Научная статья на тему 'Классификация преступлений коррупционной направленности'

Классификация преступлений коррупционной направленности Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
4728
456
Поделиться
Ключевые слова
КОРРУПЦИЯ / КЛАССИФИКАЦИЯ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ / ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / CORRUPTION / THE CLASSIFICATION OF CRIMES OF CORRUPTION / MALFEASANCE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Киршина Елена Анатольевна

Статья посвящена вопросам классификации преступлений коррупционной направленности, их систематизации. На основании доктринальных и законодательных положений выделяются некоторые типологии института классификации. Используемый научный подход к исследованию проблемы позволил предложить авторскую классификацию преступлений коррупционной направленности.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Киршина Елена Анатольевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The classification of corruption crimes

The article is devoted to the classification of corruption crimes, their systematization. On the basis of doctrinal and legal provisions allocated some typology classification Institute. Used a scientific approach to the problem has allowed the author to propose a classification of corruption crimes.

Текст научной работы на тему «Классификация преступлений коррупционной направленности»

тривуня молодого ученого

УДК 343.231

Киршина Елена Анатольевна Kirshina Elena Anatol'evna

адъюнкт адъюнктуры

Нижегородская академия МВД России (6Q39Q5, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

post graduate student

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 6Q395Q)

E-mail: kirshina-91@mail.ru

Классификация преступлений коррупционной направленности The classification of corruption crimes

Статья посвящена вопросам классификации The article is devoted to the classification of cor-

преступлений коррупционной направленности, их ruption crimes, their systematization. On the basis of

систематизации. На основании доктринальных и за- doctrinal and legal provisions allocated some typology

конодательных положений выделяются некоторые classification Institute. Used a scientific approach to the

типологии института классификации. Используемый problem has allowed the author to propose a classifica-

научный подход к исследованию проблемы позволил tion of corruption crimes. предложить авторскую классификацию преступлений коррупционной направленности.

Ключевые слова: коррупция, классификация Keywords: corruption, the classification of crimes of коррупционных преступлений, должностные престу- corruption, malfeasance. пления.

Классификация преступлений в уголовном праве является достаточно сложной категорией [рассматривается как «размещение, распределение, разделение на разряды и порядки» — 1, с. 114; система распределения каких-либо однородных предметов или понятий по классам, отделам и тому подобному по определенным общим признакам — 2, с. 54; распределение по группам, разрядам, классам; система, по которой что-нибудь классифицировано — 3, с. 238]. Объясняется это тем, что до сих пор классификация, в силу различных причин, остается не только малоизученным приемом юридической техники, но и она вообще оказалась вне глубокого научного осмысления как в теории права, так и уголовного права. В издаваемых многочисленных юридических сочинениях прослеживается устойчивая тенденция «забвения» классификации как юридико-технического приема. Вместе с тем, классификация имеет важное значение как на стадии законотворчества, так и на стадиях толкования и применения закона. Правильная научно обоснованная классификация обладает особой ценностью, так как

она может оказать существенное влияние на регулирование уголовно-правовых отношений, повысить уровень эффективности и результативности сформулированных юридических предписаний [4, с. 5].

Классификация в уголовном законодательстве не только занимает значимое место, но и играет особую роль, так как она образует особый режим функционирования системы уголовно-правовых предписаний, объединенных в Общей и Особенной частях УК РФ. Обоснованность, теоретическая аргументированность классификации повышает социальный уровень закона, обеспечивает его объективность и стабильность. Однако, несмотря на это, проблема классификации преступлений в уголовном законодательстве не получила логического завершения: ученые предлагают различные подходы к классификации, ее основаниям, видам, формам, содержанию, признакам. В частности, в уголовно-правовой науке предлагают выделять общие и специальные признаки классификации [5; 6, с. 41—44]. Исходя из теоретических разработок в данной области, полисемии и контра-

дикторности высказанных учеными положений, автор предприняла попытку рассмотреть проблему классификации преступлений коррупционной направленности и предложить свою классификацию.

Классификация преступлений коррупционной направленности имеет важное значение не только для теории уголовного права, но и правоприменительной практики, она влияет на определение подследственности того или иного преступного деяния, позволяет индивидуализировать преступное деяние, выделяя его из общей массы преступных деяний, учитывается при определении ответственности и т. д.

В юридической литературе высказываются различные предложения по классификации преступлений коррупционной направленности. Представляют определенный интерес законодательные источники и предложения ученых советского периода.

В первом УК РСФСР, введенном в действие с 1 июля 1922 года, во второй главе его Особенной части «Должностные (служебные) преступления» были сформулированы 14 составов должностных преступлений. К ним относились: злоупотребление властью (ст. 105), превышение власти (ст. 106), бездействие власти (ст. 107), халатное отношение к службе (ст. 108), дискредитирование власти (ст. 109), подрыв и расточение государственного достояния в ущерб интересам трудящихся (ст. 110), постановление неправосудного приговора (ст. 111), незаконное задержание, незаконный привод, принуждение к даче показаний (ст. 112), присвоение денег или иных ценностей (ст. 113), получение взятки (ст. 114), провокация взятки (ст. 115), служебный подлог (ст. 116), разглашение сведений, не подлежащих огласке (ст. 117) и непредставление в срок сведений, справок и отчетов (ст. 118) [7].

Так, А.Н. Трайнин, рассматривая проблемы ответственности лиц, занимающих особое служебное положение в органах власти и управления считал, что, кроме должностных преступлений общепринятых, необходимо выделять квалифицируемые должностные преступления [8, с. 226].

В свою очередь, Б.В. Здравомыслов все преступления, совершаемые должностными лицами в связи со служебным положением, подразделял на две группы: общие, совершаемые в любой области деятельности государственного аппарата и любыми должностными лицами, и специальные должностные преступления, совершаемые лишь в отдельных (специальных) сферах деятельности государственного аппа-

рата и не всеми, а только наделенными дополнительными служебными функциями должностных лиц [9, с. 51].

Хотелось бы отметить, что в классификации того периода были заложены общие признаки субъекта, должностным лицом признавали любого гражданина, работающего в общественном секторе экономики — все это соответствовало политическим установкам и потребностям советского времени.

Современные же ученые, исследующие проблему противодействия коррупции, предлагают свои варианты классификаций указанных противоправных деяний.

В частности, А.И. Долгова считает, что коррупционные преступления следует толковать ограничительно, как акты подкупа, когда действуют две стороны: подкупающая и подкупаемая, безотносительно к нарушениям коррумпированным лицом его правовых обязанностей; коррупционными преступлениями следует признавать только получение и дачу взятки, но не злоупотребление должностными полномочиями либо иное незаконное использование лицом своего должностного положения [10, с. 61, 62].

Полагаем, что трудно согласиться с высказанным мнением, так как коррупционную составляющую характеризуют не только такие составы преступлений, как получение и дача взятки, но и многие другие, если их рассматривать через призму уже вышеназванных преступлений, делимых в зависимости от субъекта.

В свою очередь Л.В. Иногамова-Хегай дает расширительную трактовку коррупционных преступлений, с включением взяточничества, злоупотреблений должностным положением, а также соответствующих преступлений, совершаемых в сфере экономики лицами с управленческими, но не публичными функциями [11, с. 1 69].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако С.К. Илий предлагает классифицировать должностные преступления по трем группам, рассматривая общие должностные преступления (к примеру, злоупотребление должностными полномочиями — ст. 285 УК РФ), специальные должностные преступления (отказ в предоставлении гражданину информации — ст. 140 УК РФ) и альтернативно-должностные преступления (торговля людьми — ч. 2 ст. 1271 УК РФ; использование рабского труда — ч. 2 ст. 1272 УК РФ и пр.) [9, с. 29]. По его мнению, необходимо выделить в УК РФ также ряд статей, схожих с общими должностными преступлениями, но совершаемых не должностными лицами (глава 23 УК РФ).

Решая проблему классификации преступлений коррупционной направленности, И.С. Паршин, исходя из системы построения Уголовного кодекса РФ, разделил их на две большие группы:

1) коррупционные преступления, нарушающие нормальное функционирование экономики РФ (то есть предусмотренные разделом VIII УК РФ);

2) коррупционные преступления, нарушающие нормальное функционирование государственной власти РФ [13, с. 64—70].

Одновременно с этим он классифицирует коррупционные преступления в зависимости от субъекта преступного посягательства: преступления, совершаемые должностными лицами; преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. Отдельной категорией рассматривает преступления, предусмотренные главой 30 УК РФ, и разделяет их по следующим основаниям:

1) собственно коррупционные преступления;

2) коррупционные преступления, совершаемые в форме подкупа;

3) преступления, создающие условия для совершения коррупционных преступлений;

а) содействующие коррупционным преступлениям и совершаемые лицами, не являющимися специальными субъектами преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ;

б) служащие основанием или прикрытием коррупционных преступлений и совершаемые должностными лицами или иными государственными служащими или служащими органов местного самоуправления;

4) иные должностные «околокоррупционные» преступления [13, с. 64—70].

Данная научная классификация имеет право на существование, и она представляет интерес в связи с тем, что построена в зависимости от субъекта преступного деяния: лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации; должностные лица.

Вместе с тем, хотелось бы отметить, что субъектами коррупционных преступлений могут считаться: государственные служащие, служащие органов местного и муниципального самоуправления, должностные лица, в том числе иностранных и международных организаций (глава 30 УК РФ, к примеру ст. 285 или ст. 286 УК РФ); лица, выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в коммерческих или иных организациях (глава 23, ст. 201 УК РФ); дееспособные граждане, достигшие 16-летнего возраста (охватывают различные составы пре-

ступлений: ст. 204 или ст. 291 УК РФ); лица, обладающие в соответствии с действующим законодательством полномочиями, дающими им право осуществлять властные, организационно-распорядительные, административно-хозяйственные или иные функции, затрагивающие интересы государства, коммерческих или иных организаций, общества или отдельно взятых граждан (глава 23 УК РФ, ст. 202 и ст. 203 УК РФ) [14]. Таким образом, можно предположить, что круг субъектов коррупционных преступлений достаточно разнообразен и его нельзя сводить только к тем категориям, которые указаны в предложенной классификации.

Следует отметить, что проблему классификации преступлений коррупционной направленности пытались решить как на законодательном, так и на исполнительном уровне органы государственной власти.

В частности, законодатель в Федеральном законе от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» определил перечень деяний, относимых к коррупционным: злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение перечисленных деяний от имени или в интересах юридического лица [14]. Полагаем, что, несмотря на предпринимаемые попытки законодателем, определить в специальном законе важные положения, решить данную проблему он не смог, в частности, в нем не сформулированы дефиниции «коррупция», «преступления коррупционной направленности», отсутствует исчерпывающий перечень коррупционных преступлений (правонарушений) и их классификация [15, с. 53].

Попытку восполнить законодательный пробел по классификации преступлений коррупционной направленности предприняла Генеральная прокуратура Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Федерации. Последние утвердили совместное Указание от 1 февраля 2016 года № 65/11/1 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, ис-

пользуемых при формировании статистической отчетности» с приложением Перечня классификации коррупционных преступлений [16]. Цель такой классификации заключалась в упорядочивании системы отчетности по рассматриваемым видам преступлений. Указанный нормативный правовой акт позволяет формировать статистическую отчетность.

Согласно пункту 1 Перечня № 23 к преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния, имеющие все перечисленные ниже признаки:

— наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечаниях к статье 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, действующие от имени юридического лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, указанные в примечаниях к статье 201 УК РФ;

— связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей;

— обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц);

— совершение преступления только с прямым умыслом.

Исключением служат преступления, хотя и не отвечающие указанным требованиям, но относящиеся к коррупционным в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией международно-правовыми актами и национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного представления такой выгоды.

В пункте 2 дан перечень составов, содержащих данные признаки и относящихся к коррупционному перечню без каких-либо дополнительных условий.

В пункте 3 сформулирован перечень преступлений, которые можно отнести только при наличии определенных условий: так, в пункте 3.1 указаны преступления, относящиеся к перечню

при наличии в статистической карточке основного преступления отметки о его коррупционной направленности, деяния, предусмотренные статьей 174 УК РФ; статьей 174.1 УК РФ; статьей 175 УК РФ и частью 3 статьи 210 УК РФ.

В пункте 3.2 названы преступления, относящиеся к перечню в соответствии с международными актами при наличии в статистической карточке все той же отметки о его коррупционной направленности. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления с корыстным мотивом, приведены в пункте 3.3 Указания, к которым относятся «Регистрация незаконных сделок с землей» (ст. 170 УК РФ), «Злоупотребление полномочиями» (ст. 201 УК РФ), «Злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285 УК РФ) и др.

В пункте 3.4 перечислены преступления, которые будут считаться коррупционными только в случае совершения их должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Согласно пункту 3.5 преступление будет считаться коррупционной направленности, если его совершит тот же субъект, перечисленный в пункте 3.4, но при этом с корыстным умыслом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В отдельный пункт 3.5.1 выделен состав преступления, предусмотренный пунктом «б» части 3 статьи 2281 УК РФ, который будет считаться коррупционным в случае возбуждения его после 1 января 2013 года и при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации и с корыстным мотивом.

Пунктом 3.6 к коррупционным преступлениям относятся деяния при наличии в статистической карточке отметок о коррупционной направленности преступления, о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения, например различные виды мошенничества, совершенные с использованием служебного положения (ч. 3 и ч. 4 ст. 159, ч. 3 и ч. 4 ст. 1591 УК РФ и т. д.).

По аналогии в пункте 3.7 преступление, предусмотренное частью 5 статьи 2281 УК РФ,

относится к коррупционным при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения и с корыстным мотивом.

В пункте 4 указаны преступления, которые могут способствовать совершению преступлений коррупционной направленности, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке сведений о совершении преступления, связанного с подготовкой, в том числе мнимой, условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества либо незаконного представления такой выгоды. Фактически какой-либо конкретной системы отнесения преступления к категории коррупционной направленности, по нашему мнению, в этом документе не прослеживается. В нем даны признаки деяний данной категории, а в пунктах перечислены составы преступлений, которые либо по своей сути являются коррупционными или могут иметь коррупционную направленность при наличии каких-либо дополнительных признаков, в том числе не указанных в пункте 1, например отметок в статистической карточке. Более того, отнесение ряда преступных деяний по предложенным в Указании критериям вызывает ряд иных вопросов.

Таким образом, можно сделать вывод, что указанный документ является основным документом, позволяющим выделить преступления коррупционной направленности из общей массы преступных деяний по характерным признакам, используемым для формирования статистической отчетности.

Положительно оценивая данный подзаконный нормативный правовой акт, следует указать на его недостатки, заключающиеся в том, что он является документом двух ведомств: Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации. Известно, что противодействием преступности, в том числе и коррупционной, в рассматриваемой области занимаются и другие министерства, ведомства, в частности ФСБ России, Следственный комитет Российской Федерации. Кроме того, следует учитывать и важную роль в противодействии преступности

Верховного Суда Российской Федерации и подчиненных ему судов.

К недостаткам также следует отнести отсутствие в статистической отчетности показателей, характеризующих совершаемые деяния, отнесенные законодателем к квалифицирующим признакам преступления. Существующий изъян в статистической отчетности не позволит получить полную объективную картину о состоянии коррупционной преступности, совершаемой с квалифицирующими признаками. В этой связи предлагается указанный Перечень статистической отчетности дополнить показателями, характеризующими квалифицирующие признаки преступного деяния.

Бесспорно, данное Указание существенно облегчает процедуру формирования статистических данных и как итог общее состояние преступности в нашей стране, а также способствует оперативному выявлению преступлений и позволяет эффективно принимать надлежащие меры противодействия коррупционным преступлениям. Если данное Указание согласовать и использовать в работе всем профильным министерствам и ведомствам, в чьи полномочия входит противодействие преступности и ее предотвращение, результат правоприменительной деятельности значительно бы возрос.

Природа коррупционных преступлений разнообразна и видоизменяема, они посягают на большой спектр общественных правоотношений, поэтому классифицировать их можно мно-гопланово. На наш взгляд, предлагать сложные классификации по различным основаниям излишне, это только усложнит процесс расследования уголовных дел, затруднит процесс квалификации и породит новые проблемы. Исходя из вышеизложенного, взяв за основу структуру разделов Особенной части Уголовного кодекса РФ, коррупционные преступления следует подразделять на три группы:

— коррупционные преступления в социальной сфере жизнедеятельности общества (преступления против личности — раздел VII, IX УК РФ);

— коррупционные преступления в экономической сфере жизнедеятельности общества (преступления в сфере экономики — раздел VIII УК РФ);

— коррупционные преступления в политической сфере жизнедеятельности общества (преступления против государственной власти, преступления против военной службы — раздел X, XI УК РФ).

Такой подход к классификации преступлений коррупционной направленности позволит

тривуня молодого ученого

структурировать их и повысит эффективность и результативность противодействия указанным противоправным деяниям.

Примечания

1. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / под ред. В.И. Даля. М., 1989. Т. 2.

2. Словарь русского языка / под ред. А. П. Евгенье-вой. 2-е изд., испр. и доп. М., 1981.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1987.

4. Кузнецов А.П. Предисловие // Маршакова Н.Н. Классификация в российском уголовном законодательстве (теоретико-прикладной аспект): монография. Н. Новгород, 2009.

5. Кадников Н.Г. Классификация преступлений по уголовному праву России: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000.

6. Маршакова Н.Н. Классификация в российском уголовном законодательстве (теоретико-прикладной аспект): монография. Н. Новгород, 2009.

7. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. URL: http:// www. library. ru/help/docs/n10349/yk1922.txt

8. Трайнин А.Н. Уголовное право. Часть особенная. М., 1927.

9. Здравомыслов Б.В. Должностные преступления: понятие и квалификация. М., 1975.

10. Долгова А.И. Проблемы криминалогической обусловленности уголовного законодательства о коррупционных преступлениях // Уголовное право. 2013. № 5.

11. Актуальные проблемы уголовного права. Часть Особенная: учебник / под ред. Л.В. Иногамо-вой-Хегай. М., 2016.

12. Илий С.К. Должностная преступность: криминологическая характеристика и предупреждение: монография. М., 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Паршин И.С. Противодействие коррупции: уголовно-правовое и криминологическое исследование: дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2013.

14. Собрание законодательства РФ. 2008. № 52, ч. 1, ст. 6228.

15. Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н. Правовая регламентация противодействия коррупции: национальный, международный и зарубежные аспекты: монография. Н. Новгород, 2012.

16. Указание Генеральной прокуратуры России и МВД России от 1 февраля 2016 г. № 65/11/1 «О введении в действие перечней статей Уголов-

ного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/ doc/71231728/#ixzz4FlIDs87e.

Notes

1. Dictionary of the Russian language in vol 4 / ed. V.I. Dahl. Moscow, 1989. Vol. 2.

2. Russian dictionary / ed. A.P. Evgenyeva. 2 ed. and added. Moscow, 1981.

3. Ozhegov S.I. Russian dictionary / ed. N.Y. Shve-dova. Moscow, 1987.

4. KuznetsovA.P. Preface // Marshakova N.N. Classification in the Russian criminal law (theoretical and applied aspect): monograph. Nizhny Novgorod, 2009.

5. Kadnikov N.G. Classification of crimes on criminal law of Russia: author's abstract... doctor of legal sciences. Moscow, 2000.

6. Marshakova N.N. Classification in the Russian criminal law (theoretical and applied aspect): monograph. Nizhny Novgorod, 2009.

7. The Criminal code of the RSFSR in 1922. URL: http://www.library.ru/help/docs/n10349/yk1922.txt

8. Trainin A.N. Criminal law. Some special. Moscow, 1927.

9. Zdravomyslov B. V. Officials crime: the concept and qualification. Moscow, 1975.

10. Dolgov A. Problems kriminalogicheskoy conditionally of criminal offenses of corruption legislation // Criminal law. 2013. № 5.

11. Actual problems of criminal law. Some Features: textbook / ed. L.V. Inogamova-Khegai. Moscow, 2016.

12. Eli S.K. Official criminality: criminological characteristics and prevention: monograph. Moscow, 2007.

13. Parshin I.S. Anti-corruption: criminally-legal and criminological research: dissertation... candidate of legal sciences. Nizhny Novgorod, 2013.

14. Collection of legislative acts of the RF. 2008. № 52, 1 p., art. 6228.

15. Kuznetsov A.P., Marshakova N.N. The legal regulation of combating corruption: national, and international aspects mezhdknarodny: monograph. Nizhni Novgorod, 2012.

16. Notice of the General prosecutor's office and the Interior Ministry of Russia from February 1, 2016 № 65/11/1 «On introduction of the lists of the articles of the Criminal code of the Russian Federation, used in the formation of the statistical reporting». URL: http://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/71231728/#ixzz4FlIDs87e.