Научная статья на тему 'К вопросу о терминологическом аппарате и становлении крылатологии как самостоятельной лингвистической дисциплины'

К вопросу о терминологическом аппарате и становлении крылатологии как самостоятельной лингвистической дисциплины Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
540
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФРАЗЕОЛОГИЯ / КРЫЛАТОЕ СЛОВО / КРЫЛАТОЕ ВЫРАЖЕНИЕ / КРЫЛАТАЯ ЕДИНИЦА / НОВАЯ КРЫЛАТАЯ ЦИТАТА / КРЫЛАТОЛОГИЯ / ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АППАРАТ / PHRASEOLOGY / CATCHWORD / CATCHWORD EXPRESSION / CATCHWORD UNIT / NEW CATCHWORD QUOTE / CATCHWORD SCIENCE / TERMINOLOGICAL APPARATUS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Варченко Т. Г., Рачковская Л. А.

В работе описана история появления некоторых терминологических обозначений крылатологии (учения о крылатых словах) как новой лингвистической дисциплины, прослеживаются попытки поиска вариантов, которые в наибольшей мере найдут поддержку значительной части лингвистов и будут отвечать задачам лингвистической интерпретации слов и выражений, несущих на себе «печать авторства».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TO THE ISSUE OF TERMINOLOGICAL APPARATUS AND FORMATION OF CATCHWORDS SCIENCE AS A SPECIAL LINGUISTIC DISCIPLINE

This paper describes the history of the emergence of some terminological designations of catchword science (researches about the theory of catchwords) as a new linguistic discipline. It also traces some options' search that can find support from a significant part of linguists and will meet the challenges of linguistic interpretation of the words and expressions bearing the «authorship print».

Текст научной работы на тему «К вопросу о терминологическом аппарате и становлении крылатологии как самостоятельной лингвистической дисциплины»

5. Путилов, Б.Н. Эпическое сказительство. - М., 1997.

6. Мирзаев, Т. Искусство узбекских народных сказителей и особенности их эпического репертуара: дис. ... д-ра филол. наук. - Ташкент, 1986.

7. Кыдырбаева, РЗ. Сказительское мастерство манасчи. - Фрунзе, 1984.

8. Новиков, Ю.А. Сказитель и былинная традиция. - СПб., 2000.

9. Илларионов, В.В. Искусство якутских олонхосутов. - Якутск, 1982.

10. Кузьмина, А.А. Олонхо Вилюйского региона: бытование, сюжетно-композиционная структура, образы: автореф. дис. ... канд. филол.

наук. - Улан-Удэ, 2008.

Bibliography

1. Giljferding, A.F. Oloneckaya guberniya i ee narodnihe rapsodih // Onezhskie bihlinih, zapisannihe A.F. Giljferdingom letom 1871 goda. -Arkhangelsk, 1983.

2. Chicherov, V.I. Shkolih skaziteleyj Zaonezhjya. - M., 1982.

3. Chicherov, V.I. Onego-Kargopoljthinih i ikh bihlinih // Onezhskie bihlinih / podbor bihlin i nauch. red. tekstov Yu.M. Sokolova; podgot. tekstov

k pechati, primech. i slovarj V. Chicherova. - M., 1948.

4. Astakhova, A.M. Oblastnihe ehpicheskie tradicii // A.M. Astakhova. Russkiyj bihlinnihyj ehpos na Severe. - Petrozavodsk; Astakhova, A.M. Geograficheskoe rasprostranenie bihlin i voprosih, s nim svyazannihe (mesto i vremya formirovaniya, usloviya, opredelyavshie stepenj sokhrannosti // A.M. Astakhova. Bihlinih: itogi i problemih izucheniya. - M.; L., 1966.

5. Putilov, B.N. Ehpicheskoe skaziteljstvo. - M., 1997.

6. Mirzaev, T. Iskusstvo uzbekskikh narodnihkh skaziteleyj i osobennosti ikh ehpicheskogo repertuara: dis. ... d-ra filol. nauk. - Tashkent, 1986.

7. Kihdihrbaeva, R.Z. Skaziteljskoe masterstvo manaschi. - Frunze, 1984.

8. Novikov, Yu.A. Skazitelj i bihlinnaya tradiciya. - SPb., 2000.

9. Illarionov, V.V. Iskusstvo yakutskikh olonkhosutov. - Yakutsk, 1982.

10. Kuzjmina, A.A. Olonkho Vilyuyjskogo regiona: bihtovanie, syuzhetno-kompozicionnaya struktura, obrazih: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. -

Ulan-Udeh, 2008.

Статья поступила в редакцию 21.06.13

УДК 811.1/.8

Varchenko T.G., Rachkovskaya L.A. TO THE ISSUE OF TERMINOLOGICAL APPARATUS AND FORMATION OF CATCHWORDS SCIENCE AS A SPECIAL LINGUISTIC DISCIPLINE. This paper describes the history of the emergence of some terminological designations of catchword science (researches about the theory of catchwords) as a new linguistic discipline. It also traces some options' search that can find support from a significant part of linguists and will meet the challenges of linguistic interpretation of the words and expressions bearing the «authorship print».

Key words: phraseology; catchword; catchword expression; catchword unit; new catchword quote; catchword science; terminological apparatus.

Т.Г. Варченко, канд. филол. наук, доц. Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, г. Якутск, E-mail: vartg@mail.ru; Л.А. Рачковская, канд. филол. наук, доц. Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», г. Москва, E-mail: larissara@mail.ru

К ВОПРОСУ О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОМ АППАРАТЕ И СТАНОВЛЕНИИ КРЫЛАТОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

В работе описана история появления некоторых терминологических обозначений крылатологии (учения о крылатых словах) как новой лингвистической дисциплины, прослеживаются попытки поиска вариантов, которые в наибольшей мере найдут поддержку значительной части лингвистов и будут отвечать задачам лингвистической интерпретации слов и выражений, несущих на себе «печать авторства».

Ключевые слова: фразеология, крылатое слово, крылатое выражение, крылатая единица, новая крылатая цитата, крылатология, терминологический аппарат.

В статье мы обращаемся, прежде всего, к терминологическому инструментарию крылатых слов, которые до конца ХХ-го века оставались на периферии фразеологического материала в качестве чего-то второстепенного и неважного. До недавних пор учеными практически не разрабатывалась система терминообозна-чений, являющаяся надежным средством верификации любой области знаний, не ставилась задача их комплексного описания, не была раскрыта в полной мере их образная природа.

С развитием науки о крылатых единицах (крылатологии)1 как специальной лингвистической дисциплины и возникновением многочисленных словарей крылатых выражений на повестке дня встал вопрос о терминологическом аппарате.

Метафоричность термина «крылатое слово» долгие годы как будто «настораживала» лингвистов, и этими языковыми единицами занимались в основном филологи-литературоведы, что не могло не отразиться на характере дефиниций крылатых единиц в словарях и справочниках XIX - первой половины XX вв. и на способе описания их свойств [1, с. 32].

Изучение крылатых слов имеет давнюю историю, когда экзегеты, обращаясь к Святому Письму, пытались раскрыть его сокровенный смысл. Они фиксировали слова, несущие на себе отпечаток первоисточника, воздействуя на массовое сознание

и формируя у них то содержание, которое свойственно этим единицам в современном узусе [2, c. 269].

Автором оборота «крылатое слово», который уходит корнями в античную древность, считают древнегреческого поэта Гомера. Но у Гомера мы встречаемся не с термином, а с поэтическим образом: так он в «Илиаде» и «Одиссее» называет слова, которые быстро срываются с уст говорящего и летят к уху слушающего2.

В научный обиход как филологический термин этот оборот введен немецким ученым Георгом Бюхманом. В предисловии к 1-му изданию книги «Geflbgelte Worte» (1864) Георг Бюхман определяет КС следующим образом: «Ein ge^ge^es Wort ist ein in weiten Kreisen des Vaterlandes dauernd angefehrter Ausspruch, Ausdruck oder Name, gleichviel, welcher Sprache, dessen historischer Ursprung nachweisbar ist» [3, c. 4; 4, c. 5]. - «Крылатое слово - это постоянно воспроизводимое в широких кругах изречение, выражение или имя безразлично какого языка, исторический источник или литературное происхождение которого известно (доказуемо)» (перевод цит. по: Шулежкова, c. 6).

1 Термин С.Г. Шулежковой [1, с. 32].

2 У Гомера термин дословно означает «окрыленные слова» [3, с. 11].

Вслед за Георгом Бюхманом крылатые слова стали выделять и изучать и другие языковеды, обратившиеся к фразеологическому фонду других языков. Таким образом, крылатые слова оказались таким типом фразеологических единиц, который представлен во многих европейских языках (или европейском ореале) и, по-видимому, в других языках мира, имеющих литературную традицию.

В сущности все определения крылатого слова, имеющиеся у большинства авторов, повторяют с большими или меньшими модификациями бюхмановскую дефиницию [5, с. 370; 6, с. 1417; 7, с. 5-6; 8, с. 3-6; 9, с. 69; 10, с. 114; 11, с. 29-30; 12, с. 3; 13, с. 45-46; 14, с. 110-118; 15, с. 110; 16, с. 6; 17, с. 3-4; 18, с. 219228 и др.].

С развитием фразеологии как специальной лингвистической дисциплины и возникновением фразеологических словарей на повестку дня встал вопрос о разделении терминов крылатых слов и крылатых выражений.

Л.И. Ройзензон, приступая к рассмотрению вопроса о крылатом выражении, обратил внимание на обстоятельство, «что традиционно употребляющийся термин-калька “крылатое слово” совершенно неудовлетворителен, так как среди образований, обычно относимых к этому классу языковых единиц, выступают как слова, так и выражения» [19, с. 132]. С точки зрения исследователя для теории фразеологии интересны только крылатые выражения.

Такое распределение было сделано А.П. Ковалем и В.В. Коптиловым, которые, придерживаясь взглядов большинства исследователей по вопросу отделения КС, разделили их по структурному признаку на две группы: «собственно крылатые слова» и «крылатые выражения» [11, с. 29 - 30]. Ученые считают, что различие в структуре - это единственно существенная черта, отличающая одну группу от другой, а также, что «собственно крылатые слова» являются частью лексики, а «крылатые выражения» - это часть фразеологии. «По всем прочим признакам - и по происхождению, и по стилистическим свойствам - крылатые слова и крылатые выражения являют собой неделимое единство. Можно предположить общее название для обеих групп: крылатые выражения» [11, с. 29 - 30].

Соглашаясь с А.П. Ковалем и В.В. Коптиловым в вопросе о необходимости выделения собственно крылатых слов - с одной стороны, и крылатых выражений - с другой, С.Г. Шулежкова полагает, что «использовать термин «крылатые выражения» (или «крылатые слова» одновременно как родовой и как видовой было бы не совсем логично. К тому же категоричность, с какой авторы утверждают, будто между «собственно крылатыми словами» и «крылатыми выражениями» существует только одно различие

- структурное, представляется нам возвратом к «дофразеоло-гической» точке зрения, когда фразеологизмы не признавались самостоятельными языковыми единицами» [1, с. 19 - 20].

С.Г. Шулежкова использует в своей докторской диссертации оба термина, введенных А.П. Ковалем и В.В. Коптиловым и предлагает еще один - «крылатая единица», который как бы объединяет первые два. По мнению С.Г. Шулежковой, «представляется разумным для всех постоянно воспроизводимых в широких кругах изречений, выражений, имен, историческое или литературное происхождение которых известно (доказуемо), использовать термин “крылатые единицы”» [1, с. 15].

Введение в научный обиход термина «крылатая единица», на наш взгляд, оправдано, поскольку разнородны сами единицы, объединенные общим названием КС (это имена собственные, получившие обобщенное переносное значение и перешедшие в разряд нарицательных; афоризмы; сентенции; перифразы и т.д.).

Считая КВ языковыми единицами, С.Г. Шулежкова определила в своей работе пять дифференциальных признаков КВ: 1) связь с источником (автором, персонажем, реальным событием); 2) раздельнооформленность (состоят из двух или более компонентов, связанных по грамматическим законам языка); 3) воспроизводимость (не создаются в процессе общения, а вос-призводятся как готовые целостные единицы); 4) устойчивость компонентного состава и грамматической структуры (не исключающей вариантности); 5) устойчивость семантики, закрепленной за данным выражением.

Опираясь на вышесказанное, С.Г. Шулежкова предложила основной критерий отделения КВ от фразеологических единиц. «Обладая набором дифференциальных признаков, свойственных любой устойчивой раздельнооформленной языковой еди-

нице, они отличаются от “безымянных” языковых единиц своеобразным семантическим “довеском”: их значения “отягощены”, “чреваты” генетической памятью об авторах, их создавших, произведениях, из которых они вычленились, или исторических событиях, послуживших почвой для их возникновения» [1, c. 23].

Специалисты, которые исследуют КВ единодушно в чиоте главных свойств КВ признают его сохраняющуюся связь с источником или автором.

Еще Г. Бюхман считал, что у КС «источник или литературное происхождение должно быть известны (доказуемы)» [1, c. 129]. Это же утверждали С.Г. Займовский [6, c. 14-15],

Н.С. и М.Г. Ашукины [7, c. 4], М.А. Булатов [12, c. 3], И.А. Уолш и В.П. Берков [16, c. 6 - 7] и др.

А.Д. Райхштейн в учебном пособии «Немецкие устойчивые фразы» рассматривает крылатые фразы. «Крылатые фразы -это воспроизводимые в речи всесторонне устойчивые высказывания, впервые употребленные определенной исторической личностью - писателем, политическим деятелем, ученым и т.п.

- и до сих пор ассоциирующиеся с тем или иным произведением художественной литературы или с определенной системой взглядов, а иногда и с личностью самого автора» [10, c. 14].

«Доказуемость происхождения “крылатых слов”, то есть возможность проследить его действительного первоисточника, сколь она ни важна с академической точки зрения, представляет практическую ценность, по нашему мнению, не сама по себе, а главным образом потому, что знание первоисточника, знание момента и обстоятельств, при которых родилось то или иное выражение, часто бывает существенно для правильного понимания цитаты. Знать же, почему и при каких обстоятельствах оно употреблено впервые, - значит получить возможность самому процитировать эту фразу к месту и ко времени» [6, c. 15-16].

Важнейшими культурными источниками КВ считают Библию, античную культуру, мировую художественную литературу, фольклор, историю и философию. Однако в наше время КВ из античной литературы и Библии употребляются значительно реже, чем в 18-19 веках, когда их цитирование было делом образовательного и социального престижа. Классическое образование с обширными сведениями об античности, с изучением латыни и греческого сменилось сегодня ориентацией на массовую культуру, средства массовой информации, что подтверждают составители словарей: «Na^r^h sind immer noch die Bibel, die klassische deutsche Literatur und die Weltliteratur gern benutzte Zitatenspender. Aber es zeigt sich eine deutliche Verschiebung hin zu aktuellen Schlagw^tern oder Slogans aus den Bereichen Politik und Werbung» [20, c. 13]. - Разумеется, Библия, классическая немецкая литература и мировая литература все еще являются самыми используемыми поставщиками крылатых слов. Однако обнаруживается четкое перемещение к метким словам или слоганам из сфер политики и рекламы (перевод Т.Г. Варченко).

Со 2-й половины XX-го века в мире произошли кардинальные перемены - изменились политические условия жизни, были достигнуты значительные успехи в экономической и социальной жизни. Этот период характеризуется необычайным расширением информационного пространства и возникновением новых технологий. Несомненно, что данные явления нашли свое отражение в действительности.

Совершенно очевидно, что с развитием и совершенствованием системы средств массовой коммуникации увеличивается зависимость речевой культуры общества от текстов, предназначенных для многочисленных кино- и телевизионных фильмов, радиопьес и шлягеров, определяющих духовный профиль общей культурно-развлекательной индустрии. Технические средства коммуникации стали материальными средствами существования «массовой культуры», каналами ее распространения. Классические цитаты, крылатые выражения все более становятся достоянием образованных людей, и лидирующее положение среди источников крылатых выражений занимают средства массовой коммуникации и массовая культура.

Поэтому наряду с крылатыми единицами, восходящими к каноническим книгам христианства, к литературным и античным источникам, к театральным постановкам или высказываниям исторических лиц, которые сформировали и до сих пор пополняют «золотой» фонд крылатых выражений, Т.Г. Варченко в своей кандидатской диссертации на материале немецкого языка рассматривает крылатые единицы, сформировавшиеся в XX

- XXI в.в. на основе синтетических жанров искусства (оперы, оперетты, романса, песни), а также «массовой культуры»

и средств массовой коммуникации и называет их новыми крылатыми цитатами3. «Под новыми крылатыми цитатами, пишет Т. Г. Варченко, - мы понимаем “устойчивые словесные комплексы”, обладающие дифференциальными признаками КВ, источниками происхождения которых являются “массовая культура” и СМК (тексты популярных шлягеров, рекламы, названия и реплики из кино- и телефильмов, передач и т.д.)» [21, с. 17].

Критериями принадлежности конкретной единицы4 к «крылатым» послужили следующие факты:

1. Фиксация цитаты словарем, имеющим специальные пометы об источнике, принадлежащем к произведениям массовой культуры и указанием на время появления.

2. Критерии, отмеченные словарем Дуден:

- цитата должна быть хорошо известна и иметь определенную актуальность, основанную на ее содержании;

- цитата должна активно употребляться в течение какого-то периода времени;

- цитата должна иметь достоверный литературный источник или принадлежать исторической личности [22, с. 12]5.

Последний критерий Т.Г. Варченко считает необходимым распространить на цитаты, имеющие ссылку на тексты рекламы, телевидения, шлягеров, кинематографа. Немецкий фразе-олог Х. Бургер пишет, «сегодня уже не актуально рассматривать только литературные выражения, поскольку появляются ”кры-латые слова“ из фильмов, рекламы и других «не-литературных областей языка». Решающим, по его мнению, являются ассоциации говорящего с источником употребляемого им выражения [23, с. 45].

Рассматривая неоднородные по своей семантике и характеру функционирования новые крылатые цитаты, Т.Г. Варченко разграничивает их на две группы:

1. Новые крылатые цитаты традиционного (классического) типа из произведений, которые уже в наше время признаются классикой: это касается, например, новые крылатые цитаты из фильмов Ингрид Бергман, Стивена Спилберга, Райнера Фасбиндера и т.д., литературных произведений Сомерсета Моэма, Макса фон дер Грюна, Леонарда Франка и т.д., театральных пьес Тенесси Вильямса, Эдварда Олби, Джона Осборна и т.д. Также в эту группу относятся высказывания исторических лиц, лозунги общественных и политических движений.

2. Тривиальные крылатые цитаты, к которым автор относит, например, крылатые единицы из текстов шлягеров, рекламных роликов, частично из кинофильмов, литературных произведений и театральных постановок.

Эпитет «тривиальный» Т.Г. Варченко употребляет как синоним продукции массовой культуры, подразумевая под ним нечто противоположное классической, элитарной, а также авангардистской культуре [21, с. 19].

В основу разграничения тривиальной крылатой цитаты от новой крылатой цитаты классического типа взято понятие «семантический довесок»6 (терминология С.Г. Шулежковой), под которым автор понимает дополнительную информацию в виде ассоциативных связей тривиального/нетривиального характера с первичным контекстом-источником [21, с. 23].

В 2002 году опубликована монография Л.П. Дядечко «Крылатые слова как оъект лингвистического описания: история и современность», в которой автор предпринимает попытку представить крылатые единицы как пласт номинативных средств и подвергнуть их исследованию в совокупности всех разнообразных структур. В своей работе Л.П. Дядечко уделяет огромное значение лингвистическому описанию крылатых слов и разрабатывает новую систему термообозначений.

Как общее для всех типов КС(в) наименование Л.П. Дядечко использует термин эптоним от др.-греч. ереа pteroenta «кры-

Библиографический список

латые слова» и опута «имя, название». Автор предлагает следующую терминосистему, «в которой нашла свое отражение иерархическая зависимость более частных понятий и соответствующих им терминов:

Родовому наименованию эптоним подчинены видовые: собственно крылатые слова и собственно крылатые выражения.

Синонимичным обозначением родового понятия выступает классический, наиболее распространенный в отечественной и широко применяемый в зарубежной филологии термин крылатые слова. Явная паллиативность решения объясняется, с одной стороны, стремлением соответствующих языковых феноменов, а с другой - деривативной гибкостью неологизма.

В терминосистему входят также дериваты слова «эптоним»: ^ эптонимия ‘явление сохранения «печати авторства» в семантической структуре слова/выражения'

^ эптонимичный ‘являющийся крылатым'

^ эптонимичность ‘способность слова/выражения выступать крылатым'

^ эптонимика ‘совокупность эптонимов какого-либо языка' ^ эптонимический ‘относящийся к эптонимам'

^ эптонимизация ‘процесс превращения слова или выражения в крылатое'

^ деэптонимизация ‘процесс утраты словом или выражением статуса крылатого'

Дисциплина, изучающая эптонимы, получила название эп-тология, наука, занимающаяся теорией и практикой составления эптонимических словарей, - эптография» [2, с. 140 - 141].

Однако эта система термообозначений не нашла широкого распространения у исследователей крылатых единиц.

Каждый из исследователей вносил что-то новое в развитие крылатологии как науки, по-своему интерпретируя специфику исследуемых ими единиц, опираясь на лексикографические источники, представляющие их, а также на примеры реализации крылатых единиц в различных сферах коммуникации, текстах современной прессы и рекламы.

В настоящее время можно с уверенностью говорить о перспективах развития крылатологии, которые, на наш взгляд, связаны с возникновением массовой интерактивной коммуникации. За последние два десятилетия были выделены дополнительные источники возникновения крылатых единиц, определены дифференциальные признаки, выявлен их стилистический потенциал и функциональное разнообразие.

Перед лингвистами стояла задача не только зафиксировать новые крылатые единицы и описать их свойства, но и определить отношение к ним, выработать соответствующую языковую политику, согласованную с политикой в области культуры, ибо крылатые единицы, по справедливому замечанию К.В. Душенко «выступают в роли особого кода - кода национальной культуры» [1, с. 268]. Смена научной парадигмы потребовала создание разветвленной терминосистемы, обслуживающей данную сферу знаний.

С поставленными задачами ученые, на наш взгляд, успешно справились и продолжают открывать широкие горизонты интерпретации крылатых единиц. Новый подход в исследовании крылатой единицы как ипостасной формы сопряжения двух контекстов - исходного и вторичного - имеет большие перспективы и вносит свой вклад в дальнейшее развитие теоретических основ крылатологии.

На наших глазах складывается становление новой науки как одного из ответвлений современной лингвистики. Можно по-разному относиться к этому явлению, но крылатология как наука уже существует и имеет ощутимые научные результаты и перспективы.

1. Шулежкова, С.Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие. - М., 2002.

2. Дядечко, Л.П. Крылатые слова как объект лингвистического описания: история и современность: монография. - Киев, 2002.

3 Исследование проводилось на материале новейших немецких лексикографических источником, основным их которых являлся словарь Дуден «Zitate und Aussprbche: Herkunft und aktueller Gebrauch», том 12. В словарь включены около 75000 цитат периода от античности до настоящего времени, крылатые слова имеют словарную помету «ge^ge^es Wort».

4 В словаре Дуден речь идет о всеобще известных и употребляемых как готовые речевые единицы крылатых цитатах, авторство которых доказано, названных немецким филологом Георгом Бюхманом «крылатыми словами» [22, c. 11].

5 Словарь Дуден отмечает, что выбор конкретной цитаты был основан на литературных источниках, языковых наблюдениях и компетентности сотрудников редакции словаря. Определяющим критерием отбора цитаты являлась ее широкая употребляемость. Тексты, происхождение которых не было доказано, не рассматривались [22, c. 13].

6 В лингвистике употребляется также термин «ассоциации с контекстом» (см.. раб. В.В. Виноградова, С.И. Ожегова и др.). Кроме того употребляется также термин «печать индивидуального творчества» (см. раб. Л.Ф. Ершова-Белицкая), «отнесенность высказывания к определенной ситуации» (см. раб. П.А. Лекант).

3. Bьchmann, G. Gefbgelte Worte. Der Zitatenschatz des deutschen Volkes. - Berlin, 1864.

4. Bьchmann, G. Gefbgelte Worte. Klassische Zitatensammlung. - Frankfurt; M., 1964.

5. Михельсон, М.И. Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сб. образ. слов и иносказаний: в 2 т. - М., 1994. -Т.1, 2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Займовский, С.Г. Крылатые слова. Справочник цитаты и афоризмы. - М.; Л., 1930.

7. Ашукин, Н.С. Крылатые слова. Литературные цитаты, образные выражения / Н.С. Ашукин, М.Г. Ашукина. - М., 1987.

8. Ашукин, Н.С. Предисловие // В.С. Максимов. Крылатые слова. - М., 1955.

9. Архангельский, В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. - Ростов-на-Дону, 1964.

10. Райхштейн, А.Д. Немецкие устойчивые фразы и устойчивые предикативные единицы. - М., 1974.

11. Коваль, А.П. Крилат слова - важливий стилистичний зааб / А.П. Коваль, В.В. Копттов // Украшьска мова i лп'ература в школк - 1964.

- № 7.

12. Булатов, М.А. Крылатые слова. - М., 1958.

13. Чернышева, И.И. Фразеология современного немецкого языка. - М., 1970.

14. Шварцкопф, Б.С. Основные параметры описания крылатых выражений современного русского языка // Фразеология в Машинном фонде. - М., 1990.

15. Бабкин, А.М. Русская фразеология, ее развитие и источники. - Л., 1970.

16. Уолш, И.А. Список авторов / И.А. Уолш, В.П. Берков // Русско-английский словарь крылатых слов. - М., 1988.

17. Максимов, С.В. Крылатые слова. - Красноярск, 1989.

18. Ожегов, С.И. О крылатых словах (по поводу книги Н.С. и М.Г. Ашукиных «Крылатые слова») // Лексикология. Лексикография. Культура

речи: учеб. пособие для ВУЗов. - М., 1974.

19. Ройзензон, Л.И. К теории крылатых слов // Актуальные проблемы лексикологии: тезисы докладов лингвистич. конференции 5-8 мая 1967 г. - Новосибирск, 1967.

20. Duden. Zitate und Aussp^che: Herkunft und aktueller Gebrauch. Bd. 12. - Mannheim, Leipzig, Wien, Zьrich, 1993.

21. Варченко, Т.Г. Новые крылатые цитаты в составе современной немецкой фразеологии: дис. ... канд. филол. наук. - М., 2001.

22. Duden. Zitate und Aussp^che: Herkunft und aktueller Gebrauch. 3., ьberarbeitete und aktualisierte Auflage. Bd. 12. - Mannheim, Leipzig,

Wien, Zьrich, 2008.

23. Burger H. Phraseologie: eine Einfchrung am Beispiel des Deutschen. - Berlin, 1998.

Bibliography

1. Shulezhkova, S.G. Krihlatihe vihrazheniya russkogo yazihka, ikh istochniki i razvitie. - M., 2002.

2. Dyadechko, L.P. Krihlatihe slova kak objhekt lingvisticheskogo opisaniya: istoriya i sovremennostj: monografiya. - Kiev, 2002.

3. Buchmann, G. Geflugelte Worte. Der Zitatenschatz des deutschen Volkes. - Berlin, 1864.

4. Buchmann, G. Geflugelte Worte. Klassische Zitatensammlung. - Frankfurt; M., 1964.

5. Mikheljson, M.I. Russkaya mihslj i rechj. Svoe i chuzhoe. Opiht russkoyj frazeologii. Sb. obraz. slov i inoskazaniyj: v 2 t. - M., 1994. - T. 1, 2.

6. Zayjmovskiyj, S.G. Krihlatihe slova. Spravochnik citatih i aforizmih. - M.; L., 1930.

7. Ashukin, N.S. Krihlatihe slova. Literaturnihe citatih, obraznihe vihrazheniya / N.S. Ashukin, M.G. Ashukina. - M., 1987.

8. Ashukin, N.S. Predislovie // V.S. Maksimov. Krihlatihe slova. - M., 1955.

9. Arkhangeljskiyj, V.L. Ustoyjchivihe frazih v sovremennom russkom yazihke. - Rostov-na-Donu, 1964.

10. Rayjkhshteyjn, A.D. Nemeckie ustoyjchivihe frazih i ustoyjchivihe predikativnihe edinicih. - M., 1974.

11. Kovalj, A.P. Krilati slova - vazhliviyj stilistichniyj zasib / A.P. Kovalj, V.V. Koptilov // Ukrainjska mova i literatura v shkoli. - 1964. - № 7.

12. Bulatov, M.A. Krihlatihe slova. - M., 1958.

13. Chernihsheva, I.I. Frazeologiya sovremennogo nemeckogo yazihka. - M., 1970.

14. Shvarckopf, B.S. Osnovnihe parametrih opisaniya krihlatihkh vihrazheniyj sovremennogo russkogo yazihka // Frazeologiya v Mashinnom fonde. - M., 1990.

15. Babkin, A.M. Russkaya frazeologiya, ee razvitie i istochniki. - L., 1970.

16. Uolsh, I.A. Spisok avtorov / I.A. Uolsh, V.P. Berkov // Russko-angliyjskiyj slovarj krihlatihkh slov. - M., 1988.

17. Maksimov, S.V. Krihlatihe slova. - Krasnoyarsk, 1989.

18. Ozhegov, S.I. O krihlatihkh slovakh (po povodu knigi N.S. i M.G. Ashukinihkh «Krihlatihe slova») // Leksikologiya. Leksikografiya. Kuljtura rechi: ucheb. posobie dlya VUZov. - M., 1974.

19. Royjzenzon, L.I. K teorii krihlatihkh slov // Aktualjnihe problemih leksikologii: tezisih dokladov lingvistich. konferencii 5-8 maya 1967 g. -Novosibirsk, 1967.

20. Duden. Zitate und Ausspruche: Herkunft und aktueller Gebrauch. Bd. 12. - Mannheim, Leipzig, Wien, Zurich, 1993.

21. Varchenko, T.G. Novihe krihlatihe citatih v sostave sovremennoyj nemeckoyj frazeologii: dis. ... kand. filol. nauk. - M., 2001.

22. Duden. Zitate und Ausspruche: Herkunft und aktueller Gebrauch. 3., uberarbeitete und aktualisierte Auflage. Bd. 12. - Mannheim, Leipzig, Wien, Zurich, 2008.

23. Burger H. Phraseologie: eine Einfuhrung am Beispiel des Deutschen. - Berlin, 1998.

Статья поступила в редакцию 12.06.13

УДК 88.1

Grekova I.V HAGIOGRAPHY: THE PROBLEM OF DETERMINATION OF GENRE. In the article is submitted the model of genre of hagiography, that is based on modern models of description of genre and made short analysis on allocated parameters.

Key words: speech genre, existence and hagiography, text.

И.В. Грекова, аспирант АГАО, г. Бийск, E-mail: grekova-inga@mail.ru

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ СВЯТОГО: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЖАНРА

В статье представлена модель жанра жизнеописания на основе современных моделей описания жанра и произведен краткий анализ по выделенным параметрам.

Ключевые слова: речевой жанр, жанр жития и жизнеописания, текст.

В настоящее время категория жанра все отчетливее рассматривается как самостоятельная категория текста, указывающая на его типовые формы в их коммуникативном назначении. С этих позиций жанр определяется как непременный признак текста, особый знак, несущий богатую информацию об исторически определяемых свойствах текстов. Также жанровая специ-

фика показывает текст как центральное звено, связывающее язык и культуру. Жанр объединяет тексты с общим содержанием и некоторыми общими особенностями своей формальной организации. Тем самым жанры - это более или менее стандартизованные и имеющие общую направленность разновидности письменной коммуникации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.