Научная статья на тему 'Критерии криминализации новых видов мошенничества в УК РФ'

Критерии криминализации новых видов мошенничества в УК РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
583
164
Поделиться
Ключевые слова
МОШЕННИЧЕСТВО / УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН / КРИМИНАЛИЗАЦИЯ / КРИТЕРИИ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Харламов Даниил Дмитриевич

В данной статье оценивается обоснованность включения в УК РФ специальных составов мошенничества. Автор приходит к выводу, что криминализация общественно-опасных деяний не может носить произвольного характера и должна основываться на определенных критериях. Из всех специальных составов мошенничества только мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ), по мнению автора, было включено в гл. 21 УК РФ обоснованно.

Текст научной работы на тему «Критерии криминализации новых видов мошенничества в УК РФ»

КРИТЕРИИ КРИМИНАЛИЗАЦИИ НОВЫХ ВИДОВ МОШЕННИЧЕСТВА В УК РФ

ХАРЛАМОВ Даниил Дмитриевич

Аннотация: В данной статье оценивается обоснованность включения в УК РФ специальных составов мошенничества. Автор приходит к выводу, что криминализация общественно-опасных деяний не может носить произвольного характера и должна основываться на определенных критериях. Из всех специальных составов мошенничества только мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ), по мнению автора, было включено в гл. 21 УК РФ обоснованно.

Ключевые слова: мошенничество, уголовный закон, криминализация, критерии.

Криминализация является одним из методов уголовной политики, который заключается в выявлении общественно опасных форм индивидуального поведения и фиксации их в законе в качестве преступных и, следовательно, уголовно наказуемых 1.

Признавая целесообразность и допустимость борьбы уголовно-правовыми средствами с теми или иными формами общественно-опасного поведения, законодатель конструирует соответствующий состав преступления в результате обобщения признаков всех преступлений данной разновидности. В результате мы получаем экономное, краткое и достаточно четкое описание их основных свойств 2.

Криминализация является частью уголовной политики государства. Уголовная политика не может быть бессистемной и произвольной. Она должна иметь прочную научную основу, включающую науку уголовного права и криминологию.

По нашему мнению, можно выделить следующие критерии криминализации общественно-опасных деяний.

Общественная опасность как социальное свойство преступного деяния является главным основанием криминализации 3.

Задачей законодателя является своевременное выявление общественно опасных деяний, причиняющих вред личности, обществу и государству, борьбу с которыми целесообразно осуществлять уголовно-правовыми средствами.

1 См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учеб. для вузов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012. С. 41.

2 См.: Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1972. С. 73.

3 См., например: Сабитов Р.А. Общественная опасность как критерий криминализации // Актуальные проблемы криминализации и декриминализации общественно опасных деяний. Омск, 1980. С. 24-25 ; Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986.

Общественную опасность деяния формируют так называемые криминообразующие признаки, в число которых включают традиционно общественно опасные последствия, форму вины, цель, способ (насильственный, групповой, с использованием служебных полномочий, обманный) 4

В качестве главного критерия криминализации мошенничества в сфере компьютерной информации выступал объективно существующий пробел в уголовно-правовой охране имущественных отношений. В УК РФ после его принятия долгое время отсутствовала какая-либо норма, предусматривающая уголовную ответственность за хищение чужого имущества с использованием компьютерной информации 5.

Затем Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» 6 в УК РФ был включен наряду с пятью другими специальный состав мошенничества - мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ).

В соответствии со ст. 159.6 УК РФ, мошенничество в сфере компьютерной информации представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи

4 См.: Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений : лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М. : Городец, 2007. 336 с.

5 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

6 Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 49. Ст. 6752.

компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Согласно пояснительной записке к законопроекту № 53700-6 о дифференциации мошенничества на отдельные составы, российский законодатель, вводя ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации, учитывал, что подобные преступления совершаются не путем обмана или злоупотребления доверием конкретного субъекта, а путем получения доступа к компьютерной системе и совершения вышеуказанных действий, которые в результате приводят к хищению чужого имущества или приобретению

7

права на чужое имущество .

Из диспозиции ст. 159.6 УК РФ следует, что предусмотренное указанной статьей деяние совершается не путем обмана или злоупотребления доверием как все остальные виды мошенничества, а путем использования компьютерной информации.

Следует согласиться с И.А. Клепицким, который полагает, что в составе компьютерного мошенничества (ст. 159.6 УК РФ) нет обмана и заблуждения. Их место занимает злоупотребление компьютерной информацией. Это не специальная норма, а норма, восполняющая пробел 8.

Российская уголовно-правовая доктрина и российский законодатель исходят из того, что адресатом мошеннического обмана может быть только человек, но не техническое устройство.

По нашему мнению, общественную опасность мошенничества в сфере компьютерной информации формируют общественно-опасные последствия в виде имущественного ущерба, причиняемого собственнику или иному владельцу имущества.

Мошенничество в сфере компьютерной информации является общественно-опасным именно в силу того, что соответствующие манипуляции с компьютерной информацией выступают в качестве способа хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество.

Сами по себе действия с компьютерной информацией не обязательно связаны с неправомерным доступом к ней. Так пин-код

7 См.: Официальный сайт Государственной Думы РФ. URL : http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29? OpenAgent&RN=53700-6&02

8 Клепицкий И.А. Система имущественных преступлений

в России и Германии // Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт: материалы совместного российско-германского круглого стола, Москва, 17 октября 2012 г. / отв.ред. А.И. Рарог, Т.Г. Понятовская. М., 2013. С. 96.

банковской карты может быть доверен виновному самим владельцем карты, например, для оказания помощи в получении пенсии. Однако если затем виновный уже без согласия владельца получает другие суммы и обращает в свою пользу, налицо общественно опасное деяние, выражающееся в совершении хищения посредством использования компьютерной информации.

Представляется, что общественную опасность мошенничества в сфере компьютерной информации формирует именно имущественный ущерб, причиняемый потерпевшему. Сами действия с компьютерной информацией рассматриваемые вне связи с хищением чужого имущества или приобретением права на чужое имущество, не обязательно являются общественно-опасными.

Общественную опасность манипуляции с компьютерной информацией приобретают не сами по себе, а в качестве способа совершения хищения, т.е. совершенных с корыстной целью противоправных безвозмездного изъятия и/или обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание к ст. 158 УК РФ).

Здесь можно привести аналогию с «общеуголовным» мошенничеством, предусмотренным в ст. 159 УК РФ, где в качестве способа выступает обман или злоупотребление доверием. Указанные действия сами по себе, вне связи с хищением являются лишь аморальными. Общественную опасность они приобретают, так как выступают в качестве способа хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество.

Криминализацию «мошенничества в сфере компьютерной информации» (ст. 159.6 УК РФ) следует признать обоснованной, так как она основывается на ясных критериях и позволяет решить ряд проблем, возникающих при квалификации преступлений.

Однако выделение всех иных специальных составов мошенничества едва ли имеет какое-либо основание.

Все остальные разновидности мошенничества охватывались ранее признаками состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, являющимся сейчас общим. И мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, и мошенничество в сфере страхования и иные отдельные виды раньше успешно квалифицировались по общей норме о мошенничестве (ст. 159 УК РФ).

По нашему мнению, уголовно-правовое значение должен иметь лишь общий характер способа хищения (обман или злоупотребление доверием). Дальнейшая его конкретизация или выделение сферы совершения преступления -это уже привнесение в уголовное право элементов механизма совершения преступления, являющегося составной частью криминалистической характеристики, разрабатываемой в рамках науки криминалистики.

Кроме того, непонятно, почему некоторые специальные составы мошенничества превратились фактически в привилегированные, так как санкция у них мягче, чем в ст. 159 УК РФ. На данное обстоятельство обратил внимание в своем Постановлении Конституционный Суд РФ, который признал положения ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено в особо крупном размере, более мягкое наказание, чем наказание за «общеуголовное» мошенничество, совершаемое особо крупном размере, предусмотренное ст. 159 УК РФ 9.

К сожалению, в повседневной законотворческой деятельности нередко происходит отступление от научных основ уголовной по-

литики, в результате чего вносимые в УК РФ изменения не имеют достаточного криминологического обоснования 10.

В качестве наиболее частых причин отступления от научных основ уголовной политики выступают, по нашему мнению, следующие обстоятельства.

Во-первых, конъюнктурно-политический подход к процессу совершенствования уголовного закона, когда в основе законодательной инициативы лежит не реальная потребность, подтвержденная криминологическими и уголовно-правовыми исследованиями, а то или иное единичное событие или конкретная ситуация, подкрепленные иногда фактором общественного мнения.

Во-вторых, неправильный выбор уголовно-правовой формы для решения тех или иных социальных задач. В указанном случае потребность в совершенствовании уголовного закона имеет место в действительности, однако само юридико-техническое оформление законодательного решения или законодательной инициативы противоречит требованиям, выработанным уголовно-правовой наукой.

Остается надеяться, что в дальнейшем криминализация и уголовная политика в целом в Российской Федерации будут иметь прочную научную основу, включая ясные критерии криминализации и четкое криминологическое обоснование вносимых изменений.

9 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа // Российская газета. 2014. № 293 (24 дек.).

10 См.: Петин И.А. Проблемы криминализации: реальные и виртуальные // Российский следователь. 2009. № 21. С. 22-24.