуб и косо посаженная фуражка - фуражечка на боку. В этой связи в песнях, кстати, упоминается и гребешок как атрибут казака.

У казаков как людей военно-служивого сословия с детства формировали навыки, обеспечивающие подготовку к службе: владеть оружием, приемами рукопашного боя, тактическими приемы борьбы, джигитовкой и др. Поэтому непременным атрибутом казака являются боевые оружия: шашечка, копьё, меч. Заметим, что до 1695 года среди казаков земледелие было под строгим запретом и всё мужское население обязано было служить. Занятие это, как известно, крайне опасное для жизни, поэтому удаль, смелость, героизм - отличительные черты настоящего казака: За русских три года дрался со врагом,/ Разил супостата копьём и мечом; Безстрашный наездник, всегда впереди,/ Свидетели - раны и крест на груди (Один из казаков, наездник лихой).

Непременным спутником, даже другом казака, является конь. Это неудивительно: зачастую от коня зависела жизнь казака, поэтому он так любит своего коня, ухаживает за ним: «Конь мой верный, конь ретивый,/ Нет мне лучшего коня» (Прослужил казак три года). Иногда свойства коня антропоморфны: Тело несут, коня ведут,/ Конь головку клонит,/ Клонит, клонит конь головку,/ На пол слёзы ронит (Брала девчоночка).

Такие субстантивы как наездник дополнительно характеризуют казака с точки зрения умения, мастерства, искусности в верховой езде. В общем виде характеристика внутренних признаков выглядит следующим образом.

По мнению Краюшкиной Т.В., лексемы, называющие отрицательные качества свёкра, деверя, обусловлены зависимостью женщины от мужчины в патриархальной казачьей семье. Переходя после свадьбы в род семьи, она становилась зависимой от свёкра - главы семьи и деверя - старшего брата мужа. В целом, песен оренбургского казачества о браке по любви и согласию мало. Возможно, это отражает реальные взаимоотношения жениха (мужа) и невесты (жены) в казачьей семье или это связано «с ритуальным «нежеланием» невесты выходить замуж» [7, с. 26]. В использовании лексем, номинирующих черты личности жениха /мужа, отчётливо просматривается проти-

Таблица 2

Признак Лексема Название песни

Волосы русай, кучерявай У нас в огороде

бел-кудряватый Пауточков-комариков много уродилось

кудрявенький Из-под камушка, из-под белого

кудреватый Верба ль моя, вербушка

русы кудряцы По реке, по речушке

Лицо белай да румянай У нас в огороде

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

беленький Из-под камушка, из-под белого

Глаза очи черные Раскручинилась молода

Рост как и рос, не дорос С милым дружком разлучили

Одежда китель-то зелёного шёлка Закипела вода во колодце

(аксессуары) сапожки козловые Лучина, лучинушка берёзовая

кафтан - до полу, фуражечка на боку Верба ль моя, вербушка

бархатный кафтан, чёрная шляпа со пером, с позолоченным орлом Я по травке шла

гребешок По реке, по речушке

Атрибуты трубка табаку Верба ль моя, вербушка

плёточка; цимбалы Лучина, лучинушка берёзовая, У нас в огороде

шашечка, копьё, меч Один из казаков, наездник лихой

Таблица 3

Положительные качества Отрицательные качества

Лихой, удалой, бравый, безстрашный горький пьяница, подлец, коварный, злой надсмешник, подлец, горемыка, шельма

Заслуживает внимания тот факт, что совокупность представленных в Продолжении Таблицы 3 душевных качеств и черт характера казака имеет связь со степенью родства по отношению к женщине

Продолжение Таблицы 3

Название мужчины по отношению к женщине Признак

Сын (сыночек) любезный, родной, милый, любезный, хороший, пригожий

Батюшка, батенька, отец родимый, родненький, родной

Брат, братец родненький

Деверь чужак; ненависнай

Свёкор, свякровушка хмурый, как ночь; бранчливай

вопоставление «любимый - нелюбимый», соответственно: любимый, пригожий, милый, законный друг - не ровен, старый, маленький, удушливый, неудружливый, вдалой муж головушка, злой, рявнивищай, чесновит, деловит. Часто песни отражают такие древние формы брака, как умыкание и куплю-продажу, в этом случае казак называется волком, молодцем залётным, разлучником, похитителем, лиходеем.

На основе собранного материала можно сделать вывод о том, что лексическая презентация казака в оренбургских казачьих песнях осуществляется по следующим критериям: возраст, внешний вид, внутренние качества. При этом значение имеет, от

Библиографический список

чьего лица идет повествование: матери, жены, любимой и проч. Оренбургские казачьи песни являются важной составляющей российской культуры. На этом фольклорном материале раскрываются важные черты оренбургских казаков. Практическая значимость подобных исследований определяется тем, что материалы могут использоваться в практике преподавания в качестве регионального компонента в университетских курсах по устному народному творчеству, в спецкурсах по лингвистическому краеведению, истории и культуре Оренбургского региона.

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант 12-1456600/е

1. Футорянский, Л.И. НИИ истории Южного Урала и казачества, история, успехи исторических наук в университете [Э/р]. - Р/д: http:// www.osu.ru

2. Первый Всероссийский конгресс фольклористов глазами участников // ЖС. - 2006. - № 2.

3. Филиппова, И.А. Репрезентация русской ментальности в фольклоре оренбургских казаков: дис. ... канд. филол. наук. - Челябинск,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2007.

4. Путилов, Б.Н. Фольклор и народная культура. In memoriam. - СПб., 2003.

5. Рудиченко, Т.С. Донская казачья песня в историческом развитии: дис. ... д-ра искусствоведения. - Ростов-на-Дону, 2005.

6. Зуева, Т.В. Русский фольклор / Т.В. Зуева, Б.П. Кирдан. - М., 2003.

7. Краюшкина, Т.В. Мир семейных отношений в русских народных волшебных сказках (на материале фольклора Сибири и Дальнего Востока): автореф. дис. ... канд. филол. наук. - Улан-Удэ, 2003.

Bibliography

1. Futoryanskiyj, L.I. NII istorii Yuzhnogo Urala i kazachestva, istoriya, uspekhi istoricheskikh nauk v universitete [Eh/r]. - R/d: http://www.osu.ru

2. Pervihyj Vserossiyjskiyj kongress foljkloristov glazami uchastnikov // ZhS. - 2006. - № 2.

3. Filippova, I.A. Reprezentaciya russkoyj mentaljnosti v foljklore orenburgskikh kazakov: dis. ... kand. filol. nauk. - Chelyabinsk, 2007.

4. Putilov, B.N. Foljklor i narodnaya kuljtura. In memoriam. - SPb., 2003.

5. Rudichenko, T.S. Donskaya kazachjya pesnya v istoricheskom razvitii: dis. ... d-ra iskusstvovedeniya. - Rostov-na-Donu, 2005.

6. Zueva, T.V. Russkiyj foljklor / T.V. Zueva, B.P. Kirdan. - M., 2003.

7. Krayushkina, T.V. Mir semeyjnihkh otnosheniyj v russkikh narodnihkh volshebnihkh skazkakh (na materiale foljklora Sibiri i Daljnego Vostoka): avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. - Ulan-Udeh, 2003.

Статья поступила в редакцию 18.09.12

УДК 494.3

Oorzhak B.Ch. ESPECIALLY ON THE SEMANTICS OF THE VERB FORM = A-DYR IN TUVAN LANGUAGE. Semantic features of the form =a-dyr in Tuvan language are considered in this article. The given form transfers direct evidential meaning. There are three types of its value: 1) sensual perception of action. 2) visual perception of action, 3) and endophoric perception of action. The first type of meaning of the form = a-dyr is characterized by two subtypes: 1) the perception of verbal information, 2) the perception of sound. It is argued also, that the form in = a-dyr is a special artistic means of description, and it can be viewed as a narrative way of description.

Key words: direct confirmation, evidential, sensual perception, visual perception, endoforic perception, the perception of verbal information, the perception of sound, artistic means of description, narration.

Б.Ч. Ооржак, канд. филол. наук, ст. науч. сотрудник НОЦ «Тюркология» Тувинского гос. университета,

г. Кызыл, E-mail: oorzhak.baylak@mail.ru

ОСОБЕННОСТИ СЕМАНТИКИ ГЛАГОЛЬНОЙ ФОРМЫ НА =АДЫР В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ

В статье рассматриваются семантические особенности формы на =а-дыр в тувинском языке. Определяется, что данная форма передает значение прямой засвидетельствованности (эвиденциальности). Выделяются три типа ее значений: 1) сенсорное восприятие действия; 2) визуального восприятия действия 3) и эндофорического восприятия. Первый тип значения формы на =а-дыр характеризуется двумя подтипами: 1) восприятие словесной информации; 2) восприятие звука. Также утверждается, что форма на =а-дыр является особым средством художественного описания и ее можно рассматривать как нарративную.