Научная статья на тему 'К вопросу о кратком содержании "jus in re aliena" в римском частном праве'

К вопросу о кратком содержании "jus in re aliena" в римском частном праве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
105
26
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВО НА ЧУЖИЕ ВЕЩИ / ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ / РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО / СЕРВИТУТ / СУПЕРФИЦИЙ / УЗУФРУКТ / ЭМФИТЕВЗИС

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Семивеличенко Евгений Александрович

В статье представлен оригинальный и лаконичный анализ содержания института прав на чужие вещи в римском частном праве. Автор аргументирует, что сервитут, суперфиций, узуфрукт, эмфитевзис и пр., выполняющие важные экономическую и социальную функции, были гармоничными дополнениями абсолютного (права собственности) и ограниченных вещных прав и сегодня являются неотъемлемой частью гражданского права государств, чьи национальные правовые системы образуют, прежде всего, так называемую романо-германскую (континентальную) мировую правовую «семью».

TO QUESTION ABOUT BRIEF CONTENT OF "JUS IN RE ALIENA" IN ROMAN PRIVATE LAW

In article presents an original and concise analysis of content of institute of rights to someone else things in Roman private law. Author argues, that servitude, superficies, usufruct, emphyteusis etc., operating important economic and social functions, were harmonious additions of absolute (property right) and limited real rights and today are being an integral part of civil law of countries, which national juridical systems form, first of all, so-called Romano-Germanic (continental) juridical world «family».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К вопросу о кратком содержании "jus in re aliena" в римском частном праве»

4.2. К ВОПРОСУ О КРАТКОМ СОДЕРЖАНИИ «JUS IN RE ALIENA» В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

Семивеличенко Евгений Александрович, канд. юрид. наук. Должность: управляющий директор. Место работы: Уфимское моторостроительное производственное объединение. E-mail: semivelichenko@umpo.ru

Аннотация: В статье представлен оригинальный и лаконичный анализ содержания института прав на чужие вещи в римском частном праве. Автор аргументирует, что сервитут, суперфиций, узуфрукт, эмфитевзис и пр., выполняющие важные экономическую и социальную функции, были гармоничными дополнениями абсолютного (права собственности) и ограниченных вещных прав и сегодня являются неотъемлемой частью гражданского права государств, чьи национальные правовые системы образуют, прежде всего, так называемую романо-германскую (континентальную) мировую правовую «семью».

Ключевые слова: право на чужие вещи; право собственности; римское частное право; сервитут; суперфиций; узуфрукт; эмфитевзис.

TO QUESTION ABOUT BRIEF CONTENT OF «JUS IN RE ALIENA» IN ROMAN PRIVATE LAW

Semivelichenko Eugene Aleksandrovich, PhD at law. Position: managing director. Place of employment: Ufa engine industrial association. E-mail: semivelichenko@umpo.ru

Annotation: In article presents an original and concise analysis of content of institute of rights to someone else things in Roman private law. Author argues, that servitude, superficies, usufruct, emphyteusis etc., operating important economic and social functions, were harmonious additions of absolute (property right) and limited real rights and today are being an integral part of civil law of countries, which national juridical systems form, first of all, so-called Romano-Germanic (continental) juridical world «family».

Keywords: emphyteusis; property right; right to someone else things; Roman private law; servitude; superficies; usufruct.

В римском частном праве, кроме абсолютного (права собственности) и ограниченных вещных прав (прежде всего, права владения) относительно обособленным считалось и право на чужие вещи, или, как именуют указанное право некоторые авторы, - пользовладение [11]. В данном случае подразумевались вещи, на особом титуле принадлежащие, как их собственникам и владельцам, так и лицам, которые в отношении таких вещей не имели обширных правомочий, какие имели собственники и владельцы имущества. В связи с этим содержанием права на чужие вещи (лат. «jus in re aliena») охватывались: сервитут; эмфитевзис; суперфиций, узуфрукт. Кратко рассмотрим их (подробнее см., в частности: 10, с.120-141; 12, с.84-88).

В Древнем Риме появление и развитие сервитутов было обусловлено становлением и оформлением института частной собственности в отношении, прежде всего, недвижимого имущества. Существовали, к примеру, земельные участки, не имевшие доступа к воде для полива сельскохозяйственных культур, которая бралась из реки, акведука, колодца общего пользова-

ния. Были и земельные участки, которые не имели непосредственного выхода к пастбищным лугам. Поэтому владелец, собственник участка, не имевшего, предположим, индивидуального колодца, мог воспользоваться водой из колодца общего пользования, расположенного на участке соседа; владелец, собственник участка, не имевшего выхода к реке, мог прогнать скот к водопою, используя дорогу, проходящую через земельные участки соседей и т.п. Указанным путем де-факто возникали и затем де-юре оформлялись серви-туты, которые, так или иначе, означали право пользования чужой вещью, которое предусматривалось или для создания определенных выгод при использовании имущества, или для обеспечения благами определенных лиц.

Сервитут римляне представляли как превосходство одного имущества над другим, право воздействия одного на другое (лат. «fundus fundo servit»). Понятие «servitus» (от лат. «servire» - служить) означало и служение, прежде всего, объектов недвижимого имущества не только их собственникам, владельцам, но и использование таких объектов для хозяйственных потребностей, к выгоде собственников, владельцев соседних объектов недвижимости. Право последних из отмеченных лиц именно на «служащую» вещь также именовалось сервитутом. Затем термин «servitus» был распространен на целый ряд сходных отношений.

В римском частном праве принято было различать: публичные или предиальные и личные сервитуты. В отличие от предиальных (лат. «servitutes praediorum»), личные сервитуты (лат. «servitutes personarum») принадлежали, как правило, не неограниченному числу лиц, а четко определенным лицам. Если первые служили преимущественно для пользы земельных участков, то личные - для пользы конкретных индивидов. Первые, как правило, носили постоянный, а личные -временный характер. Содержание первых сводилось к ограниченному пользованию чужой вещью, а вторые предоставляли лицам широкие правомочия пользов-ладельцев чужих вещей. Иными словами, критериями (основаниями) дифференциации указанных сервиту-тов были не только их целевое предназначение, но и действие в пространстве, по времени, круг субъектов соответствующих правоотношений.

Первым, вероятно, было сформировано понятие предиальных сервитутов, которые предусматривались, главным образом, в целях восполнения у земельных участков недостающих им благ, свойств, удобств. Иначе говоря, их базовой экономической функцией считалось улучшение качественных параметров недвижимого имущества. В связи с этим земельный участок, для улучшения качественных параметров которого устанавливался сервитут, именовался господствующим. А земельный участок, пользовладение которым составляло содержание сервитута, назывался служащим. Смена собственника господствующего земельного участка обусловливала смену субъекта предиально-го сервитута. Установление сервитута не лишало собственника служащего участка его прав на недвижимое имущество, но соответствующие его правомочия ограничивались, обременялись.

В свою очередь, предиальные сервитуты были дифференцированы на: сельские и городские. Сельские сервитуты устанавливались в пользу полевых, незастроенных земельных участков, а городские - в пользу застроенных (городского типа) земельных участков. Сельские сервитуты, далее, дифференцировались на: дорожные (право проходить и проезжать через сосед-

ний земельный участок, право прогонять через него скот, следующий на пастбище, и т.п.); пастбищные (право пасти скот на соседнем земельном участке и т.п.); водные (право использовать воду с соседнего земельного участка, право провести водопровод через соседний земельный участок и т.п.). К категории городских сервитутов относились: право стока воды на чужой двор, право сделать пристройку к стене, встроить балку в стену соседского дома и т.п.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К личным сервитутам римские юристы относили: узуфрукт; узус; право проживать в чужом доме; право пользования чужими рабами (животными).

Узуфрукт (лат. «ususfructus»; от «usus» - использование + «fructus» - доход) - право пользования чужим имуществом с правом присвоения доходов от него, но с условием сохранения его целостности, ценности и хозяйственного предназначения. Предметом узуфрукта могли быть вещи, потребление которых возможно без их очевидного износа, например, земельные участки, тягловые животные. Деньги не могли быть предметом узуфрукта. При начале узуфрукта узуфруктуарий составлял опись имущества, передаваемого ему, а также зачастую уверял поручителя в том, что он будет пользоваться имуществом как добросовестный хозяин. Продажа собственником вещи не оказывала особого влияния на права узуфруктуария. Узуфруктуарий не вправе был требовать компенсации за внесенные им улучшения. Узуфрукт устанавливался пожизненно или на определенный соглашением сторон срок. Он не переходил на наследников узуфруктуария, не мог отчуждаться. При неправильном использовании вещи, повлекшем причинение убытков ее собственнику, узуфруктуарий должен был их возместить. Если вещь теряла свои полезные потребительские свойства без вины узуфруктуария, он не нес никакой ответственности, но его пользовладение прекращалось (например, узуфруктуарий терял право на пруд, если тот высыхал).

Узус (лат. «usus») - разновидность узуфрукта, право пользоваться вещью, но без права коммерческого использования ее плодов (допускалось лишь использование плодов для личного употребления). Во всем остальном узус схож с узуфруктом.

Право пожизненного проживания (обитания) в чужом доме (лат. «habitatio») предоставлялось пожизненно конкретному лицу, которое, в свою очередь, могло сдавать внаем предоставленное ему помещение.

Право пользования чужими рабами (животными) предоставлялось их собственниками конкретным лицам на срок до окончания их жизни (лат. «operae servorum vel animalium»).

Сервитуты де-факто и де-юре устанавливались:

- на основании требований закона;

- по воле собственника обременяемой (служащей) вещи путем заключения соглашения (договора) c пользовладельцем или совершения односторонней сделки - завещания;

- в силу судебного решения в процессе раздела совместно нажитого имущества;

- по давности (по типу владельческой защиты).

Утрата сервитутов имела место:

- по истечении срока, на который был установлен сервитут;

- в результате отказа пользовладельца от сервитута;

- в результате гибели обремененной или господствующей вещей;

- при соединении в одном лице собственника служащей и господствующей вещей;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- в результате неиспользования сервитута в течение 10 лет присутствующими и 20 лет отсутствующими пользовладельцами.

Сервитуты защищались конфессорным иском (лат. «actio confessoria»). Преторский эдикт, помимо этого, устанавливал еще целый ряд интердиктов для защиты земельных сервитутов.

Эмфитевзис и суперфиций, так же как и сервитуты, являлись разновидностями права на чужую вещь. Отличались же они от сервитутов тем, что имели более объемное содержание и долгосрочный период действия.

Эмфитевзис - (от древнегреч. «£|фШ£иак;», «é|J9UT£Úw» - прививаю, насаждаю). Первоначально в Древней Греции III века до н.э. существовала наследственная земельная аренда для разведения садов и виноградников, из которой после того, как Древний Рим ее покорил, в императорский период со II века н.э. оформились отношения эмфитевтического пользовла-дения.

В своем классическом виде (при Юстиниане) эмфи-тевзис был презюмирован «вечной арендой», дающей защищаемое особым иском право на вещь, в связи с чем он заметно приблизился к праву собственности. Содержанием эмфитевзиса охватывались: право пользования земельным участком; право изменять его целевое назначение, не ухудшая при этом полезных свойств; право собирать на нем урожай (плоды); право закладывать земельный участок, отчуждать и передавать его по наследству. В случае, предположим, объявленного эмфитевтом решения об отчуждении «вечной аренды» он был обязан первым делом предупредить об этом собственника земельного участка, которому предоставлялось право преимущественного приобретения «вечной аренды», действующее в течение 2 месяцев со дня такого решения. При отчуждении эмфитевзиса в пользу третьих лиц собственник имел право получить 2% покупной цены. За пользование земельным участком эмфитевт платил собственнику арендную плату, а также уплачивал земельный налог в государственную казну. Просрочка арендной платы в течение 3 лет влекла за собой прекращение эмфитев-зиса.

Суперфиций (от лат. «superficies solo cedit» - «строение следует за землей») - право застройки, или, более точно: право возведения строения на чужом городском земельном участке и право пользования таким строением. Суперфиций официально разрешалось передавать по наследству, сдавать в залог, отчуждать в пользу третьих лиц. Он устанавливался на определенный или неопределенный срок, и отличался от обычного договора аренды тем, что имел вещный и наследственный характер и мог отчуждаться, вне зависимости от согласия собственника, владельца земли.

Суперфиций и эмфитевзис, защищались исками в формате исков по защите права собственности по аналогии.

В заключении отметим, что в настоящее время базовыми формами закрепления норм права на чужие вещи, известного многим национальным правовым системам и восходящего к римскому частному праву, принято считать закон, иной нормативный правовой акт, правовой обычай, правовой прецедент, сделку (договор, завещание). Выделяют также международный сервитут, предусмотренный нормами международного публичного права и не рассмотренный в данной статье. Сервитуты могут быть срочными и бессрочными, платными и бесплатными. Исчерпывающего перечня

сервитутов национальные правовые системы различных стран, а также международное публичное право не содержат, позволяя тем самым формироваться в реальности все новым и новым видам права на чужие вещи. Необходимым атрибутивным признаком сервитута, как права на чужую вещь, служит невозможность и (или) значительная затрудненность реализации права собственности, ограниченных вещных прав без учета наличия сервитута.

В национальной правовой системе современной России основной массив норм, регулирующих серви-тутные и схожие отношения, закреплен рядом кодифицированных и некодифицированных законодательных актов, ключевым из которых является действующий ГК РФ (статьи 216, 274-277, 613, 694 и др.) [3]. Например, сервитут не может быть самостоятельным предметом договоров купли-продажи, залога. При переходе права собственности на обремененный сервитутом земельный участок (объект недвижимости) сервитут, по общему правилу, сохраняется. Законодателем предусмотрены обстоятельства, прекращающие действие сервитута: 1) получившее официальное удовлетворение требование собственника земельного участка, 2) утрата юридических оснований, в связи с которыми был установлен сервитут, 3) официальное признание объективной невозможности использования земельного участка по его целевому назначению.

Наконец, принципиальное, на наш взгляд, значение имеет социальная функция данного института частного права, выявленная многими учеными-цивилистами [1, с.122; 2, с.115-118; 4, с.19-21; 5, с.7; 6, с.3-4; 7, с.149; 8, с.411; 9, с.70-72; 11, с.442-443]. Например, в публикациях начала XX века отмечалось, что пользов-ладение устанавливается почти исключительно по завещаниям в пользу переживших супругов с целью обеспечить их безбедное существование и чрезвычайно редко по договорам. «В данном случае пользов-ладение носит ярко выраженный социальный характер». Напротив, в других сферах общественных отношений, в том числе в области предпринимательства, оно «не имело в дореволюционной России широкого применения, хотя законом это не запрещалось. В современном же Проекте изменений в ГК РФ предлагается установить запрет на использование вещи, обремененной правом личного пользовладения, в предпринимательской деятельности. Тем самым и в этом случае наблюдаются элементы преемственности, которые проявляются в сохранении назначения данного правового института». Функция соответствующих правоотношений как «средства обеспечения граждан» обуславливает их востребованность в современном социуме. В условиях «кризиса системы пенсионного обеспечения, вызванного, в том числе демографическими факторами, возрастает роль частной собственности как источника получения доходов лицами, не являющимися собственниками, в том числе на основании завещательного отказа и договора ренты». Кроме того, социальное предназначение сервитутного права «предполагается реализовать в области жилищных правоотношений, в частности, для обеспечения интересов лиц, имеющих право на получение содержания от собственника: бывшего супруга, несовершеннолетних детей, престарелых родителей, нетрудоспособных иждивенцев» [11, с.443]. И с этим трудно не согласиться.

Список литературы:

1. Барон Ю. Система римского гражданского права. Выпуск второй. Книга 2. Право владения. Книга 3. Вещные права /Второе издание. Перевод с немецкого Л.Петражицкого. - М.: Издание Московского юридического магазина А.Ф.Скорова, типолитография Товарищества И.Н.Кушнерев и К°, 1898. - 180 с.

2. Горонович И. Исследование о сервитутах. Доклад, читанный в Киевском юридическом обществе 13-го ноября 1882 года. - Александрия: Типография Ф.Х.Райхельсона, 1904. - 119 с.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994 №51-ФЗ. Часть 2 от 26.01.1996 №14-ФЗ. Часть 3 от 26.11.2001 №146-ФЗ. Часть 4 от 18.12.2006 №230-ФЗ (ГК РФ) (действующая редакция) //Российская газета (федеральный выпуск). -08.12.1994; 06-08.10.02.1996; 28.11.2001; 22.12.2006; Консультант Плюс. - 01.02.2017.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Дерюгина Т.В. Гражданско-правовое регулирование института сервитута в России и в зарубежных странах. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность: 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент В.П.Камышанский. - Волгоград, 2002. - 23 с.

5. Ксенофонтова М.В. Особенности субъектов серви-тутных правоотношений в Российском законодательстве конца XIX - начала XX вв. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность: 12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор О.Е.Финогентова. - Казань,

2011. - 25 с.

6. Солодова Я.С. Обязательства из договора об установлении сервитута. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность: 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Е.Г.Комиссарова. -Томск, 2010. - 19 с.

7. Тычинина С.В., Луповской М.С. Развитие института права ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом в России и некоторых зарубежных странах //Научные ведомости Белгородского государственного национального исследовательского университета. Серия «Философия. Социология. Право». -

2012. - №14 (133). - Выпуск 21. - С.145-150.

8. Дорн Л.Б. Об узуфрукте по римскому праву. Том первый. - СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1871. - 494 с.

9. Емелькина И.А. Право личного пользования (узуфрукт) в системе ограниченных вещных прав //Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2010. - №1. - С.58-72.

10. Римское частное право. Учебник /Под редакцией Новицкого И.Б., Перетерского И.С. - М.: Издательство «Юриспруденция», 2009. - 464 с.

11. Сироткин А.Г. Узуфрукт (пользовладение) в российском праве: вопросы рецепции и преемственности //Юридическая техника. - 2011. - №5. - С.436-443.

12. Хмелевский С.В. Римское право: Учебное пособие. - М.: ЦДО МНЮИ, 2003. - 205 с.

Рецензия

Недавно сразу по целому ряду каналов российского телевидения был продемонстрирован сюжет, во многом показательный для нашего времени. Суть дела: собственник земельного участка и одновременно собственник первого этажа 2-этажного жилого дома, возведенного на этом земельном участке, заблокировал собственникам, владельцам квартир, расположенных на втором этаже этого дома, все традиционные подступы к их недвижимому имуществу. Поскольку проход по земельному участку к входу в дом и лестница, ведущая с первого на второй этажи здания, оказались умышленно испорченными, утратили каким-то образом статус мест общего пользования, люди, проживающие на втором этаже здания, оказались в буквальном смысле и без кавычек птицами в клетках, вынуждены, наспех соорудив из подручных средств жалкое подобие пожарной лестницы, рискуя жизнью, карабкаться по ней, чтобы пробираться к своему имуществу и обратно. Тем не менее, собственник земельного участка и первого этажа жилого дома никак не угомонится, периодически крушит указанную лестницу и публично (через телевидение) грозит своим соседям новыми пакостями. А представители местной (муниципальной) власти, государственных правоохранительных органов глубокомысленно разводят руками: как бы ничего тут не поделаешь - «спор хозяйствующих субъектов». Ну, надо же!

В этой истории, как и во многих аналогичных житейских историях, происходящих с разными видами имущества, с разными людьми и в разных регионах нашей страны, четко прослеживается шикана - злоупотребление правом, конкретно - правом на чужие вещи. Говорят, и правильно говорят: наличие вещей в собственности ко многому обязывает собственников. Более того, правило: «собственность обязывает» даже размещено в текстах конституций ряда стран (например, Германии). Почему же указанное правило плохо приживается в нашей стране, где некоторые граждане категорически его отрицают и чтобы максимально оградить свою якобы «священную и неприкосновенную» собственность от легальных и легитимных притязаний соседей, теряют человеческий облик и пускаются во все тяжкие?

Ответ на поставленный вопрос, на наш взгляд, лежит не только в плоскости юридических, но и социально-философских, социологических, социально-психологических и психиатрических исследований. Однако дело заключается и в том, что, вероятно, не только простые наши граждане, но и некоторые наши «квалифицированные» юристы - правоприменители даже малейшего представления не имеют о том, что такое право на чужие вещи, уходящее корнями в римское частное право. С этой точки зрения предмет исследования, проведенного Е.А.Семивеличенко, представляется не только познавательным, но и предельно актуальным.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В своей статье автор, в частности, аргументирует, что право на чужие вещи, представленное сервитутом, суперфицием, узуфруктом, эмфитевзисом и пр., играет особую социально-экономическую роль в жизнедеятельности социума, способствуя гармонизации межличностных (в частности) и общественных (в целом) отношений. Пережив века, сегодня это право является неотъемлемой частью гражданского права цивилизованных государств, чьи национальные правовые системы образуют, прежде всего, так называемую рома-

но-германскую (континентальную) мировую правовую «семью».

Все это предполагает серьезное отношение к овладению студентами юридических вузов, подлинно квалифицированными юристами - правоприменителями и законодателями проблематики римского частного права в целом и отдельных его институтов, в том числе института права на чужие вещи. Именно этой цели служит представленная на рецензию статья Е.А.Семивеличенко на тему: «К вопросу о кратком содержании "jus in re aliena" в римском частном праве», достоинствами которой являются ее эмпирическая и теоретическая основы, качественный язык и стиль, лаконичное изложение результатов исследования, что, как представляется, привлечет внимание к ней отечественных и зарубежных ученых и практиков, разрабатывающих обширную проблематику римского частного права.

С учетом выше изложенного полагаем, что представленная на рецензию статья может быть рекомендована к опубликованию в ведущих юридических научных журналах нашей страны.

Кандидат философских наук, доцент, капитан 1 ранга запаса Сергей Владимирович Хмелевский.

Статья проверена программой «Анти-Плагиат»; оригинальность текста - 82%.