Научная статья на тему 'ИСТОРИЯ КОЛЛЕКЦИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ «ГЭСЭРИАДЫ». НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ'

ИСТОРИЯ КОЛЛЕКЦИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ «ГЭСЭРИАДЫ». НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
53
6
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФОЛЬКЛОР / ГРАФИКА / ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА / ТРАДИЦИЯ / КУЛЬТУРА / Ц. САМПИЛОВ / А. САХАРОВСКАЯ / Ч. ШЕНХОРОВ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Алексеева Татьяна Евгеньевна

Коллекция графических произведений по мотивам бурятского героического эпоса «Гэсэр» объединяет произведения девяти художников Бурятии разных поколений и насчитывает более двухсот предметов. Графические листы представляют разнообразие техник и индивидуальный подход каждого автора к осмыслению народного духа фольклорного памятника, заключающего в себе целый мир традиционных ценностей, имеющих непреходящее значение для культуры и искусства бурятского народа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE HISTORY OF THE FINE ART “GESER” COLLECTION. NATIONAL MUSEUM OF THE REPUBLIC OF BURYATIA

The collection of graphic works based on the Buryat heroic epic "Geser" unites works of nine artists from Buryatia who belong to different generations and includes more than two hundred graphic items. The graphic sheets represent a variety of techniques and each authors individual approach of comprehending the folk spirit of the epic, which contains a whole world of traditional values which are of enduring importance for the culture and art of the Buryat people.

Текст научной работы на тему «ИСТОРИЯ КОЛЛЕКЦИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ «ГЭСЭРИАДЫ». НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ»

УДК 069.5 Т. Е. Алексеева

Национальный музей Республики Бурятия Улан-Удэ, Россия

ИСТОРИЯ КОЛЛЕКЦИИ

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ

«ГЭСЭРИАДЫ».

НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

Коллекция графических произведений по мотивам бурятского героического эпоса «Гэсэр» объединяет произведения девяти художников Бурятии разных поколений и насчитывает более двухсот предметов. Графические листы представляют разнообразие техник и индивидуальный подход каждого автора к осмыслению народного духа фольклорного памятника, заключающего в себе целый мир традиционных ценностей, имеющих непреходящее значение для культуры и искусства бурятского народа.

Ключевые слова: фольклор; графика; произведение искусства; традиция; культура; Ц. Сампилов; А. Сахаровская; Ч. Шенхоров.

А. Н. Сахаровская.

Гэсэр, спускающийся с неба. Ветвь вторая. 1961-1967. Линогравюра. 60*42; 44x34

Национальный музей Республики Бурятия (Улан-Удэ)

Коллекция изобразительной «Гэсэриа-ды» является одной из важных групп хранения фондов графики Художественного музея имени Ц. Сампилова, который входит в состав Национального музея Республики Бурятия. В настоящее время собрание иллюстраций и произведений по мотивам героического эпоса бурятского народа «Гэсэр» насчитывает более двухсот музейных предметов. Они демонстрируют разнообразие техник и приемов с использованием выразительных средств графики в соответствии с авторской концепцией отражения первоосновы и духа фольклорного шедевра, в которой большое значение имеет

и время создания графического произведения.

Главной идеей «Гэсэриады» является нисхождение сына божества - небожителя на Землю для борьбы с распространившимся на ней злом. Именно эта идея возвела ее в ранг особого божественного произведения, приобретшего в течение многих веков характер народной эпопеи. В ней, независимо от ее национальной принадлежности, звучит лейтмотив извечной борьбы Добра и Зла, которая увенчивается победой светлого, жизнеутверждающего начала, олицетворением которого является Гэсэр. Потому он - посланник Неба - становится сыном Земли, защитником человеческого рода, за-

логом его процветания и благоденствия [5, с. 6].

В начале XX века почти на всей территории расселения бурят (Предбайкалье и Забайкалье) наблюдалось распространение легендарного сказания в живом исполнении рапсодов-улигершинов. Известные бурятские ученые М. Хангалов, С. Балдаев, Ц. Жамцарано в этнографических поездках изучили и записали различные версии «Гэсэ-риады», имевшие самобытные особенности, характерные для определенной местности и манеры напева и речитатива сказителя. Историческая библиография научных исследований эпоса обширна и охватывает более 200 лет с первых публикаций по настоящее время. В отделе рукописей Бурятского научного центра хранится большое количество версий сказаний о Гэсэре, которые были собраны и записаны несколькими поколениями ученых. Многие ждут изучения, описания и введения в научный оборот.

В 1940 году была проведена Декада бурят-монгольского искусства в Москве. В том же году Правительство СССР приняло решение о подготовке сводного поэтического варианта героического эпоса «Гэсэр» к намеченному юбилею эпоса в ноябре 1942 года. В статьях секретарей Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) С. Игнатьева и А. Ха-халова, опубликованных в центральной и местной печати, особо подчеркивалось значение самобытного эпоса бурятского народа в духовной культуре прошлого и настоящего [1,с. 31].

Составление объединенного варианта легендарного мифа на литературном бурятском языке было поручено Н. Балдано, известному в Бурятии писателю и драматургу. В творческих кругах ученых, писателей и художников началась работа по подготовке к изданию нового текста «Гэсэра» с иллюстрациями. Несмотря на военные годы, в 1946 году Н. Балдано подготовил версию сводного варианта эпоса в переводе М. Тар-ловского, но произошел резкий поворот в национальной политике государства, и эпос был объявлен феодально-ханским [1, с. 32].

Ц. С. Сампилов. Эскиз к эпосу «Гэсэр». ¡940-1944. Пумага, акварель. 35,5x41

Национальный музей Республики Ьурятия (Улан-Удэ)

Ф. И. Пчлдаев. Иллюстрация к эпосу «Гэсэр». 1944. Пум ига, тушь. 25x19

Национальный музей Республики Ьурятия (Улан-Удэ)

И только в 1959 году текст Н. Балдано, объединивший в основе две версии известных сказителей, был издан на бурятском языке. В настоящее время мы читаем созданный вариант «Гэсэра» в переводе российских поэтов С. Липкина и В. Солоухина, который дал возможность познакомиться с фольклорным памятником бурятского народа широкой публике в республике и России.

Начало формирования коллекции изобразительной «Гэсэриады» относится к 1960 году, когда поступили произведения старейших бурятских художников Ц. Сампилова и Ф. Балдаева, позже в 1972 и 1980 годах собрание пополнилось графикой Р. Мэрдыгее-ва и Г. Павлова.

Интересен факт, что произведения по мотивам эпоса «Гэсэр» первых бурятских художников поступили в фонды музея на

Р. С. Мэрдыгееа. Гэсэр на охоте. ¡941. Бумага, гуашь. 37x49,5

Национальный музеи Республики Бурятия (Улан-Уд.1)

многие годы позже времени их создания. Художники, заложившие своим творчеством основы светского профессионального изобразительного искусства в республике, объединились в 1933 году в Союз художников Бурятии, который к I Декаде бурятского искусства и литературы в Москве в 1940 году состоял из четырнадцати человек. Выставка в Государственном музее восточных культур показала значительный потенциал молодого изобразительного искусства Бурятии, определила направления дальнейшего развития [4]. После декады перед художниками была поставлена задача, государственный заказ - подготовить иллюстрации к изданию сводной версии героического эпоса «Гэсэр» к юбилею. Ц. Сампилов первым из художников приступил к разработке эскизов иллюстраций, его отдельные листы датируются 1940 годом.

В июне 1941 года началась Великая Отечественная война. Однако творческий труд над созданием иллюстраций не прекращался, несмотря на то что некоторые из художников были мобилизованы на фронт. Известно, что, кроме Ц. Сампилова, Р. Мэ-рдыгеева, Г. Павлова и Ф. Балдаева, к теме

«Гэсэриады» обращались А. Окладников и Т. Рудь. К сожалению, работ этих авторов в коллекции изобразительной «Гэсэриады» нет.

Общие черты произведений на тему эпического сказания талантливых художников старшего поколения Ц. Сампилова, Р. Мэр-дыгеева, Ф. Балдаева, Г. Павлова основаны на глубоком знании бытового уклада и жизни бурят начала XX века: детство и юность художников прошли почти в тех же условиях, которые описываются в легендарном фольклорном памятнике. Сводная версия еще не была подготовлена, и художники создавали свои произведения по знакомым версиям, бытовавшим на их родине. В грозные годы они верили в лучшее будущее своего народа.

В предисловии к изданию «Гэсэра» А. Уланов, известный эпосовед, написал: «В бурятских улигерах говорится: красивую землю красит человек. Хочется сказать: красивые сказания красят человека. Красотою жизни, как нам кажется, дышат эти строки:

Там, где венное море Манзан, Где бессмертья шумит океан, Где в цветущей долине Морэн Каждый камень благословен, Где раскинулась величаво Ранних жаворонков держава, -На земле, где родился и рос, У реки, чью испил он воду, Богатырь, защитивший свободу. Тот, кто счастье народу принес, Мир и благо людскому роду, -Стал Гэсэр, заступник добра, Светлой жизни вкушать веселье. Эта радостная пора Продолжается там доселе» [7, с. 10].

Так мечтал бурятский народ в своем героическом эпосе, так видели художники богатыря, защитившего родину во время тяжелого лихолетья.

Сампилов Цыренжап Сампилович, самый старший из художников, за время войны создал серию иллюстраций, из которых пятьдесят, выполненных в акварели и чер-

но-белом варианте тушью пером, хранятся в коллекции изобразительной «Гэсэриады» музея.

Графическую серию можно распределить по следующим группам: 1) величественный образ Гэсэра и его воинов, 2) разные типы мангадхаев-чудовтц, 3) борьба героя с чудовищами, 4) бытовые этнографические сцены. Художник добивался монументального образа героя-богатыря, который на могучем коне смог победить чудовищ, олицетворявших зло на земле. Сампиловский образ Гэсэра отражает величие, могущество, веру в его сверхъестественные силы и в то, что герой победит и одолеет любого врага. Изображения соратников Гэсэра немного отличаются от военачальника в деталях, но каждый персонаж-воин привлекает тонкими психологическими характеристиками. Графические листы, посвященные старинному бытовому укладу бурят, выполнены тушью пером в манере старобурятской графики. С любовью, добродушным юмором, глубоким пониманием деталей традиционного быта мастер отражает гармоничную взаимосвязь человека, его предметного мира и окружающей природы. Художник талантливо владеет линией, штрихом, создавая образы героев в знакомой этнографической обстановке.

Балдаев Филипп Ильич с детства в родном улусе помнил исполнение напевных былин настоящими сказителями-улмгер-шинами, и, конечно, воплощение в жизнь собственной изобразительной версии легендарного эпоса «Абай Гэсэр хубуун» было творческой задачей художника. В 1944 году он создал иллюстрации на сюжеты, представляющие второе рождение и детство Гэсэра на земле, его подвиги в детском возрасте, а также картины мирной жизни, бы-то~1Вые сцены, воссоздающие уклад жизни и обычаи. Рисунки, выполненные тушью и пером выразительными контурными линиями и штриховкой, отражали суть каждого листа: драматический накал борьбы с чудовищами или спокойный, размеренный ритм бытовой сцены.

В коллекции изобразительной «Гэсэриады» хранится семь из десяти графических листов с сюжетом эпоса «Абай Гэсэр хубуун», изданных небольшой книгой на бурятском языке в мягком переплете до 1948 года. Во время борьбы с пережитками прошлого книга была изъята из библиотек. По ней трудно определить название, год издания, издательство, поскольку удалены первая и последняя страницы1. В 1958 году Ф. Балдаев разработал новые эскизы к легендарному сказанию, которые отличались по тематике и технике исполнения от рисунков 1944 года. Созданные в технике гуаши, они изображали юношу, борющегося со злом в виде чудовищ-мангадхаев.

Графических листов Мэрдыгеева Романа Сидоровича и Павлова Георгия Ефимовича в коллекции изобразительной «Гэсэриады» немного. В силу разных обстоятельств большинство эскизов недоступны и неизвестно их количество. Но листы, которые хранятся в собрании музея, показывают индивидуальный подход мастеров к решению художественных задач в изображении сюжета и образов главного героя.

Р. Мэрдыгеев - один из первых бурятских художников, кто профессионально зани-

/.' Е. Павлов. Иллюстрация к эпосу «Гэсэр». ¡942. Бумага, гуашь, акварель. 27x23

Национальный музей Республики Бурятия

(Уяан-Уд»)

Г ^ШГУ у л щШШШ

ШШ Щс ^ иКуДЯД

НЯЖ^Н^ 1 /

* у /Зг и^Шн Ви • * - 1

Д. Т. Опоев. Ликование. Цикл «Абай Гэсэр-хан». 1991, Цветной офорт, акватинта. 44,4x56; 32x43,4

Национальным музей Республики Бурятия (Улан-Удэ)

'/. Б. Шенхоров. Рождение Гэсэра. Ветвь вторая. 1993. Бумага, тушь, перо. 24x20,6

Национальный музей Республики Бурятия (Улан-Удэ)

мался этнографией бурят, мифами и сказаниями. Он был членом Восточно-Сибирского отдела Российского географического общества (ВСОРГО), участвовал в экспедициях ВСОРГО по селам Иркутской области и Бурятии как историк и художник. Глубокое знание старого национального быта отразилось в его станковых произведениях и иллюстрациях к бурятскому героическому эпосу «Гэсэр». Акварельные листы с этно-

графической точностью передают быт бурят в начале XX века, который еще оставался архаичным [6, с. 103]. Интересные детали обстановки юрты, сцены облавной охоты дают возможность изучать жизнь и хозяйственный уклад бурят, которые в середине XX века уже полностью ушли в прошлое.

Трудно охватить все стороны деятельности Г. Павлова. Он писал сюжетно-те-матические полотна, портреты, работал в театрально-декорационном искусстве. Графические листы, хранящиеся в коллекции «Гэсэриады», датируются 1942 годом. Тема фольклорного творчества бурятского народа была знакома ему с детства. Почти в каждом бурятском улусе Иркутской области жил свой улигершин, напевавший легендарные сказания о Гэсэре. Обычно исполнение улигера имело производственную и обрядовую значимость и было неотъемлемым элементом жизни деревенского сообщества (исцеление больных, успех на охоте и т.д.). Во время работы над эскизами к эпосу Г. Павлов был призван в ряды Красной Армии на Восточный фронт. Сохранившиеся эскизы отражают сказочно-возвышенное восприятие художником содержания народного эпоса. Все сюжеты, иллюстрирующие эпическое сказание, связаны с небесной тематикой. Акварельная техника передает тонкие тоновые переходы, открывая романтическую натуру художника. Он мечтал о возвышенном мире с прекрасными сильными и справедливыми героями.

Художники, родившиеся в начале XX века, имели возможность слушать напевные былины о великих баторах-богатырях известных сказителей, но и те, кто родился позже, могли тоже слышать эпические поэмы о Гэсэре. По научным исследованиям, в отдельных местностях этнической Бурятии легенды о Гэсэре бытовали до 1950-х годов XX столетия.

Следующее большое поступление картин относится к 1980-м годам, когда в разные годы этого десятилетия были приобретены произведения А. Сахаровской и Д. Пурбу-

ева, ставшие знаменательными в музейной коллекции.

«Гэсэриада» Александры Никитичны Са-харовской - самое большое персональное собрание, которое насчитывает более 70 произведений. Оно состоит из листов, выполненных в технике линогравюры в период 1961-1967 годов при подготовке к первому изданию эпоса в 1968 году. Второй вариант улигера художница выполнила в 1985 году в технике гуаши. Книга была издана в двух томах в 1986 году в Улан-Удэ. Она значительно отличалась от первого издания не только техникой исполнения иллюстраций, но и форматом и объемом. Художница разработала всю структуру книги, добавив иллюстрации ветвей (глав), которых не было в первом издании. Обе книги, несомненно, являются классическим примером искусства оформления книги.

Молодая художница приступила к работе над бурятским героическим эпосом «Гэсэр», возвратившись после учебы на родину, когда она была полна стремления найти масштабный проект, где бы она могла применить полученные знания. Процесс вживания в объемный и разнородный материал оказался длительным, нелегким [6, с. 136]. Ей важно было отразить свое видение легендарного сказания, которое она слышала в исполнении великих рапсодов в своем детстве с его особой поэтикой, метафоричностью и богатством образов.

Художница выбрала технику черно-белой линогравюры, которая была очень популярна в 1960-е годы в мировом и российском искусстве и давала возможность обобщенно и лаконично выразить главную идею содержания улигера, черно-белой контрастностью подчеркнуть драматизм повествования. А. Сахаровская работала почти восемь лет над линогравюрными иллюстрациями, разработала огромное количество эскизов в акварели и гуаши, многие были переведены в линогравюру, напечатаны на станке, но не все листы вошли в издание 1968 года в московском издательстве «Художественная литература». Интерес привлекают небольшие

полуполосные иллюстрации, удачно согласованные с форматом книги и встроенные в канву текста, лаконично передающие содержание эпоса с выразительно говорящей линией.

Более 20 лет спустя А. Сахаровская вновь обратилась к оформлению эпоса. Для усложнения образного строя книги и поиска максимального соответствия изобразительного языка специфике книги художница обратилась к технике акварели и гуаши, отличной от эстампа.

Пурбуев Доржи Гармаевич, окончив в 1973 году Таллинскую академию художеств, вернулся на родину и сразу обратился к фольклорному наследию бурятского народа - героическому эпосу «Гэсэр» (1975). Иллюстрации Д. Пурбуева открыли другой уровень восприятия фольклорного памятника в свете тенденций развития искусства графики в этот период, когда на смену эстетики суровых будней пришла поэтика лиризма и романтизма. Для воплощения своего творческого замысла - создать выразительные образы героев повествования, наполненные эмоциональной энергией, - автор использовал смешанную технику (акварель, гуашь, тушь), которая давала возможность колористического поиска цветовых контрастов и тонких тоновых переходов. Лаконичные и в то же время многозначные композиции с ясной изящной линией, формирующей выразительный силуэт героя-богатыря, стари-ш-улигершина, лирического женского образа, грациозных графических миниатюр, отражают эпико-романтическое понимание автором духовной сути шедевра народного устного творчества. В иллюстрациях «Гэсэра» художник талантливо соединил великолепную европейскую школу с профессионально отточенным пластическим языком и национальную духовную традицию с применением буддийской символики.

Сложной ассоциативностью отличаются произведения Д. Пурбуева «Иллюстрации к эпосу», представляющие собой своеобразную имитацию традиционных ксилографий с удлиненным форматом листа и миниа-

Е. А. Болсобоев. Небесные кузнецы. 2017. Бумага, тушь, гравюра на пластике. 61x43; 44x35

Национальный музей Республики Бурятия (Улан-Удэ)

тюрностью [6, с. 138]. Авторская концепция национальной идеи основана на красоте и уважении народных традиций, красоте женских образов и мудрости стариков, передающих знания и опыт поколений. Художник использовал весь комплекс национальных культурных ценностей: орнамент, иконопись, мотивы дацанской ксилографии [2, с.

3].

В 1992 году коллекция изобразительной «Гэсэриады» пополнилась небольшим ко-

личеством графических листов заслуженного художника Бурятии Олоева Даниила Трофимовича. Он окончил Академию художеств дипломной работой по оформлению романа Ч. Айтматова «И дольше века длится день», на родине в 1990-е годы он создал иллюстрации к значительным произведениям российской и мировой литературы, отражающие творческие устремления художника в этот период. Такие разные романы объединены популярной концепцией мифотворчества в литературе 1970-1990-х годов, а также в изобразительном искусстве.

Как рассказал Д. Олоев, в 1991 году первый бурятский кинорежиссер Б. Халзанов предложил художнику создать произведения по мотивам бурятского героического эпоса «Гэсэр» для его нового проекта2. Художник с энтузиазмом приступил к работе, ему была близка метафоричность и иносказательность фольклорного памятника. Он создал четыре листа, которые в кратком воспроизведении охватывают главные моменты из эпоса: ликование, когда Гэсэр спускается с небес, битва, победа, пир. Не следуя хронологии повествования, художник на листах изобразил основные сюжетные мотивы, на которых строится рассказ эпоса. Композиции графических работ напоминают буддийские житийные иконы с тонкими тональными переходами, которым соответствует техника акватинты, где художник применил свою авторскую технологию. В центре - главный герой, по сторонам - сопутствующие герою события, кроме сюжета заточения чудовища, который построен по классическому образцу.

Интересный лист «Ликование» можно в какой-то мере соотнести с классическим произведением А. Сахаровской «Гэсэр спускается с небес». Они, конечно, разные по композиционному построению. Но ликование Бухэ Бэлигтэ, спускающегося на землю, чтобы победить зло, не прямолинейно, а многозначно и ассоциативно. Сопровождение воинов, скота и благословляющих его небесных покровителей и девяти драгоценностей символизируют духовное богатство жизни, единство души и тела и единство Человека и Космоса.

В конце XX - в начале XXI веков формирование коллекции изобразительной «Гэсэриады» приостановилось. Наступили трудные времена для комплектования фонда изобразительного искусства, но художники поддерживали музей своими дарами. Новый этап для обновления коллекции «Гэсэриады» наступил в 2014-2018 годах. В этот период была приобретена серия иллюстраций Ч. Шенхорова, которые вошли в оформление книги «Абай Гэсэр Богдо Хан», и по-

ступили отдельные листы Е. Болсобоева по мотивам эпоса «Гэсэр».

Шенхоров Чингиз Бадмаевич, наблюдая природные мотивы родной Тунки, приобщился к таинствам этой благословенной земли, неповторимый облик и духовную священность которой с древних времен формировали мифы и легенды. Тема былинных героев, превратившихся в духов горных вершин, святых для жителей Тункинского района Бурятии, близка мастеру. Поэтому он с готовностью принял заказ Союза писателей Республики Бурятия на оформление издания героического эпоса «Гэсэр», которое было намечено на 1995 год, объявленный годом 1000-летнего юбилея памятника фольклорного творчества бурятского народа. В полном, задуманном автором оформлении книга была переиздана в 2007 году при поддержке Агинского национального округа и его главы Б. Жамсуева. В книгу вошли иллюстрации: цветные титульные листы, полуполосные черно-белые горизонтального и квадратного формата.

В коллекции изобразительной «Гэсэри-ады» хранится вся серия из 55 листов. Графические листы выполнены в стилистике «буряад зураг». Этот термин появился в изобразительном искусстве Бурятии по аналогии с «монгол зураг» и свидетельствует о родственности исторических судеб монгольских народов, о едином пути становления светской художественной культуры, начало которого относится к концу XIX -первой трети XX века [3, с. 4].

Художник применяет в своих листах приемы народной графики, которые тесно связаны с житийными буддистскими иконами, соблюдая декоративно-орнаментальную основу. Вертикальное и горизонтальное композиционное построение сохраняет плоскостность графического листа, пластичная линия выявляет мягкие изгибы контуров, умелое расположение фигур в пространстве с характерными позами, черный фон подчеркивает контрастность выразительного белого пятна с изображением сюжета и тщательной прорисовкой деталей. И сама

техника пером тушью требует уверенного и искусного умения и навыка.

Болсобоев Евгений Анатольевич обратился к шаманской и фольклорной теме не случайно. Важным событием, которое подтолкнуло художника к большой и сложной теме, было приглашение в качестве дизайнера выставки «По следам исследований С. Балдаева» в Музее истории Бурятии. Встреча с уникальными материалами известного бурятского ученого о народном быте, фольклоре, верованиях вдохновила Е. Болсобоева на создание серий графических произведений по мотивам шаманства и героического эпоса «Гэсэр» в технике гравюры на пластике.

Пластик, материал XX века, широкое применение получил в 1970-е годы и тогда же стал использоваться как материал в изобразительном искусстве, по своим художественным и техническим свойствам он подобен линогравюре. В течение нескольких лет художник увлеченно работал над графическими листами «Гэсэриады». Художник не ставил целью иллюстрировать поэтический памятник народного творчества, строго следуя канве повествования. Он создал самостоятельные художественные образы-символы, объединенные единым замыслом героического эпоса, хотя в названиях нет прямого указания на легендарный источник: «Рождение богатыря», «Гонитель тьмы», «Небесные кузнецы», «Песня жаворонка», «Битва с чудовищем». Графические листы выполнены в стилистике первобытного рисунка, обработанной художником для графического отражения сюжетов, связанных с древней историей бурятского народа. Автор использует динамично диагональные, экспрессивно круговые композиции, сочный штрих для воплощения наивысшей эмоциональной концентрации.

Задача изучения и каталогизации предметов коллекции изобразительного искусства является неотъемлемой частью музейной работы, также как и экспонирование музейных предметов. Собрание изобразительной «Гэсэриады» приобрело известность в

Сибирском регионе благодаря выставкам в Улан-Удэ (2014, 2017, 2020), Якутске (2017), Усть-Орде Иркутской области (2018), которые были встречены с большим интересом. Намечаются достойные внимания выставочные проекты в партнерстве с известными музеями регионов России.

Сотрудники отдела фондов музея ведут разного рода картотеки, и в настоящее время впервые готовится к публикации полный научный электронный каталог коллекции изобразительной «Гэсэриады» Национального музея Республики Бурятия, которая составляет небольшую часть всего фонда музея.

Примечания

1. Книга находится в архиве семьи Балдаевых.

2. Из беседы с художником. Кинематографический проект не был осуществлен из-за смерти Б.Ц. Халзанова в 1993 году.

Литература

1. Балдано, М.Н. Проект нациестроительства: сводный вариант эпоса «Гэсэр» // Вестник Бурятского государственного университа. - Улан-Удэ, 2014.-№ 7.-С. 31-35.

2. Бороноева, Т.А. Образы Гэсэриады в книжной графике Бурятии в 1960-1990-е гг. // Труды Национального музея Республики Бурятия. -Улан-Удэ, 2014.- 232 с.

3. Бурятский орнамент в творчестве Лубса-на Доржиева : альбом / вступ. ст. И.С. Балдано. -Улан-Удэ : Нютаг; Москва : МИРТ, 1992. - 126 ил.

4. Выставка изобразительного искусства Бурят-Монгольской АССР : каталог. - Москва ; Ленинград : Искусство, 1940. - 68 с. - На шмутцтиту-ле: Декада Бурят-Монгольского искусства, Москва, 1940.

5. Дугаров, Б.С. Бурятская Гэсэриада - песнь во времени и пространстве // Абай Гэсэр Богдо Хан / перевод С. Липкина. - Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2007.-С. 5-11.

6. Соктоева, И.И. Изобразительное и декоративное искусство Бурятии. - Новосибирск : Наука, 1988. - 157 с.

7. Уланов, А.И. Бурятский героический эпос // Гэсэр / предисл. и подстр. пер. А.И. Уланова ; илл. А.Н. Сахаровской ; пер. С.И. Липкина. - Москва : Художественная литература, 1968. - С. 5-10.

Д. Г. Пурбуев. Иллюстрация к эпосу «Гэсэр». Лист 8. 1975.

Картон, смешанная техника.

72x57

Национальный музей Республики Бурятия (Улан-Удэ)

Об авторе

Алексеева Татьяна Евгеньевна - заслуженный работник культуры Республики Бурятия, заведующая сектором хранения изобразительного искусства ГАУК «Национальный музей Республики Бурятия»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

E-mail: t.e.alekseeva@mail.ru

THE HISTORY OF THE FINE ART "GESER" COLLECTION.

NATIONAL MUSEUM OF THE REPUBLIC OF BURYATIA

Alekseeva Tatiana Evgenievna

Honored worker of culture of the Republic of Buryatia, head of the art storage sector, National Museum of the Republic of Buryatia

Abstract: The collection of graphic works based on the Buryat heroic epic "Geser" unites works of nine artists from Buryatia who belong to different generations and includes more than two hundred graphic items. The graphic sheets represent a variety of techniques and each authors individual approach of comprehending the folk spirit of the epic, which contains a whole world of traditional values which are of enduring importance for the culture and art of the Buryat people.

Keywords: folklore; graphics; work of art; tradition; culture; Ts. Sampilov; A. Sakharovskaya; Ch. Shenkhorov.

! S

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.