Научная статья на тему 'Категория падежа и французский язык в вопросах перевода'

Категория падежа и французский язык в вопросах перевода Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2883
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАДЕЖ / ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК / РУССКИЙ ЯЗЫК / СИНТЕТИЧЕСКИЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ушаков Сергей Геннадьевич

В данной статье была предпринята попытка рассмотреть категорию падежа во французском языке, который является флективным языком с высокой долей аналитизма. Формально французские имена существительные, прилагательные и местоимения не имеют падежных словоформ, однако говорить об отсутствии категории не совсем верно, так как в пользу её существования говорят некоторые феномены в языке. Эта своего рода систематизация может быть полезна переводчикам-практикам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Category of the Case in the French Language: Translation Issues

The present article's subject was case category in the French language. The French language, being an inflexional language with a highly developed analytical forms, is very often considered as a language with no case category. Nominally, French substantives, adjectives and pronouns do not have case wordforms. However, it is not appropriate to speak about case category absence in French as certain linguistic phenomena are evidence of its existence. This article providing a sort of systematization may be used by translators.

Текст научной работы на тему «Категория падежа и французский язык в вопросах перевода»

Вестник Московского университета. Сер. 22. Теория перевода. 2008. № 2

С.Г. Ушаков

КАТЕГОРИЯ ПАДЕЖА И ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В ВОПРОСАХ ПЕРЕВОДА

В данной статье была предпринята попытка рассмотреть категорию падежа во французском языке, который является флективным языком с высокой долей аналитизма. Формально французские имена существительные, прилагательные и местоимения не имеют падежных словоформ, однако говорить об отсутствии категории не совсем верно, так как в пользу её существования говорят некоторые феномены в языке. Эта своего рода систематизация может быть полезна переводчикам-практикам.

The present article's subject was case category in the French language. The French language, being an inflexional language with a highly developed analytical forms, is very often considered as a language with no case category. Nominally, French substantives, adjectives and pronouns do not have case wordforms. However, it is not appropriate to speak about case category absence in French as certain linguistic phenomena are evidence of its existence. This article providing a sort of systematization may be used by translators.

Ключевые слова/Key words: падеж, французский язык, русский язык, синтетические и аналитические языки.

В данной статье была предпринята попытка проанализировать категорию падежа применительно к французскому языку. Хотелось бы подробнее рассмотреть этот вопрос, который возник в связи с недавно услышанным заявлением, что во французском падежей вообще нет. Конечно же, это утверждение имеет под собой основу, когда падеж рассматривается в своём классическом понимании, нередко поверхностном, однако на самом деле проблема гораздо глубже и однозначного подтверждения или опровержения этой гипотезы дать нельзя. Данная статья также может быть полезна переводчикам-практикам в выработке определённой тактики, так как систематизирует некоторые особенности рассматриваемых языков (русского и французского).

Для начала следует поговорить о категории падежа вообще. Что такое падеж? Первоначальные представления о падеже во флективных языках синтетического типа (в качестве примера возьмём русский язык) примерно следующие: падеж — это грамматическая категория имени, неразрывно связанная со склонением имени (существительного). Что же такое собственно склонение и почему оно так названо (фр. déclinaison)? Русские имена существительные склоняются, т.е. изменяются по падежам — опять появляется категория падежа. По-

лучается замкнутый круг. Выходит, эти две категории необходимо рассматривать вместе.

Имя существительное (напомним, что в языке флективного синтетического типа, рассматриваются примеры из русского языка) ставится в нужном падеже в речи, в устном или письменном тексте. Таким образом, падеж характеризует реализацию лексемы на практике. Каким же образом? Имя существительное всегда выражает предмет, явление, факт, ситуацию в статике — в противоположность динамически развивающемуся событию. Логично предположить, что этот предмет, явление, факт и др. является результатом или продуктом какого-то действия или влияния. Действие или влияние выражается, как правило, глаголом, но не только им. Простой пример: дом сына, в котором глагол просто отсутствует, однако наблюдается влияние одного предмета на другой. Не будем подробно выяснять, каким образом это влияние происходит (предмет "сын" влияет на предмет "дом" или наоборот) — споры вокруг языков номинативного и эргативного строя не утихают до сих пор, ограничимся лишь тем, что зафиксируем факт влияния и сделаем первый вывод: категория падежа фиксирует собой влияние на данный предмет. Каково же это влияние?

Влияние на предмет отличается от других источников (предметов) разнообразно и именно это объясняет наличие развитой парадигмы склонения у синтетических языков. В русском языке традиционно выделяется шесть падежей, однако и этот тезис в лингвистике подвергается сомнению, так как значения категорий сгруппированы довольно разнородно, в этой связи иногда выделяют дополнительные падежи вроде партитивного или местного, а также архаичные формы звательного падежа. Под значениями и понимается как раз то влияние, о котором уже было сказано. Иными словами, падежная форма раскрывает тип, характер, "угол" этого влияния, условно говоря. Частично или полностью тип влияния отражается в самих названиях падежей. К примеру, прямое влияние выражается в форме винительного падежа — объект полностью находится под влиянием другого объекта или полностью испытывает на себе какое-либо действие. Почему винительный падеж назван именно так — сказать трудно, в романских языках он называется так же (accusativus / accusatif / accusativo), скорее всего следуя логике старого латинского языка именно глагол "обвинять" выражал действие наиболее полно переходящее на предмет, однако это только предположение. Следующий пример —дательный падеж, основная функция которого — изображать косвенное дополнение. Здесь название падежа оправдывает в большинстве случаев и сегодняшнее его употребление — имя (су-

ществительное или местоимение) в дательном падеже — это типичное косвенное дополнение. "Дательный" (Dativus, datif, dativo) происходит от глагола "дать" (Dare, donner, dar, dare). Глагол дать наиболее чётко передаёт разницу между прямым и косвенным дополнением: дать кому-либо что-либо. "Что-либо" целиком испытывает на себе действие, выражаемое глаголом, кому-либо — лишь косвенно, избирательно, и именно так понимается в настоящей статье условно использованный нами термин "угол влияния". Далее будет показано, как иные косвенные падежи (кроме винительного) выражают этот угол влияния. Продолжим рассматривать названия падежей в соотнесённости с их основным значением.

Именительный падеж (nominativus, nominatif, nominativo) всегда называет предмет, явление, факт или действие, или ситуацию в статичности. Однако чтобы отличить этот падеж от всех остальных, нам стоит отметить, что называется не любой предмет, а тот, который является центром сложной ситуации (в отличие от простой, которая может реализовываться в одном слове). Называется то, что совершает действие или над чем действие совершается в определённых условиях в определённое время в определённом месте. Таким образом, "угол влияния" можно охарактеризовать как прямой или нулевой (в зависимости от характера всей фразы — пассивного или активного). Как бы этот "угол" ни был охарактеризован, важно понять, что этот "угол" условно "противоположен" тому, который выражается винительным падежом. Полезно будет также отметить и то, что в русском языке именительный падеж также выражает начальную форму слова, т.е. ту абстрактную форму, которая зафиксирована в словаре. Альтернативно можно заявить, что именительный падеж в русском языке совпадает с начальной формой имени или местоимения — это утверждение также имеет под собой основу, и мы к нему ещё вернёмся.

Родительный падеж (Genitivus, génitif, genitivo) в первую очередь связан с идеей принадлежности (родственная связь родитель—сын интерпретируется как принадлежность, эта интерпретация созидания популярна во многих культурах). В приведённом выше примере дом сына родительный падеж показывает именно принадлежность. В частном порядке пример может нести значение созидания ("сын построил дом"). Таким образом, принадлежность имеет несколько другой "угол влияния", нежели прямое действие на объект. Его можно охарактеризовать как косвенное, но иного типа, чем влияние, выражаемое дательным падежом.

Творительный падеж (instrumental) в русском языке несколько исказил своё название, так как оно скорее соответствует тому же

родительному падежу. В романских языках его название соответствует основному значению — он выражает то, чем или с помощью чего осуществляется процесс, действие, т.е. средство. Таким образом, влияние на предмет косвенное — средство действия играет ещё меньшую роль в самом совершающемся действии. И влияние на предмет-объект осуществляется под иным углом по сравнению с тем, который выражен формами дательного падежа.

И, наконец, предложный падеж (prépositionnel) также имеет искажённое название. В русском названии, равно как и в названии его во французском языке, содержится лишь одна идея, которая имеет мало общего со значением этого падежа. Утверждается лишь, что этот падеж не употребляется без предлога. И это верно. Существительное или местоимение в предложном падеже всегда будет иметь при себе предлог. Более того, такой падеж в русском языке оказывается единственным такого рода. Однако основное его значение то, что некогда передавалось в латинском языке падежом locativus, который затем стал ablativus. Основное предназначение предложного падежа — это обозначение места, т.е. одного из условий протекания процесса или действия. Как видим, влияние действия рассматривается совершенно по-иному, как мы ещё не видели. Более того, взаимосвязь, взаимовлияние между действием и его местом может быть совсем не очевидно. Здесь же мы можем вернуться к винительному падежу и вспомнить второе основное его значение в русском языке — значение направления (к какому-либо объекту). Естественно, это значение имеет мало общего со значением прямо испытывающего на себе влияния предмета, кроме совпадений форм, и в принципе, можно говорить о "разных винительных падежах", но суть не в этом. Главное, что винительный падеж также может выражать условия протекания действия, и тогда связь, точнее влияние этого действия на предмет (адрес назначения), может быть утрачено. В любом случае оно в очередной раз будет иметь свой определённый характер (здесь, применительно к условиям протекания действия, а не предметам целесообразнее будет употреблять термин характер вместо угла).

Подведём некоторые промежуточные итоги, а также объясним некоторые моменты, которые не стоит воспринимать как непоколебимую истину. Во-первых, рассмотренные значения русских падежей — далеко не все имеющиеся, были рассмотрены лишь те, которые отражены в той или иной мере в названии самих падежей. Не ставилась цель проанализировать абсолютно все значения. Цель была иная — показать то, как падеж демонстрирует характер влияния действия (или другого предмета) на предмет. Во-вторых, неверным будет данные примеры распространять на иные флективные синте-

тические языки. Так, в латинском языке genitivus употреблялся для обозначения именно прямого дополнения: Homo meminit temporum praeteritorum (Человек помнит о прошлых временах). Это говорит о том, что каждый народ в своём языке по-разному видит тот самый угол влияния; строится этот угол на основе восприятия носителем языка действия и соотнесенности этого действия с предметом, на который оно распространяется. Носители одного языка видят, что в определённом примере предмет целиком находится под влиянием действия или другого предмета. При описании той же ситуации в другом языке его носители совершенно объективно могут видеть иной угол и иной характер влияния. Для каждой языковой системы характерны определённые видения этих "углов". Всё это объясняется различием в мышлении разных этнических групп.

Теперь рассмотрим ситуацию во французском языке. Сразу хочется отметить, что французский язык берётся в своём сегодняшнем состоянии вне связи с древними формами, когда существовали именительный и винительно-предложный падежи. Французский язык тоже флективный, но доля аналитизма в нём выше. В частности, словоформы имён изменяются только по роду. Значит, традиционных изменений форм по падежам нет. Значит ли это, что говорить о падеже во французском языке вообще не стоит? Отнюдь. В первую очередь не значит, так как сам язык сложился на основе кельтских говоров и того же латинского языка, в котором падежная парадигма была очень сильно развита. Более того, на первом этапе французский язык обладал высокой долей синтетизма. Иными словами, можно говорить о том, что архаичные падежные формы в ходе эволюции языка превратились в соответствующие аналитические (с помощью предлогов и особые супплетивные формы местоимений). Наша задача — попробовать в современном языке вычленить падежи, вернее, группы по значению (по характеру или "углу" влияния).

Итак, в качестве отправной точки возьмём начальную форму слова, к которой будет абстрактно подбираться контекст. Перед тем как это сделать, хотелось бы остановиться поподробнее на начальной форме слова. Возможно ли условно назвать её формой именительного падежа? Когда выше говорилось об именительном падеже, мы специально заявили, что его форма, возможно, совпадает с начальной формой слова, но не тождественна ей. Действительно, в мире есть языки, в которых эти формы не совпадают. К примеру, в корейском языке они сильно разнятся. Начальная форма слова существует сама по себе, она зафиксирована в словаре. Как только слово употребляется в речи в качестве подлежащего, оно тут же ставится в именительном или основном падеже (между ними также наблюдается смысловая разница), причём оба эти падежа имеют свои

окончания, которые присоединяются к начальной форме — корейский язык относится к агглютинативным языкам. К примеру, для именительного падежа используется окончание 0| или 7|- в зависимости от того, на какой звук заканчивается начальная форма слова, это окончание присоединяется к начальной форме слова, то же самое происходит и с основным падежом.

О корейском языке мы вспомнили потому, что французский язык заставляет нас предполагать, что в его системе присутствует нечто подобное. К примеру, об этом свидетельствуют французские личные местоимения. Так, moi — это начальная форма слова, однако мы встречаем также и форму je, форму, которая жёстко привязана к описывающему её глаголу и которая без него не употребляется. По всем показателям je будет формой именительного падежа (место и роль в предложении), moi же можно считать начальной формой или формой основного падежа (они совпадают), случай употребления moi в качестве косвенного дополнения пока не рассматриваем.

С существительными во французском языке такого не наблюдается, но по аналогии с местоимениями можем заключить, что начальная форма и форма именительного падежа совпадают на 100%.

Во французском языке можно сразу же увидеть объектный падеж — т.е. тот, который не совпадает по значению, а также по месту и характеру расположения формы в высказывании с формой именительного падежа. Однако такой падеж оказывается не единственным. Можно выделить прямо-объектный падеж, который по традиции можно назвать винительным, и косвенно-объектный, аналог нашего дательного (как правило, реализуется в виде сочетания с предлогом а, реже de). Насчёт выделения родительного падежа возникают определённые сомнения, потому что собственной словоформы ни у одного из падежей нет, а предлог de имеет множество значений, значения родительства или принадлежности не единственные. В крайнем случае этот косвенно-объектный падеж можно назвать условно родительно-дательным, чтобы отличить его от других "падежей".

Точно следует выделить падеж партитивный, так как он обладает признаками, присущими только ему. Во-первых, это наличие партитивного артикля du — de Ш — des — de Г, во-вторых, заменяемость существительного на местоимение en, чего нельзя сделать со всеми без исключения существительными с предлогом de. К этому же падежу можно приписать значение удаления, направления от/из какого-либо места — в этом случае обозначается не предмет, который косвенно испытывает на себе действие, но одно из условий протекания этого действия.

Следует также выделить особо аналог нашего творительного падежа, не причисляя его к косвенно-объектному, так как у него нет похожей заменяемости местоимением. В качестве примеров творительного "падежа" могут выступать существительные и местоимения с предлогами avec, par, de. Данный падеж может выражать не только инструмент, средство, способ производства, но и причину действия.

Наконец, можно выделить "падеж" местный. Его реализация осуществляется с помощью предлогов à, dans, en, sur, sous и многих других. Таким образом падеж этот может обозначать место, а также направление — грамматически они во фразе никак не различаются, понять смысл помогает только контекст. Причина выделения этого "падежа" — как в значении места, так и направления в определённое место — заменяемость местоимением y.

Итак, всего во французском языке можно выделить 6 "падежей": начальная форма, именительный, винительный, косвенно-объектный, партитивный и местный. Очевидно, что это не те падежи, с которыми обстоит дело в языках с большей долей синтетизма, однако в конце концов предлоги и предложные конструкции имеют по большому счёту сходные с флексиями (окончаниями) функции, разница лишь в позиции и в оторванности от основы словоформы. Однако эти группы ("падежи") имеют право на существование, так как обусловливаются наличием семантических, лексических и морфо-лого-синтаксических признаков.

Как мы уже показали, не стоит отождествлять, к примеру, дательный падеж в русском языке с описанным нами дательным падежом французского языка — это особенно следует учитывать при переводе. Вопрос стоит гораздо глубже, так как собственно падежи обусловливаются внутренней логикой языковой системы, внутренними связями между единицами языка. Однако используя такую схему, переводчик может выстраивать стратегию своих действий, отмечая совпадения и расхождения явлений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.