Научная статья на тему 'Изучение литературных архивных материалов как способ понимания творческого метода композитора (на примере либретто оперы М. М. Ипполитова-Иванова "Нестан Дареджан")'

Изучение литературных архивных материалов как способ понимания творческого метода композитора (на примере либретто оперы М. М. Ипполитова-Иванова "Нестан Дареджан") Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
149
13
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ / НАУЧНАЯ РАБОТА / ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ КОМПОЗИТОРА / ЛИБРЕТТО ОПЕРЫ "НЕСТАН ДАРЕДЖАН" М.М. ИППОЛИТОВА-ИВАНОВА / ПОЭМА "ВИТЯЗЬ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ" Ш. РУСТАВЕЛИ / MUSICAL EDUCATION / ARCHIVE MATERIALS / SCIENTIFIC WORK / COMPOSER'S CREATIVE LAB / LIBRETTO OF THE OPERA "NESTAN DAREDGAN" / M.M. IPPOLITOV-IVANOV / SH. RUSTAVELLI'S POEM "THE KNIGHT IN THE PANTHER'S SKIN"

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Ромащук И.М.

Для освоения методологии научно-исследовательской работы в системе профессионального музыкального образования важно знать принципы подхода к изучению рукописных материалов. Автор статьи обращается к тексту либретто оперы «Нестан Дареджан» М.М. Ипполитова-Иванова, который сохранился в архиве композитора, и анализирует его в соотнесении с поэмой Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре» в русском переводе. Обращено внимание на процесс создания будущего произведения, начиная с вариантов либретто. Рассмотрены рукописи разрозненных текстов либретто «Нестан Дареджан» из архивных фондов Российского национального музея музыки в Москве и Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Затронуты вопросы истории введения в литературный обиход русского общества поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Изучено содержание либретто, подстрочный перевод которого принадлежит Вано Мачабели (1854-1928), известному грузинскому литератору и историку, другу М.М. Ипполитова-Иванова. Акцентировано внимание на тщательно продуманной литературной основе оперы. Подчёркнуто стремление композитора раскрыть центральную тему произведения, связанную с образами двух главных героев Тариэля и Нестан Дареджан, отказавшись от других сюжетных мотивов. Охарактеризованы композиционные черты либретто, представлены намеченные музыкальные эпизоды и предполагаемая сценография. Контекст исследования составили сведения о творчестве композитора, эпистолярий, воспоминания современников.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Studying of the Archive Literary Materials as the Way of Understanding the Creative Method of the Composer (On the Example of the Libretto Opera “Nestan Daredgan” by M.M. Ippolitov-Ivanov)

To master the methodology of scientific work in the system of professional music education it is important to know the principles of the approach to studying written materials. The author of the article turns to the text of the libretto of the opera “Nestan Daredgan” by M.M. Ippolitov-Ivanov. It is preserved in the composer’ archive. The author analyses it comparing to the poem by Sh. Rustaveli “The Knight in the Panther’s Skin” in the Russian translation. Attention is paid to the process of creating the future piece of music beginning with variants of libretto. Written manuscripts of parts of texts from the archive funds of Moscow (Russian national Museum of music) and St. Petersburg’s (The National Library of Russia) are considered. The author refers to the problem of the history of introducing the poem to the Russian society. The content of the libretto is studied, whose word by word translation was made by Vano Machabely (1854-1928), a well-known Georgian literary worker and historian, M.M. Ippolitov-Ivanov’s friend. Thouroughly thougt over literary basis of the opera is emphasized. The aim of the composer to reveal the central topic of the opera connected with the images of the two main characters -Tariel and Nestan Daredgan and his rejection of the other plot lines, is pointed out in the article. Compositional features of the libretto are characterized. Supposed scenography and musical episodes are presented. The context of the article consists of some facts about the composer’s creation, memoirs of the contemporaries and epistolary.

Текст научной работы на тему «Изучение литературных архивных материалов как способ понимания творческого метода композитора (на примере либретто оперы М. М. Ипполитова-Иванова "Нестан Дареджан")»

ИЗУЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ КАК СПОСОБ ПОНИМАНИЯ ТВОРЧЕСКОГО МЕТОДА КОМПОЗИТОРА (на примере либретто оперы М. М. Ипполитова-Иванова «Нестан Дареджан»)

И. М. Ромащук,

Государственный музыкально-педагогический институт имени М. М. Ипполитова-Иванова, Москва, Российская Федерация, 109147

Аннотация. Для освоения методологии научно-исследовательской работы в системе профессионального музыкального образования важно знать принципы подхода к изучению рукописных материалов. Автор статьи обращается к тексту либретто оперы «Нестан Дареджан» М. М. Ипполитова-Иванова, который сохранился в архиве композитора, и анализирует его в соотнесении с поэмой Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре» в русском переводе. Обращено внимание на процесс создания будущего произведения, начиная с вариантов либретто. Рассмотрены рукописи разрозненных текстов либретто «Нестан Даред-жан» из архивных фондов Российского национального музея музыки в Москве и Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Затронуты вопросы истории введения в литературный обиход русского общества поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Изучено содержание либретто, подстрочный перевод которого принадлежит Вано Мача-бели (1854-1928), известному грузинскому литератору и историку, другу М. М. Ипполитова-Иванова. Акцентировано внимание на тщательно продуманной литературной основе оперы. Подчёркнуто стремление композитора раскрыть центральную тему произведения, связанную с образами двух главных героев - Тариэля и Нестан Дареджан, отказавшись от других сюжетных мотивов. Охарактеризованы композиционные черты либретто, представлены намеченные музыкальные эпизоды и предполагаемая сценография. Контекст исследования составили сведения о творчестве композитора, эпистолярий, воспоминания современников.

85

Ключевые слова: музыкальное образование, архивные материалы, научная работа, творческая лаборатория композитора, либретто оперы «Нестан Дареджан» М. М. Ипполитова-Иванова, поэма «Витязь в тигровой шкуре» Ш. Руставели.

STUDYING OF THE ARCHIVE LITERARY MATERIALS AS THE WAY OF UNDERSTANDING THE CREATIVE METHOD OF THE COMPOSER (on the Example of the Libretto Opera "Nestan Daredgan" by M. M. Ippolitov-Ivanov)

Inna M. Romashchuk,

The State Musical Pedagogical Institute named after M. M. Ippolitov-Ivanov, Moscow, Russian Federation, 109147

86

Abstract. To master the methodology of scientific work in the system of professional music education it is important to know the principles of the approach to studying written materials. The author of the article turns to the text of the libretto of the opera "Nestan Daredgan" by M. M. Ippolitov-Ivanov. It is preserved in the composer' archive. The author analyses it comparing to the poem by Sh. Rustaveli "The Knight in the Panther's Skin" in the Russian translation. Attention is paid to the process of creating the future piece of music beginning with variants of libretto. Written manuscripts of parts of texts from the archive funds of Moscow (Russian national Museum of music) and St. Petersburg's (The National Library of Russia) are considered. The author refers to the problem of the history of introducing the poem to the Russian society. The content of the libretto is studied, whose word by word translation was made by Vano Machabely (1854-1928), a well-known Georgian literary worker and historian, M. M. Ippolitov-Ivanov's friend. Thouroughly thougt over literary basis of the opera is emphasized. The aim of the composer to reveal the central topic of the opera connected with the images of the two main characters -Tariel and Nestan Daredgan - and his rejection of the other plot lines, is pointed out in the article. Compositional features of the libretto are characterized. Supposed scenography and musical episodes are presented. The context of the article consists of some facts about the composer's creation, memoirs of the contemporaries and epistolary.

Keywords: musical education, archive materials, scientific work, composer's creative lab, libretto of the opera "Nestan Daredgan", M. M. Ippolitov-Ivanov, Sh. Rustavelli's poem "The Knight in the Panther's Skin".

Введение

Формирование у будущих музыковедов профессиональных компетенций, необходимых для работы с архивными материалами, происходит как в рамках изучения ряда спе-

циальных дисциплин («История музыки», «Источниковедение» и др.), так и в научно-исследовательской работе, прежде всего — в процессе написания курсовых и выпускных квалификационных работ, а в дальнейшем

и научно-квалификационной работы (диссертации) на соискание учёной степени кандидата наук. Безусловно, данная учебная деятельность нуждается в музыковедческом обосновании. Существуют исследования, посвя-щённые вопросам либреттологии [1; 2], в ряде современных публикаций можно найти описания практического применения методик изучения архивных фондов [3—7], но вопрос о подходах к интерпретации фактов, полученных на этой основе, до сих пор остаётся недостаточно раскрытым. В данной статье ставится задача предложить на конкретном примере некоторые возможные пути решения этой проблемы.

Изучение рукописей, сохранившихся среди архивных документов, подчас не ведёт к целостному представлению о произведении, над которым работал композитор. Бывает так, что существует эскиз, намеченный план развития материала — и всё. Правомерен вопрос: надо ли в таком случае изучать и вводить в научный обиход документы, составляющие своего рода фонд нереализованного?

Нельзя не согласиться, что если речь идёт о выдающейся личности, то здесь каждая мелочь имеет значение, каждый «листок из альбома» будет включён в орбиту исследований. А если это забытое имя, мало известное или неизвестное — как быть тогда? Оставлять в стороне незначительные на первый взгляд документы и идти дорогой привлечения внимания к крупным достижениям автора? Наверное, именно так — от большого к частному — чаще всего идёт процесс восстановления забытого. Однако интерес к тому, что на-

всегда останется в архиве и в прошлом времени, вызывает особое чувство прикосновения к личностным, волнующим автора мотивам и образам, а нередко существенно дополняет уже сложившееся представление о композиторе и судьбе его произведений, о творческом методе мастера.

Из архива М. М. Ипполитова-Иванова: либретто оперы «Нестан Дареджан»

В процессе работы с архивными материалами М. М. Ипполитова-Иванова, прежде всего с оперными партитурами, так и произошло: параллельно открывались и крупные, завершённые автором работы, и только намеченные. Причём последних немало, начиная от задуманной композитором оперы «Пережнихи» по народному преданию до интересовавшего композитора многие годы сюжета поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Так на столе исследователя оказались варианты либретто предполагаемых сочинений с пометами автора, касающимися музыки.

Имя М. М. Ипполитова-Ивано- 87 ва — особое, оно известно, но фактически остаётся неким условным знаком: БЫЛ. А что же представляет собой его творчество, как оно формировалось в условиях вхождения юного композитора в «Могучую кучку», когда кружок уже распадался, в процессе обучения у Римского-Корсакова, в период его пребывания в Тифлисе (в течение 10 лет, вплоть до 1893 года), когда произошла знаменательная встреча выпускника Петербургской консерватории с П. И. Чайковским, высоко ценившим его талант?

Здесь остановимся и уточним: время пребывания композитора

в Тифлисе определило всю его дальнейшую разностороннюю деятельность — дирижёра, педагога, просветителя, этнографа, музыкально-общественного деятеля, руководителя. По сути, организовав на должном уровне процесс обучения музыкантов в Тифлисе, создав оркестр, реформировав оперный театр, М. М. Ипполитов-Иванов вышел на стезю крупного деятеля отечественной культуры, который и сохранял традиции, и открывал новые пути в разных областях искусства, поскольку одним из первых начал писать музыку к немым фильмам, а затем и к звуковому («Кара-Бугаз»), осваивал возможности радио (опера «Женитьба» мыслилась им как радиоопера), пробовал соединить народный солирующий инструмент с симфоническим оркестром, использовал духовные мотивы и образы в опере и в вокальных сочинениях, значительно расширил круг инонациональных фольклорных истоков в русской музыке.

Сохранив на всю жизнь особое отношение к грузинской культуре, 88 М. М. Ипполитов-Иванов в начале 1920-х годов, находясь в поисках нового сюжета для оперы, обращается к поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». По преданию, автор поэмы — певец из месхетского села Руста-ви [8, с. 21]. Он получил образование в Греции, в конце жизни уехал в Иерусалим и умер в одном из грузинских монастырей. Поэт хорошо знал философию и литературу Греции, поэмы Гомера, иранскую и арабскую литературу, цитировал персидские произведения. Характерно, что одна из первых грузинских опер, поставленная в 1919 году, — «Сказание о Шота Руставели» Дмитрия Аракишвили (1873—1953).

Есть и другая версия, в соответствии с которой автор поэмы — алан Дави-Сослан, муж царицы Тамары [Там же, с. 5-20]. Время создания поэмы установлено также весьма приблизительно: конец XII — начало XIII века, то есть период царствования царицы Тамары (1184—1213), время ренессанса грузинской культуры.

Этот сюжет был в своё время подсказан композитору Харлампием Ивановичем Саванелли (1842—1890), одним из основателей музыкальной школы, а затем училища и отделения Императорского Русского музыкального общества (ИРМО) в Тифлисе. В 1885 году композитор намеревался написать оперу «Барсова кожа», подстрочный перевод фрагментов поэмы сделал Вано Мачабели. Очевидно, композитор не знал, что ещё в середине XIX века фрагменты поэмы перевёл на русский язык Ипполит Барт-динский, а полностью перевод был сделан царевичем Окропиром (1855), сыном последнего грузинского царя Георгия XII из династии Багратионов. Только в 1930-е годы появился перевод К. Д. Бальмонта, назвавшего сочинение Руставели «лучшей поэмой любви», «радугой любви», «огневид-ным мостом», «связующим небо и землю» [Там же, с. 21]. Существуют также переводы Георгия Цигарелли, Николая Заболоцкого, а переводы отдельных глав («сказы») делали В. Державин, П. Антокольский, Е. Евтушенко.

Ещё будучи в Тифлисе, в 1890 году, композитор не мог пропустить премьеру пьесы К. Месхи «Витязь в тигровой шкуре», созданную на основе поэмы Руставели. К тому же уже существовали переводы поэмы на немецкий и английский языки, и, поскольку В. М. Зарудная, замеча-

тельная певица и жена композитора, хорошо владела иностранными языками, она могла познакомить Иппо-литова-Иванова с текстом этого произведения более подробно.

Во всяком случае, его не оставляла мысль создать музыкально-театральное произведение на этот сюжет. В письме к М. Л. Пресману от 6 мая 1924 года из Москвы [9, с. 200-201] М. М. Ипполитов-Иванов сообщает, что летом 1924 года он намеревается завершить оперу-балет «Барсова кожа», для которой он написал «Тюркский марш» для большого симфонического оркестра (ор. 55), посвятив его композитору и дирижёру Вячеславу Ивановичу Суку. «Тюркский марш» впервые был издан в Москве (Музсектор Госиздательства) в 1926 году, переиздан в 1932 году. Рукопись хранится в Российском национальном музее музыки [10].

Есть сведения [9, с. 200], что Ипполитов-Иванов писал (написал? не завершил?) оперу, балет или оперу-балет «Нестан Дареджан». Однако ни в московском, ни в петербургском архивах композитора не обнаружено нотных рукописей, обращённых к известному сюжету Шота Руставели. Есть только черновой автограф первоначального плана либретто на трёх листах (написан карандашом) [11]. Сохранились и два варианта либретто на 12 листах [12]. В одном случае тексту дано такое название: «"Нестан Дареджан". Эпизод из поэмы "Барсова кожа" Шота Руставели в 4 актах, 5 картинах. Подстрочный перевод Вано Мачабели. Либретто и музыка Ипполитова-Иванова». Указана и дата — март 1923 года. Другой вариант либретто имеет краткое название «Нестан

Дареджан» и датирован 10 сентября 1924 года [13].

Если сравнить развёрнутый текст и набросок либретто, то станет ясно, что основные моменты действия были намечены уже в плане пятиактной оперы. Но о содержании

3-го действия ничего не говорится, тогда как 1-й акт был определён в виде шумного народного праздника; 2-я картина — характеристика Нареджан. Контрастны две картины 2-го акта: из садов аравийской принцессы Тинатин действие переносится в пещеру, ставшую жилищем Та-риэлю. Третье действие — пропуск.

4-й акт — набережная богатого восточного города. И в 5-м действии — развязка: крепость взята, Тариэль и Нестан вместе. Наконец, ещё один важный момент — включение так называемой «живой картины»: «На троне сидит Нестан Дареджан». Это обращение к весьма важному в прошлом атрибуту оперного спектакля, когда после завершения представления по сцене медленно «проплывает» «живая картина», которую всегда оп так ждала публика, заполнявшая 89 верхние ярусы театра. Интересно, что Ипполитов-Иванов ввёл в либретто и образ продавца птиц, который, скорее всего, является alter ego автора, осуществляющего свою мечту (как известно, птица — символ мечты, вдохновения, воображения). Возможно, появление этого образа связано с получившей широкую известность в России в конце XIX века опереттой Карла Целлера «Продавец птиц» и служит указанием на определённую общность народного колорита с ведущей лирической темой.

Из поэмы Руставели, включающей 33 «сказа» (глав), 13 «посланий»,

Завещание Автандила и его Молитву, композитор взял главную тему — историю выстраданной любви Нестан и Тариэля. Похищение Даред-жан, её поиски, помощь Автандила и в итоге победа добра над злом — всё это так напоминает оперу Глинки «Руслан и Людмила», написанную на сюжет одноимённой поэмы Пушкина. В стороне осталась ещё одна трогательная история любви — аравийской царевны Тинатин и витязя Автандила. В либретто в списке действующих лиц имя Тинатин даже не указано. Вместо последовательного развёртывания разветвлённой фабулы поэмы — концентрация внимания на судьбе двух главных персонажей поэмы.

Как же вырисовывается композиция либретто? Начало — славление полководца Тариэля-победителя. И здесь же сцена с царствующим Пар-саданом, который мечтает выдать замуж единственную дочь Нестан за сына своего доброго соседа Хваразми-ле. Композитор намечает здесь сцену пп встречи победителя — с маршем, тан-90 цами пленных, трубными сигналами, хором народа «Слава Тариэлю!», Многолетием (ремарка: «по ступенькам шатра размещаются трубачи, по три с каждой стороны шатра. Во время марша войска проходят перед шатром» [12, л. 2]). В конце 1-й картины — сцена Тариэля, его монолог: «За что меня судьба так страшно наказу-ет? Ужель моя любовь к Нестан преступна?» И клятва полководца: «Пока в руке держу я меч, пока я верю в свой народ, я докажу, что чужеземцу престол наш славный не занять!» [Там же, л. 6 (об.)] (явные переклички с известными оперными сюжетами). В завершение композитор намечает

трио Тариэля, Нестан и её служанки Асмат, которое начинается со слов «О горе мне» (ремарка — «вместе»).

Декорации 2-й картины должны были представлять роскошно убранную комнату Нестан. Сцена с Тариэ-лем — драматический диалог главных героев: Нестан укоряет Тариэля, называет его трусом, лжецом, изменником, поскольку он не стал препятствовать её браку с чужеземцем. Девушки, которые развлекали Нестан песнями и танцами, уходят, а воспитательница Дареджан Давара приказывает продать Нестан в рабство: «Ты обрекла своим безумством на смерть того, кто должен быть твоим супругом, ты планы все нарушила мои! В отмщение за всё ты мной в неволю будешь продана и там окончишь жизнь свою бесславно!»

Клятвой Тариэля завершается 2-я картина 1-го акта: «...я обойду весь мир земной, но я найду мою Нестан родную иль не вернусь живым домой!» [Там же, л. 6 (об.)] (и вновь прямые ассоциации со сценами клятв, например клятвы Германа в «Пиковой даме» Чайковского).

Во 2-м акте действие переносится в глубокую пещеру. Рядом с Тариэ-лем верная служанка Нестан — Ас-мат; здесь же оказывается и рыцарь Автандил, который послан своей невестой найти юношу в шкуре барса и уже третий год не может выполнить её наказ.

Встреча Тариэля и Автандила — это их развёрнутый рассказ-диалог, который заканчивается тем, что Ав-тандил открывает одну за другой двери, находящиеся в глубине пещеры (явный разворот к сюжету одноактной оперы Б. Бартока «Замок герцога Синяя борода»). За первой две-

рью — золото и драгоценные камни, за второй — оружие, шлемы, кольчуги, «но взять их может только тот, кто на каджей пойдёт войной» [Там же, л. 9]. Из третьей двери выходят дэвы-воины. Все вместе они отправляются на поиски Нестан Дареджан. Ремарка в конце 2-го акта: «Вдали показывается ярко освещённый солнцем замок, в котором заключена Нестан» [Там же].

Третье действие разворачивается на площади в городе Гульнашаро. Ремарка: «Шумная толпа восточного города, продавцы птиц, цветов, драгоценных камней» [Там же, л. 9 (об.)]. Намечена танцевальная сюита цветов (жасмин, лилии, лотосы) — новая попытка композитора осуществить идею создания сцены с цветами, как и в сюжете неосуществлённой оперы «Хризантем». С появлением ладьи с находящейся в ней Нестан в либретто связана песня каджей. Между развёрнутыми массовыми сценами — диалоги Нестан и Фатьмы, Автанди-ла и Фатьмы. Конец действия — трио Автандила, Фатьмы и полководца Придана с таким текстом: «О, сердце дивное, как путеводная звезда она для нас вдали мерцает, и скоро для любви, как солнце, засияет. Вперёд к желанной цели!» [Там же, л. 12].

Финал оперы предстаёт в виде развёрнутой сцены-монолога Нестан Дареджан. Она мысленно разговаривает с Тариэлем. Слышны звуки битвы. Затемнение. Затем яркий луч высвечивает Тариэля и Нестан. Они стоят обнявшись. В рукописи ремарка: «Начинается рассвет и переходит в яркое солнечное утро» [Там же, л. 12 (об.)]. Хоровая сцена «Слава миру светлому!» должна была стать завершением оперы.

В поэме Ш. Руставели действие разворачивается в Аравии, Индии, Хорезме. В либретто указано очень общо: «Действие происходит в приморском царстве в доисторические времена».

В поэме есть ряд исторических фактов, например возведение на престол царевны Аравии Тинатин её отцом Ростеваном. Так и грузинский царь Георгий III ещё при своей жизни сделал царицей единственную дочь Тамару. Таким образом, история и фантастика, эпическое и лирическое начала переплетены в либретто «Нестан Дареджан». Здесь существенны явные переклички с русской классикой («Руслан и Людмила»). Совершенно очевидно, что многое в сюжете поэмы о Нестан и Тариэле и в либретто, созданном М. М. Ипполи-товым-Ивановым, напоминает историю любви героев поэмы классика иранской литературы Низами «Лей-ли и Меджнун» и соответственно перекликается с содержанием одноимённой оперы У. Гаджибекова, созданной в 1908 году. Позже на этот же сюжет были написаны балет С. Бала- 91 саняна (1964), симфоническая поэма (1947) и балет (1969) Кара Караева.

Возникают также параллели с сюжетом оперы «Абесалом и Этери» (1919) Захария Палиашвили, которую Ипполитов-Иванов высоко ценил и способствовал её постановке на сцене Большого театра (премьера прошла в 1939 году, уже после смерти М. М. Ипполитова-Иванова). Опера написана по мотивам грузинского сказания «Этериани» с использованием стихов Ш. Руставели. Есть точки соприкосновения с сюжетом оперы М. Баланчивадзе «Дареджан коварная», поставленной в Тбилиси

92

в 1926 году (в ней мотивы поэмы Руставели не использованы). Заметим также, что образы поэмы Шота Руставели нашли своё воплощение в опере Ш. Мшевелидзе в 4 действиях и 7 картинах «Сказание о Тариэ-ле» (либретто А. Пагавы), поставлен -ной в Тбилиси в 1946 году. В отличие от сюжета, разработанного Ип-политовым-Ивановым, в опере Мше-велидзе речь идёт о любви и судьбе не только Нестан и Тариэля, но также Тинатин и Автандила.

О чём это свидетельствует? Прежде всего о том, что М. М. Ипполитов-Иванов не боялся «повторить» опыт предшественников и современников, показать возможности использования традиций на новом материале, чувствуя необходимость поддерживать линию в искусстве, ведущую к утверждению общечеловеческих ценностей.

Сравнение поэмы Ш. Руставели и либретто М. М. Ипполитова-Ива-нова заставляет признать: композитор был талантливым оперным драматургом, мастером, который умел извлекать из обширного литературного материала главное, стремился к сценичности, театральности, лаконизму текста и опирался на традиции классического искусства и народного творчества.

Заключение

Либретто по поэме Шота Руставели, написанное самим композитором, даёт представление о том, как начинал работать автор над произведением, что важно для понимания творче-

ского метода мастера. И этот опыт композитора может быть интересен тем, кто погружён в сферу либретто-логии. Не говоря уже о том, что факт работы М. М. Ипполитова-Иванова над сюжетом поэмы Руставели, занявшей высокое место в мире искусства своего времени, является ещё одним дополнением к вопросу о том, как соотносятся художественные искания конкретной творческой личности в эпоху, когда интересны были совсем другие темы и образы.

Известно, что рукопись поэмы Шота Руставели не сохранилась. Она дошла до нас благодаря спискам ХУГ—ХУП веков. Нет среди материалов в архивах М. М. Ипполитова-Иванова в Москве и Петербурге и нотного текста «Нестан Дареджан». Но сохранился текст написанного им либретто — художественный документ времени жизни композитора, который в каждом из своих осуществлённых, незавершённых или только задуманных музыкально-театральных проектов стремился выйти на воплощение всепобеждающей темы любви.

Рассмотренный пример подтверждает целесообразность изучения будущими музыковедами архивных материалов в процессе освоения музыкально-исторических дисциплин и прохождения научно-исследовательской практики. Это важно для понимания не только творческого метода отдельных композиторов, но и всего исторического контекста, определявшего специфику замыслов художественных произведений.

Статья выполнена в контексе направления научных исследований «Оперное творчество М. М. Ипполитова-Иванова» кафедры «Музыковедение и композиция», утверждённого в Федеральном государственном бюд-

жетном образовательном учреждении высшего образования «Государственный музыкально-педагогический институт имени М. М. Ипполито-ва-Иванова» (ГМПИ имени М. М. Ипполитова-Иванова).

The article is completed in the context of the direction of scientific resesrch "Opera creation of M. M. Ippolitov-Ivanov", affirmed by the Federal State Budget Educational Institution "Musical Pedagogical Institute named after M. M. Ippolitov-Ivanov" (GMPI named after M. M. Ippolitov-Ivanov).

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гинзбург, Г. И. О перспективах либретто-логии [Текст] / Г. И. Гинзбург // Музыкальный театр ХХ века: События, проблемы, итоги, перспективы / ред.-сост. А. А. Баева, Е. Н. Куриленко. - М. : Еди-ториал УРСС, 2004. - С. 244-249.

2. Данько, Л. Г. С. С. Прокофьев в работе над «Дуэньей» (создание либретто) [Текст] / Л. Г. Данько // Черты стиля Прокофьева / сост. и ред. Л. Г. Бергер. - М. : Советский композитор, 1962. - C. 82-115.

3. Зелов, Н. С., Малинина, Г. М. Русские музыкальные архивы за рубежом, зарубежные музыкальные архивы в России [Текст] / Н. С. Зелов, Г. М. Малинина // Отечественные архивы. - 2015. - № 3. -С. 131.

4. Ромащук, И. М. По страницам эскизов А. К. Лядова [Текст] / И. М. Ромащук // Непознанный А. К. Лядов : сборник статей и материалов / ред.-сост. Т. А. Зайцева. - Челябинск : MPI, 2009. - С. 94-105.

5. Космовская, М. Л. «Русская музыкальная газета» и архив Н. Ф. Финдейзена о деятельности А. Н. Скрябина [Текст] / М. Л. Космовская // Учёные записки: Электронный научный журнал Курского государственного института. - 2008. -№ 2 (6). - С. 181-184.

6. Аникеенко, С. В. Историографические проблемы творчества М. Ф. Гнесина [Текст] / С. В. Аникеенко // Учёные записки Российской академии музыки им. Гнесиных. - 2016. - № 4 (19). -С. 75-85.

7. Алексеев-Борецкий, А. А. Архив Николая Ивановича Зарембы: поиски и находки [Текст] / А. А. Алексеев-Борецкий //

Мшгсш (Музыкальный): Вестник Санкт-Петербургскоой государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. -2011. - № 2 (26). - С. 4-7.

8. Руставели, Ш. Витязь в тигровой шкуре [Текст] / Шота Руставели ; пер. с груз. К. Д. Бальмонта. - М. : Художественная литература, 1937. - От редакции. -С. 5-20 ; Из предисловия переводчика. -С. 21-23.

9. Ипполитов-Иванов, М. М. Письма. Статьи. Воспоминания [Текст] / М. М. Ипполитов-Иванов ; сост. Н. Соколов. - М. : Советский композитор, 1986. - 360 с.

10. Ипполитов-Иванов, М. М. Тюркский марш / М. М. Ипполитов-Иванов // Российский национальный музей музыки. -Ф. 2. - Ед. хр. 10166.

11. Ипполитов-Иванов, М. М. «Нестан Да-реджан». «Барсова кожа». Опера в 4 актах, 5 картинах. 1923-1924 гг. Первоначальный план либретто по поэме Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре». [Черновой автограф, карандаш] [Текст] / М. М. Ипполитов-Иванов // Российская национальная библиотека. - Ф. 320. -Оп. 1. - Ед. хр. 380.

12. Ипполитов-Иванов, М. М. Нестан Даред-жан. Эпизод из поэмы «Барсова кожа» Шота Руставели в 4 актах, 5 картинах. Подстрочный перевод Вано Мачабелли. Либретто и музыка Ипполитова-Иванова. Либретто [Текст], Москва, март, 1923 / М. М. Ипполитов-Иванов // Российская национальная библиотека. - Ф. 320. -Оп. 1. - Ед. хр. 379.

13. Ипполитов-Иванов, М. М. Нестан Даред-жан. Либретто (текст). Черновой автограф, чернила и карандаш. Москва, 10 сентября 1924 г. [Текст] / М. М. Ипполи-

93

тов-Иванов // Российская национальная библиотека. - Ф. 320.- Оп. 1. -Ед. хр. 377. - 12 л.

14. Ахметели, А. Письмо М. М. Ипполитову-Иванову по поводу либретто оперы «Нестан Дареджан». 13 июня, 1925 г. [Текст] / М. М. Ипполитов-Иванов // Российская национальная библиотека. - Ф. 320. -Оп. 1. - Ед. хр. 431. - 1 л.

15. Ипполитов-Иванов, М. М. Воспоминание о деятельности М. М. Ипполитова-Иванова в Грузии [Текст] / М. М. Ипполитов-Иванов // Российский национальный музей музыки. - Ф. 2. - Ед. хр. 10323. -3 л., машинопись [Б. м.].

16. Мшвелидзе, А. Очерки по истории музыкального образования в Грузии [Текст] / А. Мшвелидзе. - М. : Советский композитор, 1971. - 232 с.

17. Ипполитов-Иванов, М. М. Письмо Н. Н. Че-репнину, Москва, 7 ноября 1920 [Текст] / М. М. Ипполитов-Иванов // Российская национальная библиотека. - Ф. 320. -Оп. 1. - Ед. хр. 428. - 3 л.

REFERENCES

1. Ginzburg G. I. O perspektivakh librettologii [About the prospects of Librettology]. Muzykal'nyj teatr XX veka: Sobytiya, prob-lemy, itogi, perspektivy [Musical theater of the XX century: Events, problems, results,

0Л prospects]. Editors-compilers A. A. Baeva, 94 E. N. Kurilenko. Moscow: Editorial URSS Publ., 2004, pp. 244-249 (in Russian).

2. Dan'ko L. G. S. S. Prokof'ev v rabote nad "Duen'ej" (sozdanie libretto) [Prokofiev at work on "Duenia" (creating of the libretto)]. Cherty stilya Prokof'eva [Prokofiev style traits]. Editor and compiler L. G. Berger. Moscow: Sovetskij kompozitor Publ., 1962, pp. 82-115 (in Russian).

3. Zelov N. S., Malinina G. M. Russkie muzykal'nye arkhivy za rubezhom, zaru-bezhnye muzykal'nye arkhivy v Rossii [Russian musical archives abroad, foreign musical archives in Russia]. Otechestvennye arkhivy, 2015, no. 3, p. 131 (in Russian).

4. Romashchuk I. M. Po stranitsam eskizov A. K. Lyadova [Through the pages of sketches by A. K. Liadov]. Nepoznannyj A. K. Lyadov: sbornik statej i materialov.

Editor-compiler T. A. Zajtseva. Chelyabinsk: MPI Publ., 2009, pp. 94-105 (in Russian).

5. Kosmovskaya M. L. "Russkaya muzykal'-naya gazeta" i arkhiv N. F. Findejzena o deyatel'nosti A. N. Skryabina ["Russian musical newspaper" and N. F. Findeizen's archive about A. N. Skriabins activities]. Uchenye zapiski. Elektronnyj nauchnyj zhur-nal Kurskogo gosudarstvennogo instituta [Scientific Notes: the online academic journal of Kursk State Institute], 2008, no. 2 (6), pp. 181-184 (in Russian).

6. Anikeenko S. V. Istoriograficheskie proble-my tvorchestva M. F. Gnesina [Histoio-graphic problems of M. F. Gnesin's creation]. Uchenye zapiski Rossijskoj akademii muzyki im. Gnesinykh [Scholarly papers of Russian Gnesins Academy of Music], 2016, no. 4 (19), pp. 75-85 (in Russian).

7. Alekseev-Boretsky A. A. Arkhiv Nikolaya Ivanovicha Zaremby: poiski i nakhodki [Nikolai Ivanovich Zaremba's archive: search and findings]. Musicus (Muzykal'nyj). Vestnik Sankt-Peterburgskooj gosudarstven-noj konservatorii im. N. A. Rimskogo-Korsa-kova [Musicus: Bulletin of the Saint-Petersburg Rimsky-Korsakov State Conservatory], 2011, no. 2 (26), pp. 4-7 (in Russian).

8. Rustavely Sh. Vityaz' v tigrovoj shkure [The Knight in the Panther's kin]. Translated from Georgian by K. D. Bal'mont. Moscow: Khu-dozhestvennaya literatura Publ., 1937, pp. 5-23 (in Russian).

9. Ippolitov-Ivanov M. M. Pis'ma. Stat'i. Vo-spominaniya [Letters. Articles. Memoir]. Compiler N. Sokolov. Moscow: Sovetskij kompozitor Publ., 1986. 360 p. (in Russian).

10. Ippolitov-Ivanov M. M. Tyurkskij marsh ["Turkic March"]. Rossijskij natsional'nyj muzej muzyki - Russian National Museum of Music, coll. 2, item 10166 (in Russian).

11. Ippolitov-Ivanov M. M. "Nestan Daredzhan". "Barsova kozha". Opera v 4 aktakh, 5 karti-nakh. 1923-1924 gg. Pervonachalnyj plan libretto po poeme Sh. Rustaveli "Vityaz' v ti-grovoj shkure" [Chernovoj avtograf, karan-dash] ["Nestan Daredgan". "The Panther's Skin". Opera in 4 acts, 5 scenes. 1923-1924. the initial plan of the libretto on the poem Sh. Rustavely "The Knight in the Panther's Skin"]. Rossijskaya natsional'naya bibliote-

ka - National Library of Russia, coll. 320, aids 1, item 380 (in Russian).

12. Ippolitov-Ivanov M. M. Nestan Daredzhan. Epizod iz poemy "Barsova kozha" Shota Rustaveli v 4 aktakh, 5 kartinakh. Podstroch-nyj perevod Vano Machabelli. Libretto i muzyka Ippolitova-Ivanova [Nestan Daredzhan. An episode from the poem "The Panther's Skin" in 4 acts, 5 scenes. Word by word translation by Vano Macha-belli. Libretto and music by Ippolitov-Iva-nov], Moscow, March, 1923. Rossijskaya natsional'naya biblioteka - National Library of Russia, coll. 320, aids 1, item 379 (in Russian).

13. Ippolitov-Ivanov M. M. Nestan Daredzhan. Libretto (tekst) ["Nestan Daredgan" Libretto (text)]. Chernovoj avtograf, chernila i karan-dash. Moscow, 10 September 1924. Rossijskaya natsional'naya biblioteka - National Library of Russia, coll. 320, aids 1, item 377, 12 p. (in Russian).

14. Akhmeteli A. Pis'mo M. M. Ippolitovu-Iva-novu po povodu libretto opery "Nestan

Daredzhan" [The letter to M. M. Ippolitov-Ivanov about the libterro to the opera "Nestan Daredgan"]. 13 June, 1925. Rossijskaya natsional'naya biblioteka - National Library of Russia, coll. 320, aids 1, item 431, 1 p. (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Ippolitov-Ivanov M. M. Vospominanie o deyatel'nosti M. M. Ippolitova-Ivanova v Gruzii. Mashinopis' [S. l.] [Memoirs about Ippolitov-Ivanov's activity in Georgia]. Ros-sijskij natsional'nyj muzej muzyki - Russian National Museum of Music, coll. 2, item 10323, 3 p. (in Russian).

16. Mshvelidze A. Ocherki po istorii muzykal 'nogo obrazovaniya v Gruzii [Sketches on the history of musical education in Georgia]. Moscow: Sovetskij kom-pozitor Publ., 1971. 232 p. (in Russian).

17. Ippolitov-Ivanov M. M. Pis'mo N. N. Che-repninu [A letter to N. N. Cherepnin], Moscow, 7 November 1920. Rossijskaya natsio-nal'naya biblioteka - National Library of Russia, coll. 320, aids 1, item 428, 3 p. (in Russian).

Статья поступила в редакцию 15.10.2018. The article was received on 15.10.2018.

Ромащук Инна Михайловна, доктор искусствоведения, профессор, проректор по научной работе, профессор кафедры «Музыковедение щ-

и композиция» 95

e-mail: inna.49@mail.ru

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Государственный музыкально-педагогический институт имени М. М. Ипполитова-Иванова» (ГМПИ имени М. М. Ипполитова-Иванова),

ул. Марксистская, 36, Москва, Российская Федерация, 109147

Inna M. Romashchuk, Doctor of Arts, Professor, Vice-Rector on Scientific Work, Professor at the Department of Musicology and Composition e-mail: inna.49@mail.ru

The State Musical Pedagogical Institute named after M. M. Ippolitov-Ivanov

(GMPI named after M. M. Ippolitov-Ivanov),

Marksistskaya Street, 36, Moscow, Russian Federation, 109147

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.