Научная статья на тему 'Итоги международного проекта по исследованию проблем бедности в Нижегородской области. Разделы 1, 3'

Итоги международного проекта по исследованию проблем бедности в Нижегородской области. Разделы 1, 3 Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
63
8
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Народонаселение
ВАК
Область наук

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Мигранова Людмила Алексеевна

В 2003 г. Правительство Нижегородской области и Министерство международного развития Великобритании (DFID) заключили договор о Программе партнерства на 2004-2006 гг., в рамках которой было решено реализовать международный проект «Адресная социальная поддержка». Одним из направлений реализации этого проекта был Мониторинг бедности. Основная цель мониторинга оценка масштабов бедности населения и эффективности мероприятий, проводимых в рамках проекта «Адресная социальная поддержка». В качестве экспериментальной площадки были выбраны три административные единицы области Советский район Нижнего Новгорода, г. Арзамас и Балахнинский район. Мониторинг осуществлялся методом специального социо-экономического обследования населения в начале реализации проекта (октябрь 2004г.) и по его окончании (апрель 2006 г.) с привлечением данных государственной статистики. Объем выборки составлял 1500 домохозяйств по 500 домохозяйств на каждой территории. Опрос проводился специалистами НИСОЦ Нижегородского государственного университета им. Лобачевского. Методическое обеспечение и анализ результатов наблюдений осуществляли ученые ИСЭПН РАН под научным руководством члена-корреспондента РАН Н.М.Римашевской. На отдельных этапах исследования участие принимали международные консультанты Л. Нерс. и М. Раут (Hart Group, Великобритания). В журнале публикуются основные результаты исследования, подготовленные коллективом автором под руководством Н.М.Римашевской (раздел 6), Миграновой Л.А. (разделы 1, 3), Прокофьевой Л.М. (разделы 2, 4), Корчагиной И.И. (раздел 2), Ивашиненко Н.Н. (раздел 5).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Outcomes of the international project on poverty-related issues in Nizhny Novgorod oblast Part 1, 3

In 2004-2006 an international project "Targeted social assistance" was carried out under the Partnership Programme of the Nizhny Novgorod Oblast Government and the UK Department for International Development (DFID). The project included monitoring of poverty with the purpose of estimating the extent of poverty in the Nizhny Novgorod Oblast and the efficiency of measures taken within the frames of the project "Targeted social assistance". The monitoring was conducted in three regions of the oblast in October 2004 and April 2006 with application of the official statistics. The sample covered 1500 households, including 500 households in each of three regions under observation. Development of the survey methods and analysis of the obtained results were performed by researchers from ISESP RAS L.A. Migranova, L.A. Prokofieva, I.I. Korchagina and Head of the Chair at the Nizhny Novgorod State University N.N Ivashinenko under the scientific guidance of N.M.Rimashevskaya, RAS Corresponding Member. Here are published the main results showing estimated incomes of population and extent of poverty in the oblast, the role of social transfers in the formation of monetary incomes, problems of labour market, accessibility of services in the field of education and health care.

Текст научной работы на тему «Итоги международного проекта по исследованию проблем бедности в Нижегородской области. Разделы 1, 3»

Umoru международного проекта по исследованию проблем бедности В Нижегородской области

Т) 2003 г. Правительство Нижегородской области и Министерство меж-JJ дународного развития Великобритании (DFID) заключили договор о Программе партнерства на 2004—2006 гг., в рамках которой было решено реализовать международный проект «Адресная социальная поддержка». Одним из направлений реализации этого проекта был Мониторинг бедности. Основная цель мониторинга — оценка масштабов бедности населения и эффективности мероприятий, проводимых в рамках проекта «Адресная социальная поддержка». В качестве экспериментальной площадки были выбраны три административные единицы области — Советский район Нижнего Новгорода, г. Арзамас и Балахнинский район.

Мониторинг осуществлялся методом специального социо-экономического обследования населения в начале реализации проекта (октябрь 2004 г.) и по его окончании (апрель 2006 г.) с привлечением данных государственной статистики. Объем выборки составлял 1500 домохозяйств по 500 домохозяйств на каждой территории. Опрос проводился специалистами НИСОЦ Нижегородского государственного университета им. Лобачевского. Методическое обеспечение и анализ результатов наблюдений осуществляли ученые ИСЭПН РАН под научным руководством члена-корреспондента РАН Н.М.Римашевской. На отдельных этапах исследования участие принимали международные консультанты Л.Нерс. и М.Раут (Hart Group, Великобритания).

В журнале публикуются основные результаты исследования, подготовленные коллективом автором под руководством Н.М.Римашевской (раздел 6), Миграновой Л.А. (разделы 1, 3), Прокофьевой Л.М. (разделы 2, 4), Корчагиной И.И. (раздел 2), Ивашиненко Н.Н. (раздел 5).

Раздел 1

Динамика основных показателей уровня жизни

В условиях перехода к рыночной экономике существовавшие прежде проблемы в области доходов населения крайне обострились и расширились. Среди них:

■ падение реальных доходов у подавляющего большинства населения; за первые 9 лет реформ реальные денежные доходы населения РФ снизились более чем в два раза и составили всего 46% к уровню 1991 г; начиная с 2000г. они в среднем увеличивались на 10-11% ежегодно (в 2003 г. на 15%); в результате в 2004 г. этот показатель достиг лишь дореформенного уровня;

■ интенсивный рост дифференциации доходов населения; речь идет не столько о дифференциации, свойственной любому обществу, сколько о переходе ее в крайние, особо опасные формы; только за период с 1991 по 1994 г. индекс Джини вырос более чем в 1,5 раза (с 0,26 до 0,409), а коэффициент фондов в 3,3 раза (с 4,5 до 15,1); ужесточение макроэкономической политики в 1995 г. привело к некоторому снижению неравенства, но эта тенденция сохранялась недолго; с 1997 г. оно вновь выросло и затем стабилизировалось практически на уровне 1995 г; в 2004 г. коэффициенты Джини и фондов составляли 0,408 и 15 раз;

■ распространение широкомасштабной бедности; по официальным данным уровень бедности в начале реформ в РФ достиг 33,5%; к 2004 г. он снизился почти в два раза до 17,6%; одновременно сократился в 2,8 раза объём дефицита денежных средств (до 2,1 % от общего объёма денежных доходов), необходимых для вывода

малоимущего населения из состояния бедности; в то же время дефицит дохода в расчёте на душу бедного населения в соотношении со среднедушевым прожиточным минимумом снизился весьма незначительно (с 36,8 до 31,4%), что свидетельствует о сохранении глубины бедности практически на одном и том же уровне.

2004 год отличался тем, что правительство РФ приняло ряд документов, направленных на реформирование социальной сферы. Среди них особенно следует отметить Федеральный закон от 24 августа 2004 г. № 122 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и Постановления правительства РФ по реализации Национальных проектов. Проблема снижения бедности населения и неравенства в доходах поставлена перед правительством РФ и региональными органами власти в качестве приоритетной. С этой целью, в частности, расширены полномочия и повышена ответственность региональной власти в решении социальных проблем на подведомственной территории.

Для того, чтобы оценить, как меняется ситуация в регионе, необходима дополнительная статистическая информация. Это в первую очередь касается оценки масштабов бедности населения и эффективности предпринимаемых органами власти мер с целью её снижения. В большинстве регионов объёмы выборки домохозяйств для участия в бюджетном обследовании, которое проводит Федеральная служба государственной статистики, малы и не позволяют получить репрезентативные данные в отношении неравенства доходов и уровня бедности населения. Решить эту проблему позволяет проведение специального социально-экономического обследования населения. Такое обследование — «Мониторинг бедности» 1 — проводилось специалистами ИСЭПН РАН в Нижегородской области в 2004 г. и в 2006 г. в трёх административных единицах области: Советский район Нижнего Новгорода, г. Арзамас, Балахнинский район. В обследованиях приняли участие 500 домохозяйств на каждой территории.

Специфика российской статистики доходов населения состоит в двойственном характере ее источников: оценки на макро- и выборочные наблюдения — на микроуровне. Разница в показателях, полученных разными методами, часто объясняется недостатками бюджетного обследования. Однако главное различие — в методологии расчетов, связанной со

1 «Мониторинг бедности» проводился в рамках международного проекта «Адресная социальная поддержка» по Программе партнёрства между Правительством Нижегородской области и Министерством международного развития Великобритании (В¥1В) в 2004— 2006 гг.

значительными масштабами теневой экономики и теневых доходов особенно. Макроуровень включает дооценку доходов, полученную при использовании смежных экономических показателей — объем товарооборота, платные услуги, движение финансовых потоков.

По данным Нижегородского Территориального управления ФСГС, за 9 месяцев 2004 г. денежные душевые доходы населения области составляли 4477 руб., а в апреле 2006 г. достигли 7761 руб. По данным бюджетного обследования домохозяйств, денежные душевые доходы во втором квартале 2004 г. составляли 2876,9 руб., а в первом квартале 2006 г. — 4432 руб.

Обследования домохозяйств, проведенные в трех пилотных районах Нижегородской области, в 2004 г. и 2006 г. методологически сопоставимы с бюджетным наблюдением, поэтому и полученные результаты не противоречат друг другу. В октябре 2004 г. в целом по трем районам денежный душевой доход был равен 3412 руб., а в апреле 2006 г. - 4701 руб. (табл. 1).

Данные обследования свидетельствуют о высокой территориальной дифференциации в доходах населения. В 2004 г. денежные душевые доходы жителей в областном центре в 1,4 раза превышали доходы населения в Арзамасе и Балахнинском районе. В 2006 г. общая картина несколько изменилась: различия в доходах сократились соответственно до 1,2 и 1,3 раза.

Для оценки реального содержания доходов населения в России часто используется в качестве критерия прожиточный минимум (ПМ).

Динамика ПМ складывалась как за счёт роста цен на потребительские

Таблица 1

Динамика денежных душевых доходов

Всего по трем районам Советский район, г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Денежные доходы, 3412 4701 4220 5391 2996 4184 3007 4528

руб. на душу

Темпы роста денеж- 100,0 137,7 100,0 127,7 100,0 139,6 100,0 150,5

ных доходов, %

Темпы роста ПМ в 100,0 142,0 100,0 141,0 100,0 137,0 100,0 135,0

среднем на душу, %

Соотношение денеж- 1,49 1,44 1,81 1,65 1,32 1,37 1,26 1,38

ных душевых доходов

с ПМ, раз

Доля домохозяйств 25,9 25,6 14,6 18,2 30,6 31,4 32,5 27,2

с доходами ниже ПМ,

в них членов, % 30,1 31,0 17,9 22,3 35,0 37,4 37,8 33,4

Коэффициент фон-

дов, раз* 6,4 6,2 6,7 6,7 6,0 5,5 5,9 5,9

* Соотношение среднедушевых денежных доходов в крайних децильных группах (первой и десятой) в распределении населения по доходам.

товары и услуги *, так и за счёт изменения содержания минимальной потребительской корзины 2. В большей степени минимальный стандарт уровня жизни увеличился у пенсионеров (на 51%), на 40% вырос ПМ трудоспособного и более чем на треть — ребёнка. В территориальном разрезе наибольший рост ПМ наблюдался в Советском районе, что связано с более высокими

1 По данным Росстата, индекс потребительских цен за январь 2005 г. — март 2006 г. в Нижегородской области составил 118,8% [ФСГС: Социально-экономическое положение Приволжского федерального округа в 1 квартале 2006 г.].

2 В соответствии с Законом РФ «О прожиточном минимуме», с января 2005 г. в стране должна быть принята новая минимальная потребительская корзина. В Нижегородской области новая потребительская корзина действует с января 2006 г., которая в сопоставимых ценах увеличена на 5,8%.

ценами на потребительском рынке в областном центре. В результате произошло существенное снижение реального содержания денежных доходов, что и определило общую динамику этого показателя по трём районам в целом.

Приведенные показатели доходов рассчитаны с «дооценкой» на теневые поступления, которая проводилась путем корректировки денежных доходов, полученных непосредственно из опроса домохозяйств, их текущими расходами в случае, если они превышали сумму денежных поступлений в бюджет домохозяйства. Эта дооценка в среднем по трем районам в 2004 г. составляла 16,7%, а в 2006 г. — 9,3%. По отдельным территориям объемы дооценки «скрытых» доходов в 2004 г. в структуре денежных доходов варьировали от 13,2% в Балахнинском районе до 19,8% в Советском районе, а в 2006 г. — в интервале 8—10%.

Советский район отличается не только более высокими средними доходами, но и более высоким показателем неравенства — 6,7 раз по коэффициенту фондов, который за рассматриваемый период не изменился. Аналогичная картина наблюдается в Балахнинском районе, и только в г. Арзамасе видна положительная динамика — коэффициент фондов снизился с 6,0 до 5,5 раз, что и определило общую динамику дифференциации доходов в целом по трём районам.

Неравенство в материальном положении населения наглядно просматривается в распределении домохозяйств по уровню денежного душевого дохода. В нашем исследовании мы выделили 6 групп, социально-экономический ста-

тус каждой из которых соответствует реальному содержанию их доходов (через соотношение с ПМ) — от крайне бедных до относительно обеспеченных (табл. 2) 1. Крайняя бедность фактически означает, что доходы семьи чуть выше стоимости минимальной продуктовой корзины. В целом по трем районам доля этой группы населения с денежными доходами ниже 0,5 ПМ по данным двух обследований составляла немногим более 3%. Однако в районах динамика численности этой группы населения имеет разную направленность. Что касается численности бедного населения с доходами от 0,5ПМ до ПМ, то в целом по трём районам она несколько выросла, несмотря на то, что в Балахнинском районе снизилась значительно.

Таблица 2

Распределение населения по группам с разным уровнем денежного душевого дохода, % к общей численности населения

Три района в целом Советский район, г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Крайне бедные 3,5 3,2 0,5 2,6 5,6 2,3 4,6 4,7

(до 0,5 ПМ)

Бедные (0,5-1 ПМ) 26,6 27,8 17,4 19,7 29,4 35,1 33,2 28,7

Малообеспеченные 33,0 34,7 27,1 33,5 34,4 34,2 37,8 36,7

с риском бедности

(1-1,5 ПМ)

Малообеспеченные 18,1 17,6 23,5 20,3 18,9 15,0 11,7 17,4

(1,5-2 ПМ)

Среднеобеспеченные 13,6 12,4 22,0 16,7 8,8 10,6 9,9 9,9

(2-3 ПМ)

Обеспеченные 5,1 4,3 9,5 7,2 2,9 2,8 2,9 2,6

(свыше 3 ПМ)

Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

1 Для каждого домохозяйства была рассчитана величина общесемейного ПМ в зависимости от ее социально- демографического состава и места проживания. Социально-экономический статус домохозяйства устанавливался согласно соотношению его общего денежного дохода (или располагаемых ресурсов) и общесемейного ПМ.

Например, семья состоит из 4 человек — 2 трудоспособных члена семьи, один ребёнок 8 лет и бабушка 65 лет. ПМ этой семьи составляет 12845руб. в месяц (3518+3518+3197+2612). Денежный доход семьи в апреле 2006 г. составлял 34 тыс. руб. или 2,64 ПМ(34000:12845). Это домохозяйство по нашей классификации относится к группе среднеобеспеченных с денежным доходом от 2 до 3 ПМ.

Ещё более заметные сдвиги произошли в группах средне- и относи -тельно обеспеченных, численность которых в целом по трём районам сократилась. Такая тенденция связана с ситуацией в Советском районе, где к этим слоям небедного населения в 2004 г. относился практически каждый третий его житель, а в 2006 г. — только каждый четвёртый.

Распределение домохозяйств по уровню материального обеспечения несколько отличается от распределения населения (членов домохозяйств) за счёт различий в размере домохо-зяйств. У бедных размер семьи выше за счет большего числа иждивенцев, чем у относительно обеспеченных домохозяйств. Так, по данным 2006 г., в целом по трём районам Нижегородской области средний размер крайне бедных и бедных домохозяйств составлял 3,2 человека, а у средне- и относительно обеспеченных 2,5 и 2,1 человека соответственно. Поэтому доля бедных в распределении населения по доходам (или по располагаемым ресурсам) практически всегда выше, чем в распределении домохозяйств, а доля относительно обеспеченных, наоборот, ниже (табл. 1).

Отметим, что динамика бедности, зафиксированная данными мониторинга, с одной стороны, и представленная на официальном сайте Нижегородского Территориального управления ФСГС Нижегородской области — с другой, имеет разную тенденцию. Снижение численности бед-

ного населения за два года, которое показывают официальные источники информации 1, и отсутствие такой положительной динамики по данным мониторинга объясняется, в первую очередь, разными методами расчета показателя. Детальное изучение основных факторов, от которых зависит масштаб распространения бедности, позволит дать ответ на вопрос, какой из показателей объективно отражает сложившуюся ситуацию 2.

В составе денежных доходов населения заработная плата занимает наибольший удельный вес. Даже без учета объемов скрытой оплаты труда ее доля в 2004 г. составляла около 58% в целом по всем обследованным домохозяйствам (табл. 3). В 2006 г. доля заработной платы в среднем по 3 районам несколько снизилась (на 2,6 процентных пункта). Однако в районах наблюдались неоднозначные тенденции. Так, в Арзамасе её доля снизилась на 10,8 процентных пункта в первую очередь за счёт роста объёмов пенсионных выплат.

Вторым по значимости источником денежных доходов населения остаются пенсии: в среднем по трем районам их удельный вес в 2004 г. составлял 17,9%. В 2006 г. за счёт включения в состав пенсионных выплат единых денежных выплат (ЕДВ), связанных с отменой натуральных льгот, их доля возросла до 20,9%. Самый значительный рост наблюдался в Арзамасе — на 7,8 процентных пункта, где пенсионные выплаты увеличились

1 По данным сайта (от 26.10.07) Территориального управления Федеральной службы государственной статистики по Нижегородской области, уровень бедности в 2004 г. составлял 20,4%, а в 2006 г. —15,3%. При этом указывается, что ПМрассчитывался по потребительской корзине, утверждённой Правительством области в апреле 2001г. По данным Российского статистического ежегодника ФСГС за 2007г. (с. 201), доля бедного населения в области в 2006 г. составляла 16,4%.

2 Этой проблеме посвящены разделы «Проблемы ранка труда и бедность населения» и «Роль государственных и частных трансфертов в изменении уровня жизни семей».

Таблица 3

Состав денежных доходов населения, %

Экономические группы Три района в целом Советский район, г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Денежные доходы 100,0 100,0 100,0

(всего)

в том числе:

заработная плата 57,6 55,0 56,2

предприниматель- 3,6 3,2 3,0

ский доход

пенсии 17,9 20,9 17,4

пособия 1,4 1,3 0,6

стипендии 0,1 0,2 0,1

алименты 0,5 0,4 0,3

другие денежные до- 19,1 19,0 22,5

ходы (включая скрытую оплату труда)

100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

56,3 62,9 52,1 55,2 56,1

4,7 2,4 1,8 5,9 2,6

18,4 15,0 22,8 21,9 22,2

0,8 1,5 2, 2,2 1,3

0,2 0,2 0,2 0,1 0,1

0,4 0,8 0,6 0,4 0,3

19,2 17,3 20,5 14,6 17,4

в 1,66 раза, в том числе и за счёт самой высокой доли получателей льгот среди пенсионеров. В Советском районе и Балахнинском районе — пенсионные выплаты выросли в 1,4 раза.

Пособия, стипендии и алименты играют весьма скромную роль в формировании доходов населения (в сумме от 1 до 2,7% в 2004 г. и 1,2-2,6% в 2006 г.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Переход к рыночной экономике вызвал появление новых источников доходов - предпринимательский доход, доходы от собственности, не ограниченные законодательством дополнительные заработки для наемных работников, которые должны были поднять уровень жизни не только у активных участников рынка, но и у населения в целом. Однако, как видно из результатов двух обследований, эти ожидания не оправдались. Доля предпринимательского дохода в составе денежных доходов невелика - около 3% в целом по 3 районам. Даже с учетом скрытых поступлений она не будет значительно более высокой, так

как численность предпринимателей сокращается. Что касается доходов от собственности, то для большинства населения — это доход от сдачи в аренду имущества и жилья. Удельный вес таких домохозяйств в целом по трем территориям составляет менее 1%. В силу своего небольшого объема доходы от собственности были включены в состав так называемых «других». Сюда также включены поступления от продажи продукции ЛПХ, денежная помощь от родственников, предприятий и местных властей, а также скрытые, не обозначенные доходы. В целом по 3 районам их удельный вес в составе денежных доходов практически не изменился.

Таким образом, наш анализ показал, что позитивных сдвигов в динамике реальных денежных доходов обследованного населения за рассматриваемый период не произошло.

Уровень жизни полнее отражает потребление, которое неразрывно связано с расходами на приобретение

Таблица 4

Структура расходов населения (в % к итогу)

Статьи расходов 2004 г. 2006 г.

Всего расходов (доходов) 100,0 100,0

Питание 48,5 42,0

из них алкоголь 2,1 1,5

Непродовольственные товары 19,4 26,7

Услуги 16,5 18,0

из них оплата ЖКУ 8,7 11,7

Обязательные и добровольные платежи, 15,6 13,3

сбережения

необходимых материальных благ и услуг и поэтому может оцениваться с их помощью. Это в первую очередь касается городских жителей. В пилотном обследовании 89% домохозяйств проживали в городах. Уровень и структура расходов являются важнейшими характеристиками потребительского поведения, так как именно в них отражаются материальные возможности домохозяйств.

В табл. 4 представлена структура текущих расходов домохозяйств трех пилотных районов в целом. Доля питания в 2004 г. составляла в среднем 48,5%, а в 2006 г. снизилась до 42%. В 2006 г. доля расходов на непродовольственные товары превысила четверть бюджета (26,7%). Доля расходов на оплату услуг увеличилась меньше — в среднем всего на 1,5 процентных пункта — с 16,5 до 18%. При этом, если двумя годами раньше на оплату услуг ЖКХ приходилось 8,7%, т.е. немногим больше половины всех расходов на услуги, то в 2006 г. они составляли почти две трети (11,7%).

Главный показатель здесь доля питания, которая с ростом доходов снижается, что свидетельствует о положительной динамике в уровне жизни. Однако в данном случае уменьшение удельного веса питания есть результат

более высоких темпов роста цен на непродовольственные товары и услуги. Если сравнить структуру потребительских расходов (т.е. расходов на покупку товаров и оплату услуг) бедного населения с потребительской корзиной ПМ, то можно видеть колоссальные различия (табл. 5).

В минимальной потребительской корзине доля питания в октябре 2004 г. и в 1 квартале 2006 г. составляла немногим более 43%. Расходы на услуги за этот период выросли с 33 до 37,3%, а на непродовольственные товары снизилась более чем на 4 процентных пункта (до 19,4%). Такой структуры потребления, как в потребительской корзине ПМ, нет не только у бедных, но ни у одной другой экономической группы. ПМ разрабатывается по нормативам потребления, а люди живут соразмерно своим потребностям, приоритетам и доходам. Если денег не хватает на удовлетворение всех насущных потребностей, то одни отказываются от потребления услуг или их не оплачивают (например, транспорт и жилье), оставляя питание и непродовольственные товары приоритетной статьей расходов, другие экономят на одежде и обуви, а третьи — на питании, что вызывает самые серьезные негативные последствия. Сохранение

набора непродовольственных товаров без изменений в минимальной потребительской корзине, утверждённой в 2006 г., не отвечает потребностям бедного населения. В нормальных условиях потребности населения, в том числе и бедного, всегда имеют тенденцию к росту (может снижаться только потребность в конкретных видах товаров и услуг). Минимальная потребительская корзина 2006 г., как и установленная в 2000 г., не отражает сложившуюся структуру потребления, а подобные неувязки свидетельствуют о недостаточной пригодности используемого норматива. Это подтверждают и данные бюджетной статистики. Так, в 1 квартале 2006 г. доля расходов на питание у бедного населения Нижегородской области (1—3 дециль-ные группы) составляла 53,8%, расходы на алкоголь — 1%, непродовольственные товары — 18,6%, услуги —26,6%.

В 1990-х годах Росстат в качестве одного из основных показателей уровня жизни населения стал использовать новый для России индикатор — располагаемые ресурсы домохозяйств, которые помимо текущих доходов включают денежные поступления за разные периоды времени: за прошлый — в виде используемых сбережений и за будущий — взятые ссуды, кредиты, долги. В госстатистике туда входят и натуральные поступления в виде льгот, а также от разной дополнительной деятельности (по месту основной работы, личное подсобное хозяйство, рыболовство, охота и т.д.) В нашем обследовании 2004 г. льготы в составе этого показателя не учитывались. В 2006 г. в состав располагаемых ресурсов были включены субсидии и льготы на оплату ЖКУ, а также стоимость «социального пакета» для льготных категорий. Для обеспече-

ния сопоставимости результатов двух обследований располагаемые ресурсы домохозяйства также рассчитывались и по алгоритму 2004 г. Именно он и стал основой для анализа динамики уровня жизни и бедности населения. Отметим, что разница между показателями, рассчитанными по разным алгоритмам, составляла всего 123 руб. Таким образом, более полный показатель располагаемых ресурсов увеличивался всего на 2%. Однако при этом несколько снижались масштабы бедности: по числу домохозяйств на 1,9 процентных пункта (с 20,9 до 19%), а по населению — на 1,7 процентных пункта (с 25,5 до 23,8%).

За период между двумя обследованиями темпы роста располагаемых ресурсов в целом по 3 районам превышали темпы роста денежных доходов, и снижения их реального содержания (в соотношении с ПМ) не произошло. По районам темпы роста душевых располагаемых ресурсов домохозяйств различались ещё больше, чем по денежным доходам. В г. Арзамасе произошёл самый значительный рост этого показателя с 1,65 до 2,25 ПМ (табл. 6).

В результате присоединения к денежным доходам прочих денежных поступлений и стоимостной оценки потребленных продуктов питания из ЛПХ в распределении населения по уровню материального обеспечения происходят определённые сдвиги: доля бедных и малообеспеченных с риском бедности сокращается, но снижения неравенства в материальном положении населения не происходит. Дифференциация располагаемых ресурсов выше дифференциации денежных доходов, что объясняется большей возможностью небедных домохозяйств расходовать ранее накопленные сбережения, брать кредиты и

Структура потребительских расходов населения

(в текущих ценах без расходов на алкоголь), %

Таблица 5

Интервалы Питание Непродоволь- Услуги в том числе Всего

денежного душевого дохода ственные товары (всего) ЖКУ

в соотношении с ПМ 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

до 0,5 ПМ 55,4 51,3 19,9 23,1 24,7 25,6 16,6 20,5 100 100

0,5-1 ПМ 57,8 51,5 21,7 25,8 21,5 22,7 1 1 ,6 16,4 100 100

1-1,5 ПМ 58,4 48,7 22,0 28,7 19,6 22,6 1 1 ,2 1 5,3 100 100

1,5-2 ПМ 56,5 48,4 23,7 30,9 19,7 20,7 10,4 14,2 100 100

2-3 ПМ 54,0 42,3 24,7 37,8 21,4 20,0 10,1 1 1 ,3 100 100

свыше 3 ПМ 53,6 45,6 28,6 37,2 17,8 17,3 7,8 8,2 100 100

Всего 56,4 47,5 23,6 31,4 20,0 21,1 10,5 1 3,7 100 100

Потребительская 43,4 43,3 23,6 19,4 33,0 37,3 - - 100 10

корзина ПМ

(в среднем на душу)

Динамика располагаемых ресурсов (РР)

Всего по трем районам Совет г. Нижн кий район, ий Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Таблица 6

Располагаемые ресурсы, руб. на душу Темпы роста располагаемых ресурсов, % Соотношение располагаемых ресурсов с ПМ, раз

Доля домохозяйств с РР на душу ниже ПМ

в них членов, % Коэффициент фондов, раз

4115 100,0 1,8

6013 146,1 1,8

4770 100,0 2,05

5904 123,7 1,8

3749 6875 3852

5261

100,0 183,3 100,0 136,5

1,65 2,25

1,62

1,61

20,5 20,9 11,6 16,4 23,8 24,2 26,1 22,2

23,7 25,5 14,0 19,8 26,6 28,8 3 0,5 27,9

8,4 7,7 8,1 7,6 8,1 8,4 8,5 6,7

делать долги. Соответствующие коэффициенты фондов в 2004 г. составляли 8,4 раза и 6,6 раза, а в 2006 г. — 7,7 и 6,2 раза. Самый высокий показатель неравенства был зафиксирован в 2004 г. в Балахнинском районе — 8,5 раза, что при низком среднем уровне располагаемых ресурсов отразилось на масштабах бедности — 30,5%. В 2006 г. коэффициент фондов в этом районе снизился до 6,7 раза, а доля бедных — до

27,9%. Некоторое снижение неравенства населения по располагаемым ресурсам произошло и в Советском районе (с 8,1 до 7,6 раза). И только в г. Арзамасе при значительном росте располагаемых ресурсов дифференциация населения увеличилась (с 8,1 до 8,4 раза).

Значительные изменения в уровне располагаемых ресурсов в г. Арзамасе произошли по причине реализуемой в городе специальной программы кре-

дитования домохозяйств, которая в свою очередь повлияла не только на снижение заимствования денег у частных лиц, но и на рост объёмов использования населением сбережений. В результате доля прочих денежных поступлений в структуре располагаемых ресурсов арзамасцев превысила 35%, что сказалось на снижении удельного веса как текущих денежных доходов (с 78,5 до 62%), так и натуральных поступлений (табл. 7). Следует отметить, что процесс кредитования не стал массовым (5% домохозяйств), но средний размер кредита вырос в 16 раз (с 4 до 64 тыс. руб.). Анализ показывает, что в г. Арзамасе у подавляющего большинства населения такого роста материального положения, какое демонстрирует средний показатель, не произошло. Более того, снизилась численность населения с располагаемыми ресурсами выше 2 ПМ на душу, хотя такого резкого сокращения, как в

других районах, не наблюдается.

В Советском районе почти в 3 раза вырос средний размер банковской ссуды, но, как и в г. Арзамасе, активности населения в привлечении дополнительных заимствованных денежных ресурсов не наблюдалось.

В 2006 г. банковскими кредитами менее активно стали пользоваться жители Балахнинского района, где средний размер ссуды остался практически на том же уровне (около 9 тыс. руб.), что и в 2004 г. При этом существенно снизилось количество домохозяйств, истративших сбережения (более чем в 2 раза) и заимствовавших деньги у частных лиц (с 21 до 16%).

За период между двумя обследованиями особых изменений в составе домохозяйств по источникам средств существования не отмечается: несколько выросла доля работников, неработающих пенсионеров и детей. Соответственно снизилась доля

Таблица 7

Состав располагаемых ресурсов, % к итогу

3 района в целом Советский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

I II I II

Денежные доходы 82,0 78,1 76,8 86,7 89,5 87,9

Прочие денежные 14,8 19,7 19,1 11,5 9,3 9,2

поступления

в том числе:

кредит 6,1 9,5 9,3 2,6 5,0 4,9

сбережения 4,1 6,9 6,7 4,1 1,4 1,4

долги 3,0 2,4 2,3 2,4 2,5 2,5

крупные денежные 1,7 0,9 0,8 2,4 0,4 0,4

поступления в тече-

ние года

Натуральные поступ-

ления от ЛПХ 3,2 2,2 2,1 1,8 1,2 1,2

Субсидии и льготы

на оплату ЖКУ 1,6 1,2

«Социальный пакет»

и другие льготы 0,4 0,5

Итого 100 100 100 100 100 100

Продолжение табл. 7

Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

I II I II

Денежные доходы 78,5 61,8 60,6 77,8 86,7 84,3

Прочие денежные 17,3 35,9 35,4 18,6 10,2 9,8

поступления

в том числе:

кредит 8,2 19,1 18,8 9,5 2,3 2,2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

сбережения 3,5 14,5 14,3 5,2 3,3 3,2

долги 4,2 1,6 1,6 3,0 3,0 2,9

крупные денежные 1,4 0,7 0,7 0,9 1,6 1,5

поступления в тече-

ние года

Натуральные поступ- 4,2 2,3 2,3 3,6 3,1 3,1

ления от ЛПХ

Субсидии и льготы 1,4 2,3

на оплату ЖКУ

«Социальный пакет» 0,3 0,5

и другие льготы

Итого 100 100 100 100 100 100

I - сопоставимый с 2004 г. показатель.

II - включены субсидии на оплату ЖКУ и стоимост

взрослых иждивенцев (безработные, учащаяся молодежь без стипендии, неработающие домохозяйки и т.д.) семьи. Численность (доля) детей, находящихся полностью на иждивении родителей, в составе домохозяйств увеличилась в 1,5 раза. Такая тенденция отмечается во всех экономических группах за исключением бедных, что связано с изменением порядка предоставления детских пособий.

Чем больше доля работников и ниже иждивенческая нагрузка, тем выше благосостояние домохозяйства. Так, в 2006 г. доля работников в составе крайне бедных семей была в 2 раза ниже, а у бедных в 1,5 раза ниже, чем у относительно обеспеченных (с душевыми располагаемыми ресурсами свыше 3 ПМ). Среди крайне бедных взрослые иждивенцы составляют более 20%, а у бедных — около 13%. Во

ь социального пакета для льготных категорий.

всех других экономических группах доля таких членов домохозяйства как минимум в 2 раза меньше, чем у бедных.

В крайне бедных и бедных семьях самая большая доля детей, однако почти 3/4 из них имеют личные доходы — алименты, пенсии, пособие, но размер этих доходов столь мал, что в общей структуре располагаемых ресурсов у бедных они не превышают 3%, а у крайне бедных — 5%.

Таким образом, анализ показал, что в целом располагаемые ресурсы имели более позитивную динамику темпов роста среднедушевого показателя и снижения неравенства, нежели денежные доходы домохозяйств. Однако эти тенденции не коснулись масштабов бедности населения.

Раздел 2

Монетарная и субъективная бедность: динамика масштабов и группы риска

Реформирование экономики страны, начавшееся в конце прошлого века, характеризуется не только глобальными изменениями в экономической сфере, но и сломом устоявшегося порядка общественных отношений, существенными изменениями в системе распределительных отношений. Понижение жизненного уровня большей части российского населения и социальное расслоение общества, усиливающееся с каждым годом, привели к формированию значительного бедного слоя, не реализующего общественно признанных в данном социуме потребностей. Более того, часть бедных имеет доходы, не покрывающие даже стоимость продовольственной корзины, что свидетельствует о крайней нужде. Когда не удовлетворяются даже витальные потребности людей, то возникает угроза физическому существованию нации, включая ее репродуктивное здоровье.

Качественно низкий уровень жизни отдельных групп населения, неудовлетворенность базовых запросов являются следствием сравнительно низкой активности этих групп населения, а также недостаточной эффективности всей экономической системы, на что указывают высокие риски бедности не только для традиционно уязвимых категорий, но и для работающего населения.

Бедность проявляется на фоне регистрируемого экономического роста, который только усиливал неравенство в доступе к материальным благам. Коэффициент дифференциации до-

ходов (коэффициент фондов) с 2000 г. по 2006 г. вырос с 13,9 до 15,3; на долю 1/5 части населения страны приходится половина общего объема денежных доходов населения [1. С. 185]. Столь масштабный процесс перераспределения ресурсов в пользу наиболее обеспеченных слоев российского общества заставляет исследователей более тщательно подходить к вопросу оценки бедности.

Сложность измерения бедности в методическом отношении кроется в ее многоаспектном характере. Теория предлагает несколько подходов, основанных на различных критериях оценки семейных ресурсов: монетарная бедность (оценивается уровень доходов или расходов), бедность по лишениям в сфере потребления (депри-вационная бедность), субъективная бедность (на основе мнений индивида о собственном уровне жизни).

Динамика масштабов

монетарной бедности

В России официальное измерение бедности базируется на использовании прожиточного минимума. Альтернативой служит относительное определение бедности через уровень дохода, составляющий определенный процент от средней или медианы.

Многие специалисты полагают, что существующий ныне прожиточный минимум должен быть пересмотрен. По мнению Н.М.Римашевской, действующий в России ПМ в значительной мере устарел с точки зрения настоятельности удовлетворения ми-

нимальных потребностей, и реальное потребление бедных существенным образом отличается от структуры минимального стандарта, зафиксированного в ПМ. Постоянный рост потребностей населения, в том числе и самой бедной его части, приводит к изменению стандартов потребления в сторону их роста, что в свою очередь должно приводить к росту ПМ. К тому же высокий уровень доли питания (до 60%, по обследованию) в семьях с самыми низкими доходами показывает, что нынешний ПМ мал для адекватного отражения действительности [2. С. 6].

Но даже при таком «жестком» ПМ в 2004 г. 25,2 млн. человек имели доходы ниже официальной линии бедности, что, например, соответствует численности населения трех европейских стран — Австрии, Швеции и Швейцарии [3]. Данная оценка имеет макроэкономическую природу и основывается на балансе доходов и расходов (БДР). По обследованию бюджетов домашних хозяйств (ОБДХ)

Росстат определяет этот показатель почти в 2 раза выше. Если в целом по России за 2003 г. уровень бедности был равен 20,4%, то, по данным ОБДХ, даже на основе показателя располагаемых ресурсов - 39,4% [4. С. 69].

Различие в уровне бедности объясняется различным «наполнением» показателя благосостояния. В БДР принимаются в расчет все доходы, поступающие в сектор экономики «домашнее хозяйство», а также включается дооценка скрытых доходов, а в ОБДХ учтены только те источники доходов, которые указали сами респонденты.

Обследования, проведенные в 2004 и 2006 гг. в трех районах Нижегородской области, позволяют дать оценку изменения в уровне бедности населения с помощью альтернативных показателей. Результаты обследований корреспондируют с данными Облстата и свидетельствуют о том, что в 2006 г. бедность в среднем по области осталась на уровне 2004 г. (табл. 1).

Таблица 1

Масштаб бедности в зависимости от показателя благосостояния, по данным обследования домохозяйств Нижегородской области, %

Показатель благосостояния Доля бедных, %

Всего по трем районам г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

1. Контролируемые теку- 40,6 39,2 32,0 33,0 43,4 44,0 46,3 40,6 щие денежные доходы

2. Денежные доходы, 33,3 32,8 22,8 26,4 36,2 37,6 40,9 34,4 полученные за месяц,

предшествующий обследованию

3. Все денежные 29,2 28,8 19,8 23,4 31,2 32,2 36,7 30,8 поступления

4. Денежные доходы, до- 25,9 25,6 14,6 18,2 30,6 31,4 32,5 27,2 оцененные расходами

5. Располагаемые ресур- 20,5 20,9 11,6 16,4 23,8 24,2 26,2 22,4 сы, рассчитанные на

базе доходов и расходов

Таблица 1 также демонстрирует, насколько меняется уровень бедности в зависимости от выбранного показателя, который включает различный состав доходов или расходов. В данном случае масштаб бедности варьирует в пределах от 20 до 40%.

Учитывая только те виды денежных доходов, которые легко проверяются социальными службами (заработная плата на основном месте работы, пенсия, стипендия и различного рода пособия), можно определить потенциальную численность населения, претендующего на материальную помощь от государства (бедные по контролируемым текущим денежным доходам). Ориентируясь на масштаб бедности, оцененный с помощью данного показателя, отметим, что усилия государства по сокращению уровня бедности не увенчались успехом. В 2006 г., так же, как и в 2004 г., около 40% обследованных домохозяйств формально имели право на социальную помощь.

Если принять во внимание другие составляющие денежных доходов (второй показатель в табл. 1), которые, как правило, поступают в бюджет семьи нерегулярно и их трудно проконтролировать (различного рода приработки, гонорары, денежная помощь из разных источников, доход от сдачи внаем движимого и недвижимого имущества, от продажи продукции из личного подсобного хозяйств), то бедность сокращается только на 6-7 процентных пунктов. Это согласуется с данными, полученными в ходе обследования, о снижении числа лиц, имеющих дополнительные подработки, и уменьшении среднего размера дополнительного заработка.

Одновременно отмечено снижение объемов неполной занятости на

основном месте работы, что наиболее заметно проявилось в Балахнинском районе и повлекло за собой снижение уровня бедности. В то время как сокращение масштабов бедности в одном районе (Балахнинском) произошло за счет роста оплаты труда и социальных выплат, в другом (Н.Новгород) бедность, наоборот, выросла за счет сокращения приработков и дополнительных доходов.

Дооценить неучтенные при опросе доходы можно путем сопоставления их с расходами домохозяйств за отчетный период (четвертый показатель). Принято считать, что, скрывая данные о доходах, респонденты более охотно делятся информацией о своих расходах. Методика комбинирования доходных и расходных показателей отчасти помогает получить информацию о скрытых доходах домохозяйств.

Уровень бедности, рассчитанный после дооценки доходов, сокращается на 15 процентных пунктов по сравнению с масштабом бедности по первому показателю (контролируемым доходам). Поскольку неучтенные доходы играют большую роль в жизни населения крупных городов, то дооценка доходов вносит максимальный вклад в сокращение бедности в самом крупном городе области: доля бедных в Н.Новгороде по четвертому показателю в 2 раза меньше. Крупные города, по сравнению с малыми, и тем более сельской местностью, предоставляют своим гражданам больше различных возможностей для получения дополнительных доходов, в том числе и нелегальных.

Максимально полно материальные возможности домохозяйств учитываются, если принимается во внимание оценка использованной на питание продукции собственного произ-

водства, а также стоимость продуктов питания, поступивших из других источников (пятый показатель). При максимальной оценке материальных возможностей домохозяйств, включающей все денежные и неденежные источники потребления, 1/5 часть населения региона находится за чертой бедности, и даже в условиях экономического роста доля бедных не сократилась, а осталась на уровне 2004 г., что говорит о перераспределении доходов в пользу не бедных.

Если принять во внимание льготы и субсидии, призванные помогать малообеспеченным выходить из трудного положения, а также денежные выплаты льготникам, то можно констатировать, что их учет незначительно повлиял на масштаб бедности (сокращение только на 2 процентных пункта). При включении стоимости льгот и субсидий в показатель «располагаемые ресурсы» основной прирост средств направляется в среднеобеспеченные группы населения, а, следовательно, вопреки ожиданиям, монетизация льгот не может рассматриваться как значимый элемент политики, направленной на снижение бедности.

Показатели глубины

и остроты бедности

Индикатор уровня бедности, исчисляемый как доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, не дает информации о ее глубине и остроте. Полную характеристику бедности, а также оценку социальной политики можно получить, применяя индексы глубины и остроты. Индекс глубины бедности PGI показывает долю недостающего дохода, который необходимо доплатить домохозяйс-твам, чтобы преодолеть нуждаемость.

Он используется для оценки объемов минимальных финансовых средств, необходимых для ликвидации абсолютной бедности. Индекс остроты бедности SqPGI чувствителен к распределению доходов среди нуждающихся домохозяйств. Бедность будет более серьезной проблемой в той совокупности, для которой характерно большее значение индекса SqPGI.

Данные обследования позволяют сделать следующий вывод: несмотря на высокий уровень бедности (20% при максимальной оценке материальных возможностей домохозяйств), ее глубина и острота не столь существенны и в 2006 г. еще несколько сократились (табл. 2). В 2004 г. для ликвидации бедности во всех трех обследованных районах необходимо было перераспределить в пользу бедных 5,2% от общего объема располагаемых ресурсов населения, а в 2006 г. — 4,7%. Доля домохозяйств, душевые располагаемые ресурсы которых меньше, чем половина ПМ, также не высока в целом по совокупности и имеет тенденцию к сокращению.

В то же время рост бедности в областном центре повлек за собой некоторое увеличение ее глубины и остроты, Но, несмотря на отрицательную тенденцию показателей бедности в самом крупном городе региона, там сохраняется наиболее благополучное положение.

Глубина бедности, выраженная в процентах от общего объема доходов, может уменьшаться, даже если доходы бедных не растут или растут совсем незначительно. В этом случае имеет смысл проанализировать душевой дефицит дохода бедных домохозяйств, выраженный в рублях, а для оценки динамики — в процентах от ПМ. Наиболее высокая из всех обследуе-

Таблица 2

Индексы глубины, остроты бедности, рассчитанные по показателю

располагаемых ресурсов

Индексы Доля бедных, %

Всего по трем районам г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Индекс глубины 5,2 4,7 3,1 4,0 6,3 5,0 7,2 5,2

бедности ^0,%

Индекс остроты 1,8 1,7 0,9 1,5 2,3 1,6 2,5 1,9

бедности (SqPGI),%

Доля домохозяйств 1,9 1,7 0,2 1,6 3,0 1,4 2,6 2,2

с душевыми располагаемыми ресурсами до 0,5ПМ, %

-деф иц ит рас ресурсов

Нижний Новгород

Балахнинский район

Рис. 1. Уровень бедности по располагаемым ресурсам и средний дефицит располагаемых ресурсов в Нижегородской области, 2006 г.

мых районов доля бедных в Арзамасе сопровождается самым низким дефицитом располагаемых ресурсов (рис. 1). Это значит, что, несмотря на широкое распространение, бедность там неглубокая, значительная часть бедных домохозяйств сконцентрирована у

ее черты, а для выхода из бедности в Арзамасе в расчете на одного бедного человека требуется меньше средств, чем в других районах.

В среднем по всем трем районам Нижегородской области дефицит располагаемых ресурсов бедных домохо-

зяйств сократился с 25,2%ПМ в 2004 г. до 22,6%ПМ в 2006 г.

Динамика субъективных оценок бедности

Субъективные оценки, как правило, корреспондируют с реальным уровнем жизни домохозяйств и хорошо отражают динамику социально-экономических процессов. Использование таких оценок на практике связано с существенными ограничениями, поскольку само позиционирование на шкале «экономическое благосостояние» зависит не только от доходов респондента, но и от его социального статуса, а также от стабильности материального положения. Малейшее ухудшение своего экономического положения семьи воспринимают как катастрофу и поэтому не могут соотносить себя с привычным статусом в своей прошлой жизни, а значит, понижают оценку своего уровня жизни. В силу этого, самооценки имеют существенные ограничения и не могут использоваться самостоятельно для измерения бедности и определения

приоритетных государственных мер в социальной политике. Но недооценивать их не следует, поскольку, во-первых, они более чутко реагируют на изменение социально-экономической ситуации в стране, а их динамика может служить индикатором эффективности экономической системы и социальной политики. Во-вторых, в условиях адресного характера современной социальной политики, субъективные оценки позволяют определить долю домохозяйств, ощущающих себя бедными, а значит претендующих на социальную помощь.

Рисунок 2 показывает корреляцию между размером среднедушевых располагаемых ресурсов семей и их самоидентификацией на шкале благосостояния. Домохозяйства определяли собственное положение в современном обществе относительно других групп населения по следующей стратификационной шкале: крайне бедные семьи; бедные семьи; семьи не бедные, но с достатком ниже среднего; семьи со средним достатком; семьи с достатком выше среднего.

Рис. 2. Размер среднедушевых располагаемых ресурсов домохозяйств, принадлежащих к различным стратам, в 2006 г., руб.

Выбор респондентом своей позиции на идентификационной шкале нельзя однозначно рассматривать в качестве реальной принадлежности домохозяйства к этой группе, оно лишь отражает его представление о собственном положении, но связь очевидна: чем выше реальный доход домохозяйства, тем выше по стратификационной лестнице оно себя располагает.

Даже не столь высокий рост монетарной бедности в Н.Новгороде привел к значительному увеличению субъективной (рис. 3), что отражает реакцию населения на ухудшение ситуации на рынке труда. Сокращение дополнительных источников доходов не отбросило многие семьи за черту бедности, но ограничило возможности жить на уровне, ставшем уже привычным для них, следствием чего явилось ощущение малообеспеченности. И если рост абсолютной бедности в

этом районе фиксируется на уровне 4-5 процентных пунктов, то субъективная бедность (доля домохозяйств, которые причисляют себя к бедным или даже крайне бедным) возросла в 4,5 раза.

Субъективная бедность по сравнению с абсолютной реагирует «оперативнее» на изменение экономической ситуации. Так, там, где уменьшилась доля абсолютно бедных (Балахнинский район), общественное мнение отреагировало на сокращение доли домохозяйств, которые причисляют себя к бедным и тем более к крайне бедным. В целом же по области доля домохозяйств, ощущающих себя бедными, увеличилась с 23% в 2004 г. до 27,7% в 2006 г. в основном за счет роста субъективной бедности в областном центре.

Интересна динамика ответов респондентов на вопрос: «На что хватило денег семье в прошлом месяце?» При

3 7 ,5

□ 2 0 О 2 0

6 Г ,

Нижний Новгород Арзамас Балахнинский

район

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 3. Доля домохозяйств, относящих себя к бедным или крайне бедным семьям, в 2004-2006 гг., %

этом домохозяйство может быть отнесено к бедным, если оно заявляет, что его текущих доходов едва хватает или даже не хватает на самую простую еду и оплату жилья. Количество таких домохозяйств в 2006 г. существенно уменьшилось в области (на 28%) и, следуя логике корреляции абсолютных и субъективных оценок бедности, наиболее значимые изменения произошли в Балахнинском районе (рис. 4).

В то же время вопреки этой логике, доля домохозяйств, доходы которых едва покрывают минимально необходимые расходы, уменьшилась и в областном центре, где в обследуемый период выросла абсолютная бедность. Рост монетарной бедности сопровождается усилением ощущения бедности и, одновременно, сокращением доли домохозяйств, которым едва хватает на минимально необходимые расхо-

ды. Такой «парадокс» объясняется просто: современный человек связывает с бедностью не только неудовлетворение базовых потребностей, но и многих других, являющихся уже стандартными для современного общества, особенно в крупном городе, и на удовлетворение которых с каждым годом идет все большая часть доходов домохозяйств.

Изменение социально-демографического профиля бедности

В общей системе мер, направленных на снижение уровня бедности, приоритетными являются те, которые способствуют выведению из бедности наиболее многочисленных категорий семей, а также специальные меры поддержки групп экстремальной бедности. Для выявления таких групп нами используются показатели часто-

Рис. 4. Доля домохозяйств, которым текущих доходов едва хватает только на самую простую еду и оплату жилья, 2004-2006 гг.

ты попадания различных типов домохозяйств в категорию бедных по официальному методу оценки их статуса (доля домохозяйств с доходами или располагаемыми ресурсами ниже прожиточного минимума, дефицит дохода), а также по субъективной оценке, данной семьями своему положению. Самоиндентификация семьи как бедной является важным фактором частоты ее обращения за социальной помощью.

Изменение материальной обеспеченности различных демографических типов домохозяйств. Специфика социального расслоения каждого типа домохозяйств в 2004 и 2006 гг. позволяет определить динамику групп повышенного риска. За период между обследованиями существенных изменений не произошло. Семьи с детьми, и прежде всего неполные и многодетные, остаются по-прежнему группой повышенного риска: лишь менее 20% этой группы можно отнести к относительно удаленным от бедности по показателю «денежные доходы» (свыше 2 ПМ). Семьи с детьми чаще остальных попадают в группу с наиболее низкими доходами (до 0,5ПМ).

Специфической группой риска являются одинокие пенсионеры и пожилые супруги, уровень пенсий которых удерживает их от попадания в крайнюю бедность, но около половины одиноко живущих пенсионеров по уровню доходов концентрируются в доходной группе, примыкающей к прожиточному минимуму (от 1 до 1,5ПМ). Несмотря на повышение пенсионных выплат в 2005 г., в том числе за счет компенсаций отмены натуральных льгот, доля относительно обеспеченных (доходы свыше 2ПМ) среди них снизилась с 25,3% до 16,6%.

Негативная динамика относитель-

ной обеспеченности (доходы на уровне от 1 до 1,5ПМ) наблюдалась и среди одиноко проживающей молодежи (с 42,2 до 36,5%).

Состав домохозяйства и бедность. Сложившийся в России профиль бедности в наиболее общем виде можно охарактеризовать следующим образом: бедное население представлено двумя практически равными по величине группами, а именно «новыми» бедными и уязвимыми группами населения, традиционно относящимися к бедным. В первую группу входят домохозяйства с относительно благоприятной демографической структурой (супруги с одним ребенком, одиночки или супружеские пары трудоспособного возраста и т.п.). Факторами бедности здесь выступают скорее социально-экономические условия — состояние рынка труда и уровень заработной платы. Эти категории домохозяйств имеют меньший риск попадания в число бедных по сравнению с традиционными группами риска (многодетные, неполные семьи, пожилые одиночки старших возрастов), но их высокое представительство в структуре населения делает проблему преодоления бедности важным компонентом социальной политики (табл. 3).

В структуре населения типы семей традиционной бедности относительно малочисленны (например, неполные семьи составляют 11% среди опрошенных домохозяйств). Так, в числе бедных по располагаемым ресурсам доля неполных семей увеличивается вдвое (22%), в то время как пожилых одиночек в этой структуре в 4 раза меньше, а пожилых супругов — в 3 раз меньше, чем в общем числе домохозяйств.

Результаты опросов демонстрируют преимущественно «детское ли— цо» — именно семьи с детьми преоб-

Таблица 3

Состав домохозяйства и бедность

Структура бедных по располагаемым ресурсам Уровень бедности по располагаемым ресурсам

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Все домохозяйства 100,0

Домохозяйства лиц трудоспо- 9,4 собного возраста

Домохозяйства лиц пенсион- 9,0 ного возраста

Домохозяйства лиц трудоспо- 16,5 собного и пенсионного возрастов

Семьи с детьми-иждивенцами 11,6 старше 16 лет (учащиеся)

Семьи с детьми до 16 лет 53,5 в том числе:

супруги с 1 ребенком 19,5

супруги с 2 и более детьми 14,6

неполные семьи с детьми 19,4

прочие семьи с детьми -до 16 лет

100,0 20,6 20,9

9,0 16,3 17,9

7,3 6,8 5,8

19,1 19,9 19,2

11,7 24,2 24,4

52,9 31,1 34,4

19,1 22,0 24,3

15,6 40,9 43,0

17,5 42,0 47,4 0,7 - -

ладают в группе бедных домохозяйств как за счет неполных и многодетных семей, так и за счет семей вполне благополучных с точки зрения демографических характеристик.

Этот вывод подтверждается данными о распределении различных возрастных категорий населения по группам располагаемых ресурсов: 35,2% детей в 2004 г. и 37,2% — в 2006 г. живут в бедных семьях, а среди детей дошкольного возраста их 41%.

Изменения в демографической структуре бедных домохозяйств связаны с динамикой риска бедности у различных типов (доли бедных в каждой из демографических групп): растет риск бедности для неполных и многодетных семей, а также у молодежи (табл. 3). В то же время отмечается тенденция к снижению доли бедных среди одиноких пенсионеров и семей с учащимися детьми.

По показателю «контролируемых

доходов» уровень бедности увеличивается у всех типов домохозяйств, и этот рост значителен: в 2—3 раза по отдельным демографическим типам. Таким образом, претендовать на оказание социальной помощи может большая доля домохозяйств, чем показывают расчеты по методике Росстата. Отсюда возникают разночтения между данными о снижении уровня бедности, предоставляемыми региональными статистическими службами, и ростом числа обращений в службы социальной защиты за различными видами социальной поддержки, включая детские пособия, жилищные субсидии и адресную помощь.

Однако какой бы показатель благосостояния мы не использовали, стабильным остается распределение мест по уровню бедности: в 2006 г., как и в 2004 г., к самым бедным относятся многодетные и неполные семьи (45% из них имеют располагаемые ресурсы

ниже ПМ, и почти 70% могут претендовать на социальную помощь, имея контролируемые доходы ниже ПМ). Именно эта категория выделяется как самая неблагополучная, поскольку неполные семьи практически не имеют других поступлений в свой бюджет, кроме денежных доходов.

Одной из характеристик глубины бедности является показатель дефицита доходов, т.е. суммы средств, отделяющей их от уровня прожиточного минимума. При одинаковом показателе бедности глубина ее может быть различна.

Размер дефицита в абсолютном выражении вырос за период между обследованиями у всех демографических типов домохозяйств, в меньшей степени — у пожилых, чьи доходы повысились за счет выплат, компенсирующих отмену натуральных льгот.

Вместе с тем, при расчете дефицита в долях ПМ, картина оказывается более позитивной: уменьшилась доля бедных с дефицитом, равным половине ПМ, и соответственно выросла доля бедных домохозяйств с минимальным уровнем дефицита (до 10% ПМ) — с 23 до 29%. Только у пожилого населения дефицит располагаемых ресурсов, рассчитанный в долях ПМ, в 2006 г. находился на уровне 11%, что в 2—2,5 раза ниже показателей по остальным демографическим типам.

В 2004—2006 гг. значительно (в 2 раза) уменьшилась доля семей самой глубокой бедности (рис. 5). В то же время глубина бедности домохозяйств пенсионеров относительно стабильна. Бедность этой категории населения не глубока: у 80% она не превышает 0,2ПМ (рис. 6).

2 0 ,0 2 0 ,0

11,6 7

5,5

□ 2004

□ 2006

16,67

Ю ,9

0,1

0 ,2

0 ,3

0 ,4

0 ,5

СВ .0,5 ПМ

Рис. 5. Дефицит сопоставимых располагаемых ресурсов в неполных семьях, в долях ПМ

пм

Рис. 6. Дефицит сопоставимых располагаемых ресурсов в семьях пенсионеров, в долях ПМ

%

Субъективное ощущение бедности семьями разного типа. Если рассматривать в качестве критерия бедности достаточность бюджета домохозяйства на минимальное текущее потребление (возможность покупать самые простые продукты питания и оплачивать жилье1), в наиболее тяжелом положении оказываются одинокие пенсионеры, более половины из которых указали на крайнюю ограниченность своего бюджета. По всем домохозяйс-твам за период между обследованиями наблюдается положительная динамика: доля домохозяйств с крайне ограниченными возможностями потребления снизилась с 40% до 30%, а у пожилых — с 61% до 42% (табл. 4).

1 К числу бедных относятся те домохозяйства, где доходов хватает на самую простую еду и оплату жилья (или не хватает даже на это).

Тем не менее, население старших возрастов, особенно пожилые одиночки, имея в большинстве своем доходы и располагаемые ресурсы несколько выше прожиточного минимума, часто оказываются в категории бедных в связи с реальными отклонениями от стандарта потребления в обществе и по субъективной оценке своего положения. Среди семей с детьми по субъективному индикатору самыми бедными оказываются неполные семьи, они имеют такой же уровень дефицита бюджета на минимальное потребление, как и пенсионеры.

Другой индикатор, позволяющий оценить динамику субъективной бедности, базируется на ответах вопроса анкеты: «К какой группе Вы бы себя отнесли?». Доля домохозяйств, считающих себя бедными или крайне бедными, за период между обследованиями возросла (табл. 4). Значительный

Таблица 4

Уровень субъективной бедности домохозяйств разного демографического состава, %

Недостаточность бюджета на текущее потребление Субъективное ощущение бедности

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Все домохозяйства 41,1

Домохозяйства лиц трудоспо- 35,9 собного возраста

Домохозяйства лиц пенсион- 60,5 ного возраста

Домохозяйства лиц трудоспо- 43,4 собного и пенсионного возрастов

Семьи с детьми-иждивенцами 34,2 старше 16 лет (учащиеся)

Семьи с детьми до 16 лет 29,5 в том числе:

супруги с 1 ребенком 21,5

супруги с 2 и более детьми 25,5

неполные семьи с детьми 47,6

29.5 23,0 29,1

29.6 20,8 29,2

41,9 32,5 40,4

29,6 22,3 29,2

19,4 17,4 19,1

24,3 18,8 23,0

14,9 12,9 14,1

25.0 12,7 18.4

43.1 35,0 44,0

рост характерен для домохозяйств, состоящих из лиц трудоспособного возраста (молодые одиночки и супружеские пары), что никак не согласуется с динамикой доходной бедности этой группы домохозяйств, которая остается практически без изменений. Для домохозяйств пенсионеров субъективное ощущение бедности возрастает на фоне пусть слабого, но снижения бедности по монетарным индикаторам. Среди семей с детьми неполные семьи выделяются как более высоким уровнем субъективного ощущения бедности, так и более сильной его негативной динамикой в период между обследованиями.

Сопоставление домохозяйств, имеющих располагаемые ресурсы ниже ПМ, и субъективно ощущающих себя бедными, указывающих на крайнее ограничение ресурсов, позволяет выделить 10% домохозяйств, у которых реальная бедность и ее ощущения совпадают. Для супругов с детьми доля

бедных по располагаемым ресурсам почти в 2 раза выше, чем доля субъективно ощущающих себя бедными, для неполных семей наблюдается высокая степень совпадения субъективных и объективных характеристик, а для одиночек этот разрыв составляет 2—4 раза с преобладанием субъективного ощущения. Здесь возможны два объяснения полученного результата: часть домохозяйств, являющихся формально бедными, на самом деле имеют не учтенные доходы, а с другой стороны — субъективная бедность характерна прежде всего для одиноких людей, и в этих случаях важную роль играет социально-психологический фактор. Учет динамики субъективных индикаторов важен как дополнительный аспект анализа уровня жизни населения.

* * *

Результаты исследований свидетельствуют о том, что за прошедший период, вопреки ожиданиям, в целом

численность бедного населения, оцененная по абсолютной методике измерения бедности, в регионе практически не изменилась. В то же время несколько снизились глубина, острота бедности и дефицит доходов бедных домохозяйств. Бедность в целом в регионе неглубокая, и значительная часть бедных домохо-зяйств сконцентрирована у ее черты. Расчет показателя «контролируемые денежные доходы» позволил оценить долю домохозяйств, формально имеющих право претендовать на социальную помощь, равную 40%.

Исследование позволило выявить высокую поселенческую дифференциацию в уровне жизни даже в пределах территории одной области. В областном центре (Н.Новгород), несмотря на тенденцию к росту уровня бедности в 2006 г, по-прежнему фиксируется самая низкая доля бедных. Причиной некоторого роста уровня бедности в областном центре стали факторы, связанные с рынком труда: снижение количества мест для подработок и уменьшение среднего размера дополнительного заработка.

Мнения респондентов о собственном уровне жизни согласуются с динамикой реальных доходов и располагаемых ресурсов, что позволяет использовать субъективные оценки населения в качестве дополнительного показателя благосостояния, хорошо отражающего динамику уровня жизни и бедности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социально-демографический про-

филь бедности за период между обследованиями в целом не изменился. По-прежнему к основным группам риска относятся семьи с детьми, в первую очередь неполные и многодетные. Последние изменения в системе социальной поддержки, связанные с монетизацией льгот, снизили уровень монетарной бедности пожилых людей. Семьи с детьми, особенно дошкольного возраста, являются группой повышенного риска бедности.

Если рассматривать в качестве критерия бедности достаточность бюджета домохозяйства на минимальное текущее потребление (возможность покупать самые простые продукты питания и оплачивать жилье) и субъективное ощущение бедности, то в наиболее тяжелом положении оказываются пенсионеры. Субъективное ощущение бедности усилилось, особенно у одиноких людей и традиционных групп риска (неполных и многодетных семей).

Официальная линия бедности неадекватно отражает реальное экономическое положение пенсионеров и экстремальных групп риска бедности (неполных и многодетных семей). Она не учитывает стоимость таких важных для них услуг, как здравоохранение и образование, которые все больше становятся платными. Эти социально-демографические группы нуждаются в специальной программе социальной поддержки, даже если их доходы несколько превышают прожиточный минимум.

Литература

1. Российский статистический ежегодник - 2006: Стат. сб. М.: ФСГС, 2006.

2. Римашевская Н.М. Базисные принципы социальной доктрины России // Народонаселение. 2005. № 3.

3. http://www.gks.ru/free_doc/2006/b06_ 11/07-01.Мш

4. Россия в цифрах-2004: Краткий стат. сб.: Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2003 г. М.: ФСГС, 2004.

Раздел 3

Проблемы рынка труда и бедность населения

Оплата труда

Специфическая особенность российской бедности состоит в том, что около половины бедных является трудоспособными, включая работающих. Это в первую очередь результат сложившихся соотношений на рынке труда вследствие явного несоответствия социального и экономического статуса индивида. Роль демографических факторов — иждивенческой нагрузки на работника — не является определяющей.

В 2004 г. в целом по 3 районам 18,3% работников проживали в бедности, так как более половины из них являлись низкооплачиваемыми: их заработная плата была меньше ПМ трудоспособного. Кроме того, около четверти (24,4%) работников имели высокий риск оказаться в числе бедных, так как располагаемые ресурсы их семей не превышали 1,5 ПМ; из них три четверти работников являлись низко- и малооплачиваемыми (с заработной платой ниже 2 ПМ).

В 2006 г., несмотря на некоторое снижение численности низкооплачиваемых работников (на 3,4 процентных пункта), доля проживающих в бедности за 2 года не изменилась (18,5%), тогда как группа риска увеличилась с 24,4 до 31,2%. Рост последней произошёл за счёт сокращения работников во всех экономических группах.

Обследование 2004 г. позволило определить социально-демографический профиль занятого населения, проживающего в бедных домохозяй-ствах:

■ около 60% составляют женщины;

■ более 50% — лица в возрасте от 20 до 40 лет (лица, старше трудоспособного возраста практически отсутствуют);

■ 2/3 имеют общее среднее или среднее специальное образование;

■ около 40% — неквалифицированные рабочие и младший обслуживающий персонал, однако каждый десятый имеет высшее образование либо является руководителем;

■ более 60% работают на государственных или с участием государства предприятиях, среди них наибольшую долю составляют работники социальной сферы;

■ почти 70% имеют полную установленную законом занятость; бедность 10% работников была связана с неполной занятостью;

■ дополнительные приработки имеет всего один из восьми работников, оказавшихся за чертой бедности.

В 2006 г. отмечаются незначительные изменения в социально-демографическом профиле работников из бедных семей — сократилось число работников, имеющих дополнительные приработки, работников с неполной занятостью и специалистов с высшим образованием.

В октябре 2004 г., по данным Нижегородского Территориального управления ФСГС, средняя зарплата по области составляла 5773 руб., а в апреле 2006 г. — 7669 руб. Интенсивное падение реальной заработной платы в 1990-е годы вызвало необходимость определения ее реального содержания не только через индексы потребительских цен, но и с помощью сопоставления с прожиточным минимумом

трудоспособного. Средняя заработная плата в области в 2004 г. составляла 2,3 ПМ, а в апреле 2006 г. - 2,18 ПМ трудоспособного. Падение реальной заработной платы, как и денежных доходов, связано с темпами роста ПМ.

По обследованию в 2004 г., средняя заработная плата составляла всего 4743 руб., или 1,9 ПМ трудоспособного. Самые высокие заработки имели работники Советского района - в 1,46 раза выше, чем в г. Арзамасе и в 1,34 раза, чем в Балахнинском районе (табл. 1). В апреле 2006 г., по сравнению с октябрём 2004 г., номинальная средняя заработная плата увеличилась на 30,5%, однако, её соотношение с ПМ снизилось до 1,76 раза. Самые высокие темпы роста номинальной оплаты труда зафиксированы в Балахнинском районе (140%), в результате её реальное содержание удалось сохранить на прежнем уровне (1,7 ПМ), а численность низкооплачиваемых снизить с 29,7 до 18%. Арзамас отличается низкой оплатой труда: средний заработок в соотношении с ПМ в 2006 г. составлял

всего 1,5 раза. Аналогичные тенденции падения реального содержания оплаты труда зафиксированы и в Советском районе, что привело к увеличению доли низкооплачиваемых работников с 16,6 до 19,2%. Однако этот район по-прежнему занимал первое место по уровню средней заработной платы.

Следует отметить, что повышение минимальной оплаты труда с 600 руб. до 800 руб. слабо повлияло на динамику снижения численности низкооплачиваемых работников, так как соотношение между минимальной заработной платой и ПМ трудоспособного практически за эти годы не изменилось. Напротив, рост минимальной оплаты привёл к снижению дифференциации, хотя в целом по выборке она осталась на прежнем уровне (10,3 раза по коэффициенту фондов), что свидетельствует о росте территориальных (межрайонных) различий.

В 2004 г. межотраслевые различия в целом по 3 районам составляли 2,6 раза, в 2006 г. — 2,1 раза. При среднем росте заработной платы в 130% более

Таблица 1

Динамика заработной платы

Всего по трем районам Советский район, г. Нижний Новгород г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Средняя зарплата, руб. 4743 6188 5886 7552 4027 4889 4387 6182

Темпы роста средней 100 130,5 100 128,3 100 121,4 100 140,1

зарплаты, %

Соотношение зарпла-

ты с ПМ трудоспособ-

ного:

средней 1,89 1,76 2,32 2,13 1,66 1,50 1,70 1,72

минимальной 0,24 0,23 0,24 0,23 0,25 0,25 0,23 0,22

Доля работников 24,6 21,2 18,1 19,2 26,1 26,0 29,7 18,1

с зарплатой ниже ПМ

трудоспособного, %

Коэффициент 10,3 10,3 11,1 10,7 7,8 7,3 10,5 8,8

фондов, раз

Таблица 2

Средняя заработная плата в отраслях экономики, руб.

Группы отраслей Всего по трем районам в том числе

Советский район г. Арзамас Балахнинский

2004 г. 2006 г. темпы роста, % 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Промышленность 4987 6420 129 6022 8200 4319 5066 5534 6991

Строительство 8384 7846 94 9947 9371 6297 6619 7868 6674

Транспорт и связь 5758 8035 140 7383 9816 5189 6263 4390 7965

Оптовая и роз- 4289 5594 130 5491 7120 3539 4377 3617,2 5030

ничная торговля

ЖКХ, бытовое 4222 6097 144 5147 7120 3314 4224 3636 6122

обслуживание,

прочие услуги

Образование, 3215 4368 136 4064 5553 2611 3582 2732 3719

культура, искус-

ство, наука

Здравоохране- 3320 4290 129 4527 4875 2726 3774 2422 3647

ние, социальное

обслуживание

Госуправление, 5123 7449 145 5950 8139 4442 7163 4680 6200

силовые структуры

Другое 4908 9105 185 6049 11110 4650 5457 3763 7361

высокие темпы зафиксированы у работников госуправления и силовых структур (145%), ЖКХ, бытового обслуживания и прочих услуг (144%), транспорта и связи (140%).

Анализ межотраслевых различий в оплате труда в 2004 г. показал, что они в значительной степени связаны с внутриотраслевой территориальной дифференциацией. Так, заработная плата в здравоохранении и социальном обслуживании в 2004 г. была в Советском районе в 1,6 раза выше, чем в Арзамасе, и почти в 2 раза выше, чем в Балахнинском районе. В 2006 г. территориальные различия снизились до 1,3 раза. При этом средняя оплата труда медицинских работников и работников социального обеспечения была самой низкой (табл. 2 ).

Относительно высокие темпы роста (выше среднего уровня) были в группе отраслей «образование, культура, искусство и наука» в результате

более высоких темпов роста оплаты труда в науке 157% (с 4216 руб. до 6615 руб.) и культуре — 153% (с 2758 руб. до 4208 руб.). В образовании аналогичный показатель составил всего 130%, а средняя заработная плата увеличилась с 3114 руб. до 4043 руб.

Таким образом, повышение тарифной ставки 1 разряда ЕТС с января

2005 г. до 720 руб. и 800 руб. в сентябре того же года, а также заработной платы отдельным категориям работников в рамках национальных проектов «Здоровье» и «Образование» в начале

2006 г. на изменение ситуации с оплатой труда в этих отраслях не повлияло1. Причём это характерно не только

1 В начале 2006 г в рамках национальных проектов за счёт средств Федерального бюджета была повышена заработная плата классным руководителям в общеобразовательных школах (на 1 тыс. руб.) и участковым врачам и медсёстрам (на 10 тыс. и 5 тыс. руб. соответственно).

для данной области, но и страны в целом: в соотношении со среднероссийским уровнем средняя оплата труда в образовании и здравоохранении в 2006 г. достигла лишь 65% и 75%, соответственно. Аналогичные показатели в 2004 г. составляли 62% и 68%.

Помимо отраслевых различий на уровень и дифференциацию оплаты труда в регионе оказывает влияние степень развитости рыночных структур или, другими словами, численность занятых в них работников.

В 2004 г. средняя заработная плата в негосударственном секторе в 1,27 раза превышала аналогичный показатель на государственных предприятиях и на предприятиях с долевым участием государства, где было занято 37% от общей численности работников. В 2006 г. разница в оплате труда между секторами снизилась на 10 процентных пунктов, а соотношение численности работников разных секторов экономики не изменилось. Сводные данные нивелируют большие различия в районах. Так, Советский район отличается не только более высокой занятостью и уровнем оплаты труда в негосударственном секторе экономики, но и большими различиями в оплате труда между секторами. По нашим расчетам, за апрель 2001—2005 гг. средняя заработная плата на негосударственных предприятиях и организациях по стране превышала аналогичный показатель в государственном секторе экономики в 1,56—1,39 раза. Тенденция сокращения различий в оплате труда между секторами экономики связана с повышением гарантированного минимума в оплате труда, что частично снижает объёмы сокрытия части ФОТ в негосударственном секторе экономики.

Образование и квалификация — важнейшие характеристики трудовых

ресурсов и человеческого капитала, позволяющие работнику лучше адаптироваться в условиях рыночной экономики. Как правило, уровень оплаты труда работников зависит от статуса занятости. Наиболее высокооплачиваемыми являются руководители высшего звена управления, их заработок в 2004 г. составлял около 11 тыс. руб., что в 2,2 раза выше средней заработной платы. У руководителей среднего звена — около 8 тыс. руб., что больше средней в 1,77 раза (табл. 3). Заработная плата квалифицированных рабочих несколько выше, чем у ИТР, несмотря на уровень образования. Не случайно, что среди квалифицированных рабочих встречаются лица с высшим и незаконченным высшим образованием (8,8%), что может быть как следствием напряженности, так и спроса на такие профессии. Высококвалифицированные специалисты подчас выполняют даже неквалифицированную работу (10,9% среди неквалифицированных рабочих, или 2,9% в общей численности работников). Еще более серьезная проблема с работниками, имеющими среднее специальное образование: среди неквалифицированных рабочих они составляют треть (32,2%), а среди квалифицированных — 37,7%.

В условиях рынка оплата труда зависит от спроса на рабочую силу, однако нарушение зависимости оплаты труда от квалификации снижает мотивацию работников. Важнейшим фактором, стимулирующим производительность труда, выступает такое соотношение в заработках работников разной квалификации, которое соответствует различиям в качестве труда и затратам на подготовку.

Если квалификация работника определяет размер индивидуально-

Таблица 3

Средняя заработная плата работников разной квалификации, 2004 г.

В целом по трем районам Советский район г. Арзамас Балахнинский район

Неквалифицированные рабочие 3365

Квалифицированные рабочие 5244

Служащие без высшего специ- 3853 ального образования

ИТР и служащие 5503 с высшим образованием

Руководители низшего и сред- 7874 него звена

Руководители высшего звена 10830

Другое 10189

3734 3120 3410

6341 4617 5286

4672 3283 3524

6258 4443 5240

8006 9158 5105

10594 11742 11400

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13155 5613 7980

го заработка, то квалификационный состав работников — среднюю оплату труда на предприятии, в регионе и стране в целом. По данным 2004 г., 25,8% от общей численности работников являлись неквалифицированными рабочими. В Советском районе к этой категории относился каждый пятый, в Балахнинском районе — каждый четвертый, а в Арзамасе — каждый третий. В 2006 г. во всех районах зафиксировано сокращение численности неквалифицированных работников, доля которых снизилась до 21,9%. Самые большие позитивные сдвиги зафиксированы в Балахнинском районе, что, в конечном счёте, и отразилось на повышении средней оплаты труда и снижении масштабов бедности.

Важной составляющей в оплате труда работников являются дополнительные денежные выплаты и социальные услуги, предоставляемые работодателем на питание, транспорт, оплату жилья, лечение и отдых. Однако этот «социальный пакет» получает весьма ограниченный круг работников — лишь 8,1% в 2004 г. и 8,6% в 2006 г. (табл. 4).

Самой распространенной формой социальной поддержки является оплата питания (около 60% от общего числа предоставляемых услуг). Средний размер большинства социальных выплат и льгот в расчете на одного получателя в октябре 2004 г. составлял 230—330 руб., и только оплата лечения и отдыха была на порядок выше — 3605 руб. Однако этой услугой смогли воспользоваться менее 1% работников. В 2006 г. средний размер выплат на лечение и отдых снизился более чем в 2,5 раза, а численность получателей сократилась в 4 раза (до 0,2%). В обследование 2006 г. не попало ни одного работника со льготами на оплату ЖКУ, предоставляемыми работодателем. В то же время незначительно, но увеличилась доля получающих выплаты и льготы на питание, на транспорт и другие виды, увеличился и средний размер этих выплат (426—1083 руб.). «Социальный пакет» по месту основной работы имеют работники с разным уровнем оплаты труда и разным статусом занятости на государственных и негосударственных предприятиях. Но среди низкооплачиваемых

Таблица 4

Дополнительные денежные выплаты и социальные услуги на предприятиях и организациях

Интервалы зарплаты в соотношении с ПМ Численность работников, имеющих «социальный пакет»* Выды предоставляемых выплат и социаьных услуг

на питание на транспорт на оплату жилья на лечение и отдых другие

2004 2006 2004 2006 2004 2006 2004 2004 2006 2004 2006

до 0,5 ПМ 3,5 5,5 2,3 4,3 1,2

0,5-1 4,5 7,8 2,9 6,7 1,6 2,1 0,3 0,6 0,3 0,7

1-1,5 10,6 8,6 8,3 7,1 1,7 2,0 0,5 0,9 0,5

1,5-2 13,4 8,2 10,1 9,3 3,7 2,2 0,3 1,3 0,3 1,7

2-3 10,6 9,6 6,7 7,2 2,7 2,7 1,8 0,6 0,6

свыше 3 ПМ 5,5 17,5 5,5 9,7 0,5 9,1 0,5 0,5 0,9 0,5 4,6

Зарплата 3,0 2,3 3,0 2,2 1,7 1,7 0,9

не указана

Всего 8,1 8,6 6,2 7,0 2,0 2,5 0,4 0,9 0,2 0,5 1,3

Средний раз- 333 426 257 1083 230 3605 1347 438 559

мер выплат

на 1 получа-

теля, руб.

* Количество социальных услуг и выплат больше, чем число получателей, так как некоторые респонденты давали 2 и более ответов.

доля работников, имеющих дополнительные социальные выплаты и услуги, ниже, чем у работников с более высокой заработной платой. Так, доля получающих дополнительные социальные услуги на предприятии среди низкооплачиваемых увеличилась за 2004—2006 гг. в 1,5 раза, а у относительно высокооплачиваемых — более чем в 3 раза.

Численность работников, имеющих дополнительные денежные выплаты и социальные услуги по месту основной работы, в 2004 г. по районам различалось в 3 и более раз (в Арзамасе она составляла 15,6%, а в Балахнинском — 4,2% и Советском районах — 3,5%). В 2006 г Балахнинский район по уровню охвата работников выплатами и социальными услугами почти сравнялся с Арзамасом, где произошло некоторое сокращение доли таких работников

(11,2% и 12,3% соответственно). В Советском районе зафиксирован небольшой их рост (до 4,6%).

Острой проблемой, усугубляющей и без того непростую ситуацию с оплатой труда у большинства работающих, являются задержки в ее выплате. По данным Росстата РФ, суммарная просроченная задолженность по зарплате в области на 1 июля 2004 г. составляла 403 млн. руб. Число предприятий, которые имели эту проблему, оставалось еще достаточно значимым — 770 (хотя и сократилось по сравнению с 2000 г. в 2 раза). Кредиторами своих работодателей выступали 88 тыс. работников, что составляет 8,4% от общей численности работников. Размер «кредита» каждого из них был равен в среднем 4580 руб. На 1 апреля 2006 г. объёмы задолженности по заработной плате снизились в 6,5 раз и составили 61,8 млн. руб. И хотя масштабы бедствия в

целом не столь велики и значительно меньше, чем в большинстве субъектов Федерации Поволжского федерального округа, это серьезная проблема для каждого, кто с ней сталкивается. По данным 2004 г., доля работников, перед которыми имелась просроченная задолженность на основном месте работы, составляла 3,3% (60 человек) и 3,5% (8 человек) среди тех, кто имел подработки, а суммарная задолженность — 394 тыс. руб.1 В среднем долг работодателей перед каждым из них составлял 5800 руб. В 2006 г. численность работников, не получивших зарплаты в месяц обследования, несколько снизилась. Сократился общий объём задолженности (на 5,6%), а долг перед каждым из них в среднем вырос до 6301 руб. (табл. 5).

В годы экономического кризиса и всеобщих неплатежей весьма распространена была выплата заработка в натуральном выражении (например, в виде продукции предприятия, или продукции других предприятий). В последние годы это стало редким яв-

Численность работников, перед кото- 60

рыми имеется задолженность по заработной плате, человек

Суммарная просроченная задолжен- 376 023

ность, руб.

Средний размер задолженности 6267

на одного работника, руб.

1 При расчете средней заработной платы просроченная задолженность не учитывалась.

лением. Так, из общей численности наемных работников в конце 2004 г. натуральные выплаты имели немногим более 1% работников, в 2006 г. — 0,5%.

Предпринимательский доход — это форма оплаты труда работающих не по найму. Именно с учетом этих доходов и связаны самые большие проблемы в отечественной статистике. Даже при опросе домохозяйств, который проводила в Нижегородской области негосударственная организация (НИСОЦ), предпринимательский доход не указал каждый третий из самозанятых и лиц, занятых индивидуально-трудовой деятельностью.

В 2004 г. всего 90 респондентов отнесли себя к этой категории занятых — это 5% от всех работающих. Предпринимательский доход в среднем на одного указавшего свой заработок человека, по данным опроса в 2004 г., составлял 8084 руб., что в 1,7 раза больше средней оплаты труда наемных работников. В 2006 г. в опросе участвовало 46 предпринимателей, или 2,5% от общей численности

52 8 7

345 623 18 300 26 150

6647 2287 3736

Таблица 5

Просроченная задолженность по заработной плате (в целом по трем районам)

Основное Дополнительное

место работы место работы

2004 2006 2004 2006

работников, их средний доход вырос почти в 2 раза — 16 950 руб.

Одной из серьезных проблем является скрытая (теневая) оплата труда. По данным Росстата, в 2004 г. её объемы по стране в целом составляли 25,6% от средств на оплату наемного труда. Причины столь масштабного явления носят экономический характер, и главная из них — нежелание работодателей платить налоги на фонд оплаты труда. Другой причиной, тесно связанной с первой, является неформальная занятость. Теневая экономика имеет место как в государственном, так и в негосударственном секторе.

При опросе в 2004 г. оплату труда на основном месте работы не указали 229 человек, или 12,6% от общей численности наемных работников и 30 предпринимателей — 33%. Это является следствием разных причин. Во-первых, не указали свой заработок те, кто его не получал по причинам просроченной задолженности, временной нетрудоспособности и отпуска по уходу за ребенком до 1,5 лет, а также лица, не имеющие регулярных выплат — всего 88 человек. Умышленное сокрытие заработков не является главной причиной. Хотя, безусловно, ухудшение криминальной обстановки в последние 10—15 лет сказалось на отношении людей к социологическим опросам, и в первую очередь — по проблемам благосостояния.

Анализ занятости лиц, не указавших личный доход, в 2004 г. показал идентичность их с аналогичными характеристиками работников, не скрывающих свои заработки. Они трудятся во всех отраслях (большинство из них занято в промышленности и торговле — 19% и 14,3% соответственно), на предприятиях разных форм собственности (56% работают в государствен-

ном секторе экономики) и с разной квалификацией. Основную долю составляли рабочие — 40%, ИТР и специалисты с высшим образованием — 24%. Они проживали в домохозяйствах с разным уровнем материального обеспечения, при этом только треть из них относилась к категории бедных. Это свидетельствует о том, что умышленное сокрытие высоких заработков причиной большой доли «missing» не является 1.

В составе располагаемых ресурсов населения доля дооценки денежных доходов в 2004 г. была равна 11,8%. С большой степенью вероятности можно утверждать, что эта дооценка и есть скрытая оплата труда членов домохозяйства. В пересчете на одного работника, не указавшего свой заработок без всяких на то объективных причин, скрытая оплата труда составляла 11,7 тыс. руб., что в 1,5 раза больше среднего предпринимательского дохода. Если весь объём дооценки распределить на всех наёмных работников и предпринимателей, то она составит в среднем 600 руб., или 12,7% от средней заработной платы. В 2006 г на одного работника дооценка составляет 500 руб., или 8,1% от средней заработной платы, а в расчёте только на тех, кто без причин не указал свой заработок — 13,4 тыс. руб.

Анализ ситуации с оплатой труда показал:

1 Следует специально отметить, что приведенные данные о заработной плате и предпринимательских доходах в среднем на одного работающего рассчитывались без учета лиц, не указавших свой доход. Отсутствие этих данных не повлияло на оценку материального положения домохозяйств, так как при этом использовались не только указанные доходы, но и расходы, а также проводилась корректировка с помощью других специальных вопросов анкеты.

■ Основной причиной бедности является низкая оплата труда работающих членов семьи. Рост потребительских цен опережал положительную динамику оплаты труда, и в соотношении с ПМ трудоспособного она снизилась с 1,9 до 1,8 раза. Средняя заработная плата только в областном центре превышает 2 ПМ трудоспособного. Это означает, что в среднем работник может помимо себя содержать ещё 1 иждивенца и при этом не окажется за чертой бедности.

■ Серьезным фактором бедности выступает дифференциация в оплате труда, связанная не столько с отраслевыми различиями, сколько с межрегиональным (межрайонным) неравенством в оплате труда в рамках отдельных отраслей (сфер деятельности). В 2006 г. дифференциация заработной платы в целом не изменилась (10,3 раза по коэффициенту фондов), тогда как в каждом из пилотных районов зафиксировано её снижение. Разнонаправленность динамики объясняется ростом территориальных различий: максимальный разрыв в заработках между районами составлял в 2004 г. 1,46 раза, а в 2006 г. - 1,54 раза. Эти изменения были настолько значимы, что нивелировали сокращение разницы в оплате труда в отраслях и секторах экономики.

■ Важной составляющей в оплате труда работников являются дополнительные денежные выплаты и социальные услуги, предоставляемые работодателем на питание, транспорт, оплату жилья, лечение и отдых. Однако «социальный пакет» получает весьма ограниченный круг работников — лишь 8,1% в 2004 г. и 8,6% в 2006 г. Самой распространенной формой социальной поддержки является оплата питания (около 60%

от общего числа предоставляемых услуг).

■ Острыми остаются проблемы низкой оплаты труда в социальной сфере, решать которые теперь должны региональные власти. Для повышения заработной платы работников бюджетной сферы необходимо существенно поднять минимальную ставку и установить обоснованные коэффициенты повышения заработка для работников с более высокой квалификацией. Принятое в апреле 2006 г. решение о снижении межразрядного коэффициента по основным разрядам ЕТС (4—16) не является ни экономически, ни социально обоснованным и не отражает необходимые различия в оплате труда разного качества. Государство в лице всех уровней власти должно на деле доказать своё желание ликвидировать абсолютную бедность; в первую очередь это касается повышения оплаты труда работников бюджетной сферы и минимальной заработной платы.

Федеральный Закон № 122 от 24.08.2004 расширил права регионов в установлении минимальной заработной платы и систем оплаты труда на подведомственной территории. Однако большинство субъектов Федерации не спешат менять систему оплаты труда в подведомственных им организациях, а установление на территории более высокого минимального размера заработной платы проводится ими вслед за решениями федерального правительства и такими же темпами.

Занятость и безработица

Факторами снижения бедности являются рост занятости населения в общественном производстве, снижение неполной занятости и безработицы.

Таблица 6

Динамика занятости населения, %

Три района в целом Советский район г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Население (всего) 100,0 100,0 100,0

Уровень занятости 63,1 62,8 64,9

Занятые 47,9 48,1 49,0

Работники 45,9 46,6 47,3

в том числе работающие:

пенсионеры 3,8 4,3 6,5

студенты, аспиранты н.д. 0,5 н.д.

100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

66,3 64,9 64,3 60,0 58,0

50,0 50,4 48,4 44,3 46,0

48,2 48,6 46,7 41,8 56,5

6,0 2,3 3,4 2,7 3,6

0,7 н.д. 0,1 н.д. 0,5

По данным Росстата1, уровень занятости в Нижегородской области в ноябре 2004 г. составлял 62,3%, а в I квартале 2006 г. вырос до 63,1%. За период между двумя обследованиями уровень занятости снизился на 0,3 процентных пункта; возросла численность работающих пенсионеров и снизилась численность временно неработающих женщин, находящихся в декретном отпуске или в отпуске по уходу за ребенком — менее 2%. В результате доля работников увеличилась до 46,6% (на 0,7 процентных пункта). Для оценки факторов, влияющих на благосостояние домохозяйств, этот показатель является более информативным, нежели уровень занятости. Так, наиболее заметное снижение уровня занятости зафиксировано в Балахнинском районе (2 процентных пункта), что связано с ростом численности экономически-активного населения с 44,3% до 46%. В этом районе снизилась доля женщин, находящихся в декретном отпуске и по уходу за ребёнком до 1,5 лет (с 5,8% до 2,5%). С учётом работающих студентов и аспи-

1 Росстат. Обследование населения по проблемам занятости ноябрь 2004; май 2006 г.

рантов дневной формы обучения доля работников в составе населения увеличилась (с 41,8 до 56,5%), что и стало одной из причин повышения уровня жизни населения в районе.

В Советском районе показатель уровня занятости увеличился на 1,4 процентных пункта, как следствие относительно высокого удельного веса работающих пенсионеров. Доля работающих в составе домохозяйств увеличилась с 47,3 до 48,2%, но относительно низкий рост оплаты труда (128%) не позволил сохранить здесь основные показатели уровня жизни и бедности на уровне 2004 г.

Основным фактором снижения реального уровня жизни и некоторого роста бедности в г. Арзамасе стало уменьшение доли работников в составе домохозяйств (с 48,6 до 46,7%), хотя показатель уровня занятых сократился незначительно (0,6 процентных пункта).

По данным двух обследований, у большинства работников занятость на основном месте работы носит постоянный характер, и трудовые отношения оформлены в соответствии с действующим законодательством. В 2004 г. трудовой договор с работода-

телем на основном месте работы был оформлен в письменной форме у 92% работников, в 2006 г. таких работников стало больше — 94,3%. При этом, если в Балахнинском районе доля работников, имеющих устную договоренность с работодателем, составляла 2%, то спустя 2 года она увеличилась до 3,3%. В Советском районе, наоборот, их доля снизилась с 6,3 до 5,7%. Самые большие положительные сдвиги зафиксированы в г. Арзамасе: 7,3 и 2,8% соответственно. Занятые в «теневой» экономике не имеют минимальных социальных гарантий (обеспечение в старости, в случае потери работы, оплата временной нетрудоспособности, отпуск и т.д.), а государство не получает налоги с их заработка.

В 2004 г. был проведен анализ состава работников, которые не оформили трудовой договор. Это, как правило, наемные работники у физических лиц (54%), в частных и акционерных (АО) без участия государства предприятиях (33,7%). Во всех районах встречались наемные работники, не имеющие письменного договора с администрацией государственных организаций.

За период между двумя обследованиями во всех районах отмечено снижение объёмов неполной занятости (до 39 часов в неделю) и сверхзанятости (свыше 50 часов в неделю) на основном месте работы. Самые заметные положительные сдвиги зафиксированы в Балахнинском районе, где доля работников с неполной занятостью сократилась в 2,5 раза (с 10,5 до 4,1%) и «сверхзанятых» — в 3,7 раза (с 8,8% до 2,2%).

Низкие заработки на основном месте работы заставляют работников, а также членов их семей, искать дополнительные источники доходов.

В 2004 г. подработку имели 11,4% в общей численности лиц экономически активного возраста (15—72 года) и 7,3% искали подработку (табл. 7). Регулярно подрабатывали в течение полугода около 40% из всех имеющих дополнительную занятость. Среди работающих в это время подрабатывали 12,5% и искали подработку 6,8% работников.

В месяц обследования (октябрь 2004 г.) на наличие дополнительной занятости указали 11,1% членов семей в экономически активном возрасте и 12,1% работников. В среднем на каждого подрабатывающего приходилось немногим более 2200 руб. в месяц, или чуть меньше половины (47%) заработной платы на основном месте работы. В 2006 г. активность населения в поиске дополнительных заработков снизилась, сократилось и число подрабатывавших. И если средняя оплата труда работников на основном месте работы за период между двумя обследованиями выросла на 30%, то средний размер дополнительного заработка увеличился всего на 14%, что в определённой мере объясняется сокращением времени дополнительной занятости по месту основной работы.

Дополнительная занятость на основном месте работы в октябре 2004 г. была самой распространенной формой подработки, а в 2006 г. — работа по найму у физических лиц.

Проблема влияния дополнительной занятости на благосостояние до-мохозяйств детально исследовалась нами в 2004 г. Анализ показал:

1. Наличие дополнительной занятости у работающих мало связано с размером их заработной платы на основном месте работы и материальным положением их домохозяйств. Среди работников с заработной платой свы-

Таблица 7

Дополнительная занятость среди населения в возрасте 15-72 года, %

2004 г. 2006 г.

Число лиц, имевших дополнительную занятость в течение 6 месяцев: 11,4 9,5

из них подрабатывали:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

регулярно 4,5 4,6

нерегулярно 6,9 4,9

Число лиц, искавших подработки в течение 6 месяцев 7,3 3,7

Число лиц, указавших на наличие подработок в месяц обследования 11,1 5,6

Число лиц в возрасте 15 лет - 72 года (всего) 100,0 100,0

Число подрабатывающих работников среди всех работников 12,5 12,1

Средний размер дополнительного дохода, руб. 2254 2598

ше 3 ПМ подрабатывал каждый десятый, среди малооплачиваемых (с заработной платой от 1 до 2 ПМ) и средне-оплачиваемвых (с заработной платой от 2 до 3 ПМ) — каждый восьмой работник. И только у тех, чья заработная плата меньше 50% от ПМ, подрабатывали каждый 5—6-й работник.

2. Наличие подработок, дополнительных денежных выплат и социальных услуг на предприятии не влияет на изменение экономического статуса у большинства работников. Повысили свой статус, т.е. перешли в группу с более высоким суммарным заработком всего 6,5% наемных работников. При этом среди низкооплачиваемых по месту основной работы изменили свой статус 6,5% работников, среди малооплачиваемых с заработной платой от 1 ПМ до 2 ПМ — 8,6% работников. Невысокая доля таких работников не вносит изменений в общее распределение суммарного заработка. Средний суммарный заработок по сравнению со средней заработной платой увеличился на 4,7% (4966 руб. против 4743 руб.), а дифференциация, измеряемая коэффициентом фондов, осталась практически на прежнем уровне — 10,8 раза.

3. Подработки не спасают от бедности. Из 20% подрабатывающих и проживающих в бедности больше половины (10,9%) имеют низкую заработную плату (меньше 1,5 ПМ) на основном месте работы. Только для 2,3% причиной бедности является высокая семейная нагрузка, которую не смогли снизить и подработки. Что касается распределения работников, имеющих дополнительную занятость, по группам с разной материальной обеспеченностью, то она практически равномерна и несколько снижается (до 15%) у относительно обеспеченных (с располагаемыми ресурсами свыше 3 ПМ).

Нижегородская область относится к регионам с относительно низким уровнем общей безработицы. По мере роста экономики более отчётливо проявляется тенденция снижения безработицы. По данным Росстата, этот индикатор в области снизился с 2004 по 2006 г. с 7,4 до 5,3%. Аналогичные показатели в целом по стране составляли 7,9% и 6,7%1. Уровень регистрируемой без-

1 Официальные сайты Федеральной службы государственной статистики и Управления статистики Нижегородской области

работицы в Нижегородской области снизился за этот период на 0,3 процентных пункта и составлял 0,7%.

В обследовании в категорию безработных включались только лица в трудоспособном возрасте как зарегистрированные (получающие и не получающие пособие), так и не имеющие официальной регистрации, но активно ищущие работу. В категорию незанятых включались лица в трудоспособном возрасте, которые не учатся, нигде не работают и не ищут работу. Сюда входят члены семьи, которые ведут домашнее хозяйство (домохозяйки) и те, которые домашним хозяйством не занимаются.

За два года, прошедшие между обследованиями, наблюдалось сокращение общей численности неработающего населения в трудоспособном возрасте в г. Арзамасе и Балахнинском районе. Доля неработающего населения в этих районах сократилась до 8,7—8,9%. По уровню общей безработицы эти территории приблизились к Советскому району Нижнего Новгорода. Ситуация в сфере занятости в этом районе оставалась практически без изменений (табл. 8).

По данным обследования, наблюдается снижение скептицизма безработных по отношению к регистрации в службе занятости (табл. 9).

Активнее услугами государственной службы занятости стали пользоваться безработные в Арзамасе. Вместе с тем распространение мнения о бесполезности регистрации сохранилось почти у половины безработных. В поле зрения Центров занятости (поиск работы, переобучение, выплата пособия и материальной помощи) попадают 23% людей, не имеющих работы. Двумя годами раньше таких насчитывалось менее 15%. Последнее можно объяснить повышением значимости для населения Центров занятости, как института регулирования рынка труда и социальной поддержки безработных.

Опасной тенденцией, наблюдающейся за период обследования, является рост продолжительности поиска работы и доли длительной безработицы, выход из которой особенно затруднителен. Так, доля ищущих работу более 3-х месяцев, выросла на 6 процентных пунктов (с 60 до 66%). Одной из причин такой тенденции выступает снижение образовательного уровня безработных: сокращение доли лиц с высшим образованием (с 13 до 9%), и рост — с общим средним образованием (с 34 до 43%). Население с высшим образованием и средним специальным, имеющее практический опыт, демонстрирует более высокий уровень адаптации, спрос на такую рабочую

Таблица 8

Доля неработающего населения в общей численности трудоспособного населения, %

Советский район г. Арзамас Балахнинскуий район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Неработающие 7,4 7,4 10,6 8,9 11,2 8,7 в том числе:

безработные 3,8 4,0 7,9 4,5 6,7 3,9

незанятые 3,6 3,4 2,7 4,4 4,5 4,8

Таблица 9

Отношение безработных к регистрации в службе занятости, %

Всего Советский район г. Арзамас Балахнинский район

2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г. 2004 г. 2006 г.

Имеют статус 9,2 19,0 7,1 6,3 11,6 36,8 6,1 10,0

безработного

Состоят на учете, но 5,0 4,0 10,7 3,1 1,4 6,1 10,0

без статуса безработ-

ного

Собираются обратить- 16,3 13,0 10,7 15,6 17,4 10,5 16,3 13,3

ся в службу занятости

Не видят необходи- 62,4 59,0 71,4 68,8 58,0 44,7 57,1 66,7

мости в регистрации

Затруднились 10,6 5,0 6,3 11,6 7,9 14,3

ответить

Всего 100 100 100 100 100 100 100 100

Таблица 10

Половозрастной состав безработных и незанятого населения в трудоспособном возрасте, %

Демографические характеристики Неработающие в том числе

безработные незанятые

2004 2006 2004 2006 2004 2006

Пол

Мужской 38,4 39,3 50,7 53,0 16,9 25,7

Женский 61,6 60,7 49,3 47,0 83,1 74,3

Итого 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Возраст

до 20 лет 9,2 5,0 9,6 4,0 8,4 5,9

20-29 28,8 31,8 21,2 28,0 42,2 35,6

30-39 23,1 26,4 24,0 31,0 21,7 21,8

40-49 27,1 18,9 31,5 20,0 19,3 17,8

50-54 7,9 10,0 9,6 8,0 4,8 11,9

старше 54 3,9 8,0 4,1 9,0 3,6 6,9

Итого 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

силу на рынке труда постоянно поддерживается.

В составе безработных увеличилась доля молодых в возрасте 20—39 лет (табл. 10). Возникают сложности с трудоустройством у выпускников

вузов. Если ранее безработица была представлена преимущественно поколением людей, не сумевших адаптироваться к новым рыночным условиям, то сейчас наблюдается появление нового типа, возникающего вследствие

несоответствия образования спросу на рынке труда. Средний возраст безработного составляет 35 лет.

Наряду с сокращением безработицы идет рост доли незанятых в трудоспособном возрасте. Если ранее группа незанятых нижегородцев состояла преимущественно из женщин, то в 2006 г. в этой среде зафиксирован рост мужчин (табл. 10). В неработающие всё чаще начинают попадать люди предпенсионного возраста и лица, отчаявшиеся найти работу.

Потеря работы, по мнению респондентов, чье материальное положение ухудшилось, является одним из основных факторов нисходящей социальной мобильности и снижения благосостояния. В целом по обследованным домохозяйствам главным фактором, снижающим благосостояние семей, является рост цен на товары и услуги, опережающий рост доходов. По мере повышения стоимости жизни положение семей, где имеются безработные и незанятые, резко ухудшается. Так, если в 2004 г. среди домо-хозяйств с безработными 72% имели располагаемые ресурсы менее 1,5ПМ на душу, то спустя 2 года таких семей стало почти 85%. Аналогичные пока-

затели в домохозяйствах с незанятыми составляли 60% и 74% соответственно.

В семьях с неработающими членами семьи в трудоспособном возрасте наблюдается значительное ухудшение социально-психологического самочувствия и снижение самооценок своего материального положения (табл. 11). В 2004 г. среди семей с безработными 52,8% относились к бедным по уровню получаемых доходов, и только 31,5% семей считали себя бедными. В 2006 г. этот разрыв сокращается, и осознание своего бедственного положения нарастает: 50,6% семей с безработными считают себя бедными, и 55,4% являются ими по уровню доходов.

Выплата пособия по безработице не выводит семью из состояния бедности. В соответствии с уровнем регистрируемой безработицы, в 2006 г. 15 респондентов, указали, что они получают пособие, что составляет 68% от всех безработных, состоящих на учете в Центрах занятости со статусом безработного. По официальным данным, в 2006 г. пособие получали 90% зарегистрированных в области безработных. Средний уровень пособия по безработице составил 935 руб. в месяц, или 27% от величины ПМ трудоспособного. Среди получающих пособие по

Таблица 11

Самооценка уровня материальной обеспеченности, %

Ответы на вопрос: «Как вы оцениваете материальное положение своей семьи?» Все семьи Семьи с неработающими

безработными незанятыми

2004 2006 2004 2006 2004 2006

«Крайне бедные» 4,7 1,7

«Бедные» 18,3 19,2

«Не бедные, но с достат- 52,6 33,1 ком ниже среднего

«Средний уровень» 19,3 21,9

«Выше среднего» 0,7 15,1

Затруднились ответить 4,5 9,0

Всего 100 100

8,0 6,6 15,4 6,1

23,5 44,0 15,4 31,6

48,5 33,0 46,2 30,6

11,5 13,2 23,1 28,6

1,0

3,5 3,3 2,0

100 100 100 100

Таблица 12

Причины незанятости неработающих членов домохозяйств, 2006 г.

Причины Безработные Незанятые

Не хочу работать 1,0 9,3

Не с кем оставить детей 3,0 33,0

Нужен уход за другим членом семьи 4,1

Материальное положение семьи позволяет 6,2

не работать

Плохое здоровье 7,0 15,5

Не могут найти подходящую работу 76,0 4,1

Ждут обещанного места работы 6,0 1,0

Ранее не смогли найти подходящую работу 11,3

и прекратили поиски

Другое 8,0 15,5

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итого 100,0 100,0

безработице большая доля молодежи, которая трудоустраивается впервые. В 2005 г Правительство РФ определило границы, в рамках которых может назначаться пособие по безработице: минимум — 720 руб., максимум — 2880 руб. Отметим, что в 2004 г. в выборку попали только два респондента, указавших наличие у них пособий в размере 230 и 300 руб. Следует отметить, что повышение минимального размера пособия со 100 руб. до 720 руб., по словам специалистов служб занятости, стимулировало рост численности «профессионально» безработных, которые устраиваются на работу временно с целью возобновления права на получение пособия. На вопрос о причинах незанятости 1% безработных честно ответили, что не хотят работать (табл. 12).

Безработица в России носит структурный характер: спрос на рабочие места не соответствует предложению свободных рабочих мест. И это наглядно подтверждают данные обследования в Нижегородской области. Главной причиной незанятости безработные называют отсутствие

«подходящей работы» на рынке труда — 76% (табл. 12).

Среди незанятых, как и в 2004 г., около трети составляют домохозяйки, занимающиеся воспитанием детей. Относительно низкая заработная плата женщин (70% от средней заработной платы мужчин), дефицит мест в детских дошкольных учреждениях и высокая оплата их услуг стали причиной распространения женской незанятости. Проблема доступности услуг детских учреждений важна и для 3% безработных. Серьёзной причиной является состояние здоровья трудоспособных граждан: 7% безработных не могут по этой причине найти работу, и 15,5%, т.е. каждый шестой в трудоспособном возрасте — не работает и не учится. Следует отметить, что обследование 2004 г. выявило очень низкое состояние здоровья нижегородцев1. Среди незанятого населения обращает

1 Средняя оценка здоровья, данная респондентами по пятибалльной шкале, не дотягивала удовлетворительной характеристики — 2,76 балла.

Таблица 13

Самые важные требования к работе, выдвигаемые безработными, %

Требования к работе 2004 г. 2006 г.

Устроит любая работа 5,6 6,0

Подходящий заработок 64,6 61,0

Соответствие профессии, специальности 6,3 10,0

Перспективы профессионального 2,1

и должностного роста

Удобный режим работы 4,2 4,0

Близость к дому 2,1 2,0

Гибкий график работы, возможность 2,1 4,0

самостоятельно планировать работу

Нормальные условия труда 6,3 6,0

Другое 4,9 1,0

Затрудняюсь ответить 2,1 6,0

Всего 100,0 100,0

внимание и низкий удельный вес тех, кому материальное положение семьи позволяет не работать (6,2%).

Основным требованием, предъявляемым безработными нижегородцами к работе, продолжает оставаться уровень заработка (табл. 13). Доля людей, готовых согласиться на любую работу, составляет всего 6%, тенденции роста не наблюдается. Имеющиеся вакансии низкооплачиваемых рабочих мест не решают материальные проблемы семей.

Одной из мер, способствующих улучшению положения семей с безработными, является их временная занятость. Наличие подобной деятельности позволяет безработному сохранять некоторые профессиональные навыки и привычку к регулярной трудовой деятельности, что для многих людей из этой среды становится фактором поддержания социального статуса. Среди безработных наблюдается некоторый рост доли лиц, стремящихся найти подработку (с 43 до 48%). Вместе с тем доля регулярно подрабатывающих

среди них очень мала и сокращается (с 3,5 до 2%).

Сфера дополнительных работ для безработных формируется преимущественно за счет спроса на рабочую силу со стороны физических лиц, у которых подрабатывала половина опрошенных безработных. Эта сфера характеризуется самым высоким уровнем нарушений трудового законодательства и незащищенностью интересов работника. В тоже время на общественные работы, организованные службами занятости, безработные не идут из-за очень низкой оплаты труда, да и список таких работ весьма ограничен. На решение этих проблем, в частности, направлено Постановление Правительства Нижегородской области № 135 «О введении часовой оплаты труда на комиссионной основе по отдельным видам работ на территории Нижегородской области». Согласно этому документу, в области на 2005 г. вводился социальный норматив — часовая оплата труда в размере 17 руб. для оплаты общественных работ и в

случае неполной занятости наёмных работников на частных предприятиях и у физических лиц. Расчет минимальной ставки был сделан на основе действующего в области на тот период ПМ трудоспособного и количества рабочего времени в месяц при полной занятости (160 часов).

В 2006 г. средний заработок безработного составлял 1950 руб., а оплата труда у 82% подрабатывающих безработных была ниже половины прожиточного минимума. Однако практически никто из них не отработал полный рабочий месяц.

Подводя итог анализу занятости и безработицы населения как факторов формирования уровня и качества жизни, можно сделать следующие выводы.

1. Одним из основных факторов роста благосостояния населения является повышение занятости, и в первую очередь численности работников в домохозяйствах, имеющих постоянную и полную занятость в общественном производстве, что наглядно проявилось в Балахнинском районе, где за неполные 2 года доля работников среди членов семей увеличилась с 42 до 56%, что и привело к снижению масштабов бедности. Об улучшении ситуации с занятостью свидетельствует снижение объёмов неполной и дополнительной занятости на основном месте работы.

2. Рост пособий по безработице и предоставление адресной социальной помощи будет стимулировать рост численности официально регистрируемых безработных в том случае, если предлагаемые пособия будут реально конкурировать с имеющимися низкооплачиваемыми вакансиями.

3. Пособие по безработице не поддерживает материальную обеспеченность безработных на социально приемлемом уровне. Сейчас пособие по безработице представляет собой вид государственной социальной выплаты, размер которой ограничен уровнем прожиточного минимума в РФ. Необходимо пересмотреть существующую систему социальной поддержки безработных, пособие по безработице должно быть страховым и зависеть от прошлого заработка человека, потерявшего работу.

4. На любую работу по-прежнему соглашается не более 6% безработных, поэтому задача выведения подобных семей из состояния бедности не решается созданием рабочих мест, необходимо появление новых, привлекательных по уровню оплаты, вакансий.

5. В структуре безработицы увеличивается доля с длительными сроками поиска работы, что усложняет процесс возвращения к нормальному труду; падает образовательный и квалификационный потенциал неработающего населения области.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.