Научная статья на тему 'К фауне птиц Левой Хетты и её окрестностей'

К фауне птиц Левой Хетты и её окрестностей Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
24
6
Поделиться

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Рябицев Вадим Константинович, Рябицев Артур Вадимович, Сесин Александр Васильевич, Попов Сергей Владимирович

The territory is located on the southern limit of the Yamalo-Nenetski autonomous district, northern taiga subzone of West Siberia (64°10' — 65°08' N, 70°22' — 73°11' E). The landscape is plain or slightly hilly, represented by north-taiga forests (mainly Larix sibirica, Pinus silvestris, P. sibirica, Picea obovata, Betula tortuosa) and upland tundra-like marshes with bogs and lakes. The investigations were carried out June 9th—July 3th 2013. The paper contents complete review with short comments on all registered bird species.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Рябицев Вадим Константинович, Рябицев Артур Вадимович, Сесин Александр Васильевич, Попов Сергей Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К фауне птиц Левой Хетты и её окрестностей»

Российская академия наук

Уральское отделение

Институт экологии растений и животных

МАТЕРИАЛЫ К РАСПРОСТРАНЕНИЮ

птиц

НА УРАЛЕ, В ПРИУРАЛЬЕ И ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

РЕГИОНАЛЬНЫЙ АВИФАУНИСТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Выпуск 18

2013

ISSN 2218-7685

Рябицев В. К., Рябицев А. В., Ляхов А. Г. Заметки к фауне птиц юга Свердловской

области // Там же. 2012. Вып. 17. С. 142-152. Рябицев В. К., Тарасов В. В. Птицы Среднего Урала : справ.-определитель. Екатеринбург, 2007. 384 с.

К ФАУНЕ ПТИЦ ЛЕВОЙ ХЕТТЫ И ЕЁ ОКРЕСТНОСТЕЙ

В. К. Рябицев, А. В. Рябицев, А. В. Сесин, С. В. Попов

Рябицев Вадим Константинович

Институт экологии растений и животных УрО РАН,

ул. 8 Марта, 202, г. Екатеринбург, 620144; riabits@etel.ru; riabits@yandex.ru Рябицев Артур Вадимович

Экологический научно-исследовательский стационар Института экологии растений и животных УрО РАН, ул. Зеленая Горка, 21, г Лабытнанги, ЯНАО, 629400; riabitsev@pisem.net, hanavei@salekhard.ru Сесин Александр Васильевич

Средняя общеобразовательная школа № 164, ул. Новгородцевой, 17а, г. Екатеринбург, 620092; sashavs01@mail.ru; biolog164@gmail.com Попов Сергей Владимирович

Научный центр изучения Арктики, ул. Губкина, 13, г Салехард, 629008; sergey.vlad.popov@gmail.com

Поступила в редакцию 23 сентября 2013 г.

The territory is located on the southern limit of the Yamalo-Nenetski autonomous district, northern taiga subzone of West Siberia (64°10' — 65°08' N, 70°22' — 73°11' E). The landscape is plain or slightly hilly, represented by north-taiga forests (mainly Larix sibirica, Pinus silvestris, P. sibirica, Picea obovata, Betula tortuosa) and upland tundra-like marshes with bogs and lakes. The investigations were carried out June 9th—July 3 th 2013. The paper contents complete review with short comments on all registered bird species.

Таежный север Западной Сибири до конца ХХ в. оставался в ави-фаунистическом плане одной из малоизученных территорий нашей страны (Рябицев, 2001). В 1991 г. на одном из участков верховых тун-дроподобных болот в междуречье верховьев рек Пур и Надым был обнаружен очаг тундровой орнитофауны (Виноградов и др., 1991, 1992), изолированный от ареалов нескольких видов, находящихся в зональной тундре. Эта нерядовая находка повысила интерес орнитологов к таежному северу Западной Сибири, был предпринят ряд экспедиций с целью обследования подобных участков. Планомерное

© Рябицев В. К., Рябицев А. В., Сесин А. В., Попов С. В., 2013

обследование севера Западной Сибири проводилось в конце 1990-х и в 2000-х гг. центром «Охрана биоразнообразия» под руководством академика РАЕН В. Г. Кривенко по заказу администрации Ямало-Ненецкого автономного округа. В результате этих работ мозаика обследованных орнитологами участков стала более плотной, но, если учесть огромную территорию этой части нашей страны, надо признать степень ее изученности еще очень далекой от желаемой. Одним из орнитологических «белых пятен» на карте севера Западной Сибири остается бассейн крупного левого притока р. Надым — р. Левая Хетта. Этой местности мы посвятили полевой сезон 2013 г. Ближайшие территории, где были проведены авифаунистические исследования, находятся в десятках и сотнях километров. В междуречье Пура и Надыма работала группа В. Г. Виноградова (1991, 1992), но были опубликованы только широко известные сегодня краткие сообщения, касающиеся нескольких видов. Еще раньше, в 1982 г., проводила учеты на р. Танлова (правый приток Надыма) И. В. Покровская (1998). В среднем течении р. Правая Хетта (более северный правый приток Надыма) работали в 1982 г. А. Е. и С. Е. Черенковы (1997). Е. Ю. Локтионов и А. С. Савин (2006) в 2002 г. обследовали территории на реках Надым и Танлова.

Южнее, в окрестностях оз. Нумто — очень интересной местности, где обширные пространства заняты верховыми тундроподобными болотами, — работал С. Н. Гашев (1998), но сезон работы был неудачным для фаунистики — конец августа и начало сентября. В 1999 г. там были проведены исследования — тоже в августе и сентябре, но есть сведения относительно гнездования некоторых гусеобразных (Пиминов и др., 2005). В 2004-2005 гг. в районе оз. Нумто в разные сезоны года работал Е. Г. Стрельников (2009), и его материалы дают интересные факты для сравнения с нашими данными. Относительно недалеко на территории Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО), в окрестностях пос. Сорум, в 1991 г. работали М. Г. Головатин и С. П. Пасхальный (1999). В 1976 г. Л. Г. Вартапетов (1984, 1998) проводил учеты птиц в окрестностях пос. Юильск.

Характеристика района и методы исследований

Район исследований находится на юге Надымского р-на Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО). В этой местности расположено несколько месторождений углеводородного сырья, проложено несколько трасс трубопроводов, есть вахтовые поселки, где живут работники нефтегазового комплекса. К поселкам с севера, от г. Надым ведет выложенное железобетонными плитами и частично асфальтированное

шоссе — единственная дорога, по которой наземным путем можно попасть в эту часть ЯНАО.

Обследованная местность (рис. 1) представляет собой слегка всхолмленную равнину, которая на водоразделах занята в основном плоскобугристыми, местами — крупнобугристыми болотами, которые мы далее будем для краткости называть тундрами или тундрой (рис. 2). Они действительно физиономически очень похожи на южные варианты зональных тундр и покрыты типичной южно-тундровой растительностью — мхами, лишайниками, ерником (березкой карликовой), багульником болотным с отдельными участками невысоких ив. Участки, занятые тундрами, очень различны по размерам, от совсем небольших в виде полян в лесу до обширных, в сотни квадратных километров, когда они уходят за горизонт и на карте изображены как большие белые пятна.

Пониженная часть водоразделов занята лиственничниками и сосняками ягельными (рис. 3) с более или менее развитым подлеском и подростом, кустарниковым, кустарничковым или травяным ярусами.

Левая Хетта выглядит как типичная равнинная река Западной Сибири средней величины — с многочисленными меандрами, песчаными берегами, широкой поймой (рис. 4). Несколько западнее Левой Хетты протекает еще одна река примерно такой же величины — Лонгъеган, впадающий в р. Хейгияха. По поймам и террасам этих рек, а также по мелким речкам и ручьям произрастает высокоствольный темнохвой-ный лес в основном из кедра, ели и лиственницы, с участием сосны, березы извилистой и разнообразного подлеска (рис. 5).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 1. Карта района исследований

Рис. 2. Тундроподобное плоскобугристое болото. Фото А. В. Рябицева

Рис. 3. Сосняк-лиственничник ягельный. Фото В. К. Рябицева

Местами этот лес, в несколько менее мощном виде, выходит на пла-коры, изреживается, распадается на фрагменты. Среди верховых болот есть лесные «острова» различного состава, чаще — из лиственницы. Кое-где лес переходит в редколесья (рис. 6), но чаще у лесных массивов и островов вполне выражены опушки. Узкой прерывающейся

Рис. 4. Река Левая Хетта в окрестностях пос. Приозерный Фото А. В. Рябицева

Рис. 5. Пойменный лес. Фото А. В. Рябицева

Рис. 6. Лиственнично-сосновое редколесье, заросли ерника и багульника. Начало июня. Фото А. В. Сесина

полоской по откосам дорог растет мелколесье — в основном из березы, сосны, ив, ольхи и темнохвойного подроста.

На Левой Хетте два поселка городского типа — Ягельный и Приозерный, где проживает как постоянное население, так вахтовые работники. Еще один поселок, который находится на окраине обследованной территории, — Лонгъюган, который расположен на р. Лонгъеган. Небольшая часть населения занимается любительской охотой и рыбалкой, в каждом поселке есть довольно многочисленный маломерный флот, так что в течение большей части весны и лета, до позднелетней и осенней межени, на реках, почти до их верховьев, слышны лодочные моторы. Надо сказать, что охотники, как нам показалось, соблюдают разрешенные сроки и охотятся в основном весной и осенью. За время нашей работы мы не слышали выстрелов. Вообще, местное население не очень склонно к общению с природой в период гнездования птиц, что, очевидно, определяется в первую очередь обилием разнообразного гнуса — это комары, мошки, мокрецы, слепни.

Мы приехали в бассейн Левой Хетты 9 июня, закончили работы 3 июля 2013 г. Наш базовый лагерь (см. карто-схему) находился в 15 км от Приозерного, у границы лесного массива и тундры, откуда мы

совершали пешие выходы и выезды, во время которых тоже предпринимали выходы на маршруты небольшой протяженности. Средствами нашего передвижения были автомобили УАЗ-315195 и Hyundai-Tucson. Передвигаться на автомобилях можно было только по шоссе и немногим отсыпным или грунтовым технологическим дорогам, которые остались со времен промышленного освоения района. Так что наши экскурсии были привязаны к автодорогам, от которых мы могли экскурсиро-вать до нескольких километров в прилежащие леса и тундры. Естественно, наиболее полно были обследованы территории, расположенные ближе к базовому лагерю. Наиболее дальние единичные выезды были предприняты: на запад — до границы с Ханты-Мансийским автономным округом, на север — до поселка Лонгъюган, на северо-восток — до Ягельного и несколько дальше, до полпути к городу Надым. Двухдневная поездка на моторной лодке на юг по Левой Хетте до урочища Лебяжка (около 50 км вверх по реке) и обратно была предпринята 2627 июня. Общие координаты обследованного района— 64°10' — 65°08' с. ш., 70°22' — 73°11' в. д.

На экскурсиях вели наблюдения, по возможности искали гнезда или судили о статусе птиц по косвенным признакам. Обилие птиц оценивали глазомерно: многочисленные виды — десятки встреч за день пеших экскурсий по соответствующим местообитаниям, обычные — единичные встречи за день или одна встреча за несколько дней. К категории малочисленных относили тех, что встречены несколько раз за весь период работы. О редких (единичные встречи) мы говорим более конкретно и чаще всего по датам. Гнездовую плотность ряда видов сравнительно крупных и заметных можно было оценить более определенно — в числе пар на обследованную площадь, которая, что вполне понятно, оказалась в отношении почти каждого вида своей, о чем мы говорим в тексте видовых очерков.

Особенностью погоды прошедшего сезона, со слов местных жителей, является поздняя весна, не очень высокое, но затянувшееся половодье, лето было холоднее обычного. Когда мы прибыли в окрестности Левой Хетты (9 июня), почки на березах едва проклюнулись. Обильный снегопад со сплошным снежным покровом был 14 июня. К 20 июня березы и лиственницы еще не полностью распустились, а на осинах были только маленькие рыжие листочки.

Порядок следования видов в статье, их русские и латинские названия нами приняты близко к «Списку птиц Российской Федерации» (Коб-лик и др., 2006).

Результаты исследований

Краснозобая гагара Gavia stellata. Голоса краснозобых гагар и звуки дуэтного токования временами слышали в первые 2 недели работ. Судя по этим звукам, оседлая пара держалась и, видимо, гнездилась на большом озере несколько севернее лагеря. По опросным данным, это озеро — одно из немногих рыбных, наряду со многими «пустыми» в этой местности.

Чернозобая гагара G. arctica. Голоса чернозобых гагар слышали регулярно в разных пунктах на юге обследованной территории. Одна из этих пар держалась на озере в тундре в 4 км от нашего лагеря. На небольшом озере среди лесного болота, всего в 1-2 сотнях метров от шоссе в 18 км северо-восточнее Приозерного 23 июня наблюдали пару. Неделей раньше примерно в этом месте слышали токование. Голоса пары слышали на большом озере в 15 км южнее Приозерного (Лебяж-ка) 27 июня. Нет оснований сомневаться в гнездовании.

Красношейная поганка Podiceps auritus. Одиночную поганку отметили 17 июня на небольшом озере в лесу в 16 км северо-восточнее Приозерного.

Белолобый гусь Anseralbifrons. По опросным данным, белолобые гуси, называемые охотниками «казарой», в небольшом числе пролетают весной и добываются на весенней охоте.

Гуменник A. fabalis. В небольшом числе пролетают и иногда фигурируют в числе добытых охотниками. Район исследований находится в пределах ареала таежного подвида, но о встречах гусей в гнездовое время, в том числе и в прошлом, сведений нет. Е. Г. Стрельников (2009), со слов местных жителей, сообщает о гнездовании гуменника в районе оз. Нумто. Пара гуменников встречена в гнездовое время (30 июня 1991 г.) в верхнем течении р. Сорум (Головатин, Пасхальный, 1999).

Лебедь-кликун Cygnus cygnus. Пары и одиночные птицы временами встречались на озерах в разных частях обследованной территории, слышали голоса кликунов, видели пролетающих птиц, чаще — на водораздельных болотах. По опросным данным, лебеди регулярно гнездятся в озерном урочище с местным названием Лебединка в 15 км южнее Приозерного.

Кряква Anasplatyrhynchos. По свидетельству охотников, изредка встречается на пойменных водоемах Левой Хетты. Один из охотников вспомнил о встрече выводка, но это было «давно». Мы крякв не видели.

Чирок-свистунок A. crecca. Обычнейшая утка, как на лесных, так и на тундровых водоемах, чаще всего встречались пары, а позднее —

одиночные самцы— на лужах и канавах у дорог. На озере в тундре 23 июня видели стаю из 8 самцов, на реке 27 июня — стаю из 12-15 самцов, с которыми была одна самка.

Серая утка A. strepera. По свидетельству некоторых охотников, «серые утки» обычны как весной, так и осенью, и являются обычными трофеями. Несомненно, что под этим собирательным названием большинство охотников подразумевают самок речных уток, не утруждая себя попытками разобраться в видовом составе объектов охоты и соблюдением запрета на отстрел самок весной.

Свиязь A. penelope. Немногочисленная утка, всего несколько раз встречены пары на пойменных и тундровых озерах. Гнездо свиязи с 8 яйцами нашли 21 июня в лесу под нависающей еловой «лапой» всего в 15 м от шоссе, ведущего к поселку Лонгъюган. Птенцы в этом гнезде вылупились 30 июня. Группу из 2 годовалых и 2 более старых самцов видели 16 июня.

Шилохвость A. acuta. Примерно столь же немногочисленна, как и предыдущий вид. Гнездо с 5 яйцами, из которых 4 были уже с проклева-ми, нашли 25 июня в тундре на откосе дороги, всего в 5 м от бетонного полотна. На одном из тундровых озер видели стаю из примерно 30 самцов 21 июня.

Широконоска A. clypeata. Все наши собеседники отрицают, что когда-то встречали эту заметную утку в районе наших исследований, хотя знают ее по прежнему опыту. Нами также не встречена.

Хохлатая чернеть Aythya fuligula. Немногочисленна, но одна из наиболее обычных уток, пары встречали как на лесных, так и на тундровых озерах.

Морская чернеть A. marila. Район исследований находится примерно на южной границе ареала морской чернети в ЯНАО (Рябицев, Ряби-цев, 2010). Несколько восточнее на тех же широтах эти утки встречались в гнездовое время более или менее часто (Рябицев, 1998; Рябицев, Тарасов, 1998). Мы на Левой Хетте и в ее окрестностях морских чернетей не встречали. На оз. Нумто этот вид также не найден на гнездовании (Гашев, 1998; Пиминов и др., 2005; Стрельников, 2009).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Морянка Clangula hyemalis. Несколько пар держались оседло на озерах в тундре. После 20 июня там встречали только самцов. Видимо, самки начали насиживание. На одном из озер 25 июня к самцу, который плавал и при появлении наблюдателя издавал звуки тревоги, откуда-то с берега выплыла самка.

Гоголь Bucephala clangula. Наиболее часто встречавшаяся утка на пойменных озерах и старицах, это были как пары, так и одиночные птицы. Кормящихся гоголей несколько раз видели на озерах в тундре.

самок— временами видели над пойменными открытыми болотами в течение всего периода исследований. Предполагаем гнездование.

Тетеревятник Асар'Лег депОдин из охотников вспомнил, что как-то зимой видел хищника, который гонялся за

Синьга Melanitta nigra. Стайка из 8 синьг пролетела на северо-восток 9 июня. В гнездовое время на тундровых озерах это была вторая по встречаемости утка после хохлатой чернети. Встречали чаще отдельные пары, несколько раз — одиночных самок и их группы до 3 птиц.

Луток Mergellus albellus. Охотники показывали на изображение самца в книге и говорили, что иногда встречают его весной. Мы видели самку на одном из озер Лебяжки 27 июня. Она несколько раз пролетела с тревожными криками мимо наблюдателя.

Длинноносый крохаль Mergus serrator. Пара крохалей этого вида поднялась с реки впереди моторной лодки 26 июня.

Скопа Pandion haliaetus. Встречена единственный раз — пролетела 21 июня недалеко от реки в окрестностях Приозерного. Е. Г. Стрельников (2009), по косвенным признакам, называет скопу гнездящейся у оз. Нумто.

Чёрный коршун Milvus migrans. Несколько птиц держались в окрестностях Приозерного в течение всего периода работ. Коршунов неоднократно отмечали летавшими над шоссе. Две птицы (пара?) кружили над рекой 27 июня. На свалке Приозерного видели двух коршунов 30 июня и 1 июля (рис. 7). Встреченные птицы имели признаки подвида lineatus. По опросным данным, у свалки коршуны держатся все лето.

Полевой лунь Circus cyaneus. Охотящихся луней — как самцов, так и

Рис. 7. Черноухий коршун. Фото А. В. Сесина

куропатками. Наш собеседник как-то неуверенно показал на изображение тетеревятника в книге, хотя наиболее вероятно, что это был именно он. Впрочем, это мог быть и кречет.

Большой подорлик Aquila clanga, беркут A. chrysaetos. Наши собеседники говорили, что видели «каких-то орлов». Это могли быть как беркут, гнездящийся на севере Западной Сибири вплоть до южного Ямала (Мечникова, Кудрявцев, 2005), так и подорлик, которого встречали в гнездовое время в верховьях Пяку-Пура (Виноградов, 2002), что относительно недалеко от Левой Хетты. Но, скорее всего, все разговоры об «орлах» надо относить к орланам.

Орлан-белохвост Haliaeetus albicilla. Пару орланов видели летающими северо-восточнее Ягельного 10 июня. По свидетельству наших респондентов, орланы регулярно встречаются на Левой Хетте, а вдоль русла реки от Лебединки до верховьев, где еще можно проехать на моторной лодке, им известны 4 жилых гнезда. Недалеко от расположения одного из гнезд, в урочище Лебединка, мы видели взрослого орлана 26 июня.

Кречет Falco rusticolus. Возможно, встречался зимой (см. выше о тетеревятнике).

Чеглок F. subbuteo. Одиночного чеглока отметили на границе леса и тундры 25 июня.

Дербник F. columbarius. Самца видели сидевшим на дереве на обочине шоссе 12 июня, в другом месте заметили самку 17 июня.

Белая куропатка Lagopus lagopus. Обычные птицы тундроподоб-ных болот. До 12-15 июня самцы еще активно токовали и были заметны издали, позднее токование слышали по ночам, после 20 июня вспугивали уже частично перелинявших в летний наряд самцов. Неоднократно самцов и пары встречали в лесу. Гнездование не вызывает сомнений. По опросным данным, зимой куропатки встречаются стаями ежегодно, но их численность в разные зимы очень различна.

Тетерев Lyrurus tetrix. До середины июня токование тетеревов было слышно по ночам с разных сторон от нашего лагеря, причем чаще это были голоса одиночных самцов, реже угадывались голоса двух и ни разу не было подозрения на групповое токование. О немногочисленности этого вида говорят единичные встречи самих птиц, которых спугивали с окраин тундр или замечали летящими. Жители Приозерного сообщают о стаях из десятков (до 150-200) тетеревов, которые зимой кормятся на березах. Нам показывали фотографии, снятые на мобильный телефон на окраине поселка.

Глухарь Tetrao urogallus. Обычные птицы различных лесных местообитаний. В начале июня несколько раз видели самок на обочинах

шоссе, где они, очевидно, собирали камешки и даже не взлетали, когда машина проходила всего в 4-5 м от них. По опросным данным, ранней весной, когда протаивают обочины дорог, на шоссе от Надыма до Приозерного можно насчитать десятки глухарей, причем почти исключительно — самок. Самцы встречаются реже, мы их спугивали только на небольших лесных дорожках и собственно в лесу, причем, как и самок, преимущественно в борах ягельно-брусничных, где они, видимо, кормились прошлогодними ягодами. Через день после того, как мы поставили базовый лагерь, услыхали токование глухаря недалеко от наших палаток. Мы этого самца не беспокоили и тихими ночами слышали токование до 20 июня. Гнездо с 8 яйцами средней насиженности нашли в угнетенном бору ягельно-багульниковом севернее Ягельного 10 июня.

Рябчик Tetrastesbonasia. Немногочисленный вид — как по нашим, так и по опросным оценкам. В лесу недалеко от нашего лагеря видели рябчика 10 июня. Пара рябчиков встречена на краю леса севернее пос. Ягельный.

Серый журавль Grus grus. Северные пределы гнездования серого журавля примерно совпадают с границей ЯНАО и ХМАО, но точно не выяснены. И поэтому в беседах с местными жителями мы специально интересовались, не встречал ли кто этих заметных и легко узнаваемых птиц. Но все ответы были отрицательными. Е. Г. Стрельников (2009) называет серого журавля гнездящимся в окрестностях оз. Нумто. Он слышал голоса и видел самих птиц, но прямых свидетельств гнездования не приводит.

Тулес Pluvialis squatarola. Это один из видов «тундрового комплекса», которого мы предполагали найти в этом районе, но не встретили. Скорее всего, тулес как редкий вид где-то в окрестных тундрах все же гнездится. Поводом для такого предположения служит находка в окрестностях оз. Нумто в 2005 г. единичной оседлой пары, которая выражала беспокойство (Стрельников, 2009). Это несколько южнее Левой Хетты, как впрочем, и гнездовые находки на юге ЯНАО и на севере ХМАО (Виноградов и др., 1991, 1992; Рябицев, 1998; Рябицев, Тарасов, 1998). На крайнем севере ХМАО к западу от бассейна Левой Хетты тулесы не зарегистрированы (Вартапетов, 1984, 1998; Голова-тин, Пасхальный, 1999).

Золотистая ржанка P. apricaria. В тундре в окрестностях нашего лагеря постоянно держались 2 пары золотистых ржанок с гнездовым поведением. Еще одна пара беспокоилась в тундре в 15 км западнее Приозерного и еще пара — у Средне-Хулымского месторождения.

Галстучник Charadrius hiaticula. Встречены единичные пары на участках с песчаным грунтом. Пара беспокоилась на отсыпке для новой

дороги в тундре в 15 км западнее Приозерного 21-го, и там же — 22 июня. Гнездо с 3 свежими яйцами найдено на зарастающем песчаном карьере недалеко от нашего лагеря 19 июня, 26-го в нем было 4 яйца. Беспокоилась и отводила одна взрослая птица (рис. 8). Это одна из самых южных точек гнездования галстучника в Западной Сиби-Рис. 8. Галстучник. Фото А. В. Рябицева ри.

Черныш Тппда ochropus. Токование слышали 23 июня над лесом между Ягельным и Приозерным. На лодочном маршруте от Приозерного до Лебяжки 26 июня с речных отмелей дважды спугивали одиночных чернышей.

Фифи Т. д1агео1а. Самый обычный из куликов— как на открытых участках в лесу, так и в тундре. Звуки токования фифи, а с 20-22 июня — крики беспокойства были непременными элементами звукового фона.

Большой улит Т. пеЬи1апа. Также очень заметный кулик обследованной территории, хотя и не столь многочисленный. Держатся на мо-хово-пушицевых больших и малых болотах среди леса, на зарастающих песчаных карьерах с мелкими лужами и на похожих участках трасс трубопроводов. В окрестностях нашего лагеря постоянно держались 3 пары. Гнездо ближней пары нашли 28 июня на газопроводе, на относительно ровном месте между земляными валами, среди редких кустиков брусники, пучков травы и древесного мусора. В гнезде было яйцо, из которого вылуплялся птенец, рядом — обсохший птенец (рис. 9). Скорее всего, старшие 1 или 2 птенца затаились где-то неподалеку, сильно беспокоились две взрослых птицы. Одного большого улита спугнули с берега реки 26 июня.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Щёголь Тппда erythropus. Отмечен единственный раз: 20 июня в тундре в районе Средне-Хулымского месторождения слышали позыв-ки и токование.

Перевозчик Actitis hypoleucos. Обычный кулик на реках, где встречали токующих и беспокоящихся птиц. Самая узкая речка, где встретили перевозчика, — у моста по трассе на Лонгъюган, где река всего 5-7 м шириной. На лодочном маршруте по Левой Хетте от Приозерного до Лебяжки (около 50 км) 26 июня с берегов спугнули 7 перевозчиков, на следующий день на обратном пути — только трех. Токующих перевозчи-

Рис. 9. Гнездо большого улита. Фото А. В. Сесина

ков видели 15 июня на р. Лонгъеган и 26 июня — на одном из озер Ле-бяжки.

МородункаXenus cinereus. По сравнению с другими реками севера Западной Сибири примерно такого размера, Левая Хетта оказалась довольно бедна мородунками. В окрестностях Приозерного есть несколько небольших лесных дорог, по которым можно выехать к Левой Хетте, но только у одного из таких мест мы услышали токование моро-дунок и увидели самих птиц. На речном маршруте около 50 км от Приозерного до Лебяжки 26 июня на берегах насчитали 12 птиц, на обратном пути 27 июня отмечена только одна мородунка.

Турухтан Philomachus pugnax. Характеризуется местными жителями как многочисленный вид весной и в начале лета. На этом основании вполне можно было ожидать гнездования. Тем неожиданнее для нас оказалось полное отсутствие турухтанов в характерных для вида местообитаниях.

Чернозобик Calidris alpina. Это один из тундровых видов, которого мы ожидали найти, но наши ожидания не оправдались. Возможно, где-то в окрестных тундрах чернозобики гнездятся. У оз. Нумто в 2005 г. встречена птица с гнездовым поведением (Стрельников, 2009). Другие ближайшие находки гнездящихся чернозобиков относятся к более восточным районам юга ЯНАО (Виноградов и др., 1991, 1992; Рябицев, 1998) и севера ХМАО (Рябицев, Тарасов, 1998). На крайнем севере

ХМАО к западу от бассейна Левой Хетты чернозобики либо не зарегистрированы (Головатин, Пасхальный, 1999), либо упоминаются только в качестве пролетных (Вартапетов, 1984, 1998).

Гаршнеп Lymnocryptes minimus. Единственная регистрация: токование гаршнепа слышали 23 июня над большим лесным болотом несколько юго-западнее Ягельного.

Бекас Gallinago gallinago. Токование бекасов — как воздушное, так и наземное — регистрировали на протяжении всего периода работ, но не часто, и вообще бекаса нельзя назвать обычным видом в обследованной местности. В большинстве случаев токование отмечали над болотами среди леса, реже — над тундрой.

Вальдшнеп Scolopaxrusticóla. Охотник И. Н. Иванов в разные годы несколько раз отмечал «тягу» над лесом на берегу реки неподалеку от Приозерного. Сведения от других охотников отрицательные, собственных наблюдений, относящихся к этому виду, у нас нет.

Средний кроншнеп Numeniusphaeopus. Несомненно, гнездящийся вид. На основании многократного прослушивания водораздельных плоскобугристых болот на разных участках обследованной территории по звукам токования и беспокойства выявлено 4-5 пар.

Малый веретенник Limosa lapponica. На обследованной территории тундроподобных болот держались 3-4 пары, которые обнаруживали себя токованием, криками беспокойства и преследованием поморников, воронов и ворон. Гнездо с кладкой из 4 яиц средней насиженности (плавают вертикально, немного выставляясь) найдено 20 июня (рис. 10, 11) на участке плоско-бугристого болота с ягельными кочками, зарослями багульника, ерника, неподалеку были мелкие мохово-пушицевые мочажины и небольшое озерцо. В 80 м от этого гнезда было гнездо длиннохвостых поморников с яйцами слабой насиженности, т. е. поморники заг-нездились позднее веретенников. При появлении людей те и другие беспокоились вместе. Еще одна

Рис. 10. Гнездо малого веретенника. Фото А. В. Сесина

Рис. 11. Малый веретенник, самка. Фото А. В. Рябицева

пара веретенников, гнезда которой мы не нашли, также проявляла беспокойство совместно с парой поморников. Это одна из самых южных точек гнездования вида в Западной Сибири. У оз. Нумто веретенники отмечены Е. Г. Стрельниковым (2009) только на пролете, но местные жители сообщали ему о гнездовании.

Короткохвостый поморник Stercorariusparasiticus. Один из тундровых видов, которых мы ожидали найти. Но только раз— 20 июня у Средне-Хулымского месторождения — мы издали видели поморника, которого можно было скорее принять за короткохвостого, чем за длиннохвостого. Гнездо короткохвостого поморника было найдено Е. Г. Стрельниковым (2009) в окрестностях оз. Нумто, и это там была не единственная пара.

Длиннохвостый поморник S. longicaudus. На доступной площади тундры мы учли 4 гнездящихся пары, из них две — в окрестностях лагеря, одну — у Средне-Хулымского месторождения и одну — в 15 км западнее Приозерного. У трех из этих пар мы нашли гнезда, еще к одному поморнику, который сидел на гнезде, не подходили. Еще 1 или 2 пары,

Рис. 13. Длиннохвостый поморник. Фото А. В. Рябицева

Рис. 12. Гнездо длиннохвостого поморника. Фото А. В. Сесина

отмеченные на этой территории, вели себя как-то неопределенно, одна из них проявляла слабое беспокойство. В осмотренных кладках было по 2 яйца: 16 июня — 2 слабо насиженных кладки, 22 июня — кладка средней насиженности (рис. 12, 13). Таким образом, у нас это был довольно обычный гнездящийся вид. Интересно, что в районе оз. Нумто длиннохвостые поморники не обнаружены (Стрельников, 2009).

Халей Larus heuglini. На всей обследованной территории держалась всего одна пара, которая проявляла слабое беспокойство возле одного из озер в тундре, но гнезда, похоже, не имела. На пеших и автомобильных маршрутах халеи встречались лишь изредка, на реке их не было, одну птицу видели на озерах Лебяжки. На свалке поселка Приозерный держалось в разные дни от 10 до 25 халеев в наряде, который внешне выглядел как «взрослый». Птицу в полувзрослом наряде видели только одну — 30 июня. В целом можно сказать, что в обследо-

ванном районе халеев удивительно мало — они здесь более малочисленны, чем в большинстве других известных нам районов севера Западной Сибири.

Сизая чайка L. canus. Встречены всего несколько раз в разное время. Судя по всему, все это были бродячие птицы, которых отмечали пролетающими над лесом, над тундрой, над рекой, одну птицу видели над одним из озер Лебяжки. Для Левой Хетты была совсем не характерна типичная для многих рек севера Западной Сибири картина с сидящей над рекой на дереве сизой чайкой.

Речная крачка Sterna hirundo, полярная крачка S. paradisaea. Одну крачку видели 21 июня, «транзитом» пролетавшую над дорогой. И две птицы (возможно, оседлая пара) 23 июня порхали над озером на небольшом участке тундры возле дороги между Ягельным и Приозерным. Близко разглядеть крачек не удалось, но мы склонны предполагать, что это полярные крачки, для которых характерны местообитания такого типа.

Сизый голубь Columba livia. Голубей много в г. Надым, но в мелких поселках южнее мы их не видели. Жители поселков тоже говорили нам, что голубей у них нет. В пос. Лонг-Юган есть домашние голуби с преобладанием белой окраски.

Обыкновенная кукушка Cuculus canorus. Обычнейшие птицы разнообразных лесов, реже встречаются в тундре в полосе придорожного мелколесья. Кукование самцов и трели самок были слышны почти постоянно и круглые сутки, в том числе в часы ночного затишья. Можно предполагать, что основными воспитателями кукушат в районе исследований являются многочисленные здесь желтые (берингийские) трясогузки.

Глухая кукушка C. (saturatus) optatus. Голоса глухих кукушек приходилось слышать гораздо реже, чем обыкновенных, притом только в наиболее высокоствольных темнохвойных лесах. В качестве потенциальных воспитателей могут быть достаточно многочисленные здесь пеночки, в особенности зарничка.

Белая сова Nyctea scandiaca. По опросным сведениям, встречаются зимой.

Болотная сова Asio flammeus. Несколько раз в разное время наблюдали сов, охотившихся над открытыми участками.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ястребиная сова Surnia ulula. Оказалась относительно обычной. Найдены 2 гнезда в смешанном лесу, оба размещались в высоких, 6-7 м, гниловатых лиственничных «остолопах», в углублениях на месте облома. Первое гнездо найдено 18 июня, в нем было 4 подросших птенца, которых кормили взрослые (рис. 14). Два старших через 2 дня спрыгнули вниз, младший покинул гнездо 21 июня, молодых

Рис. 15. Дупло с кладкой ястребиной совы. Фото А. В. Сесина

в последующие дни видели недалеко от гнезда. Второе гнездо найдено 20 июня в 1,2 км от первого, в нем было 8 яиц (рис. 15), одно яйцо в кладке было необычной для сов «куриной» формы. 25 июня мы определили насиженность яиц методом флотации: они были сильно насижены, а 2 июля это гнездо оказалось пустым, взрослая сова перелетала по деревьям неподалеку. Разорить гнездо могли как пернатые (ворон, ворона...), так и четвероногие (соболь) хищники. На участке автодороги от пос. Приозерный до г. Надым 15 июня видели 3 ястребиных сов, сидевших на вершинах деревьев.

Рис. 14. Ястребиная сова у гнезда. Фото А. В. Сесина

Вертишейка иупх torquШa. В ближайших окрестностях нашего лагеря в первые 1,5 недели нашего пребывания постоянно пел самец. Последний раз пение слышали 25 июня. Гнездо вполне могло быть в одном из старых дупел дятлов.

Желна Dryocopusmartius. Видимо, желны в обследованном районе достаточно редки: их характерные крики нам слышать не приходилось. Пролетавшую птицу видели недалеко от Приозерного 18 июня. До этого желну у поселка несколько раз видели жители Приозерного. Несколько раз мы находили большие дупла.

Большой пёстрый дятел Dendrocopos major. Обычнейшие птицы различных лесов, в т.ч. боров-ягельников паркового типа. Найдено несколько жилых дупел, в конце июня в них были большие птенцы, которые высовывались из летков, и их крики были слышны издалека.

Трёхпалый дятел Picoides tridactylus. Встречается реже большого пестрого дятла, но тоже довольно обычен. В ближайшем к нашему лагерю дупле в конце июня были крупные крикливые птенцы.

Береговушка Riparia riparia. В некоторых из крутых песчаных обрывов по Левой Хетте мы видели колонии, но небольшие, до 2-3 десятков норок, что не идет ни в какое сравнение с огромными колониями, известными нам на других реках севера Западной Сибири.

Рогатый жаворонок Eremophila alpestris. Стайка примерно из 30 пролетных особей встречена на трассе газопровода в окрестностях пос. Ягельный 10 июня.

Пятнистый конёк Anthus hodgsoni. Всего в трех местах встречены поющие самцы. Два из них— между Приозерным и Ягельным по соседству с трассами трубопроводов, зарастающими мелколесьем, и один — на высоких кедрах и лиственницах на берегу реки у лодочного причала у Приозерного.

Луговой конёк A. pratensis. Наряду с берингийскими желтыми трясогузками, самые обычные птицы водораздельных плоскобугристых и крупнобугристых болот на всей обследованной территории, явно тяготеют к шоссейным дорогам. Гнездо с 6 яйцами найдено 18 июня.

Берингийская жёлтая трясогузка Motacilla tschutschensis. Пожалуй, самая многочисленная и заметная птица в тундре и на лесных болотах. Мы разглядели несколько десятков птиц, все они имели внешность северной желтой трясогузки (M. flava thunbergi по Л. С. Степаняну или M. tsch. plexa по Е. А. Коблику и др., 2006), у некоторых особей (очевидно, самок) была узкая светлая бровь.

Белая трясогузка Motacilla alba. Обычные птицы широкого спектра местообитаний: поселков и промышленных территорий, обочин дорог и речных берегов.

Серый сорокопут Lanius excubitor. Встречены всего несколько раз в разных местах. Две явно «транзитные» птицы (пара?) пролетели над тундрой 12 июня. Одиночный сорокопут сидел на кусте у шоссе 17 июня. Белое зеркало на его крыле было только на первостепенных маховых

(рис. 16). Короткий фрагмент песни слышали 23 июня в смешанном лесу у трассы трубопровода. Пролетавшего над дорогой сорокопута видели в 9 км западнее Приозерного 1 июля, еще одного — 3 июля северо-восточнее Ягельного. На основании этих встреч мы склонны считать серого сорокопута малочисленным гнездящимся видом.

Кукша Perisoreus infaustus. Хорошо известна охотникам, но, по их сведениям, встречается нечасто. Мы видели кукш всего дважды: 15 июня у пос. Лонгъюган и 24 июня — недалеко от нашего базового лагеря.

Сорока Pica pica. По опросным сведениям, сорок раньше не было в Приозерном и его окрестностях, они появились здесь 2-3 года назад. Мы видели одну сороку на трассе газопровода севернее Ягельного 10 июня. Еще одна особь встречена на свалке Приозерного 1 июля.

Кедровка Nucifraga caryocatactes. Многочисленная птица практически во всех лесных местообитаниях. К нашему приезду в начале июня у кедровок были уже вполне самостоятельные летные молодые. Часто находили старые гнезда кедровок.

Серая ворона Corvus (corone) cornix. В небольшом числе вороны встречались практически во всех местообитаниях, но больше — в лесах и преимущественно вблизи поселков. Неуверенно летающих молодых встретили 22 июня.

Ворон Corvus corax. Вполне обычный вид, встречались практически всюду. Гнездо с крикливыми подросшими молодыми мы видели издали в высокоствольном темнохвойном лесу у ручья недалеко от 15-го км трассы на Лонгъюган 13 июня. Еще одна пара гнездилась в лесу около 3-го км той же трассы, с 13 июня трех молодых, еще плохо летавших, постоянно видели у дороги, они не взлетали с обочины, даже когда машины проходили мимо, а 16 июня двух птенцов обнаружили на дороге мертвыми — видимо, их сбили машины. У воронят были еще не полностью отросшие маховые и рулевые перья. Летный выводок (всего 5 птиц) видели у дороги в 25 км к западу от Приозерного. Воронов часто можно было видеть «патрулирущими» дороги и берега реки, в тундре издали наблюдали, как ворон одно за одним таскал яйца из гнезда какой-то утки, несмотря на яростные атаки пары поморников, гнездившихся поблизо-

Рис. 16. Серый сорокопут. Фото А. В. Рябицева

сти. Красивое пение ворона слышали в темнохвойном лесу в пойме реки 22 июня.

Свиристель Bombycilla garrulus. Несомненно, с невысокой плотностью гнездятся в различных лесах, где встречали пары, видели птиц в брачном полете.

Камышовка-барсучок Acrocephalus schoenobaenus. Самец пел 10 июня на окраине болота в окрестностях Ягельного. У реки возле Приозерного наблюдали поющего самца 11 июня.

Славка-мельничек Sylvia curruca. Очень обычная птица, поющих самцов часто встречали в лесах разных типов. Гнездо с 4 маленькими птенцами нашли 28 июня в мелколесье, оно располагалось в «пучке» молодых кедров на высоте около 1,5 м. Видимо, гнездо было уже частично разграблено каким-то мелким разорителем (белка, бурундук, дятел... ?), в тот же день к вечеру его нашли пустым. Несколько раз находили старые гнезда характерного для мельничков устройства.

Пеночка-весничка Phylloscopus trochilus. Обычные птицы негустых лесов с подлеском и подростом, преимущественно — смешанных мелколесий на зарастающих трассах трубопроводов и на песчаных карьерах. В тундре поющих самцов и беспокоившихся птиц встречали по откосам дорожных насыпей с порослью кустов и молодых деревьев, где они также были довольно обычны.

Пеночка-теньковка Ph. collybita. За все время встречено около десятка поющих самцов, все — в высокоствольных лесах по берегам рек и ручьев.

Пеночка-таловка Ph. borealis. Поющие самцы и беспокоившиеся птицы были обычны, в общем, в тех же лесах, что и веснички. В тундре не обнаружены.

Зелёная пеночка Ph. trochiloides. Единственная регистрация: в смешанном лесу с преобладанием кедров, елей и лиственниц в окрестностях Приозерного 22 июня пел самец.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пеночка-зарничка Ph. inornatus. Многочисленный вид, населяющий различные леса, за исключением парковых боров-ягельников. Много раз встречали беспокоившихся птиц.

Восточная малая мухоловка Ficedula (parva) albicilla. Поющие самцы встречены в трех местах в смешанных высокоствольных лесах по ручьям. Близко разглядеть удалось одного из них — это был самец типичной «восточной» внешности. Песни у всех были характерного для albicilla рисунка.

Черноголовый чекан Saxicola torquata. Несколько поющих самцов отмечены на кустах и мелколесье у автомобильных дорог в разное время.

Обыкновенная каменка Oenanthe oenanthe. Птицы с гнездовым поведением в небольшом числе встречались на всех автодорогах, песчаных карьерах, в поселках и у разного рода промышленных объектов.

Обыкновенная горихвостка Phoenicurus phoenicurus. Поющих самцов встречали в различных лесах несколько раз, причем один из них пел на постоянном участке недалеко от нашего лагеря. Один самец держался и пел в лесу у крайних домов Приозерного. Нет оснований сомневаться в гнездовании.

Варакушка Luscinia svecica. Поющих самцов неоднократно наблюдали по обочинам дорог с начала работ до 25 июня. Беспокоившуюся пару отметили в тундре у дороги 1 июля. Птиц с гнездовым поведением встречали столь редко, возможно, из-за их немногочисленности и малозаметности. Но не исключено, что какие-то из встреченных весной и в начале лета птиц были пролетными.

Синехвостка Tarsigercyanurus. Обычные птицы высокоствольных темнохвойных лесов, в основном по поймам рек и у ручьев. У двух самцов, которых удалось разглядеть, была оливковая окраска верха.

Чернозобый дрозд Turdus atrogularis. Малочисленный вид лесных местообитаний, преимущественно высокоствольных лесов наиболее таежного облика и смешанных мелколесий по трассам трубопроводов. Отмечали как поющих, так и беспокоившихся птиц.

Белобровик T. iliacus. Многочисленная птица различных лесов, за исключением сосняков ягельных. В ночные часы с одного места обычно было слышно пение нескольких соседних самцов. Беспокоившиеся птицы встречались регулярно. Известно, что белобровики успешно гнездятся в зональных тундрах, но в тундроподобных местообитаниях и редколесьях обследованного района, в том числе и в придорожных полосках леса, мы белобровиков не отмечали.

Деряба T. viscivorus. Несколько раз в различных лесных местообитаниях слышали пение, однажды встретили беспокоившуюся птицу.

Пухляк Parus montanus. Немногочисленные обитатели лесов, преимущественно темнохвойных приречных и пойменных.

Сероголовая гаичка P. cinctus. Также немногочисленны, но чаще встречались в более светлых лесах, чем пухляки, в том числе и в борах-ягельниках. Дупло в лиственнице на высоте около 6 м, занятое серо-головыми гаичками, найдено в сосново-березово-лиственничном редколесье вблизи нашего лагеря 11 июня.

Большая синица P. major. Возле одного из административных корпусов у пос. Приозерный мы видели кормушку, и нам сказали, что зимой здесь скапливается довольно много больших синиц, которых охотно

подкармливают люди. Но весной все эти синицы «куда-то исчезают». Мы тоже не встречали больших синиц и не слышали их пения.

Поползень Sitta europaea. Немногочисленный вид. В окрестностях нашего лагеря 12 июня найдено гнездо поползня в старом дупле дятла в лиственнице на высоте 5,5 м. Леток не был обмазан. Взрослые птицы залетали в дупло с кормом.

Домовый воробей Passer domesticus. Мы видели домовых воробьев в поселках Ягельный, Приозерный и Лонгъюган. Как сообщили местные жители, в Приозерном воробьи зимуют с 2007 г.

Полевой воробей P. montanus. По опросным данным, живут в Приозерном наряду в домовыми воробьями. Мы полевых воробьев не встречали.

Зяблик Fringilla coelebs. Самец пел в смешанном лесу у трассы трубопровода недалеко от Приозерного 24 июня. Это была единственная регистрация вида.

Юрок F. montifringilla. Пожалуй, самая многочисленная птица разнообразных лесов. Первые, еще пустые, гнезда находили с первых дней экспедиции.

Чечётка Acanthis flammea. Небольшие стайки, пары и одиночных чечеток встречали часто и на протяжении всего периода работ. Но все это были явно «транзитные» птицы, хотя нередко они пели и даже проявляли беспокойство. Найдено несколько гнезд прошлых лет.

Щур Pinicola enucleator. Пару видели в лесу у дороги 17 июня, в тот же день в другом месте слышали голос. Пение слышали в смешанном лесу 27 июня.

Белокрылый кпёст Loxia leucoptera. Стайки клестов от нескольких до 20-30 птиц мы видели и слышали ежедневно и многократно в лесах в течение всего периода работ. Стайки были очень подвижны, ненадолго задерживались на вершинах сосен и лиственниц, где были шишки, обычно — раскрывшиеся. Из примерно трех десятков клестов, которых удалось разглядеть в разное время, все были белокрылыми, в разных нарядах от зеленовато-серого до ярко-малинового. Помимо обильных позывок, от клестов иногда приходилось слышать небольшие фрагменты песен.

Снегирь Pyrrhula pyrrhula. Несомненно, снегири с невысокой плотностью гнездятся в обследованной местности — встречали пары, часто слышали их голоса.

Камышовая овсянка Schoeniclus schoeniclus. Несколько раз встречали поющих самцов у дороги, где были болота с ивняками.

Овсянка-крошка Ocyrispusillus. Одна из наиболее многочисленных птиц в большом спектре местообитаний, в т.ч. в тундрах, где этих овсянок

встречали по обочинам дорог с кустарниками и мелкой древесной порослью. Именно в таком месте, рядом с насыпью и придорожной канавой, в кочке с багульником нашли гнездо с 6 насиженными яйцами 1 июля.

Пуночка Plectrophenaxnivalis. По свидетельству местных жителей, пуночки обычны или многочисленны на пролете ранней весной и в предзимье.

Заключение

Территория наших исследований с его верховыми тундроподобны-ми болотами, по результатам анализа космических снимков, отмечена как возможный район гнездования видов «тундрового комплекса» (Ко-репов и др., 2007; Емцев, 2008). На деле таких видов оказалось гораздо меньше, чем можно было предполагать. Отчасти это можно объяснить тем, что наш район находится на крайнем юге ареалов этих видов, и потому они просто редки и могли не встретиться нам по чисто случайным причинам, а ареалы других сюда просто не доходят.

Не можем не поделиться общим впечатлением поразительной «пустоты» местности, где мы работали, бедности ее птичьего населения. Особенно пустынными выглядят обширные тудроподобные болота и боры-беломошники. Отчасти это можно объяснить тем, что как раз эти местообитания представляют собой климаксовые сообщества, которым свойственны относительно низкая продуктивность и низкое видовое богатство. В тех местах, где эти устойчивые сообщества нарушены человеческой деятельностью, птиц больше и в видовом и в количественном отношении. Автодороги, трассы трубопроводов и песчаные карьеры местами выглядят орнитологическими оазисами еще и потому, что представляют собой особый тип местообитаний, отчасти имел место «опушечный эффект», и целый ряд видов был встречен именно там.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Междуречья находятся вдалеке от крупных рек, в особенности от протекающих меридионально и служащих для многих видов (не только водоплавающих и околоводных) традиционными ориентирами на миграциях. По долинам рек проходят наиболее оживленные пролетные пути, и многие птицы, распределяясь по гнездовым местообитаниям, оседают недалеко от миграционных путей.

Бедность населения берегов собственно р. Левая Хетта можно объяснить теми же причинами. Кроме того, сразу после ледохода на реку выходят моторные лодки с охотниками и рыбаками, а это мощный пугающий фактор.

В целом видовой состав, за исключением отмеченной бедности, более или менее сходен с таковым из подобных местностей юга ЯНАО и

крайнего севера ХМАО — окрестностями озера Нумто (Стрельников. 2009), верхней части бассейна р. Пур (Виноградов и др., 1991,1992; Рябицев, 1998) и соседних территорий ХМАО (Рябицев, Тарасов, 1998). Есть определенное сходство и с территориями, расположенными севернее и северо-восточнее (Черенков, Черенков, 1997; Покровская, 1998). В окрестностях поселков Юильск и Сорум на севере ХМАО больших тундроподобных болот нет, не обнаружены и типичные для них виды (Вартапетов, 1984, 1998; Головатин, Пасхальный, 1999).

Что касается поправок к ареалам, вычерченным на основании многочисленных данных прежних лет (Рябицев, 2008; Рябицев, Рябицев, 2010; Лаппо и др., 2012), то наши последние данные не расходятся с тем, что можно видеть на картах этих изданий, или эти расхождения незначительны. Это может свидетельствовать о том, что уровень авифаунис-тической изученности этой части севера Западной Сибири приближается к желаемому, когда можно по опубликованным сводкам получить достаточно верное представление о распространении подавляющего большинства видов.

Благодарности Благодарим руководителей предприятия нефтегазового комплекса С. В. Лебедя, Ю. А. Тычину, охотника И. Н. Иванова за большую помощь в организации и проведении нашей небольшой экспедиции, а также всем другим, кто помогал нам и поделился своими наблюдениями о птицах района наших исследований.

ЛИТЕРАТУРА

Вартапетов Л. Г. Птицы таежных междуречий Западной Сибири. Новосибирск, 1984. 242 с.

Вартапетов Л. Г. Птицы северной тайги Западно-Сибирской равнины. Новосибирск, 1998. 327 с.

Виноградов В. Г. Большой подорлик в верховьях реки Пур // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. 2002. Вып. 7. С. 85. Виноградов В. Г., Кривенко В. Г. Панфилов А. Д. Очаг тундровой орнитофауны в верхней части бассейна реки Пур // Материалы 10-й Всесоюз. орнитол. конф. Минск, 1991. Ч. 1. С. 52-53. Виноградов В. Г., Кривенко В. Г. Парфенов А. Д. Уникальное сообщество куликов на севере Западной Сибири // Информация Рабочей группы по куликам. Новосибирск, 1992. С. 63-65. Гашев С. Н. К орнитофауне природного парка «Нумто» // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. 1998. Вып. 3. С. 31-35. Головатин М. Г., Пасхальный С. П. Летнее население верхнего течения реки Сорум // Там же. 1999. Вып. 4. С. 82-87.

Емцев А. А. К вопросу о распространении отдельных видов птиц в пределах северной тайги Западной Сибири // Биосфера земли: прошлое, настоящее, будущее : материалы Всерос. конф. молодых ученых. 21-25 апр. 2008 г. Екатеринбург, 2008. С. 70-74.

Коблик Е. А., Редькин Я. А., Архипов В. Ю. Список птиц Российской Федерации. М., 2006. 288 с.

Корепов М. В., Низовцев Д. С., Фомина Д. А., Кутенков С. А. Материалы по распространению и населению некоторых видов ржанкообразных птиц в приполярных районах Западной Сибири // Орнитология. 2007. Вып. 34 (1). С. 76-82.

Лаппо Е. Г., Томкович П. С., Сыроечковский Е. Е. Атлас ареалов гнездящихся куликов Российской Арктики : атлас- монография. М., 2012. 448 с.

Локтионов Е. Ю., Савин А. В. Редкие и необычные встречи птиц в Ямало-Ненецком автономном округе в 2002-2006 годах // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. 2006. Вып. 11. С.143-154.

Мечникова С. А., Кудрявцев Н. В. Гнездование хищных птиц в лесотундре Южного Ямала // Там же. 2005. Вып. 10. С. 204-209.

Пиминов В. Н., Синицыгн А. А., Арефьев С. П. К фауне гусеобразных природного парка «Нумто» // Там же. 2005. Вып. 10. С. 228-231.

Покровская И. В. Материалы по орнитофауне северной границы таежной зоны Западно-Сибирской равнины // Там же. 1998. Вып. 3. С. 132-135.

Рябицев В. К. Авифаунистические исследования на Урале, в Приуралье и Западной Сибири за последнюю четверть века и взгляд на будущее // Там же. 2001. Вып. 6. С. 4-12.

Рябицев В. К. К орнитофауне верховьев Пяку-Пура и окрестностей // Там же. 1998. Вып. 3. С. 160-165.

РябицевВ.К. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири : справ.-определитель. Екатеринбург, 2008. 634 с.

Рябицев В. К., Рябицев А. В. Птицы Ямало-Ненецкого автономного округа. Екатеринбург, 2010. 448 с.

Рябицев В. К., Тарасов В. В. Птицы верховьев реки Айкаеган // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. 1998. Вып. 3. С.165-172.

СтрельниковЕ. Г. Орнитофауна озера Нумто и его окрестностей // Рус. орнитол. журн. : экспресс-вып. 2009. Т. 17, № 464. С. 235-250.

Черенков А. Е., Черенков С. Е. Материалы к характеристике фауны птиц среднего течения реки Надым // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. 1997. Вып. 2. С. 146-149.