Научная статья на тему 'Коронационные регалии в церемонии императорской коронации в России XVIII в'

Коронационные регалии в церемонии императорской коронации в России XVIII в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
812
121
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОРОНАЦИЯ / РЕГАЛИИ / КОРОНА / СКИПЕТР / ДЕРЖАВА / ЦЕРЕМОНИЯ / ИМПЕРАТОР (ИМПЕРАТРИЦА) / МОНАРХ / ИДЕОЛОГИЯ / EMPEROR (EMPRESS) / CORONATION / CROWN JEWELS / CROWN / SCEPTER / ORB / CEREMONY / MONARCH / IDEOLOGY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Волкова Марина Александровна

Статья посвящена анализу значения регалий (прежде всего короны, скипетра и державы) в художественном строе церемонии коронации, появившейся в России в начале XVIII в. и призванной утверждать новый государственный строй. Во многом она наследовала предшествовавшему венчанию на царство, но были и очевидные новшества, долженствовавшие свидетельствовать об изменившемся характере власти. Исследуется новая символика власти, одними из главных выразителей которой стали коронационные регалии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Crown Jewels (Regalia) in Imperial Coronation of 18th Cen tury Russia

The article analyses the significance of crown jewels (mostly crown, scepter and orb) in art concept of coronation. The ceremony of coronation appeared in Russian in 18th century and symbolized new state system. It proceeds from former coronation ceremony, but there were some innovations that illustrated new character of power. The article discusses new state symbols, including crown jewels.

Текст научной работы на тему «Коронационные регалии в церемонии императорской коронации в России XVIII в»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2010. № 2

М.А. Волкова

(аспирантка отделения истории искусства исторического факультета МГУ им.

М.В. Ломоносова)*

КОРОНАЦИОННЫЕ РЕГАЛИИ В ЦЕРЕМОНИИ ИМПЕРАТОРСКОЙ КОРОНАЦИИ В РОССИИ XVIII в.

Статья посвящена анализу значения регалий (прежде всего короны, скипетра и державы) в художественном строе церемонии коронации, появившейся в России в начале XVIII в. и призванной утверждать новый государственный строй. Во многом она наследовала предшествовавшему венчанию на царство, но были и очевидные новшества, долженствовавшие свидетельствовать об изменившемся характере власти. Исследуется новая символика власти, одними из главных выразителей которой стали коронационные регалии.

Ключевые слова: коронация, регалии, корона, скипетр, держава, церемония, император (императрица), монарх, идеология.

The article analyses the significance of crown jewels (mostly crown, scepter and orb) in art concept of coronation. The ceremony of coronation appeared in Russian in 18th century and symbolized new state system. It proceeds from former coronation ceremony, but there were some innovations that illustrated new character of power. The article discusses new state symbols, including crown jewels.

Key words: coronation, crown jewels, crown, scepter, orb, ceremony, emperor (empress), monarch, ideology.

* * *

Церемонии коронации (ее происхождению, истории, значению) посвящено большое количество трудов. К этой теме неоднократно обращались отечественные историки. Всплеск интереса пришелся на последнюю треть и конец XIX — начало XX в. — период от вступления на престол Александра III до 300-летнего юбилея дома Романовых (1913). Вышло множество описаний коронаций и предшествовавших им венчаний на царство, в которых содержится самая подробная информация1. На них, а также на аутентичных источниках (непосредственно коронационные альбомы XVIII в. с сопутствующими описаниями2 и литература, обращенная к императорским особам, в первую очередь одическая3)

* Волкова Марина Александровна, тел.: (985) 364-41-76, e-mail: marina_voIk@mail.ru

1 В частности, «Венчание русских государей на царство, начиная с царя Михаила Федоровича до императора Александра III» (СПб., 1883) и «Дни священных коронований» (Ред. А.А. Левенсон. Вып. 1-34. М., 1896).

2 Сохранились полная версия коронационного альбома Елизаветы I и фрагментарная — Екатерины II.

3 Оды В.К. Тредиаковского, И.Ф. Богдановича, А.П. Сумарокова, М.В. Ломоносова, Г.Р. Державина, М.М. Хераскова, В.П. Петрова.

базировались более поздние исследования в этой области. В советские годы монархическая тематика преподносилась достаточно предвзято. Новая волна интереса к теме коронации поднялась относительно недавно, в 90-е гг. XX в.4 Появились как отечественные5, так и зарубежные6 исследователи, задавшиеся целью восполнить пробелы в разработке данной темы.

Символы власти, в первую очередь коронационные регалии, также неоднократно становились предметом исследования. Ими, как сопутствующей темой, занимались опять же историки. Вначале давалась только история этих вещей7. Современные исследователи уделяют внимание в основном вопросам атрибуции8. Регалии рассматривались в разделах, посвященных ювелирному искусству, в сборниках по декоративно-прикладному искусству9. Большинство материалов носило справочный характер. Есть несколько альбомов, на страницах которых представлены коронационные регалии10. Однако это опять же работы исторического плана.

В статье будут рассмотрены коронации российских императриц XVIII в. — Екатерины I, Елизаветы I, Анны Иоановны и Екатерины II.

Если в трудах по теме рассказывается или отдельно о коронационной церемонии, или отдельно о регалиях, то в данной работе предполагается объединить эти вопросы, используя синтетический подход. Речь пойдет о регалиях с точки зрения их функций и роли в коронационной церемонии.

По сравнению с феодальным Средневековьем XVIII век — качественно новый этап в становлении и оформлении власти. Именно в это время складывается собственно имперская идеология относительно правящего монарха, которая представляется публике в ходе коронации, и не в последнюю очередь посредством коронационных регалий.

Что же включает эта идеологическая система? Это прежде всего так называемый государственный миф11, комплекс идей относительно

4 В частности, статьи о коронации Екатерины II: Амелёхина С.А. Коронация императрицы Екатерины II// Пинакотека. 1997, №2; СтепановаС.С. Коронация // Екатерина Великая и Москва. Каталог выставки/ Государственная Третьяковская Галерея. М., 1997.

5 Агеева О.Г. Императорский двор России. 1700—1796 годы. М., 2008.

6 Уортман Р.С. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2002; Fuller W.C. Jr. Strategy and power in Russia. 1600-1914. N.Y., 1992; KasinecE, Wortman R. The Mythology of Empire. Imperial Russian Coronation Album // Biblion. The Bulletin of the New York Public Library. 1992. Vol. 1. № 1. P. 77-100.

7 Так, достаточно большой раздел, в котором идет речь о регалиях, есть в уже упоминавшейся работе «Венчание русских государей на царство...».

8 См. например: КузнецоваЛ.К. Георг-Фридрих Экарт и Алмазная мастерская. Его отношения с Позье и работа над короной Екатерины I // Памятники культуры. Новые открытия: Письменность. Искусство. Археология. 1989. М., 1990. С. 379-391.

9 Русское декоративное искусство. Т. II. М., 1963.

10 Бобровницкая И.А. Регалии Российских государей. М., 2004; Полынина И.Ф., Рахманов Н.Н. Регалии Российской Империи. Альбом. М., 1994.

11 Сам термин «государственный миф» был введен филологами, занимавшимися исследованием одической литературы XVIII в., в частности В.М. Живовым.

государственной власти и ее прямого носителя — императорской персоны. Государственный миф подразумевает два основных аспекта. Первый — обоснование и пропаганда божественного происхождения императорской власти. Второй — «союз государя с государством», т.е. описание положительных, более того, героических качеств, которыми должен обладать властитель, создание идеального образа, который «примеряется» на конкретную персону12, а также утверждение нового Эдема, со всеми необходимыми составляющими оного (процветание и благоденствие, мирное состояние и др.) при монархическом режиме вообще и правлении того или иного конкретного монарха в частности.

Словесная фиксация государственного мифа происходит прежде всего в торжественных одах. Вот как, например, все вышеперечисленные блага, которые приносит приход к власти того или иного монарха, описывает Василий Кириллович Тредиаковский в применении к начинающемуся царствованию Елизаветы I:

Тобою мы благополучны Толь состоянии во всяком, Что ни случаи нам не скучны, Всем залога венец твой знаком. Заключаешь ли мир с другами? Дары с неба несутся сами: Льется обилие, богатство, Внутрь вселяется дух покойный, Порядок зрится всюду стройный, Искренность, любовь, верно братство.

«Всепресветлейшей державнейшей великой государыне императрице Элисавете Петровне, самодержице всероссийской, государыне всемилостивейшей всеподданнейшее в высочайший день ее коронования в царствующем и столичном городе Москве апреля — дня 1742 года, в приветственной оде изображенное и ее священнейшему величеству усерднейше посвященное чрез всеподданнейшегораба Василья Тредиаковского, импе-раторския Академии наук секретаря»13

12 Помимо общеобязательных качеств (Тредиаковский о Елизавете I: «Прекрасна, щедра, справедлива, Во всех добротах особлива...»), которыми должен был обладать каждый монарх, существовали отдельные нюансы. Так, Елизавета I и Екатерина II хотели быть для Отечества благодетельницами и избавительницами, Павел I же стремился стать носителем порядка и стабильности, воплощением дисциплины, его роли — командир и отец, он также вдохновлялся религиозной миссией самодержца (Скоробогатов А.В. Образ идеального государства в политической доктрине Павла Первого // Философский век. СПб., 2000)

13 Тредиаковский В. К. Избранные произведения / Вступ. ст. и подг. текста Л.И. Тимофеева. М.; Л., 1963. С. 135-140.

Коронационная версия государственного мифа была художественно-выразительной, как любое представление, оказывала самый действенный эффект, должна была оставлять совершенно определенное впечатление. Это был ритуал, освященный традицией, повторявшийся в мельчайших деталях, — что должно было отражать идею наследственного характера верховной власти, а также раскрывать перед зрителем божественное происхождение властителя.

Коронация, как и любая церемония, — театрализованное дей-ство14. Это утверждение особенно актуально в применении к XVIII в., времени господства стиля барокко, как нельзя более располагавшего к театрализации15. Барокко прекрасно соответствовало парадности коронационной церемонии, ее блистательной торжественности. Классицизм сделал эту парадность более строгой и сдержанной. Но на начальных этапах было необходимо впечатлить, увлечь, покорить. Нужна была яркость, блеск, пышность. Все это могло дать только прихотливое барокко, в котором было всего слишком, но именно эта избыточность обеспечивала безусловность воздействия.

В коронации на первое место выходит идея синтеза искусств, столь характерная для эстетики барокко16. Ведь именно в этой церемонии соединяются литературное слово (религиозно-молитвенная составляющая ритуала, его «словесная» подготовка в различных описаниях, издававшихся перед коронацией) и художественный язык различных видов искусств (декоративно-прикладного, оформительского, изобразительного). Таким образом, создается идейно-символический и художественный ансамбль, который имеет целью донести до зрителя государственную идею.

Если коронация — своего рода театральная постановка, то ставили, в сущности, «пьесу» о регалиях, главный смысл которой заключался в том, что после ряда достаточно продолжительных подготовительных процедур монарх принимал из рук митрополита регалии как символы своей будущей власти.

Комплекс коронационных регалий складывался постепенно. Коронация императора сменила венчание на царство, и некоторые императорские регалии «дублировали» царские. Они приобрели новую

14 Необходимо пояснить, что под театральностью в данном случае подразумевается условность и предопределенность, повторяемость, о которой речь шла выше, поведения персонажей, а также идентичность декораций и единообразие характера самого действия, его структуры, композиции и пространственной организации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15 См. литературу по теме: Лотман Ю.М. Театр и театральность в строе культуры начала XIX в. // Избранные статьи. Т. I. Таллинн, 1992; Свирида И.И. Театральность как синтезирующая форма культуры XVIII в. // XVIII век: Ассамблея искусств: Взаимодействие искусств в русской культуре XVIII века. Сборник статей. М., 2000; а также материалы конференций: Театральное пространство. Материалы научной конференции (1978). М., 1979; Театральность в жизни и в искусстве. М., 1993.

16 Алпатов М.В. Синтез искусств в эпоху барокко // Этюды по истории западноевропейского искусства. М., 1963.

форму, получили новое название, однако сам характер предметов остался тем же. Как замечает исследователь И.А. Бобровницкая: «Мантия заменила собой бармы — древнейший на Руси символ княжеской, а затем и царской власти, корона — древний царский венец — шапку Мономаха»17. Поэтому, говоря об императорских регалиях, нужно иметь в виду предшествующую традицию. При венчании на царство в Древней Руси использовались следующие регалии, являвшиеся принадлежностями царского сана, или «чина»: царский венец — так называли шапку Мономаха18, бармы, или оплечья19, животворящий крест. К ним еще при московских царях были присоединены скипетр (венчание на царство Федора Иоанновича, 1584 г.) и держава (при короновании невесты Лжедмитрия I, Марины Мнишек, предположительно 1606 г.20).

В ходе первой императорской коронации, Екатерины I в 1724 г., венец был заменен императорской короной. Скипетр и держава продолжали использоваться. При коронации Елизаветы Петровны (1742 г.) к ним были присоединены государственный меч, государственная печать и государственное знамя, или панир.

Императорская мантия, или епанча, с 1724 г. стала одной из главных коронационных регалий21. Надевалась также цепь ордена Андрея Первозванного22. При совместном короновании императора и его супруги использовалась также малая императорская корона. Ее делали по образцу большой, только меньшего размера. Император возлагал ее на голову императрицы23.

Таким образом, в полный список императорских регалий входили: большая и малая короны, скипетр, держава, а также мантия, цепь ордена Андрея Первозванного, меч, знамя и печать. Этот комплект в тех или иных вариациях использовался в ходе церемонии коронации. В нашем материале в первую очередь подлежат рассмотрению три главные коронационные регалии: корона, скипетр, держава, так как им уделялось основное внимание в ходе церемонии коронования.

17 Бобровницкая И. А. Первая императорская корона России / / Мир музея. 1998. № 4. С. 46.

18 Датируется первой третью XIV в., использовалась в поставлении на царство начиная с Ивана Грозного (1547 г.) до конца XVII в.

19 Большой круглый воротник, вытканный золотыми нитями и украшенный образами, драгоценными камнями и жемчугом. Из-под него спускалась широкая лопасть в виде епитрахили.

20 Согласно другой версии, это произошло при Борисе Годунове.

21 Ее изготавливали, что стало традиционным, из гладкой золоченной парчи, украшали многочисленными гербами, вышитыми разноцветными шелковыми нитями, серебром и блестками, отделывали мехом горностая.

22 Орден был основан Петром I в 1698 г.

23 Малые короны назывались также «выходными». Они были собственностью императриц. После кончины владелиц короны как правило демонтировались, а драгоценные камни с них, согласно завещанию, передавались родственникам усопшей.

Грандиозное действо коронации продумывалось до мельчайших деталей и готовилось задолго. Этот ритуал требовал особого декоративного убранства. Оно было разработано и выполнено в 1723-1724 гг. для первой коронации, на него ориентировались при всех последующих коронациях. Церемония проходила в Успенском соборе Московского Кремля, главной святыни православной России.

Особую роль играло оформление интерьеров храма. Ведь именно они были тем великолепным фоном, на котором разворачивалось действо. Оно было призвано свидетельствовать о неземном происхождении императорской власти, могуществе самодержца. На художественном уровне средствами визуального воздействия должна была утверждаться идея силы, прочности, справедливости, непобедимости власти (все эти качества входили в образ благости императорской власти). Здесь по сути утверждалась то безотчетное почтение к верховной власти, которое сопровождало русский народ на протяжении всего существования Российской Империи.

Все должно было сиять. Блеск и соответствующее свечение создавали золотые иконные фоны, а также материалы, использованные для отделки помещения. Это свечение должно было персонифицировать собой божественный свет. Применялись самые дорогие, редкие и ценные материалы, в первую очередь это касалось тканей. Выбирались яркие колористические сочетания. Преобладало алое и золотое — цвета, которые со времен Римской империи сопровождали властителя. Алые узорчатые парчовые персидские ковры, шитые золотыми нитями, постилались в Успенском соборе на троне, у царских врат и в алтаре, алые же бархатные дорожки устилали полы на пути императрицы. Покрывало балдахинов (носимого и висячего) — из алой парчи и бархата, шитое шелком, серебром и блестками с гербом Российской империи по центру. Подобным же образом обустраивали места для высших сановников, знатных особ и верховного духовенства. Все это соседствовало с вышитыми цветными нитями по золотой парче одеждам герольдов и ближайшего окружения императ-рицы24. Придворным предписывалось явиться на церемонию в парадном платье, близком по цвету к наряду императрицы, а также в великолепных украшениях, приветствовались бриллианты.

Важные части обряда коронации в порядке их исполнения: утром благовест в Успенском соборе и молебен о здравии их императорских величеств; по пушечному сигналу приход приглашенных во дворец, затем выход государя в Успенский собор; возложение мантии и короны при пении многолетия, пушечных залпах и колокольном звоне, далее — литургия, миропомазание и причащение; затем следовало поклонение мощам святых и могилам царственных особ в Архангельском соборе и Вознесенском женском монастыре. В память коронации

24Амелёхина С.А. Коронация императрицы Екатерины II // Пинакотека. 1997. №2.

обычно выбивалась медаль. Коронация сопровождалась празднествами с обильными угощениями.

Регалии являлись в этом представлении важнейшим звеном, с одной стороны, смысловым, с другой стороны, эстетическим.

Из места хранения они переносились на специальных подушках из гладкой позолоченной парчи с серебряными шнурами и кистями по углам25 во дворец, в аудиенц-залу. Регалии открывали процессию, их несли высшие сановники. Первой несли мантию, затем скипетр и державу и, наконец, императорскую корону. До того, как начиналось это медленное торжественное шествие, регалии выставлялись в ауди-енц-камере под балдахином на двух столах, покрытых специальными настольниками из узорной парчи с золотой бахромой. Такие же столы под регалии устанавливались в Успенском соборе «на троне» и в Грановитой палате.

Уже в коронационном одеянии и с орденом Андрея Первозванного монарх выходил из своих покоев в аудиенц-камеру. После окропления царского пути святой водой начиналось шествие с Красного крыльца в Успенский собор по специальному помосту, обитому красным сукном. Этот момент коронации иллюстрирует один из листов незавершенного коронационного альбома Екатерины II — «Шествие из Грановитой палаты в Успенский собор на коронацию».

Коронация была неспешной церемонией. Процессия шла медленно, все движения были неторопливыми, спокойно-размеренными. Большое значение придавалось поведению участников. Жестикуляция была строго ограничена. Любой жест привлекал внимание и потому становился особо значимым. Так, если кто-нибудь в ходе движения оступался или падала одна из коронационных регалий, это считалось плохим предзнаменованием и бросало тень на будущее правление.

Императрица вступала в Успенский собор и садилась на трон. Согласно богословскому истолкованию, этот акт должен был означать следующее: «Государь восседает на престол своих предков. Этим он свидетельствует перед лицом своего народа историческую законность своих прав на этот престол»26. Трон обильно декорировался. Так, трон Екатерины I выглядел очень эффектно за счет бархатной обивки с золотым галуном. Над троном на золотых нитях висел балдахин, также обитый бархатом, с гербами, вышитыми золотыми же нитями. Помимо императорского трона здесь ставили два старинных кресла, усыпанных драгоценными камнями.

После прочтения «символа веры» на императрицу возлагалась коронационная мантия, которую она не снимала до конца обряда.

Самое значимое место отводилось трем основным коронационным регалиям — короне, скипетру и державе. В сиянии сотен свечей, играв-

25 Такие подушки для регалий использовались только во время коронаций и похорон императоров и хранились в Оружейной палате.

26 Эйнгорн В. Венчание русских государей на царство. М., 1896. С. 42.

ших мириадами бликов на их драгоценных поверхностях, великолепные предметы, которые в своей форме, деталях, используемых материалах выражали государственную идею, из рук митрополита, высшего духовного лица, персоны, согласно своему сану близкой Богу, переходили к новому государю — помазаннику Божию, наместнику Бога на земле.

Митрополит возлагает на императрицу корону27. Богословское истолкование этого действия таково: «Государь облачается в венец: это знак царской чести и славы. Таковым он был и у древних народов, но возлагаемый перед алтарем в христианском храме это в то же время символ тернового венца Христа. Русский царь свидетельствует, что подобно своим предкам, самоотверженно принимает на себя всю тяжесть и бремя царского служения и готов на все подвиги для блага, чести и славы своего народа»28.

Когда на монарха возлагали корону, становилась очевидной идея, заложенная в форме и отделке этого предмета. Для коронации Екатерины I была выполнена первая корона29, давшая начало подобной форме всех последующих русских императорских корон. Непосредственным образцом послужил венец, выполненный для императора Священной Римской империи Рудольфа II в 1602 г. Эта корона именуется митрообразной и состоит из двух полушарий, полусфер, каркас которых образуется ромбовидной сеткой. Внизу они скреплены невысоким обручем, у верхнего края которого сохранились фрагменты фигурных розеток. Между ними проходит широкая дуга, посередине которой возвышался бриллиантовый крест. Считается, что «две почти соединенные полусферы воспроизводят круглую митру православного культа»30. Таким образом, венец становится проводником идеи о православном правителе как царе и пастыре в одном лице, т.е. о полноте светской и духовной власти. Два полушария также означают полноту императорской власти надо всей территорией российского государства с его европейской и азиатской частями. Символичны детали отделки. Так, на Большой императорской короне (короне Екатерины II) помещены бриллиантовые лавровые ветви, которые являются символами власти и славы, центральная дуга декорирована бриллиантовыми желудями и дубовыми листьями, которые со времен античности означают силу и крепость власти, а венчает композицию бриллиантовый крест, утверждая божественный характер этой власти.

После короны, игравшей первостепенную роль, императрице передавались скипетр и держава. Этот акт трактовался следующим об-

27 Екатерина II впервые в русской истории возложила на себя корону сама.

28 Эйнгорн В. Указ. соч. С. 42.

29 Она была заказана Петром I специально для коронования супруги. Есть предположения, что корона была готова к ноябрю 1723 г., и ее делал в Петербурге некий русский ювелир.

30 Бобровницкая И. А. Первая императорская корона России // Мир музея. 1998. № 4. С. 46.

разом: «Государь принимает в руки державу и тем свидетельствует перед народом, что он будет беречь и блюсти целость своей державы. При коронации монарх держит в руках скипетр, свидетельствуя этим, что он всегда готов бороться с врагами внешними и внутренними и будет карать разрушающих мир и благо, зло во всех его проявлениях»31. Скипетр часто использовался в эмблематике: «Скипетр, в руке или на державе лежащий, знаменует Божий промысел, обо всех тварях неусыпно пекущийся; верховную и самодержавную, царскую или императорскую власть, наследством, выборами или победами приобре-тенную»32. Держава в качестве атрибута власти использовалась со времен Римской империи. Держава в качестве эмблемы — это «глобус или шар, знак промысла или провидения Божия, вечности, власти и могущества коронованных глав»33.

С 1742 г., т.е. с коронации императрицы Елизаветы Петровны, все российские императрицы короновались только в платьях из гладкой серебряной парчи. После того как была выполнена эта хрупкая ткань, ее нужно было хранить в особых условиях для того, чтобы она не покрывалась патиной. То, что ныне сохранилось, дает лишь слабое представление о том, как выглядели платья в свое время. Вокруг императрицы, по всей видимости, разливалось ослепительное сияние. Если прибавить к этому еще и золотую мантию, то эффект, должно быть, был поразительный. Создавалась световая аура. Неслучайно сочинители од подчеркивали этот момент:

В отеческой короне

Блеснула на российском троне

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Яснее дня Елисавет:

Как ночь на полдень пременилась,

Как осень нам с весной сравнилась,

И тьма произвела нам свет34...

Это свечение поддерживалось естественными источниками света на улице и искусственными в помещении. На улице императрицу освещало солнце. Имперские коронации распределялись по времени года так: в основном это весна, две коронации — летом, две коронации — осенью. Во время большинства из них была удивительно солнечная погода. К тому же можно вспомнить, что сама церемония начиналась довольно рано. Выход с Красного крыльца совершался примерно в 8—9 часов утра, самое светлое время. Общему сиянию соответствовали и одеяния священнослужителей, обильно украшенные золотым шитьем.

31 Там же.

32 Эмблемы и символы. М., 1995. С.58.

33 Там же. С.56.

34Ломоносов М. В. Избранные произведения. Л., 1986. С. 122.

Таким образом, вся картина художественного оформления церемонии коронации строилась вокруг регалий. С их помощью она предельно ярко и убедительно сообщала «городу и миру» о том, кто (помазанник божий) будет стоять во главе государства, как он будет отправлять власть (совершая благодеяния) и в чем цель его деятельности (вести страну к процветанию). Перед зрителем являлась не просто венценосная особа во всем блеске своего великолепия, богатства и роскоши — что, конечно же, тоже очень важно, — но существо высшего, неземного происхождения, недосягаемое в своей полубожественной ипостаси.

Список литературы

1. Алпатов М.В. Синтез искусств в эпоху барокко // Этюды по истории западноевропейского искусства. М., 1963.

2. Амелёхина С.А. Коронация императрицы Екатерины II // Пинакотека. 1997. №2.

3. Бобровницкая И. А. Первая императорская корона России // Мир музея. 1998. №4.

4. Венчание русских государей на царство, начиная с царя Михаила Федоровича до императора Александра III. СПб., 1883.

5. Дни священных коронований / Ред. А.А. Левенсон. Вып. 1—34. М.,

1896.

6. ПолынинаИ.Ф., РахмановН.Н. Регалии Российской империи. Альбом. М.,1994.

7. Степанова С.С. Коронация // Екатерина Великая и Москва. Каталог выставки/ Государственная Третьяковская Галерея. М., 1997.

8. Уортман Р. С. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2002.

9. Эйнгорн В. Венчание русских государей на царство. М., 1896.

10. Эмблемы и символы. М., 1995.

Поступила в редакцию 24.06.2009.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.