Научная статья на тему 'Клетки крови Фактор связи между липопероксидацией и взаимодействием тромбин-фибриноген'

Клетки крови Фактор связи между липопероксидацией и взаимодействием тромбин-фибриноген Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

CC BY
155
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Экология человека
Scopus
ВАК
CAS
RSCI
Ключевые слова
ТРОМБОЦИТЫ / МОНОЦИТЫ / НЕЙТРОФИЛЫ / ЭРИТРОЦИТЫ / ЛИПОПЕРОКСИДАЦИЯ / ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ТРОМБИН-ФИБРИНОГЕН / MONOCYT'S / PLATELETS / NEUTROPHILS / ERYTROCYTES / LIPIDPEROXIDATION / INTERACTION THROMBIN-FIBRINOGEN

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Алборов Р. Г.

При введении крысам антиили прооксидантов угнетается или ускоряется липопероксидация в тромбоцитах и моноцитах, менее заметно в нейтрофилах и эритроцитах. Содержание продуктов взаимодействия тромбин-фибриноген в плазме снижается при торможении и растет при активации липопероксидации. Инфузия здоровым крысам тромбоцитов и моноцитов от животных-доноров, получавших прооксиданты или антиоксиданты, повышает у реципиентов содержание продуктов взаимодействия тромбин-фибриноген более заметно при инфузии клеток от крыс, получавших прооксиданты. Клетки крови участвуют в реализации связи между липопероксидацией и взаимодействием тромбин-фибриноген и могут быть расположены по этому признаку в последовательности: тромбоцитымоноцитынейтрофилыэритроциты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Алборов Р. Г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BLOOD CELLS THE FACTOR OF COMMUNICATION BETWEEN LIPIDPEROXIDATION AND INTERACTION THROMBIN-FIBRINOGEN

At introduction to rats of antioxidants or prooxidizers it is oppresssed (accordingly, it is accelerated) lipidperoxidation in platelets and monocyt's, it is less appreciable in neutrophils and erythrocytes. The contents of products of interaction thrombinHfibrinogen in plasma are reduced at braking and grows at activation lipidperoxidation. Infusion to healthy rat's platelets and monocytes from the animals receiving prooxidizers or antioxidants, causes in donors growth of the contents of products of interaction thrombinHfibrinogen, more appreciable at infusion of cells from the rats receiving prooxidizers. Blood cells participate in realization of communication between lipidperoxidation and interaction thrombinHfibrinogen and can be located on this attribute in sequence platelets → monocyt's → neutrophils → erythrocytes.

Текст научной работы на тему «Клетки крови Фактор связи между липопероксидацией и взаимодействием тромбин-фибриноген»

УДК 612.11

КЛЕТКИ КРОВИ — ФАКТОР СВЯЗИ МЕЖДУ ЛИПОПЕРОКСИДАЦИЕЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕМ ТРОМБИН-ФИБРИНОГЕН

© 2005 г. Р. Г. Алборов

Государственная медицинская академия, г. Тюмень

Клетки крови и эндотелиоциты участвуют в сохранении текучести крови, в тромбино- и фибриногенезе, в фибринолизе [5, 9, 12, 24]. Механизмы взаимодействия клеток крови в гемостазе мало изучены, хотя сведения об их кооперации в процессах гемокоагуляции имеются [29, 30], в частности, есть единичные данные о роли тромбоцитов, эритроцитов и лейкоцитов в реализации связи липопероксидация — гемостаз [13, 22], показано, что про- или антиоксиданты модифицируют липопероксидацию в тромбоцитах, что эритроциты, моноциты и нейт-рофилы при контакте с тромбоцитами повышают их агрегацию пропорционально степени высвобождения липопероксидов [1, 21]. В связи с этим представляет интерес изучение липопероксидации в эритроцитах, нейтрофилах, моноцитах и тромбоцитах, влияние которых на взаимодействие тромбин—фибриноген допускается [2].

Цель исследований — изучить сдвиги уровня продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген, липопероксидов и антиоксидантного потенциала в тромбоцитах, эритроцитах и лейкоцитах при угнетении и активации перекисного окисления липидов.

Материалы и методы

Опыты проведены на нелинейных белых крысах — 232 особи, масса тела (175+17) г, — для которых известны дозы применявшихся нами антиоксидантов. Важно, что работы по изучению гемостаза при разнообразных воздействиях выполнялись часто на крысах и то, что у крыс можно брать пробы крови из яремной вены (в шприц со стабилизатором) в достаточном для определения комплекса показателей количестве (до 40 мл/кг массы тела), не нарушая гемостазиологических правил [4]. Сезонные сдвиги гемостаза, его зависимость от метеофакторов [6] потребовали включения в опыты контрольных групп. Кровь брали у наркотизированных (диэтиловый эфир) крыс, стабилизируя ее 3,8 % раствором цитрата натрия [4].

Для выделения клеток объединяли кровь четырех крыс обследуемой группы: 4 мл крови отдельной особи, стабилизированной раствором гепарина (0,1 мл/мл крови, концентрация гепарина — 5 000 ед./мл).

Для оценки гемостаза определяли в плазме показатели, позволяющие судить о взаимодействии тромбин—фибриноген: содержание продуктов деградации фибрина (ПДФ) — индикатора коагуляционной активности [31 —33] в модификации [7]; содержание D-димеров (индикаторы коагуляционной активности или компенсаторного фибринолиза [10, 14, 23]) — метод латексной агглютинации с моноклональными антителами к D-димерам [11] (набор «D-dimer test», Roche); содержание растворимых комплексов мономерного фибрина (РКМФ) [13], отражающее коагуляционную активность [25, 33]. Содержание фактора Р3 в плазме

При введении крысам анти- или прооксидантов угнетается или ускоряется липопероксидация в тромбоцитах и моноцитах, менее заметно — в нейтрофилах и эритроцитах. Содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген в плазме снижается при торможении и растет при активации липоперок-сидации. Инфузия здоровым крысам тромбоцитов и моноцитов от животных-доноров, получавших прооксиданты или антиоксиданты, повышает у реципиентов содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген более заметно при инфузии клеток от крыс, получавших прооксиданты. Клетки крови участвуют в реализации связи между липопе-роксидацией и взаимодействием тромбин—фибриноген и могут быть расположены по этому признаку в последовательности: тромбоциты ^ моноциты ^ нейтрофилы ^ эритроциты. Ключевые слова: тромбоциты, моноциты, нейтрофилы, эритроциты, липопероксидация, взаимодействие тромбин—фибриноген.

рассчитывали по разнице показателей АВР плазмы до и после освобождения ее от тромбоцитов — по Rabiner & Groder в описании; содержание фактора Р4 в плазме

— по действию прогретой и обедненной тромбоцитами плазмы [4].

Липопероксидацию контролировали по содержанию диеновых конъюгат и продуктов, реагирующих с тио-барбитуровой кислотой, периоду индукции и скорости окисления [8, 20].

Выделяли и отмывали эритроциты как описано [3]; нейтрофилы, моноциты и лимфоциты — в градиенте плотности, создаваемом с помощью фиколла и веро-графина [28]. Разделяли лимфоциты и моноциты изокинетически [27].

Крысы получали суточную порцию одного из про-или антиоксидантов с рационом вязкой консистенции (каша из смеси овсяной и ячменной круп), в суточной порции равномерно распределяли вводимые вещества.

Как антиоксиданты использовали димефосфон, свойства которого обусловлены синергическим влиянием на эффект присутствующих в организмах антиоксидантов. Этот препарат выбран в связи с необходимостью исключить возможность эффектов, связанных со специфическими свойствами витаминов и потому, что этот антиоксидант у здоровых не влияет на гемостаз [15]. В дозе 1—3 г/кг димефосфон обеспечивает у животных высокий антиоксидантный эффект [18, 19]. Использовали также селмевит (комплекс витаминов с минеральными веществами), которому свойственна высокая антиоксидантная активность, обусловленная присутствием в нем «ловушек» свободных радикалов,

протектора сульфгидрильных групп и селена — компонента энзимов антиоксидантной защиты [16, 18].

Как прооксиданты использованы ацетат свинца и тироксин. Ацетат свинца (50 мг на 1 кг массы тела) активирует липопероксидацию и снижает антиоксидантный потенциал к 10— 15-му дням [17]. Тироксин (1,5 мг/кг), взаимодействуя с клетками крови, усиливает переокисление мембранных липидов, активирует эндогенную фосфолипазу митохондрий, ускоряя пере-кисное окисление фосфосфолипидов в мембранах [26].

Схема экспериментов определена задачей конкретных опытов и излагается при их описании или в таблицах.

Результаты исследований

Изучая сдвиги липопероксидации и гемостаза, последовательность их возникновения в клетках крови при торможении липопероксидации 6-метилтиоурацилом, обнаружили следующее (табл. 1):

1. На 25-й день падает уровень липопероксидов и скорость окисления, удлиняется период индукции в тромбоцитах и (менее заметно) в моноцитах. В тромбоцитах небольшое удлинение периода индукции выявилось уже на 20-й день, а на 30-й и 35-й дни те же сдвиги обнаруживаются во всех клетках;

2. Во все сроки наблюдений по степени сдвигов липопероксидации и антиоксидантного потенциала клетки располагаются так: тромбоциты ^ моноциты ^ нейтрофилы ^ эритроциты;

3. Сдвиги уровня продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген впервые выявляются на 30-й день

Таблица 1

Продукты взаимодействия тромбин—фибриноген и липопероксидация в тромбоцитах, моноцитах, нейтрофилах и эритроцитах в разные сроки введения 6-метилтиоурацила (150 мг/кг в день), п на каждом этапе = 7

Показатели Контроль 20-й день 25-й день 30-й день 35-й день

Фактор Р3, % 85,2±2,0 87,1±1,1 85,2±1,4 79,1±1,2*+ 74,7±1,3*+

Фактор Р4, с 3,3±0,06 3,1±0,03 2,8±0,06 2,1±0,04*+ 1,8±0,04*+

Продукты деградации фибрина, мг% 16,8±1,1 16,2±0,5 15,5±0,07 13,0±0,04*+ 12,1±0,04*+

Растворимые комплексы фибринмономе-ров, мкг/мл 25,4±1,1 24,2±1,1 23,2±1,0 20,1±0,4*+ 18,3±0,3*+

Э-димеры, мкг/мл 0,20±0,007 0,18±0,010 0,17±0,007 0,15±0,002*+ 0,13±0,006*

Диеновые конъюгаты, А/мг липидов 0,045±0,004 0,032±0,003 0,027±0,002 0,021±0,002 0,044±0,004 0,029±0,003 0,030±0,003 0,022±0,003 0,031±0,0005*+ 0,0,27±0,003*+ 0,029±0,002 0,022±0,019 0,024±0,0005*+ 0,019±0,0003*+ 0,022±0,0002*+ 0,017±0,0001*+ 0,020±0,0003*+ 0,016±0,0002*+ 0,019±0,0003*+ 0,016±0,0004*+

Продукты, реагирующие с тиобарбитура-том, ед./мг липидов 0,76±0,056 0,54±0,004 0,33±0,003 0,29±0,002 0,71±0,029 0,55±0,005 0,35±0,005 0,39±0,003 0,55±0,031*+ 0,49±0,004*+ 0,30±0,003 0,27±0,003 0,48±0,012*+ 0,43±0,007*+ 0,27±0,004*+ 0,20±0,002*+ 0,39±0,024*+ 0,38±0,025*+ 0,23±0,006*+ 0,19±0,03*+

Период индукции, мин/мл 48,5±2,3 48,5±2,3 46,4±2,1 47,3±2,0 53,9±1,0* 48,1±2,1 47,4±2,2 49,9±2,1 59,9±1,3*+ 50,9±1,9*+ 49,4±2,3 51,9±2,3 64,8±1,4*+ 56,7±1,5*+ 54,1±2,1*+ 52,8 ±2,0*+ 67,2±1,3*+ 59,3±1,4*+ 56,1±2,0*+ 53,9 ±1,8*+

Скорость окисления, мм3 в мин 0,69±0,04 0,64±0,03 0,61±0,04 0,63±0,05 0,65±0,03* 0,62±0,05 0,59±0,03 0,60±0,03 0,60±0,02* 0,58±0,03* 0,57±0,04 0,59±0,04 0,48±0,03*+ 0,56±0,03*+ 0,55±0,04* 0,57±0,04* 0,39±0,02*+ 0,54±0,03*+ 0,51±0,02*+ 0,56±0,03*

Примечания: показатели липопероксидации определяли в тромбоцитах (верхняя строка), моноцитах (2-я строка), нейтрофилах (3-я строка) и эритроцитах (4-я строка); * — достоверное отличие от контроля, + — достоверное отличие значений 4, 5 и 6-й колонок от значений 3-й.

Таблица 2

Продукты взаимодействия тромбин—фибриноген и липопероксидация в тромбоцитах, моноцитах, нейтрофилах и эритроцитах в разные сроки введения димефосфона (1 г/кг в день), п на каждом этапе = 7

Показатели Контроль 5-й день 10-й день 15-й день 20-й день

Фактор Р3, % 84,9±1,7 85,2±1,2 81,9±1,9 77,2±1,1*+ 72,1±1,2*+

Фактор Р4, с 3,3±0,05 3,1±0,05 2,9±0,02* 2,0±0,03*+ 1,6±0,03*+

Продукты деградации фибрина, мг% 15,9±1,1 15,8±1,1 16,5±0,08 13,1±0,02*+ 11,0±0,03*+

Растворимые комплексы фибринмономеров, мкг/мл 26,0±1,2 24,7±1,2 22,8±1,1 19,0±0,3*+ 16,7±0,3 *+

Э-димеры, мкг/мл 0,18±, 0,007 0,21±0,012 0,17±0,012 0,15±0,003*+ 0,12±0,008*

Диеновые конъюгаты, А/мг липидов 0,044±0,003 0,034±0,003 0,028±0,002 0,020±0,003 0,043±0,005 0,034±0,006 0,030±0,003 0,022±0,003 0,029±0,0006*+ 0,0,27±0,004*+ 0,026±0,004 0,021±0,019 0,019±0,0007*+ 0,021±0,0003*+ 0,020±0,0002*+ 0,016±0,0001*+ 0,016±0,0003*+ 0,016±0,0004*+ 0,018±0,0002*+ 0,015±0,0003 *+

Продукты, реагирующие с тиобарбитура-том, ед./мг липидов 0,73±0,050 0,54±0,003 0,32±0,003 0,31±0,002 0,72±0,030 0,52±0,006 0,32±0,004 0,33±0,004 0,51±0,032*+ 0,47±0,003 *+ 0,28±0,004 0,26±0,004 0,46±0,011*+ 0,42±0,004*+ 0,28±0,003*+ 0,21±0,003*+ 0,36±0,022*+ 0,39±0,026*+ 0,22±0,004*+ 0,18±0,02*+

Период индукции, мин/мл 48,1±2,2 48,4±2,2 47,8±2,1 47,2±2,3 54,6±1,1* 48,4±2,2 47,9±2,3 49,1±2,0 61,3±1,2*+ 53,8±1,1*+ 48,9±2,4 50,1±2,2 65,9±1,3*+ 56,9±1,3*+ 55,3±2,0*+ 52,9 ±1,9*+ 69,3±1,4*+ 59,9±1,3 *+ 56,5±1,9*+ 54,8 ±1,7*+

Скорость окисления, мм3 в мин 0,71±0,03 0,65±0,02 0,60±0,03 0,62±0,04 0,63±0,03* 0,57±0,06* 0,58±0,04 0,61±0,04 0,58±0,03* 0,56±0,02* 0,57±0,03 0,58±0,05 0,48±0,03*+ 0,54±0,02*+ 0,53±0,03* 0,54±0,03* 0,36±0,03*+ 0,52±0,03*+ 0,50±0,03*+ 0,54±0,04*

Примечания: показатели липопероксидации определяли в тромбоцитах (верхняя строка), моноцитах (2-я строка), нейтрофилах (3-я строка) и эритроцитах (4-я строка); * — достоверное отличие от контроля, + — достоверное отличие значений 3, 4 и 5-й колонок от значений 2-й.

— их интенсивность в этот период меньше, чем интенсивность показателей липопероксидации, то же сохраняется до конца наблюдений — изменения липопероксидации и антиоксидантного потенциала предшествуют сдвигам интенсивности взаимодействия тромбин—фибриноген.

Согласно данным табл. 2, в аналогичном по постановке эксперименте с димефосфоном (1,0 г/кг) — ингибитором липопероксидации, отличающемся от 6-метилтиоурацила по механизму эффекта, на 5-й день в тромбоцитах и в меньшей мере в моноцитах выявлен рост антиоксидантного потенциала. В других клетках показатели в этот срок не отличаются от контроля. На 10-й день опыта изменения в тромбоцитах и моноцитах усилились. На 15-й день сдвиги в тромбоцитах и моноцитах усилились еще заметнее, а в нейтрофилах и эритроцитах — впервые обнаружились. На 20-й день эти изменения усилились во всех клетках, особенно в тромбоцитах, в меньшей мере в моноцитах, нейтрофилах и эритроцитах.

Сдвиги уровня факторов Р3 и Р РКМФ, ПДФ и D-димеров происходили так: на 10-й день несколько повысился уровень фактора Р4, на 15-й — всех остальных показателей, что стало еще заметнее к концу опыта.

Эффекты селмевита мы не приводим — они повторяют по направленности эффекты димефосфона и практически не отличаются в количественном отношении.

Следовательно, как и в опытах с 6-метилтиоураци-лом, подтвердилось, что липопероксидация и антиок-сидантный потенциал изменяются раньше, чем содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген, и что исследованные клетки крови по способности реагировать на соединения, тормозящие липопероксидацию, располагаются в последовательности: тромбоциты ^ моноциты ^ нейтрофилы ^ эритроциты.

В табл. 3 приведены результаты опытов с введением тироксина — активатора липопероксидации. На 5-й день опытов появились первые признаки ускорения липопероксидации и снижения антиоксидантного потенциала в тромбоцитах, моноцитах и эритроцитах (изменения малы, но достоверны). На 7-й день сдвиги заметнее, на 9-й — еще более значительны (исключение — нейтрофилы и эритроциты, где на 9-й день сдвиги такие же, как на 7-й).

Небольшой рост уровня продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген выявился только на 7-й день (прирост уровня ПДФ, РКМФ, факторов Р3 и Р содержание D-димеров не изменилось). На 9-й день сдвиги стали заметнее и к ним присоединился рост содержания D-димеров.

Таким образом, при активации липопероксидации тироксином вначале в клетках растет уровень липопе-роксидов и падает их антиоксидантный потенциал, а позже повышается уровень продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген.

Таблица 3

Продукты взаимодействия тромбин—фибриноген и липопероксидация в тромбоцитах, моноцитах, нейтрофилах и эритроцитах в разные сроки введения тироксина ((8,0 мг/кг), п = 7 на каждом этапе

Показатели Контроль 3-й день 5-й день 7-й день 9-й день

Фактор Р3, % 85,4±1,4 86,0,±?7 89,0±1,1 91,6±1,0* 98,2±1,3*

Фактор Р4, с 3,2±0,02 3,4±0,06 3,5±0,05 4,1±0,05* 4,6±0,02*

Продукты деградации фибрина, мг% 15,8±1,0 16,1±0,8 16,9±0,09 18,3±0,06* 23,8±0,06*

Растворимые комплексы фибринмономеров, мкг/мл 26,4±1,5 25,9±1,2 28,1±1,3 27,9±1,5 32,4±0,6*

Э-димеры, мкг/мл 0,21±,0,005 0,22±0,014 0,22±0,011 0,23±0,010 0,29±0,004*

Диеновые конъюгаты, А/мг липидов 0,050±0,002 0,031±0,002 0,024±0,003 0,021±0,003 0,051±0,003 0,033±0,004 0,025±0,002 0,020±0,003 0,064±0,001* 0,037±0,003* 0,029±0,003* 0,024±0,004 0,072±0,003* 0,040±0,004* 0,031±0,003* 0,028±0,003* 0,081±0,005* 0,044±0,003* 0,036±0,004* 0,032±0,002

Продукты, реагирующие с тиобарбитуратом, ед./мг липидов 0,75±0,051 0,52±0,004 0,33±0,004 0,28±0,003 0,79±0,021 0,50±0,005 0,31±0,002 0,29±0,004 0,93±0,031* 0,55±0,002* 0,35±0,005 0,34±0,002* 0,99±0,039* 0,62±0,005* 0,38±0,002* 0,36±0,003* 1,21±0,039* 0,68±0,006* 0,40±0,003* 0,37±0,002*

Период индукции, мин/мл 48,1±2,2 48,4±2,2 47,8±2,1 48,2±2,3 46,1±1,5 48,0±2,0 49,7±2,2 47,6±2,4 42,0±1,3* 47,0±2,4 44,8±1,8* 46,2±2,2 40,1±1,2* 44,2±2,0* 43,1±2,2* 44,2±2,3* 36,0±1,3* 42,5±2,1* 44,1±2,0* 44,9±2,2*

Скорость окисления, мм3 в мин 0,71±0,03 0,64±0,03 0,59±0,03 0,64±0,04 0,76±0,07 0,66±0,03 0,61±0,04 0,65±0,03 0,82±0,03* 0,68±0,02* 0,66±0,02* 0,67±0,04 0,88±0,05* 0,71±0,03* 0,68±0,04* 0,69±0,03* 0,94±0,04* 0,72±0,02* 0,69±0,04* 0,89±0,03*

Примечания: показатели липопероксидации определяли в тромбоцитах (верхняя строка), моноцитах (2-я строка), нейтрофилах (3-я строка) и эритроцитах (4-я строка); * — достоверное отличие от контроля, + — достоверное отличие значений 3, 4 и 5-й колонок от значений 2-й.

Результаты опытов с введением свинца — прооксиданта, отличающегося по механизму действия от тироксина, сходны по направленности и динамике: уже на 10-й день выявилось, хотя и слабое, ускорение липопероксидации, на 12-й день изменения стали значительнее и касались всех клеток, продолжая усиливаться к 15-му и 18-му дням. Содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген не изменилось на 10-й и 12-й дни, несколько повысилось (исключая РКМФ и D-димеры) на 12-й, а на 18-й день содержание всех продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген было повышенным.

Следовательно, и свинец, и тироксин, ускоряя ли-попероксидацию и снижая антиоксидантный потенциал, вызывают отстающее во времени повышение содержания индикаторов взаимодействия тромбин— фибриноген.

Так как механизмы действия свинца и тироксина на метаболизм различны, будучи сходны по влиянию на липопероксидацию и антиоксидантную защиту, можно рассматривать рост содержания продуктов взаимодействия тромбина с фибриногеном при введении прооксидантов как процесс, зависимый от интенсивности липопероксидации. Это подтверждается и опытами с торможением липопероксидации антиоксидантами: снижение скорости липопероксидации и рост антиоксидантного потенциала сопровождается снижением содержания продуктов взаимодействия тромбин— фибриноген, т. е. противоположно направленным из-

менением. Кроме того, из данных следует, что ускорение липопероксидации, предшествующее ускорению взаимодействия тромбин—фибриноген, выявляется не только в тромбоцитах, но в моноцитах, нейтрофилах и эритроцитах. Видимо, и эти клетки участвуют в связи между липопероксидацией и взаимодействием тромбин—фибриноген. Ранее показано, что липоперокси-ды, выделяемые клетками при их экспозиции в

0,14 М растворе №С1, активируют тромбоциты [15]. Поэтому нельзя исключить, что и в кровотоке эти клетки влияют на коагуляционную активность тромбоцитов, высвобождая в плазму перекиси липидов.

Это предположение мы проверяли экспериментально, вводя крысам внутривенно клетки из крови крыс-доноров, получавших антиоксидант (димефосфон, 2 г/кг массы в течение 12 дней) или прооксидант (ацетат свинца, 50 мг/кг в течение 18 дней). Оба препарата вводили в дозах, изменяющих скорость ли-попероксидации в клетках крови, затем выделяли клетки и после их ресуспендирования в 0,14 М растворе №С1 вводили внутривенно здоровым крысам, определяя у них продукты взаимодействия тромбин—фибриноген через 30 и 60 мин (контрольным крысам вводили растворитель). Количество введенных клеток равнялось их содержанию в 0,5 мл плазмы, что составляет и 10 % от общего объема крови.

Из данных табл. 4 видно, что через 30 мин после перфузии тромбоцитов или моноцитов в плазме крови реципиентов повысилось содержание всех продуктов

2 2

Таблица 4

Содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген через 30 (верхняя строка) и 60 (нижняя строка) мин после перфузии тромбоцитов, моноцитов, нейтрофилов или эритроцитов, взятых у крыс, которые получали димефосфон

(2 г/кг в течение 12 дней), п = 8 на каждом этапе

Показатели Вводили 0,14 М раствор N0 (контроль) Вводили клетки крови, выделенные из плазмы крыс, получавших димефосфон в дозе 1 г/кг в течение 10 дней

Тромбоциты Моноциты Нейтрофилы Эритроциты

Фактор Р3, % 86,3±1,3 91,2±1,3* 90,6±2,1* 90,9±1,1* 89,4±1,2* 87±1,1 89,0±?,0 87,3±2,1 88,1±2,3

Фактор Р4, с 3,2±0,02 3,5±0,02* 3,4±0,03* 3,3±0,04* 3,6±0,0*? 3,2±0,02 3,5±0,02 3,3±0,05 3,4±0,06

Продукты деградации фибрина, мг% 17,2±1,0 19,9±0,6* 18,4±0,5* 18,5±0,7 18,1±1,1 18,2±0,7 17,9±0,9 18,7±1,0 18,2±0,9*

Растворимые комплексы фибринмономеров, мкг/мл 25,9±1,2 27,9±1,1* 26,98±1,1* 26,2±1,2 27,1±1,1 26,4±1,1 27,1±1,1 25,9±0,4 27,0±0,5

Э-димеры, мкг/мл 0,18±,0,003 0,21±0,013* 0,22±0,012* 0,21±0,007* 0,20±0,008 0,20±0,031 0,19±0,029 0,19±0,013 0,20±0,019

Примечание. * — достоверное отличие от контроля.

Таблица 5

Содержание продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген через 30 мин после перфузии тромбоцитов, моноцитов, нейтрофилов или эритроцитов, взятых у крыс, которые получали свинец (50 мг/кг), п = 8 на каждом этапе

Показатели Вводили 0,14 М раствор ЫаС1 (контроль из табл. 4) Вводили клетки крови, выделенные из плазмы крыс, получавших ацетат свинца в дозе 50 мг/кг в течение 18 дней

Тромбоциты Моноциты Нейтрофилы Эритроциты

Фактор Р3, % 86,3±1,3 120±2,1* 102±1,2* 92±1,2* 89,3± 1,1*

Фактор Р4, с 3,2±0,02 6,4±0,03* 3,8±0,02* 3,3±0,01* 3,1±0,05

Продукты деградации фибрина, мг% 17,2±1,0 27,8±0,7* 22,9±0,8* 19,4±0,7* 18,6±1,1

Растворимые комплексы фибринмономеров, мкг/мл 25,9±1,2 39,8±1,3* 29,9±1,3* 27,5±1,0* 26,8±0,7

Э-димеры, мкг/мл 0,18±0,003 0,25±0,013* 0,29±0,007* 0,21±0,032 0,20±0,014

Примечание. * — достоверное отличие от контроля.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

взаимодействия тромбин—фибриноген. После введения 0,14 М раствора №С1, нейтрофилов или эритроцитов сдвиги не выходили за пределы ошибки определений. Видимо, повышение (и на 10 %) числа тромбоцитов или моноцитов в кровотоке изменяет интенсивность взаимодействия тромбин—фибриноген в случае, если тромбоциты получены из крови животных, у которых антиоксидант затормозил липоперо-ксидацию.

Так как есть различия в пробах крови, взятых через 30 и 60 мин после инфузии клеток, у крыс, которым вводили клетки от доноров, получавших свинец, исследовали кровь только через 30 мин. Из данных табл. 5 видно, что введение тромбоцитов, взятых у крыс, получавших свинец, весьма заметно повысило уровень продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген. Инфузия моноцитов и нейтрофилов повысила содержание этих продуктов в меньшей мере. Инфузия эритроцитов не сказалась на показателях (несколько увеличился только уровень фактора Р4).

Эффект клеток, взятых у животных, получавших антиоксидант, значительно меньше, чем эффект клеток животных, получавших прооксидант (сопоставить данные табл. 4 и 5).

Выводы

1. Ускорение или угнетение липопероксидации (соответственно рост или снижение антиоксидантного потенциала) в клетках крови экспериментальных животных сопровождается повышением или снижением содержания продуктов взаимодействия тромбин—фибриноген.

2. Сдвиги липопероксидации в тромбоцитах, моноцитах и нейтрофилах предшествуют изменениям силы взаимодействия тромбин—фибриноген, что позволяет рассматривать изменения скорости тромбиногене-за в кровотоке как величину, зависимую от интенсивности липопероксидации в этих клетках.

3. Увеличение (примерно на 10 %) количества тромбоцитов или моноцитов в кровотоке крыс за счет их инфузии от крыс-доноров, предварительно получавших прооксидант, сопровождается увеличением содержания продуктов взаимодействия между тромбином и фибриногеном. Инфузия тех же клеток от крыс-доно-ров, получавших антиоксидант, в меньшей мере изменяет скорость взаимодействия тромбин—фибриноген. Такие же эффекты нейтрофилов и эритроцитов менее заметны.

Список литературы

1. Алборов Р. Г. Постоянное внутрисосудистое свертывание крови при изменении интенсивности липопероксида-ции / Р. Г. Алборов // Успехи современного естествознания. — 2003. — № 6. — С. 37.

2. Алборов Р. Г. Состояние пероксидации липидов при гипо- и гипертиреозах в эксперименте / Р Г. Алборов, А. И. Волков, О. Ф. Мысник // Науч. вестник ТГМА. —

2000. — № 4. — С. 16.

3. Ашкинази И. Я. Эритроцит и внутреннее тромбопла-стинообразование / И. Я. Ашкинази.— Л.: Наука, 1977.

— 155 с.

4. Балу да В. П. Лабораторные методы исследования системы гемостаза / В. П. Балуда, З. С. Баркаган, Е. Д. Гольдберг и др. — Томск, 1980. — 310 с.

5. Баркаган З. С. Введение в клиническую гемостази-ологию / З. С. Баркаган. — М.: Ньюдиамед-АО, 1998. — 45 с.

6. Бышевский А. Ш. Свертываемость крови при реакции напряжения / А. Ш. Бышевский, В. Н. Кожевников.

— Свердловск: Средне-Уральское кн. изд-во, 1986. — 172 с.

7. Бышевский А. Ш. Способ определения содержания продуктов деградации фибрина в плазме / А. Ш. Бышевский, И. А. Мухачева, В. М. Шафер // А. С. № 1659855. Публик. бюл. № 24. — 30.06.1991.

8. Ельдецова С. Н. Гемокоагуляционные сдвиги и активность радикальных процессов в плазме и эритроцитах при экстремальных воздействиях в эксперименте: Автореф дис. ... канд. биол. наук / Ельдецова С. Н. — Челябинск, 1990.

— 24 с.

9. Зубаиров Д. М. Молекулярные основы свертывания крови и тромбообразования / Д. М. Зубаиров. — Казань: ФЭН АНТ, 2000. — 367 с.

10. Зяблицкая Н. К. Динамика и коррекция уровня плазминогена, Э-димера и основных физиологических ан-тикогулянтов в плазме в процессе лечения острого и по-дострого ДВС-синдрома: Автореферат дис. ... канд. мед. наук / Зяблицкая Н. К. — Барнаул, 2003. — 27 с.

11. Момот А. П. Методика и клиническое значение паракоагуляционного фенантролинового теста / А. П. Момот, В. А. Елыкомов, З. С. Баркаган // Клин. лабор. диагностика. — 1999. — № 4. — С. 17—20.

12. Папаян Л. П. Современное представление о механизме регуляции свертывания крови / Л. П. Папаян // Тромбоз, гемостаз и реология. — 2003. — № 2 (14). — С. 7—11

13. Ральченко И. А. Роль тромбоцитов, эритроцитов и лейкоцитов в реализации связи между гемостазом и интенсивностью ПОЛ: Автореф. дис. ... д-ра биол. наук / Ральченко И. А. — Уфа, 1998. — 42 с.

14. Соболева Е. Г. Частота, клиническая значимость и маркеры ДВС-синдрома при инфекционном эндокардите у детей / Е. Г. Соболева, А. В. Чупрова, А. В. Соболева и др. // Тромбоз, гемостаз и реология, 2003. — № 1. — С. 31—36.

15. Соловьев В. Г. Роль тромбоцитов, эритроцитов и сосудистой стенки в регуляции тромбинемии: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук / В. Г. Соловьев. — Челябинск, 1997. — 44 с.

16. Удалов Ю. Ф. О применении селмевита в медицинской практике / Ю. Ф. Удалов, А. Ш. Бышевский, А. Г. Дараган и др. // Материалы науч.-практич. конф. «Планета и здоровье». — М., 2000. — С. 130—131.

17. Умутбаева М. К. Липопероксидация и уровень индикаторов внутрисосудистого свертывания крови / М. К. Умутбаева // Материалы конф. «Актуальные вопросы экспресс-диагностики в хирургии». — М.: РНЦХ РАМН, 2003. — С. 69—70.

18. Умутбаева М. К. Интенсивность липопероксидации при угнетении постоянного внутрисосудистого свертывания крови / М. К. Умутбаева // Материалы Международного симпозиума «Югра-гемо», Ханты-Мансийск: РАМН, ЮУНЦ РАМН, 2004. — С. 48—49.

19. Умутбаева М. К. Интенсивность постоянного внутрисосудистого свертывания крови при модификации процессов липопероксидации / М. К. Умутбаева // Научный вестник ТГМА. — 2003. — № 1. — С. 82—83.

20. Ушкалов В. Н. Комплексный анализ липидов крови спектрофотометрическим, флуореметрическим и кинетическими методами / В. Н. Ушкалов, Н. В. Иоа нидис,

З. М. Деева и др. // Лабораторное дело. — 1987. — № 6. — С. 446—460.

21. Шабанов Э.А. Влияние этинилэстрадиола и лево-норгестрела на интенсивность внутрисосудистого свертывания крови и коагуляционную активность тромбоцитов: Автореф. дис. ... канд. мед. наук / Шабанов Э.А. — Пермь,

2000. — 22 с.

22. Шаповалов П. Я. Коагуляционный и тромбоцитрный гемостаз, толерантность к тромбину при введении этинилэстрадиола и левоноргестрела, коррекция сдвигов антиоксидантами: Автореф. дис. д-ра мед. наук / Шаповалов П. Я. — Челябинск, 2001. — 44 с.

23. De Moerloose P. Should neurologist measure D-dimer concentration? / P. De Moerloose // Lancet Neurol.

— 2003. — Vol. 2. — P. 77.

24. Gawas M. P. Blood platelets Stuttgart / M. P. Gawas.

— New York: Time, 2001. — 190 p.

25. Horan J. T. Fibrin degradation products, fibrin monomer and soluble fibrin in dessiminated intravascular coagulation / J. T. Horan , C. W Francis // Semin. Thromd. Hemost. —

2001. — Vol. 27. — P. 657—666.

26. Marsoev A. I. Thyroid hormones and phospholipase activity in rat liver mitichondria / A. I. Marsoev, A. P. Andriushenko, I. A. Vladimirov // Biull. Exper. Biol. Med. — 1983. — Vol. 12. — P. 45—46.

27. Pandolf F. Serological and functional characterization of human T cell subsest / F. Pandolf, D. M. Strong, R. B. Slease et al. // Clin. Exper. Immunol. — 1981. — Vol. 43. — P. 319—328.

28. Ross G. D. Identification of human lymphocyte subpopulation by surface marcer analysis / G. D. Ross // Blood. — 1979. — Vol. 53. — P. 799—81 1.

29. Spangenberg P. GMF-140 and platelet GPIIb/IIIa are involved in the adhesion to neutrophils / P. Spangenberg, H. Redlich, I. Bergman et al. // Platelets. — 1993. — Vol. 4. — P. 111.

30. Valles J. Erhytrocytes metabolically enhance collagen-induced platelet responsinevess via increased thromboxane production, adenosine diphosphate release, and reruitment / J. Valles, M. T. Santos, J. Asnar et al. // Blood. — 1991.

— Vol. 78, N 1. — P. 154—162.

31. Wada H. Hemostasis study before onset of dissemiinsted intravascular coagulation / H. Wada, K. Minamikawa, T. Wakita et al. // Am. J. Hematol. — 1994.

— Vol. 43. — P. 265—275.

32. Wada H. Increased plasma solubility fibrin with disseminated intravascular coagulation / H. Wada, Y. Wakita, T. Nakase et al. // Ibid. — 1996. — Vol. 51. — P 255—260.

33. Wada H. Диагноз и лечение ДВС-синдрома / H. Wada, C. Esteban, H. Gabbaza // Тромбоз, гемостаз и реология. — 2003. — № 1. — С. 16—22.

BLOOD CELLS — THE FACTOR OF COMMUNICATION BETWEEN LIPIDPEROXIDATION AND INTERACTION THROMBIN —FIBRINOGEN

R. G. Alborov

State medical academy, Tyumen

At introduction to rats of antioxidants or prooxidizers it is oppresssed (accordingly, it is accelerated) lipidperoxidation

in platelets and monocyt’s, it is less appreciable — in neutrophils and erythrocytes. The contents of products of interaction thrombin-fibrinogen in plasma are reduced at braking and grows — at activation lipidperoxidation. Infusion to healthy rat’s platelets and monocytes from the animals receiving prooxidizers or antioxidants, causes in donors growth of the contents of products of interaction thrombin-fibrinogen, more appreciable at infusion of cells from the rats receiving prooxidizers. Blood cells participate in realization of communication between lipidperoxidation and interaction thrombin-fibrinogen and can be located on this attribute in sequence platelets ^ monocyt’s ^ neutrophils ^ erythrocytes.

Key words: platelets, monocyt’s, neutrophils, erytrocytes, lipidperoxidation, interaction thrombin—fibrinogen.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.