Научная статья на тему 'К вопросу об определении базовых понятий в сфере противодействия коррупции'

К вопросу об определении базовых понятий в сфере противодействия коррупции Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
426
60
Поделиться
Ключевые слова
КОРРУПЦИЯ / КОРРУПЦИОННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ПРЕСТУПЛЕНИЯ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ВЛАСТЬЮ / ПАССИВНЫЙ ПОДКУП / АКТИВНЫЙ ПОДКУП / CORRUPTION / CORRUPTION-RELATED CRIMES / CRIME OF CORRUPTION / ABUSE OF POWER / PASSIVE BRIBERY / ACTIVE BRIBERY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Бугаевская Наталья Валентиновна

Рассматриваются ключевые понятия в сфере противодействия коррупции: коррупция, коррупционные преступления, преступления коррупционной направленности. Выявляются особенности содержания каждого из названных терминов, их соотношение друг с другом. Устанавливается невозможность синонимичного использования понятий «коррупционные преступления» и «преступления коррупционной направленности». Говорится об отсутствии необходимости выделения в Уголовном кодексе РФ отдельной главы, объединяющей коррупционные преступления.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Бугаевская Наталья Валентиновна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ON THE DEFINITION OF THE BASIC CONCEPTS OF ANTI-CORRUPTION

This article discusses the key concepts in the field of combating corruption: corruption, corruption crimes, crimes of corruption. The peculiarities of the content of each of these terms, their relationship to each other. It can not install the synonymous use of the concepts of «corruption crimes» and «crimes of corruption». Indicates the absence of the need to allocate in the Criminal Code of the Russian Federation separate chapter uniting corruption crimes.

Текст научной работы на тему «К вопросу об определении базовых понятий в сфере противодействия коррупции»

THE STUDY OF EXPLANATION USE DURING THE CRIME REPORT CHECK

M.N. Bogdanov, D.A. Nikitin

The article deals with topical issues on explanation use during the crime report check.

In order for a decision to be made on initiation a criminal case into commission of a crime, it is necessary to have a realistic prospect pointing at its elements. The greatest challenge during the crime reports check is an insufficient law regulation of proceedings. Legislator provides the right to receive explanation by an interrogating officer, agency of inquiry, investigator and head of investigative authority during the crime report check. However, the statute doesn't interpret the term "explanation" and regulates neither procedure of the verification activity, nor service document, which must register its procedure and results. With the purpose of precluding doubt in adequacy of information, received at the stage of a criminal case initiation, in order to respect citizens' rights and legitimate interests, the authors propose to capture procedural order for explanation receiving in the legislation.

Keywords: stage of a criminal case initiation, crime report check, procedural order for explanation receiving.

Bogdanov Maksim Nikolaevich, Cand. jurid. sciences, the head of the State-Legal Disciplines Department, mbogdanov75@,mail. ru, Russia, Pskov, Academy of law and management Pskov branch,

Nikitin Dmitriy Alekseevich, Cand. jurid. sciences, doc., the head of the Criminal-Legal Disciplines Department, dima60-62@yandex.ru, Russia, Pskov, Academy of law and management Pskov branch.

УДК 343.35

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ БАЗОВЫХ ПОНЯТИЙ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

Н.В. Бугаевская

Рассматриваются ключевые понятия в сфере противодействия коррупции: коррупция, коррупционные преступления, преступления коррупционной направленности. Выявляются особенности содержания каждого из названных терминов, их соотношение друг с другом. Устанавливается невозможность синонимичного использования понятий «коррупционные преступления» и «преступления коррупционной направленности». Говорится об отсутствии необходимости выделения в Уголовном кодексе РФ отдельной главы, объединяющей коррупционные преступления.

Ключевые слова: коррупция; коррупционные преступления; преступления коррупционной направленности; злоупотребление властью; пассивный подкуп; активный подкуп.

Коррупция - это явление, обусловленное становлением и развитием механизмов государственной власти, являющееся отражением нравственного

состояния общества, природы человеческих отношений, а также феноменом его правовой жизни. Правовые средства противодействия коррупции должны иметь четкое и определенное юридическое содержательное наполнение, не только констатировать проблему коррупции, но и указывать конкретные механизмы противодействия ей. Непоследовательность определения коррупции в Федеральном законе от 28.12.2008 №27Э-ФЗ «О противодействии коррупции» [1, ст. 1] приводит к заблуждениям относительно видов и четкого перечня коррупционных преступлений. Между тем, в законодательном определении коррупции должна быть отражена ее социальная суть, заключающаяся в подкупе-продажности лиц, представляющих аппарат властных структур как в государственном, так и в частном секторах с одной стороны и физическими лицами с другой стороны. Кроме этого, в законе должно быть отражено, что коррупция включает в себя как ряд односторонних злоупотреблений, совершаемых должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, так и ряд взаимовыгодных встречных со стороны коррупционера и корруптера преступных деяний.

Субъект первого из указанных видов коррупционных злоупотреблений всегда ущербным образом использует предоставленные ему служебные или должностные полномочия, свое служебное положение и влияние ради достижения корыстных целей [2, с. 115]. Если незаконное использование административного ресурса осуществляется в одностороннем порядке, то данные преступления представляют собой такой вид коррупции как злоупотребление властью. Если же дискреционные полномочия должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих и иных организациях, объединяются с интересами «выгодоприобретателей», то присутствует такой вид коррупции как активный и пассивный подкуп.

Анализ теоретических подходов к уголовно -правовой сущности коррупционных преступлений, признаков их составов, указанных в УК РФ и ведомственных нормативно-правовых актах (Перечень № 23 преступлений коррупционной направленности Указания Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 01.02.2016 г. № 65/11/1 «О введении в действие перечней статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчетности»), позволяет утверждать, что термины «преступления коррупционной направленности» и «коррупционные преступления» соотносятся как общее с частным. Три модели коррупционных преступлений, указанные выше (злоупотребление властью, пассивный подкуп, активный подкуп), должны быть причислены именно к коррупционным преступлениям, так как в них присутствует не просто коррупционная направленность, но они выражают саму суть коррупции.

Любое корыстное злоупотребление служебным положением ненасильственного характера является коррупционным преступлением, то есть любое преступление, совершаемое должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения, с корыстной целью или

корыстным мотивом, является видом коррупционного преступления, а именно такого его вида как злоупотребление властью. При этом власть следует понимать как систему определенных полномочий управленческого характера, то есть тех полномочий, которые позволяют воздействовать принудительным образом на поведение людей.

Коррупционное преступление в виде пассивного подкупа, несмотря на то, что оно может быть рассмотрено как подвид злоупотребления властью, имеет свои особенные признаки, позволяющие его отдельно охарактеризовать. Это умышленное деяние, совершаемое посредством получения лицом незаконного вознаграждения в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц за совершение действий (бездействие), связанных с использованием его властного ресурса (должностных полномочий, служебных полномочий, служебного положения), создающее угрозу причинения вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (интересам государственной власти, государственной или муниципальной службы, авторитету деятельности государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных сил РФ, других воинских формирований, интересам службы в коммерческих и иных организациях).

Активный подкуп предлагается рассматривать с учетом соответствия подкупаемого лица критерию осуществления им функций, на основе выполнения которых он может использовать свое служебное положение, в чем и проявляется его общественная опасность.

Коррупционное преступление в виде активного подкупа - это умышленное деяние, совершаемое посредством передачи незаконного вознаграждения в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав лицу за совершение действий (бездействие), связанных с использованием его властного ресурса (должностных полномочий, служебных полномочий, служебного положения), создающее угрозу причинения вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (интересам государственной власти, государственной или муниципальной службы, авторитету деятельности государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных сил РФ, других воинских формирований, интересам службы в коммерческих и иных организациях).

Не соответствующими требованию адресности передачи предмета взятки и не являющимися коррупционными преступлениями должны признаваться подкуп спортсменов (ст. 184 УК РФ), свидетеля, потерпевшего, эксперта (ст. 30 9 УК РФ), кандидата на выборах, члена избирательного объединения (ст. 1411 УК РФ), участников выборов, референдумов (ч. 2 ст. 142 УК РФ). Если рассматривать активный подкуп как подкуп лица, использующего свое должностное положение, как того требует Федеральный закон «О

противодействии коррупции» в определении понятия «коррупция», то следует ориентироваться на специальные виды дачи взятки, то есть те составы, где подкупаемой стороной является должностное лицо. Так, при нарушении порядка финансирования избирательной кампании (ст. 1411 УК РФ) подкупаемой стороной являются кандидаты на выборах, члены избирательного объединения, члены инициативной группы по проведению референдума. Именно им осуществляется передача материальных средств, минуя избирательный фонд, фонд референдума, с целью влияния на их исход выборов, достижения определенного результата референдума. Таким образом, это один из нечестных способов победы на выборах, референдуме за счет дополнительных материальных вливаний. Ни кандидаты на выборах, ни члены избирательных объединений, инициативных групп по проведению референдума не являются ни должностными лицами, ни лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, они участвуют в избирательном процессе, процессе проведения референдума и именно в таком качестве получают денежные средства, и могут обещать подкупающей стороне в последующем лоббировать ее интересы. Это своего рода подкуп в избирательном процессе, процессе выборов, но подкуп не коррупционный, так как нет надлежащих признаков подкупаемой стороны - это лица, которые не обладают ни служебным, ни должностным статусом, и возможно только, что приобретут его по результатам выборов, но не ранее. Таким образом, данное деяние не укладывается в понимание коррупции, предлагаемое в национальном законодательстве.

Указанные выше составы преступления (ст. 184, 309, 1411, ч. 2 ст. 142 УК РФ) могут быть отнесены только к широкому понятию - преступления коррупционной направленности - в виду требований международных стандартов как вид подкупа в избирательном процессе (Конвенции ООН против коррупции 2003 г., Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г.)

Понятие «преступления коррупционной направленности» должно объединять собственно коррупционные преступления, отвечающие обозначенным признакам злоупотребления властью, активного, пассивного подкупа, с одной стороны, и, с другой стороны, включать в себя тесно связанные с ними деяния, которые либо являются условием для последующего совершения коррупционных преступлений (например, ст. 179, ч. 1, 2 ст. 294, 295, 296, 302, 304 УК РФ), либо их непосредственным следствием, продолжением (например, ст. 174, 174.1, 175 УК РФ), квалификация которых осуществляется по совокупности с коррупционными преступлениями в виду их совершения одним и тем же субъектом, либо деяния, признаваемые таковыми в соответствии с международными актами (ст. 141.1, ч. 2 ст. 142, ч. 1 ст. 184, 309 УК РФ).

Категория «преступления коррупционной направленности» должно использоваться для практических целей как отличное от понятия коррупционных преступлений, обобщающее и собирательное. При этом

статистический учет необходимо осуществлять отдельно относительно собственно коррупционных преступлений и преступлений с ними тесно связанных, а по совокупности в целом объединить их термином «преступления коррупционной направленности».

За введение термина «коррупционные преступления» в уголовный закон и выделение данных деяний в отдельную главу в УК РФ ратуют многие ученые, мотивируя это тем, что эти преступления достаточно распространены, обладают высокой степенью общественной опасности, а уголовно-правовые средства отстают от потребностей практики [3, с. 26]; в то же время, с криминологической точки зрения коррупционная преступность также должна представлять собой совокупность преступлений с определенным набором типичных признаков, опираясь в этом опять же на уголовно-правовые нормы [5, с. 470].

Правила построения уголовного закона подразумевают, что внутренняя дифференциация на разделы и главы осуществляется по признакам однородных общественных отношений, которые образуют родовой и видовой объект преступления. Совершенно очевидно, что не основной, а дополнительный объект - интересы службы, служебной деятельности в различных по организационно-правовым формам учреждениях, органах, организациях, -является объединяющим фактором для данных преступлений. Родовой, видовой и основной непосредственный объекты данных преступлений достаточно сильно различаются, так как это общественные отношения и интересы личности (раздел VII), экономики (раздел VIII), общественной безопасности и общественного порядка (раздел IX), государственной власти (раздел Х), мира и безопасности человечества (раздел XII). Это объясняется тем, что явлению коррупции подвластны совершенно различные сферы человеческой деятельности, такие как собственно осуществление государственной власти, управление коммерческими структурами, так и образование, медицина, реализация избирательных прав, имущественных отношений, предоставление определенных услуг населению и другие. В этой связи невозможно найти такой единый родовой или видовой объект для всех коррупционных преступлений, рассредоточенных по всему уголовному кодексу, который бы объединил бы их, следуя правилам юридической техники, не нанеся ущерба уже существующей структуре уголовно-правовой материи. Наиболее типичные составы коррупционных преступлений изложены в главах 23 и 30 УК РФ. Посредством данных составов преступлений (например, ст.ст. 285, 290, 291, 201, 204 УК РФ) охраняются также довольно определенные сферы общественных отношений в публичной и частных сферах, но это не дает права не только ограничиваться для включения в разряд коррупционных только преступлениями данных глав, но и причислять все преступления, изложенные в них, к коррупционным. Так, например халатность (ст. 293 УК РФ) не может быть отнесена к коррупционным деяниям в виду признака неосторожной формы вины, что противоречит характеристике коррупции.

Таким образом, поиски некого общего родового или видового объекта не

могут увенчаться успехом и объединить коррупционные преступления в единую главу, так как и злоупотребление властью, управленческими полномочиями, и подкуп могут иметь место в различных областях. Подтверждением тому является рассредоточение преступлений, совершаемых лицом с использованием своего служебного положения, по всему уголовному кодексу Данные преступления, ранее называвшиеся альтернативно-должностными [4, с. 32], так как подразумевали в качестве субъекта должностных лиц, либо государственных служащих (а в настоящее время их субъектами могут являться также и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях), если они совершаются умышленно и с корыстной заинтересованностью, могут быть классифицированы как коррупционные. В этой связи считаем, что создание в УК РФ дополнительного структурного элемента (главы или раздела), выделяющего блок коррупционных преступлений, нерационально.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЭ (ред. от 03.07.2016) «О противодействии коррупции» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 03.07.2016).

2. Борков В.Н. Коррупционное преступление как основной элемент системы коррупционных отношений // Современное право. 2015. №4. С. 114-119.

3. Зубарев С.М. Интересы службы как объект уголовно-правовой охраны // Уголовное право. 2003. № 4. С. 26-27.

4. Здравомыслов Б.В. Проблемы законодательной регламентации ответственности за должностные преступления // Теоретические проблемы разработки нового уголовного законодательства. М., 1989.

5. Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии. М., 2013. Т. II. Особенная часть.

Бугаевская Наталья Вачентиноена, канд. юрид. паук, доцент, преподаватель Межрегионального учебного центра УФСИН России по Тульской области, bugaevskara. natalia(q)yandex. ги, Россия, Тула, ФКУ ДПО МУЦ УФСИН России по Тульской области

ON THE DEFINITION OF THE BASIC CONCEPTS OF ANTI-CORRUPTION

N. V. Bugaevskaya

This article discusses the key concepts in the field of combating corruption: corruption, corruption crimes. crimes of conniption. The peculiarities of the content of each of these terms, their relationship to each other It can not install the synonymous use of the concepts of «corruption crimes» and «crimes of corruption». Indicates the absence of the need to allocate in the Criminal Code of the Russian Federation separate chapter uniting corruption crimes.

Keywords: corruption; corruption-related crimes; the crime of corruption; abuse of power; passive bribery; active bribery.

Bugaevskaya Nataliva Valentinovna, Cand. jurid. sciences, associate Professor, teacher training interregional center of the Office of the Federal Penitentiary Service of Russia. Tula Region, bugaevskaja.natalia(a)vandex.ru, Russia, Tula, Training interregional center of the Office of the Federal Penitentiary Service of Russia