Научная статья на тему 'Вопросы судебной практики по уголовным делам о специальных видах мошенничества'

Вопросы судебной практики по уголовным делам о специальных видах мошенничества Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
3425
407
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ / МОШЕННИЧЕСТВО / КВАЛИФИКАЦИЯ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Монахова Лариса Вячеславовна

Настоящая статья посвящена анализу судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159-159.6 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данный вопрос является актуальным в связи с возникающими в практике следственных органов и судов вопросами квалификации специальных видов мошенничества, введенных Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The issues of judicial practice in criminal cases special types of fraud

This article is devoted to the analysis of judicial practice on criminal cases about the crimes specified in articles 159-159.6 Criminal code of the Russian Federation. This issue is relevant to emerging in the practice of investigative bodies and the courts with questions of qualification of special types of fraud, introduced by Federal law of November 29, 2012 № 207-FL.

Текст научной работы на тему «Вопросы судебной практики по уголовным делам о специальных видах мошенничества»

Литература

1. О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 дек. 2015 г. № 58 // Справочные правовые системы. Режим доступа: http://www.consultant.ru

2. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 // Справочные правовые системы. Режим доступа: http://www.consultant.ru

3. Об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания: Постановление Борисоглебского городского суда по материалам № 4/17-27/2012 от 23 февр. 2012 г. // Справочные правовые системы. Режим доступа: http://rospravosudie.com

4. Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 дек. 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений

в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»: Президиум Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2012 г. // Справочные правовые системы. Режим доступа: http://sudact.ru

5. Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 2 т. Т. 1: Общая часть. М., 2004. С. 336.

6. Аскеров Э. Ю. Уголовно-правовые проблемы освобождения от наказания. М., 2005. С. 120.

7. Курс уголовного процесса / под ред. Л. В. Головко. М.: Статут, 2016.

8. Уголовно-исполнительное право России: учебник / под ред. П. Е. Конегера, М. С. Рыбакова. М.: Ай Пи Эр Медиа, 2010.

9. Якоби И. В. Развитие института уголовной ответственности и институтов освобождения от уголовной ответственности и уголовного наказания в российском государстве: теоретический и историко-правовой аспект: теоретический и историко-правовой аспект. Краснодар, 2007. С. 34.

N. V. Ivantsova, V. G. Kabanova

THE REMISSION IN CRIMINAL LAW

The article considers the institution of release from punishment and is caused by its role in the implementation of criminal-law prosecution. The author determines the key problems of Russian criminal law science in the field of release from punishment and the ways of their solution. The necessity of application of such measures with special prudence and care, with the result that the author comes to the conclusion that this issue requires improvement, both legislative and enforcement levels.

Key words: the remission, Criminal law, Criminal Code of Russian Federation, kinds of remission, grant of parole, the alternative kind of punishment, the remission by the condition's change, the remission by the criminal's illness, the remission by time lapse of court's conviction.

IVANTSOVA Natalia Vladimirovna - Doctor of Law, Professor Department of Criminal Law and Judicial Proceedings of Cheboksary Cooperative Institute (branch) of the Russian University of Cooperation, Cheboksary. E-mail: ivantzova.natalia@yandex.ru

KABANOVA Varvara Gennadyevna - Master student of the Mari State University, Yoshkar-Ola. E-mail: va-va94@mail.ru

УДК 343.72

ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИДАХ МОШЕННИЧЕСТВА

Монахова Лариса Вячеславовна,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса ФГБОУ ВО «Марийский государственный университет», г. Йошкар-Ола. E-mail: laranka@mall.ru

Настоящая статья посвящена анализу судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159-159.6 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данный вопрос является актуальным в связи с возникающими в практике следственных органов и судов вопросами квалификации специальных видов мошенничества, введенных Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ.

Ключевые слова: Уголовный кодекс Российской Федерации, мошенничество, квалификация, уголовная ответственность.

Федеральным законом РФ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ в УК РФ были введены новые составы мошенничества, предусмотренные ст. ст. 159.1-159.6.

Анализ судебной практики по уголовным делам о мошенничестве за 2013-2016 гг. показал, что при рассмотрении уголовных дел данной категории суды

руководствовались постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 г. был утвержден Обзор судебной практики по применению Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», а Конституционным Судом РФ 11 декабря 2014 г. было принято постановление № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-ненецкого автономного округа».

Однако указанные постановления либо не содержат изменений, связанных с включением в УК РФ специальных составов мошенничества, либо не разъясняют вопросов, связанных с квалификацией данных видов мошенничества, отграничением их друг от друга и от смежных составов преступлений.

Суды в целом правильно квалифицируют деяния, учитывая обстоятельства дела, доказательственную базу и изменения, внесенные в УК РФ. Решения судов при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159-159.6 УК РФ, в подавляющем большинстве случаев отменялись или изменялись в виду неправильного применения положений УК РФ при назначении наказания и существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

По мысли законодателя, ст. 159 УК РФ должна применяться в тех случаях, когда отсутствуют специальные признаки, установленные в ст. ст. 159.1-159.6 УК РФ. Следует подчеркнуть, что по ст. 159 УК РФ нельзя привлекать к уголовной ответственности лиц, совершающих правомерные гражданско-правовые сделки. Статья 159 УК РФ предусматривает ответственность лишь за такое деяние, которое направлено на хищение имущества. Из этого следует, что привлечение к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное под прикрытием правомерной гражданско-правовой сделки, возможно лишь в случае, если будет доказано, что, заключая такую сделку, лицо действовало умышленно, преследуя цель хищения имущества или приобретения права на чужое имущество.

Специальные виды мошенничества имеют сходство с составом преступления, предусмотренным ст. 159 УК РФ, по признакам объективной и субъективной стороны. При этом специальные составы мошенничества характеризуются особенностями способов и средств их совершения. Диспозиции ст. ст. 159.1159.6 УК РФ имеют бланкетный характер, поэтому при их применении необходимо обращаться к кон-

кретной нормативной базе, регламентирующей отношения в той или иной сфере.

В большинстве случаев совершения мошенничества в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ) виновные лица сообщали заведомо ложные и (или) недостоверные сведения о месте работы и размере ежемесячной заработной платы. Также имелись случаи, когда виновные представляли в банк или иную кредитную организацию паспорт другого лица и чужие паспортные данные.

Преступление, предусмотренное ст. 159.1 УК РФ, считается оконченным с момента передачи денежных средств и (или) перечисления их на кредитную карту на основании ложных (недостоверных) сведений о финансовых возможностях заемщика. Таким образом, если заемщик представил ложные сведения (документы), а в процессе проверки банком данная информация была выявлена, содеянное следует квалифицировать как покушение на мошенничество в сфере кредитования по ч. 3 ст. 30 и ст. 159.1 УК РФ. Если же банком был выдан кредит или кредитная карта, то содеянное надлежит квалифицировать как оконченное мошенничество в сфере кредитования, даже если преступник не успел использовать заемные средства по своему усмотрению.

Исходя из диспозиции ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, к потерпевшим относятся не только банки, но и иные кредиторы, в т. ч. микрофинансовые организации по выдаче потребительских кредитов.

Необходимо отграничивать мошенничество в сфере кредитования от незаконного получения кредита, предусмотренного ст. 176 УК РФ. Так, при совершении мошенничества умысел виновного лица направлен на противоправное и безвозмездное изъятие и обращение чужого имущества. При незаконном получении кредита умысел направлен на получение кредита с последующим возвращением денежных средств, взятых в кредит. Кроме того, преступление, предусмотренное ст. 176 УК РФ, в отличие от преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ, может быть совершено только специальным субъектом -индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации.

Статья 159.2 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество при получении выплат. Она применяется только в том случае, если выплата производится на основании нормативно-правового акта.

Субъектом мошенничества при получении выплат являются не только лица, в отношении которых принято решение о таких выплатах, или претендующие на назначение таких выплат, но и лица, которые не обладали законным правом на такие выплаты и использовали при этом для их получения заведомо подложные документы.

Анализ судебной практики показал, что наиболее часто умысел виновных был направлен на хищение денежных средств материнского капитала, пособий по уходу за ребенком, субсидий (грантов) на финансирование целевых расходов индивидуальных предпринимателей.

Статья 159.3 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество с использованием платежных карт. Расчеты по расчетной (дебетовой) карте осуществляются за счет денежных средств клиента, находящихся на его банковском счете, или кредита, предоставляемого клиенту кредитной организацией-эмитентом клиенту при недостаточности или отсутствии на банковском счете денежных средств (овердрафт). Такие денежные средства являются собственностью владельца расчетного счета, обслуживаемого картой, поэтому потерпевшим от хищения признается собственник расчетного счета или законный владелец банковской карты. Расчеты по кредитной карте осуществляются за счет денежных средств, предоставленных клиенту кредитной организацией-эмитентом в пределах расходного лимита в соответствии с условиями кредитного договора. При использовании чужой или поддельной кредитной карты денежные средства, находящиеся на кредитном счете, являются собственностью банка, следовательно, предметом посягательства выступает имущество банка.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» разъяснено, что не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. Таким образом, преступление следует квалифицировать по ст. 159.3 УК РФ только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты).

Если виновный подделал платежную карту и использовал ее с целью мошенничества, однако по независящим от него обстоятельствам не смог изъять деньги, то содеянное квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 187 УК РФ, а также ч. 3 ст. 30 и ст. 159.3 УК РФ. При этом использование поддельной карты следует расценивать как разновидность ее сбыта в смысле диспозиции ст. 187 УК РФ.

Статья 159.4 УК РФ предусматривала ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П ст. 159.4 УК РФ с 12 июля 2015 г. утратила силу. В настоящее время уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности предусматривается ст. 159 УК РФ. Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159.4 УК РФ, совершенных до 12 июля 2015 г., то, поскольку эти деяния не декриминализованы, их в соответствии со ст. 9 УК РФ следует квалифицировать по ст. 159.4 УК РФ.

Особенностью данного вида мошенничества является то, что оно совершается лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность или участвующим в предпринимательской деятельности, и мошеннические действия непосредственно связаны с данной деятельностью. Если лицо фактически осуществляет предпринимательскую деятельность, но не зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя и не представляет организацию в силу трудового либо гражданского договора, то его нельзя признать субъектом данного преступления. В этом случае деяние квалифицируется как незаконное предпринимательство по ст. 14.1 КоАП РФ или по ст. 171 УК РФ, в зависимости от обстоятельств дела.

Неисполнение обязательства не влечет уголовной ответственности, если лицо намерено было его исполнить. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в п. 5 постановления от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, должен возникнуть у лица до получения чужого имущества или права на него.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ) совершается двумя способами: во-первых, путем обмана относительно наступления страхового случая и, во-вторых, путем обмана относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу. Обман может заключаться в представлении заведомо подложного официального документа, содержащего сведения о наступлении страхового случая, либо в представлении в страховую организацию документов, содержащих заведомо ложные сведения о понесенных страхователем затратах, которые в действительности оказались меньше указанных в этих документах. Сам по себе факт представления страхователем страховщику заведомо ложных и (или) недостоверных сведений в зависимости

от обстоятельств дела может содержать признаки приготовления к мошенничеству в сфере страхования или покушения на совершение этого преступления.

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ) совершается не путем обмана или злоупотребления доверием конкретного субъекта, а путем получения доступа к компьютерной системе и совершения действий, которые приводят к хищению чужого имущества или приобретению права на чужое имущество. Если не наступило последствий в виде материального ущерба собственнику или иному обладателю имущества по причинам, не зависящим от воли виновного, его действия следует квалифицировать как покушение на данное преступление по ч. 3 ст. 30 и ст. 159.6 УК РФ по совокупности с действиями, ответственность за которые предусмотрена ст. ст. 272 или 273 УК РФ.

На практике возникают определенные трудности при избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 159-159.6 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» и в п. 7 постановления от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» разъяснил, что ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пп. 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 159-159.3, 159.5, 159.6 УК РФ, - при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. В связи с этим суды обязаны при квалификации преступления по ч.ч. 1-4 ст. 159, ст. ст. 159.1-159.3, 159.5, 159.6 УК РФ во всех случаях выяснить, совершены ли эти преступления в сфере предпринимательской деятельности.

Анализ судебной практики показал, что в ряде случаев указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ судами не учитывались. Следует отметить, что и органы предварительного расследования при заявлении ходатайства о заключении подозреваемых под стражу не обосновывали вывод о том, что эти преступления не относятся к сфере предпринимательской деятельности. По отдельным делам это влекло не только необоснованное заключение подозреваемого

под стражу, но и продление срока содержания его под стражей. На практике встречались ситуации, когда для избрания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, органы предварительного следствия применяли «избыточную» квалификацию преступлений, не исключающих применение заключения под стражу.

По мнению законодателя, выделение специальных видов мошенничества, предусмотренных ст. ст. 159.1159.6 УК РФ, призвано снизить количество ошибок в ходе предварительного расследования и на стадии судебного разбирательства по делам данной категории. В частности, введение в УК РФ ст. ст. 159.1159.6 связывалось с повышением качества работы по выявлению и расследованию данных преступлений, более четкому отграничению уголовно наказуемых деяний от других правонарушений.

Однако вопрос о введении уголовной ответственности за специальные виды мошенничества является дискуссионным. Некоторые специалисты поддерживают позицию законодателя, другие же критически оценивают Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ и высказывают замечания к нему. Специалисты указывают на то, что все специальные составы мошенничества имеют бланкетный характер и для применения ст. ст. 159.1-159.6 УК РФ на практике требуется масса нормативно-правовых актов, регулирующих ту или иную сферу отношений. Вопросы вызывает проблема конкуренции общей и специальных норм, разграничение этих составов преступлений с мошенничеством (ст. 159 УК РФ) и между собой.

Действительно, следует отметить, что Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ не оправдал ожиданий, поскольку нормы ст. ст. 159.1-159.6 УК РФ казуистичны, рассогласованы, не всегда учитывают характер и степень общественной опасности деяния, а правила о конкуренции уголовно-правовых норм к ним неприменимы.

Возникает вопрос: а была ли вообще необходимость введения в УК РФ специальных видов мошенничества? На наш взгляд, мошенничество, совершаемое в самых различных сферах общественных отношений, можно было квалифицировать по ст. 159 УК РФ, не выделяя при этом специальных составов данного преступления. Ведь законодатель ограничился введением в УК РФ лишь нескольких видов специальных норм о мошенничестве. Совершенствовать нормы о мошенничестве необходимо не путем «дробления» ст. 159 УК РФ, а путем дополнения состава, предусмотренного ст. 159 УК РФ, новыми квалифицирующими признаками.

L. V. Monakhova

THE ISSUES OF JUDICIAL PRACTICE IN CRIMINAL CASES SPECIAL TYPES OF FRAUD

This article is devoted to the analysis of judicial practice on criminal cases about the crimes specified in articles 159-159.6 Criminal code of the Russian Federation. This issue is relevant to emerging in the practice of investigative bodies and the courts with questions of qualification of special types of fraud, introduced by Federal law of November 29, 2012 № 207-FL.

Key words: Criminal code of the Russian Federation, fraud, qualifications, criminal liability.

MONAKHOVA Larisa Vyacheslavovna - Candidate of Law, Associate Professor of the Department of Criminal law and Procedure of Mari State University, Yoshkar-Ola. E-mail: laranka@mail.ru

УДК 343.7

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ ПУТЕМ ОБМАНА ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОВЕРИЕМ

Иванцова Наталья Владимировна,

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и судопроизводства АНО ОВО ЦРФ «Чебоксарский кооперативный институт (филиаа) Российского университета кооперации», г. Чебоксары. E-mail: ivantzova.natalia@yandex.ru

Прыгунова Евгения Вячеславовна,

магистрант ФГБОУ ВО «Марийский государственный университет», г. Йошкар-Ола. E-mail: ejen26@mail.ru

В статье проведен сравнительный анализ и рассмотрены вопросы отграничения обмана и злоупотребления доверием при совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 и 165 УК РФ, а также возникающие при этом некоторые проблемы квалификации данных преступлений. Исследовано уголовное законодательство зарубежных стран выделяющее различные подходы к определению сущности преступлений против собственности, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием. На основании проведенного исследования проанализированы недостатки нормативного конструирования статей уголовного закона об ответственности за мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием и практики его применения.

Ключевые слова: преступления против собственности, хищение, обман, злоупотребление доверием, мошенничество, причинение имущественного ущерба, ст. 159 УК РФ, ст. 165 УК РФ, способ совершения преступления, зарубежная практика.

Теория квалификации преступлений представляет собой совокупность научных взглядов, идей, воззрений, концепций относительно правил уголовно-правовой оценки общественно-опасных деяний, установления соответствия общественно-опасного деяния составу или составам преступлений, предусмотренным уголовным законом. Установление уголовной ответственности и привлечение к ней за каждое совершенное преступление по соответствующей статье (части статьи) УК РФ, с одной стороны, призвано реализовать принцип неотвратимости наказания за каждое преступление, в полной мере учесть характер и степень общественной опасности содеянного, а с другой стороны, не должно привести к необоснованному вменению совокупности преступлений, двойно-

му учету одних и тех же обстоятельств, нарушению принципа справедливости.

Законодательной основой для квалификации преступления является состав преступления, т. е. система установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно-опасное деяние как преступление, которые являются необходимыми и достаточными для признания лица совершившим определенного рода преступление.

Для науки уголовного права и практики применения уголовно-правовых норм способ совершения преступления имеет важное значение. Будучи отраженным законодателем в ст. 159 УК РФ, способ прямо и непосредственно влияет на уголовно-правовую оцен-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.