Научная статья на тему 'Концепт «Внешность» на фразеологическом уровне (на материале английского, немецкого и русского языков)'

Концепт «Внешность» на фразеологическом уровне (на материале английского, немецкого и русского языков) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
118
14
Поделиться
Ключевые слова
КОНЦЕПТ "ВНЕШНОСТЬ" / АНГЛИЙСКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / НЕМЕЦКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / РУССКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / ФРАЗЕОЛОГИЯ / СОПОСТАВЛЕНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Белозерова Фаина Михайловна, Кишкина Екатерина Вячеславовна

Исследование фразеологических единиц, объективирующих концепт «внешность» в английском, немецком и русском языках, выявило языковую картину мира в трёх лингвокультурах, их структуры, общие и специфические черты в актуализации описываемого концепта на фразеологическом уровне трёх языков.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Белозерова Фаина Михайловна, Кишкина Екатерина Вячеславовна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Концепт «Внешность» на фразеологическом уровне (на материале английского, немецкого и русского языков)»

жиданное в них явно преобладает над возможным и жизненно достоверным» [6, 583]. В «Балаганчике» подчёркивается искусственность действия: всё происходящее лишь спектакль в «обыкновенной театральной комнате». По ходу действия «все декорации взвиваются и улетают наверх» [5, 71]. Необычность героев и их облика подчёркивается эпитетами: «необыкновенно красивая» (Коломбина), «картонная» (подруга), «звенящий» (Арлекин), «картонный» и «деревянный» (шлем и меч влюблённого средневекового рыцаря). Из картона, дерева - значит не имеет отношения к реальной жизни, неспособно влиять на неё. В пьесах «Король на площади» и «Незнакомка» исключительность героев вновь акцентируется эпитетами: «высокая» красавица в «чёрных» шелках (Дочь Зодчего), «маленькие, красные» (слухи), «безумная» красота (Дочери Зодчего), «самые сумасшедшие» (Зодчий и Поэт), «единственно прекрасный» лик, «бледный и падучий» блеск (Незнакомки), «прекрасный» (Поэт).

Как и у Шекспира, в лирических драмах А. Блока «исчезает подобие мотивировки поступков героев» [6, 583]. Непонятно, почему так неожиданно меняется отношение Пьеро к Коломбине и почему Коломбина уходит с Арлекином. Неясно, какая «сумасшедшая мечта» владеет городскими жителями в «Короле на площади» и почему Поэт в этой пьесе то ждёт кораблей, символизирующих социальные перемены, то хочет «сохранить короля от буйной черни», возведя на пьедестал Дочь Зодчего, в «тёмных... волосах» которой «горит королевский венец». В «Незнакомке» не мотивированы появление героини на Земле и её внезапное исчезновение. Все герои А. Блока призваны передать жизнь души, в пространствах которой развёртывается действие, - её сомнения, принятие нового без отвержения старого, романтическое стремление к подлинно прекрасному.

Как и в поздних произведениях Шекспира, в блоков-ских лирических драмах «основу фабулы составляют истории, романтические по своему характеру» [6,584], - меняющиеся отношения между мужчиной и женщиной. Все три пьесы русского художника - истории любви, любви возвышенно-идеальной, обрекающей на драматическое существование в обществе непонимания.

Романтизм драм А. Блока усиливают эмоционально насыщенные природные образы: «голубого. вечернего снега», «вечно юного» снега, «морозных игол», весны, моря, бури, «горячего ветра», «белых цветов», ночного неба и скатывающейся по нему «яркой и тяжёлой звезды».

И в шекспировских, и в блоковских пьесах «романтика служит своеобразной формой воплощения сложности и запутанности жизни» [6, 589]. В отличие от английского драматурга, русский художник избегает счастливо-утопических развязок. Для А. Блока оказалось более важным запечатлеть сам процесс переоценки ценностей, надежда на торжество высокого и прекрасного выражена, на наш взгляд, лишь в финале «Незнакомки».

Таким образом, с шекспировским творчеством лирические пьесы А. Блока роднит тематическая близость, русский драматург, подобно английскому художнику, сочетает рассмотрение универсальных вопросов человеческого бытия с анализом острых проблем современной жизни. А. Блок, двигаясь от лирики к драматургии, наследует традиции создания художественного целого по законам карнавала, сочетания в драматических произведениях карнавальности с романтикой. Приёмы и методы великого английского художника оказались востребованными и творчески использованными на сложном, переломном этапе русской жизни и русской культуры.

Список литературы

1. Блок А. Собр. соч.: в 6-ти т. Т. 4. Л.: Худ. лит., 1982. 464с.

2. Блок А. Собр. соч. Т. VIII. М.; Л., 1963.

3. Зиннер Э.П. Между двумя революциями // Шекспир и русская культура.

М.; Л.: Наука, 1965. 824 с.

4. Громов П. А. Блок, его предшественники и современники. Л.: Сов.

писатель. Ленингр. отд-е, 1986. 600 с.

5. А.А. Блок. Театр. Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-е, 1981. 496 с.

6. Аникст А.А. Шекспир. Ремесло драматурга. М.: Сов. писатель, 1974.

608 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Блок А.А. О драме // Блок А.А. О литературе. М.: Худож. лит., 1980.

350 с.

8. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Сов. Россия,

1979. 320 с.

Белозерова Фаина Михайловна Кишкина Екатерина Вячеславовна

КОНЦЕПТ «ВНЕШНОСТЬ» НА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОМ УРОВНЕ (на материале английского, немецкого и русского языков)

Аннотация

Исследование фразеологических единиц, объективирующих концепт «внешность» в английском, немецком и русском языках, выявило языковую картину мира в трёх лингвокультурах, их структуры, общие и специфические черты в актуализации описываемого концепта на фразеологическом уровне трёх языков.

Ключевые слова: концепт «внешность», английские фразеологические единицы, немецкие фразеологические единицы, русские фразеологические единицы, фразеология, сопоставление.

В русских, английских и немецких ФЕ, объективирующих концепт «внешность», описываются:

1. Сходство и отличие во внешности: As like as two peas; As like as an apple to an oyster; Sie gleichen einander wie ein Ei dem andern; Wie aus dem Gesicht geschnitten sein; Как две капли воды; Волос в волос; голос в голос; На одно лицо; Похоже, как гвоздь на панихиду);

2. Цвет лица (Red as a cherry; As pale as death; Farbe bekommen; Die Farbe wechseln; Кровь с молоком; Ни кровинки в лице нет);

3. Красота и уродство (Pretty as a picture; Fair as a lily (rose); Easy on the eye; Ugly as a sin; Er ist kein Adonis; Schonheit kann man nicht essen; Как картинка);

4. Рост (Tall as a maple; Tom Thumb; Ein langes Elend sein; Wie ein Baum; Коломенская верста; От горшка два [три] вершка; Каланча пожарная; Рост в рост);

5. Одежда и внешний вид (Dressed to kill; The tailor makes the man; Spick and span; Fine feathers make fine birds; Good clothes open all doors; Bear (carry) one's age well; The cut of one's jib; In full fig; Look as if one just came (stepped) out of a bandbox; Mutton dressed as a lamb; Kleider Machen Eeute; Bin eitler Affe; Wie ein lackierter Affe; in grosser

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Aufmachung; Одет с иголочки; Наряди пень, и пень хорош будет);

6. Несоответствие внешности и характера (A fair face may hide a foul heart; Fair without, foul (false) within; Appearances are deceitful; Breite Stirn, wenig Him; Vor den Leuten Ilja, zu Hause - ein Schwein; Schone Haut, hassliche Gedanken; GroB ist der Baumstumpf, doch schlecht; Ein Wolf im Schafspelz ; Eine schwarze Kuh gibt auch weiBe Milch; Рубашка белая, да душа черная; Собой красива, да душой трухлява; Сверху ясно, снизу грязно; Лицом хорош, да душой не пригож; Личиком гладок, а делами гадок; Мал соловей, да голосом велик; Мал золотник, да дорог);

7. Телосложение (A bag of bones; Fat as a pig; Fat as butter; Lean as an alley cat; Plum as a partridge; Thin as a lath; Ein rechter Bar; Gesund(stark) wie ein Bar; j-d fallt aus dem Anzug; j-d kann Baume ausreissen; Wie eine Eiche; Кожа да кости; Драная кошка; Худой, как щепка).

Проанализировав собранные ФЕ, объективирующие концепт «внешность», можно установить языковые картины мира английской, немецкой и русской лингвокультур. Ниже представлены структуры концептов, представляющих внешность человека (рис. 1).

1. Английская картина мира

2. Русская картина мира

3. Немецкая картина мира

Рис. 1. Языковые картины мира разных лингвокультур

Итак, в английской лингвокультуре понятие красоты ассоциируется с (Bear one's age well; Fresh as a daisy), опрятностью (Cleanliness is next to godliness), румянцем (Red as a cherry). Высокий рост также считается из показателей красоты (Tall as a maple). Бледность, полнота - не признаками красоты, а скорее уродства (Fat as a pig; Fat as butter; Like a sack of potatoes; Plum as a partridge; As pale as death). Однако худоба также выражена отрицательно в английских ФЕ (Thin as a lath). В русской лингвокультуре красота представлена такими понятиям здоровье, полнота, румянец (Косая сажень в плечах; Кровь с молоком). Уродливыми же в русской культуре считаются бледность, излишняя худоба, высокий рост (Ни кровинки в лице нет; Худой, как щепка; Живые мощи; верста; Каланча по-

жарная). Однако про слишком низкого ростом говорят «От горшка два [три] вершка». Излишняя полнота также скорее недостаток (Лопаться от жиру; В дверь не проходит).

В английской языковой картине мира много ФЕ, касающихся одежды (Good clothes open all doors; The tailor makes the man), в русской и немецкой языковых картинах мира такого большого внимания не уделяется.

В немецкой языковой картине мира понятие красоты ассоциируется прежде всего с могучестью, силой (Gesund (stark) wie ein Bar; j-d kann Baume ausreissen; Wie eine Eiche). Ценится также простота, опрятность в одежде и аккуратность (Eine gute Figur machen; Wie aus dem Ei gepellt; Das Dekorum wahren). Молодость также является неотъемлемым атрибутом красоты в немецкой лингвокультуре (Gut erhalten sein; kein unbeschriebenes Blatt mehr sein). Уродливым в немецкой лнгвокультуре считаются излишняя худоба (Vom Fleisch fallen; j-d fallt aus dem Anzug), бледность (Die Farbe wechseln). Следует отметить, что в немецкой лингвокультуре огромное внимание уделяется противопоставлению внешнего облика человека его внутренним чертам, поведению (Man empfangt den Mann nach dem Gewand und entlaBt ihn nach dem Verstand; Klein, aber fein; Je groBer eines Magdleins Putz, je minder ist sie selber Breite Stirn, wenig Hirn). Из чего следует вывод, что в немецкой лингвокультуре внешности уделяется очень незначительное внимание.

Анализируя три языковые картины мира, приходим к выводу, что одни и те же понятия в разных культурах могут приобретать определенные коннотации, зачастую даже противоположные друг другу. Например, полнота в русской культуре ассоциируется с красотой, а высокий рост - скорее недостаток. В английской же языковой картине мира наоборот, полный человек - некрасив, а высокий - красив.

Исходя из этого, у каждого народа существуют свои идеалы красоты. В английской лингвокультуре это - молодой, высокий, хорошо одетый человек, со здоровым цветом лица. В немецкой - сильный, опрятный человек могучего телосложения. В русской же лингвокультуре это здоровый, полный человек среднего роста и могучего телосложения.

Сравнивая три языковые картины мира, делаем вывод, что русская и немецкая картины мира гораздо ближе друг к другу по содержанию, чем английская.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исследование отражения тендерных стереотипов во фразеологии в проанализированном материале показало следующее:

1. Большая часть фразеологизмов не различается по

полу;

2. Часть фразеологизмов относится только к мужчинам (The to a Maiden's prayer- красивый холостяк, завидный жених; Tom Thumb- лилипут, мальчик с пальчик; Как лунь (седой [белый]) - совсем седой, белый; Er ist kein Adonis - он не Адонис; Bin eitler Affe - пижон; Ein rechter Bar - настоящий медведь (неповоротливый, грубый) Gesund(stark) wie ein Bar - здоровый как медведь);

3. Часть фразеологизмов относится только к женщинам (Драная кошка - худая женщина; мокрая курица, Старая песочница, талия в рюмочку; Fair as a lily (rose) - прекрасна, как лилия. Fresh as a daisy (rose) - свежа, как роза, цветущая. Mutton dressed as a lamb - молодящаяся, расфуфырилась на старости лет. Fashion plate - модно одетая женщина;

4. Группа, которая по внутренней форме может быть соотнесена с мужской деятельностью, но не исключает и женского референта (Косая сажень в плечах - широкоплечий, могучего телосложения, Tall as a maple - высокий, как клен, Wie ein Baum - здоровый как дерево);

5. Группа, где есть парные соответствия: В костюме

Адама и Евы - нагишом. Im Adamskostüm - в костюме Адама, A chit/slip of a girl/boy - стройная, худощавая);

6. Группа, где внутренняя форма отсылает к женскому референту, но само выражение применимо ко всем лицам: краса ненаглядная, Pretty as a picture - хороша, как картинка, j-m Augen machen - строить кому-либо глаза, mit den Augen klappern - играть глазами.

Количество отрицательно коннотированных единиц высоко и в мужской, и в женской группе. Этот факт следует соотносить не с полом референта, а с общей закономерностью фразеологии: отрицательно коннотированных единиц в целом больше по всему фразеологическому полю. Большого различия в тендерных стереотипах 3 языков нами не были обнаружены.

Оценка - один из важнейших моментов в структуре отражательной деятельности сознания. Оценка - мыслительное действие на интуитивной основе с целью ориентировочно установить наличие тех или иных признаков у вещей и событий. Результат оценки - мнение о наличии, количестве, качестве признаков у вещей и событий.

В результате анализа собранного материала мы выделили фразеологизмы с положительной, нейтральной и отрицательной коннотацией.

Сопоставив фразеологизмы, актуализирующие концепт «внешность», с положительной, отрицательной и нейтральной оценкой в русском, немецком и английском языках, можно сделать следующие выводы:

1. Очень ограниченно и осторожно подается в словарях эмоционально-экспрессивная оценка фразеологизмов. Объясняется этот факт почти отсутствием данных, которые позволили бы говорить о той или иной преимущественной эмоционально-экспрессивной характеристике каждого фразеологизма и устанавливать для него какие бы то ни было нормы в этом отношении.

2. Больше всего в данных языках ФЕ с отрицательной оценкой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Вторая группа по количеству ФЕ - фразеологизмы с нейтральной оценкой. В немецком языке их значительно больше, чем в русском и английском. Количество ФЕ с нейтральной оценкой в немецкой фразеологии количет-венно схоже с отрицательными ФЕ.

4. Самую меньшую группу составляют ФЕ с положительной оценкой во всех трех языках. Наличие чего-либо положительного рассматривается как норма и потому упоминается значительно реже.

5. В русском и немецком языках ФЕ, содержащих концепт «внешность», с положительной оценкой значительно меньше, чем в английском. В основном все характеристики человеческой внешности в данных языках несут отрицательный оттенок.

Несмотря на некоторые различия в языковых картинах мира трех языков, встречаются языковые эквиваленты. Это может быть связано с заимствованием из общего источника, взаимозаимствованием либо со сходством концептуальных картин мира. Ниже приведена таблица некоторых примеров межъязыковых эквивалентов.

Выражения «A bag of bones» - «Мешок с костями», «Skin and bone» - «Кожа да кости» присутствуют в двух языках и характеризуют чрезвычайно худого человека и несут отрицательную оценку

«Blush to the roots of one's hair» - «До корней волос (краснеть)» также присутствуют во фразеологии русского и английского языков. В русском существует синоним «Краснеть до ушей», который употребляется более часто.

Таблица 1

Английский язык Русский язык Немецкий язык

A bag of bones Мешок с костями

Blush to the roots of one's hair Краснеть до корней волос

Fair as a lily (rose) Прекрасна, как роза

Fat as a pig Жирный как свинья

Appearances are deceitful Внешность обманчива Der Augenschein trugt

As pale as death Бледный как смерть

Pretty as a picture Красива, как картинка

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The tailor makes the man Kleider machen Leute

Skin and bone Кожа да кости

В костюме Адама Im Adamskostum

Не все то золото, что блестит Es ist nicht alles Gold,was glanzt

«Fair as a lily (rose)» - «Прекрасна, как роза» - такого рода сравнение можно встретить во многих языках. Сравнение девушки с цветком встречается довольно часто.

«Fat as a pig» - «Жирный, как свинья» употребляется в вульгарной речи для обозначения излишней полноты человека.

«Appearances are deceitful»- «Внешность обманчива» - «Der Augenschein trugt» - утверждение, касающееся внешности в целом. Этот фразеологизм присутствует во всех исследуемых языках.

Эквивалентность таких ФЕ, как «As pale as death»-«Бледный, как смерть» связана с общим представлением двух культур о смерти. Образ смерти ассоциируется с чем-то бледным и безжизненным как в русской, так и в английской культуре. В немецком же языке такого сравнения нет.

«Pretty as a picture» - «Красива, как картинка» - так говорят о миловидной девушке.

«The tailor makes the man» - «Kleider machen Leute» -данные фразеологизмы присутствуют в английском и немецком языках. В русском же - нет, возможно, потому что в данной лингвокультуре не уделяется большого внимания одежде.

«В костюме Адама» - «Im Adamskostum» - имеют библейское происхождение, поэтому их наличие в нескольких языках легко объяснимо.

Также в русской и немецкой фразеологии есть такие

эквиваленты, как «Не все то золото, что блестит» - ««Es ist nicht alles Gold, was glanzt».

Наряду с межъязыковыми эквивалентами также существуют уникальные ФЕ, присущие только определенному языку. В английском языке, например, к таким, относятся следующие фразеологизмы: Look as if one just came (stepped) out of a bandbox; Mutton dressed as a lamb; As like as an apple to an oyster; Smooth as a billiard ball; Spick and span; Yellow as a guinea. В русском языке примерами уникальных ФЕ являются: Коломенская верста; Каланча пожарная; Кровь с молоком; Косая сажень в плечах; Похоже, как гвоздь на панихиду.

В немецком: Das Kleid macht keinen Monch; die Kapuze macht den Monch nicht; als hatte man ihm die Butter vom Brot genommen.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Никитин М.В. Проблема классификации фразеологизмов, их

относительная устойчивость и варьирование // Проблемы устойчивости и вариантности фразеологических единиц. Тула, 1968. С. 61-74.

2. Бинович Л.Э., Гришин Н.Н. Немецко-русский фразеологический

словарь. Изд. 2-е, испр,доп. М.: Рус.яз., 1975. 312с.

3. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. М.:Рус.яз.,1999.

512 с.

4. Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. Изд.3-е.М.:

Рус.яз., 1978. 783 с.

5. The Worldworth Dictionary of idioms. Great Britain.: Worldworth Editions.,

1996. 432 c.

Васильев Игорь Евгеньевич

ЧЕЛОВЕК И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА В «КОЛЫМСКИХ РАССКАЗАХ» В. ШАЛАМОВА1

Аннотация

Статья посвящена «Колымским рассказам» В. Шаламова как примеру «новой прозы», разрабатываемой писателем с опорой на факт и документ, в полемике с традиционными приемами психологизма, сюжетного вымысла. Автор приходит к выводу, что безжалостный взгляд на человека, трезвый аналитизм в изображении человека и суровых обстоятельств неволи не помешал писателю изобразить сопротивление злу и ростки человечности в самых запредельных адских условиях сталинских лагерей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: новая проза, человек, обстоятельства, лагерь, жизнь, смерть, выживание, человечность

Варлам Тихонович Шаламов - писатель и поэт, политический узник сталинских лагерей, отсидевший «в зоне» семнадцать лет, познавший всю подноготную пени-

1 Исследование подготовлено в рамках комплексного интеграционного проекта УрО - СО РАН «Сюжетно-мотивные комплексы русской литературы в системе контекстуальных и интертекстуальных связей (национальный и региональный аспекты)».

тенциарной системы тоталитарного общества. Он ненавидел лагерь, настаивал, что опыт лагерной жизни целиком отрицательный, и, тем не менее, снова и снова обращался к лагерному материалу, создав свои знаменитые «Колымские рассказы» - энциклопедию лагерной жизни, полностью опубликованную лишь посмертно.

В этот монументальный труд вошли сборники рассказов и очерков, названные «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы», «Перчатка, или КР-2». В «Колымских рассказах» Шаламов осмыслял важные нравственные вопросы о моральном сопротивлении человека машине уничтожения, о возможностях влияния на обстоятельства, о путях самосохранения в жесточайших условиях.

Участник трагических исторических процессов свидетельствовал от лица многомиллионных жертв, замученных в сталинских лагерях. «Я хочу только все запомнить, запомнить и описать», - говорит автобиографический герой рассказа «Букинист» [1, I, 330].

«Колымскими рассказами» Шаламов органически влился в поток литературных произведений, созданных бывшими узниками мест заключения. Создатели лагерной прозы - Л. Бородин, О. Волков, А. Жигулин, И. Солоне-вич, А. Солженицын, Б. Ширяев и др. - запечатлели ужас гулаговских застенков и, одновременно, затронули вечные нравственно-философские проблемы человеческого существования.

Человек, захваченный враждебными катаклизмами эпохи, - вот что определяет сферу интересов Шаламова, с героев которого «психологическая оболочка срывается нечеловеческим давлением лагерной жизни» и «остается голая человеческая суть» [2, 62]. Рельефно вырисовывая эту драматическую коллизию, писатель приходил к неутешительным выводам, что «человек оказался гораздо хуже, чем о нём думали русские гуманисты XIX и ХХ веков» [7, 154]. Концепция человека, особенности его видения и изображения у Шаламова в свете таких острых заявлений писателя требуют пристального внимания. Как и каких героев показывал писатель в «колымских рассказах»? В каких жизненных положениях и сшибках они предстают перед читателем? Эти вопросы нуждаются в осмыслении в первую очередь, если мы хотим понять специфику творчества прозаика.

Творчество Шаламова имеет широкий резонанс. В стране и за рубежом возник круг почитателей Шаламова и исследователей, давно и результативно изучающих колымскую прозу писателя (И. Сиротинская, Б. Лесняк, А. Солженицын, А. Синявский, Е. Волкова, В Ганущак, Е. Громов, Н. Есипов, И. Некрасова, И. Сухих, Л. Тимофеев, Е. Шкловский, Ю. Шрейдер, Л. Токер, Ф. Апанович, Е. Михайлик, М. Никольсон, М. Берютти). Одним из главных выводов, который признан в шаламоведении, является следующий: «Шаламов блистателен в своей попытке описать психологию действий в условиях длительных и безнадежных решений» [3, 241].

Заслуживает всяческого одобрения мысль В. Есипова о человековедческой направленности таланта прозаика: «Осмысляя исторические реалии в свете личного опыта, Шаламов, видимо, пришел к выводу что корень мирового зла таится не столько в идеях, хороших или плохих, и не в политической организации общества, сколько в самом человеке» [4, 173]. Мнение критика поддерживает екатеринбургский исследователь Н.Л. Лейдерман, который пишет о «Колымских рассказах»: «Здесь объект постижения не Система, а человек в жерновах Системы. Шаламова интересует не то, как работает репрессивная машина ГУЛАГа, а то, как «работает» человеческая душа, которую старается раздавить и перемолоть эта машина» [5, 152].