Научная статья на тему 'К этимологии тюркских наречий, образованных от падежных форм имен'

К этимологии тюркских наречий, образованных от падежных форм имен Текст научной статьи по специальности «Урало-алтайские языки»

CC BY
437
66
Поделиться
Ключевые слова
НАРЕЧИЕ / АДВЕРБИАЛЬНЫЕ ФОМЫ / ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ПАДЕЖИ / ИЗОЛИРОВАННЫЕ ФОРМЫ / ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ ФУНКЦИИ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Токов Р. М.

Статья посвящена исследованию особенностей словообразовательной структуры наречий изолированных форм имен в тбрских языках. Из современных падежных форм в качестве напечия изолируются формы пространственных падежей. В дальнейшем по аналогии с наречиями изолированными падежными формами имен образовались другие наречия, минуя процесс изоляции собственно падежной формы. В этих наречиях падежный аффикс выступает уже как словообразующий элемент. The research considers features of the word-forming structure of adverbs isolated forms of names in Turkic languages. Leaning on literary monuments of the ancient Turkic written language, the author considers adverbs that existed in languages of the Turkic group at early stages of their development. These literary monuments contain adverbs isolated forms, especially spatial cases of names.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К этимологии тюркских наречий, образованных от падежных форм имен»

Р. М. Токов

К ЭТИМОЛОГИИ ТЮРКСКИХ НАРЕЧИЙ, ОБРАЗОВАННЫХ ОТ ПАДЕЖНЫХ ФОРМ ИМЕН

Работа представлена кафедрой тюркских языков Дагестанского государственного университета.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Н. Э. Гаджиахмедов

Статья посвящена исследованию особенностей словообразовательной структуры наречий - изолированных форм имен в тбрских языках. Из современных падежных форм в качестве напечия изолируются формы пространственных падежей. В дальнейшем по аналогии с наречиями - изолированными падежными формами имен - образовались другие наречия, минуя процесс изоляции собственно падежной формы. В этих наречиях падежный аффикс выступает уже как словообразующий элемент.

Ключевые слова: наречие, адвербиальные фомы, пространственные падежи, изолированные формы, обстоятельственные функции.

The research considers features of the word-forming structure of adverbs - isolated forms of names in Turkic languages. Leaning on literary monuments of the ancient Turkic written language, the author considers adverbs that existed in languages of the Turkic group at early stages of their development. These literary monuments contain adverbs - isolated forms, especially spatial cases of names.

Key words: adverbial form, spatial cases, isolated forms, adverbial functions.

Несмотря на то что в тюркологии наречие считается «относительно новой категорией, в недалеком прошлом слабо дифференцированной от имен существи-

тельных и прилагательных»1, тем не менее оно, как одно из конкретных средств выражения мысли, бытовало на ранней стадии развития тюркских языков. Об этом

свидетельствуют памятники древнетюрк-ской письменности, в которых обнаруживаются довольно разнообразные по форме и значению типы наречий, показывающие то, что они, как и другие знаменательные слова, являются древней языковой категорией. В этих памятниках встречаются наречия - изолированные формы пространственных падежей имен: илгарю «впереди», бергарю «на юг, к югу»; анта «там», бунта «здесь»; къантан «откуда», антан «оттуда» и др.2.

Развитие и совершенствование адвербиальной лексики тюркских языков, в том числе и наречий - изолированных форм пространственных падежей имен, шло самыми разными путями. Одни формы отмирали, другие возрождались. На месте первоначальных форм и основ, передающих наречное значение в современных языках, появились новые формы, не похожие на прежние. Например, значения понятий «справа» и «слева» в древ-нетюркских памятниках передавались словами берийа и йыргъару. В современных тюркских языках эти значения передаются совершенно отвлеченными понятиями онгда «на правой стороне», солда «на левой стороне» с разными фонетическими вариантами.

Хотя, как показывают данные древ-нетюркских памятников, форма дательно-направительного падежа -гъары, -къары/ -кери/-ра/-ре и была самой распространенной формой передачи наречного значения, развитие ее не было продуктивным: она употреблялась в незначительном количестве слов. Тем не менее определенный слой наречий с этими аффиксами сохранился в словарном составе каждого тюркского языка, что свидетельствует об устойчивом бытовании этой группы слов с древнейших времен. Больше всего следы данной формы сохранились в алтайском языке: тескери//тис-кэре//тескари «наизнанку», «обратно», «шиворот-навыворот», ичкери//ичкари//ич-

эри//ишкерги «внутрь», тышхары//тыш-къары//тыскъары «наружу».

Следы наречий - изолированных форм пространственных падежей современных тюркских языков обнаруживаются не только в древнетюркских, но и тунгусо-маньчжурских памятниках: нанайск. эрдэ «рано» (ср.: совр. тюрк. эрте//эрт-те//иртэ), др.-монг. теПе, маньч. tеrеdе tеdе «там» (ср.: совр. тюрк. тигинде//те-генде «там»). Эти факты говорят о древности данного типа наречий, о существовании их в алтайскую эпоху.

Дальнейшее пополнение и совершенствование лексической и грамматической структуры наречий описываемого типа связано с расширением сферы их употребления. Появились многочисленные образования, которые выделились из общего фонда лексики тюркских языков в значении признака действия или признака признаков. Они возникли в результате лексикализации форм пространственных падежей в обстоятельственной функции (алга//алгъа//олдига «вперед», «вначале», мында//мунда//бунда «здесь», баштан//баш-данг//бастан «сначала», жайда//яйда «летом» и т. п.).

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

По происхождению наречия - изолированные формы пространственных падежей имен выступают в двух видах. К первому виду относятся наречия, которые с точки зрения современных языков представляют собой слова, неразложимые на отдельные морфемы, т. е. первообразные наречия. Однако, по мнению ряда исследователей, наречия, неразложимые с точки зрения современного языкознания, исторически были производными. У некоторых из них корневая или аффиксальная части в современных языках отдельно не употребляются или употребляются в совершенно ином звучании. Например, в наречии огъары//жогору//юхары//жукъ-ары корневая часть о~жо~гору~хары звучит иначе, чем в древнетюркском языке (ср.: -гъару//-гйрю//-гери. В ряде слов,

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

как уже указывалось, этот аффикс в современных языках употребляется с усечением элементару/рю. Ср.: авгарю и юй-ге~ойге~уйгэ~уйго «домой».

Большинство первообразных наречий употребляется во многих современных тюркских языках: ары (карач.-балк., кумык., ног., киргиз., казах., алтай., караим), кери (уйгур), ора~ орая (азерб.), оле-ре (турец.), орайы (гаг.) «туда»; бери (карач.-балк.,кумык., ног., турец., караим., башк., узб., уйг., ккалп., каз., кирг., алт.), бирэ (татар.), бура (аз.), бэри (туркм.), бу-райы (гаг.) «сюда»; эртте (карач.-балк.), эрте (кумык., ног., ккалп., тув., алтю кирг., каз.), ирта (тат., башк.) «рано», «раньше»; къайры (карач.-балк.), кай-ри/кайра (караим).) «куда»; къайда (карач.-балк., кумык., караим.), кайда (тув., ног., татар., кирг.). къайза (башк.), хайда (хак.), «где», «куда», Ъарада (аз.) «где», «куда»; асыры (карач.-балк.), асры/астры (караим) «слишком, чрезмерно» и др.

Этимология первообразных наречий давно привлекает внимание лингвистов. Существуют различные гипотезы об их происхождении. Конечно, не все они подтверждаются фактами. Остановимся на некоторых из них.

Долгое время в тюркологии господствовало мнение, согласно которому в тюркском праязыке существовали формы местно-дательного падежа с аффиксами -ра, -ру, -рыъ, например, асра «внизу», ачра «внутри», кенгру «широко», онгру «тура» и др. Однако у ряда ученых появилось сомнение по этому поводу. Так, В. В. Радлов и Н. К. Дмитриев предполагали, что -ра в наречиях типа турецких бурада «здесь», брада, шурада «там» восходит к слову ара «середина, промежуток»4, К. Гренбек допускал возможность образования указанных

наречий от глагольных основ5, А. Зайонч-

6

ковский - из окончания деепричастия .

По мнению большинства исследователей, на основании того, что в турец-

ких наречиях и послелогах бурада (бура) «здесь», орада (ора) «там», в азербайджанских пара, къайра, в крымскотатарском кайра «куда» в выражении места или направления сохранились следы предметного лексического значения, сопоставление входящих в них компонентов -ра//рэ со словом ара «среда», «место», «промежуток» и со словом jäh «земля» в форме дательного падежа не требует особых доказательств7.

Относительно наречий и послелогов др-тюрк. тэгрä «вокруг», алт., татар., ажыра «больше, сверх», кэчiрä «скоро» откурэ «через, сквозь», каiра «назад» и др. высказывается мнение об их глагольном происхождении, т. е. от вторичных (отыменных) глагольных основ8. В современных тюркских языках такие формы сохранились в турец. (1чрэ, сонра, ташра, узрэ), азерб (iчрä, сонра,узрä, ) туркм. (1чрэ, ^овра, удрэ), узб. (iчра, сувра, узра) карач.-балк. (сора, сонгура), каз. (совыра), караим. (сонра,сонгра, сон-дра), татар. (совра) и як. (таЪара-таЪара). На основании этого А. М. Щербак справедливо отмечает, что «мы имеем дело с архаическим образованием, сфера употребления которого с течением времени суживается: старые наречия и послелоги на -ра от вторичных (отыменных) глагольных основ постепенно исчезают, а появление новых практически не имеет места, так как аффиксы -а, -(а)р, при помощи которых образовались глагольные основы от имен, давно и полностью утра-

9

тили продуктивность» .

Нет единого мнения среди тюркологов и о происхождении аффикса гъа-ру/къару, который выступает в составе довольно большого количества наречий. Так, В. В. Радлов и Э. В. Севортян считали его составным -гъа/къа (афф. дат. пад.) + -ру (наречный афф.)10, С. Дуран - результатом переразложения деепричастий (ср. таш - ыв -ар - у > ташкъару, iч - к эру > iчкэруn, Н. П. Дыренкова и А. З. Аб-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

дуллаев - развившимся из самостоятель-

12

ного слова . Мы придерживаемся мнения А. М. Щербака, который считает, что этот аффикс образовался от -гъару/-къару следующим образом: -гъару > -гъар > -а, т. е. афф. -гъару/къару был постепенно вытеснен афф. -гъъа/-къаР.

Спорной остается также этимология афф. -тын/-тин. По мнению М. А. Хаби-чева, это афф. древнего продольного па-дежа14. Н. К. Дмитриева и Э. В. Севортян считают его остатком старого (уйгурско-чагатайского) исходного падежа на -дын/ -дин15. Если учесть, что этот аффикс во многих современных тюркских языках употребляется в значении исходного падежа (ср.: караим. йогъартын, карач.-балк. огъартын, хакас. чагъартын» «сверху», кирг. илгертин «издавна», хакас. пеертин «отсюда», аартын «отсюда» и др.), то нельзя не согласиться с мнением Н. К. Дмитриева и Э. В. Севортяна.

Вторая разновидность наречий -изолированных форм пространственных падежей имен семантически и по своему морфологическому оформлению связана с другими частями речи. Такие наречия разлагаются на отдельные морфемы, поэтому называются производными. Они состав-

ляют основной фонд наречий тюркских языков и с небольшими фонетическими отклонениями имеют общетюркское распространение. Из них наиболее широко бытуют следующие: алгъа «вперед», «сначала», «сперва»; артгъа «назад, обратно»; артдан «сзади, позади», «оттуда», «потом», «после»; анда «там»; мында «здесь»; андан «оттуда»; мындан «отсюда»; узакъ-гъа «вдали, вдалеке, далеко», жангыдан «снова, вновь, заново»; копке «надолго», солгъа «налево, влево».

Таким образом, одной из особенностей словообразовательной структуры наречий в тюркских языках является наличие довольно значительной группы изолированных форм и лексикализован-ных древних и живых падежных форм имен, а также некоторых деепричастных форм имен. Из современных падежных форм в качестве наречия изолируются формы пространственных падежей. В дальнейшем по аналогии с наречиями - изолированными падежными формами имен - образовались другие наречия, минуя процесс изоляции собственно падежной формы. В этих наречиях падежный аффикс выступает уже как словообразующий элемент.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Баскаков Н.А. Каракалпакский язык. М., 1952. Ч. 1. С. 218.

2 Малов С. Е. Памятники древнетюркской письменности. М.; Л.,1951; Малов С. Е. Енисейская письменность тюрков. М.; Л., 1952.

3 Radloff W. Die alttürkischen Inseriften der Mongolai Neue Folge, St.-Petersburg. 1897. Р. 84-85; Kotwicz W. Studia nad jezykami altaiskimi. Krakow, 1953. Р. 288-289; Brockelmann G. Östtürkische Grammatik der islamischen Literatursprachen Mittelasiens. Leiden, 1954. N 147(d). Р. 157; Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание. Морфология. М., 1957. С. 45, 53; Räsänen M. Materialen zur Morphologie der türkischen Sprachen. Helsinki, 1957. Р. 63-64; Menges K. H. The Turkie languagues and peoples. Wisbaden, 1968. Р. 115 и др.

4 Radloff W. Op. cit. Р. 85; Дмитриев Н. К. Наречие места в туркменском языке // Памяти академика Л. В. Щербы. Л., 1951. С. 157.

5 Grönbek K. Der Türkischen Sprachen. I. Kopenhagen, 1936. Р. 40.

6 Zajanczkowski A. Sufiksy imienne i czasownikowe 2 jezyki Zahodnio - Karaimskim. Krakow, 1932. Р. 166

7 Deny J. Grammaire die la langue (dialecte osmanli). Paris, 1920. Р. 604; Ашнин Ф. Д. Об этимологии азербайджанских, гагаузских, крымско-татарских и турецких имен типа bura (бура) «это место» // Тюркологические исследования. М.; Л., 1963.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

8 Щербак А. М. Сравнительная грамматика тюркских языков (имя). Л., 1977. С. 42.

9 Там же. С. 43.

10 Radloff W. Op. cit. Р. 31, 32, 65; Севортян Э. В. Аффиксы глагольного словообразования в азербайджанском языке (опыт сравнительного исследования). М., 1962.

11 Duran S. Türkcede cibet ve mekan gosteren ek ve sozler // TZAV. Belleteu, 1956. Р. 4-5.

12 Дыренкова Н. П. Грамматика хакасского языка. М.; Л., 1963. С. 12; Абдуллаев А. З. Турк диллеринде iэнлук Ьа шэкилжинин мэншери Ьагында // Уч. зап. АзГУ. 1969. № 3-4. С. 116.

13 Щербак А. М. Указ соч. С. 49.

14 Хабичев М. А. О чем говорят лексические заимствования // Тюркологический сборник. Черкесск, 1967. С. 76-92.

15 Дмитриев Н. К. Грамматика башкирского языка. М.; Л., 1948. С. 116; Севортян Э. В. Словообразование в тюркских языках // Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Т. 2: Морфология. М., 1956. С. 55.