Научная статья на тему 'Исторический Башкортостан (V-XVI вв. ) - страна городов'

Исторический Башкортостан (V-XVI вв. ) - страна городов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
104
10
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мажитов Нияз Абдулхакович, Султанова Альфия Ниязовна, Сунгатов Фларит Абдулхаевич

There is a wide-spread opinion in historical science that the medieval ancestors of the present-day Bashkirs were indigenous nomads and they didn't have towns. This statement traced to G. Rubruk's proposition (8 th century) is denied as being not authentic, for in the works of Arab scholars(14 th -16 th centuries) it is mentioned that there were 7 towns in the land of the Bashkirs. The west European cartographers (14 th -16 th centuries) had information about the city of Bashkort and placed it in the mouth of the Ufa, on the territory of the modern city of Ufa. Now the complex of the medieval monuments (hill-forts, settlements, necropolises), situated in the centre of Ufa, is identified with the city of Bashkort. Among these monuments the hill-fort Ufa-II had been the most outstanding one. The archaeologists consider it to be the citadel of the city of Bashkort.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мажитов Нияз Абдулхакович, Султанова Альфия Ниязовна, Сунгатов Фларит Абдулхаевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

HISTORICAL BASHKORTOSTAN (5 TH-16 TH CENTURIES) AS THE LAND OF CITIES

There is a wide-spread opinion in historical science that the medieval ancestors of the present-day Bashkirs were indigenous nomads and they didn't have towns. This statement traced to G. Rubruk's proposition (8 th century) is denied as being not authentic, for in the works of Arab scholars(14 th -16 th centuries) it is mentioned that there were 7 towns in the land of the Bashkirs. The west European cartographers (14 th -16 th centuries) had information about the city of Bashkort and placed it in the mouth of the Ufa, on the territory of the modern city of Ufa. Now the complex of the medieval monuments (hill-forts, settlements, necropolises), situated in the centre of Ufa, is identified with the city of Bashkort. Among these monuments the hill-fort Ufa-II had been the most outstanding one. The archaeologists consider it to be the citadel of the city of Bashkort.

Текст научной работы на тему «Исторический Башкортостан (V-XVI вв. ) - страна городов»

ИСТОРИЯ. ЭТНОГРАФИЯ. АРХЕОЛОГИЯ

Н.А. Мажитов, A.H. Султанова, Ф.А. Сунгатов

ИСТОРИЧЕСКИЙ БАШКОРТОСТАН (V-XVI ВВ.) - СТРАНА ГОРОДОВ

Авторы настоящей статьи сознают, что ее заголовок противоречит общепринятому мнению о том, что в средневековье в стране башкир не бышо городов и предки современных башкир быши исконными кочевниками. Это мнение в науке утвердилось с легкой руки западноевропейского путешественника Гильома Рубрука, совершившего в 1253—1255 гг. поездку в Монголию. Его маршрут пролегал через нижневолжские и нижнеяицкие степи. Европеец в своих записках мимоходом отмечает, что река Ягак (Яик) течет с севера из земли паскатир (башкир) и впадает в Каспийское море. «Язык паскатир, — пишет он, — и венгров один и тот же; это — пастухи, не имеющие никакого города; страна их соприкасается с запада с Великой Булгарией. От этой земли к востоку, по упомянутой северной стороне нет никакого города» [1, с. 122, 123]. Из источника становится очевидным, что Рубрук страну башкир, т.е. Южный Урал, не посещал, а объехал ее издали и о пастушеском образе жизни он писал понаслышке. Об этом он пишет сам: «То, что я сказал о земле паскатир, я знаю через братьев проповедников, которые ходили туда до прибытия татар», т.е. до начала вторжения татаро-монголов в Восточную и Центральную Европу.

Между тем мимоходом изложенное замечание Рубрука об отсутствии городов в стране башкир оказало на историков гипнотизирующее воздействие, в результате чего в литературе о хозяйстве и образе жизни башкир с 1Х—Х вв. по ХУНТ— XIX вв. твердо утвердилось мнение как о народе, ведущем кочевой скотоводческий образ жиз-

ни. При этом исследователями не принимались во внимание такие очевидные факты: а) сведения арабских авторов IX—XII вв. о городах в стране башкир, в т.ч. труд выдающегося ученого XII в. ал-Идриси с описанием городов Намджан, Гур-хан, Карукийа, Каср и Маср и обозначением их местонахождения на Южном Урале [P, р. 40б— 407 и др.; З, с. P5—Зі]; б) итоги более чем 70-летних археологических исследований на Южном Урале, в результате которых были открыты остатки десятков стационарных поселений (городища, селища), датируемых V—XVI вв.

Следует подчеркнуть, что при организации полевых археологических работ в советский и постсоветский периоды исследованию поселений не придавалось серьезного внимания и специалисты ограничивались в основном их поверхностным описанием. В этом акте отразилось влияние наследия Рубрука и недооценка значения поселений, особенно городищ, для изучения социально-экономической и культурно-политической истории средневековых башкир. Такая критическая оценка напрашивается в свете тех очевидных фактов, как обнаружение на ряде поселенческих памятников (городище Турналы на р. Ай, Саньяпское селище на р. Большой Ик) находок с бесспорной датой X—XIV вв. [4, с. l8P; 5, с. ЗЗ]. Следует напомнить, что в ранних наших публикациях мы не раз подчеркивали, что некоторые ныне известные средневековые городища и поселения Южного Урала могли существовать в ранге городов [б, с. l96—l97, ЗР1], что в последующем нашло яркое подтверждение

Мажитов Нияз Абдулхакович, доктор исторических наук, профессор, академик АН РБ, вице-президент АН РБ Султанова Альфия Ниязовна, кандидат исторических наук, доцент БГУ

Сунгатов Фларит Абдулхаевич, кандидат исторических наук, директор Научно-производственного центра Министерства культуры и национальной политики РБ

©Мажитов H.A., Султанова A.H., Сунгатов Ф.А., 2OO9

материалами, полученными во время археологических раскопок на городище Уфа-11 и ряда других памятников (городища, селища, некрополи), расположенный вокруг него.

Городище Уфа-11, расположенное на правом берегу р. Белая, на мысе, образованном двумя глубокими оврагами, открыто в 1953 г. В 1957— 1958 гг. на нем проводились разведочные археологические раскопки, в результате которыгх установлено, что городище имеет мощные культурные отложения, достигающие почти 4 м [7, с. 97— 99; 8, с. 140—150]. Собранные материалы позволили датировать городище У1—Х вв. н.э., но по мере развития археологической науки его возраст омолаживался в сторону включения первых двух-четырех столетий II тысячелетия н.э. Это дало повод Н.А. Мажитову, одному из авторов данной статьи, утверждать, что городище Уфа-11 является предшественником современного города Уфа [9, с. 160—166]. Эта мысль исследователя была изложена более развернуто в докладе, прочитанном им в 1999 г. на республиканской научно-практической конференции, посвященной 425-летию г. Уфа, основание которого исследователи связывают со строительством в 1574 г. первой русской крепости [10, с. 15—20].

Н.А. Мажитов опирался на сведения выдающегося историка ХУ111 в. П.И. Рыикова о том, что на территории уфимского полуострова до прихода русских переселенцев и строительства ими Кремля существовал большой башкирский город, который простирался на расстоянии более 10 верст; что в этом городе жил башкирский хан Тюря хан (Турахан). Он быш похоронен в мавзолее на р. Дема, недалеко от г. Уфа [11, с. 264].

Важно подчеркнуть, что достоверность информации П.И. Рыикова о существовании башкирского города до прихода русских поселенцев подтверждается исследованиями В.В. Трепавло-ва. На основании письменных документов он установил, что Турахан является реальной личностью, который погиб в ходе конфликта с ногайскими мурзами в 1510-х годах; а после его гибели в этом башкирском городе находилась ставка ногайских наместников [12, с. 17—27; 13, с. 205, 210, 366 и др.].

В исследованиях Н.А. Мажитова о средневековом этапе г. Уфа принципиальными являются два аспекта, первый из которых связан с классификацией средневековых археологических памятников на территории г. Уфа. Эти памятники хо-

рошо известны науке. Это — Усты-Уфимское городище, городища Уфа-I, II, III, IV. Сюда же относятся несколыко селищ по левому берегу р. Белая, могилыники, представленные захоронениями с богатым инвентарем по улицам Тукая, Фрунзе (ныне Заки Валиди), Пушкина, а также Дежневскими, Новиковскими курганами. Все эти памятники содержат сходный по составу материал, что не оставляет сомнения в том, что принадлежат к одному и тому же периоду и родственному населению. Несмотря на эту очевидносты, археологи все указанные памятники до сих пор рассматривали изолированно, в то время как они расположены кучно, на расстоянии от 200—300 м до 1—2 км друг от друга [14, с. 95]. Никто из исследователей не допускал даже мысли, что они в свое время могли образовываты единый поселенческий комплекс и являтыся археологическим свидетелыством древнего города, возникшего и существовавшего на много столетий раныше, чем это официалыно установлено.

Удивителыно и то, что ни археологов, ни историков Южного Урала до сих пор не привлекал факт наличия писыменных свидетелыств о городе Уфа, в то время как в числе крупных золотоордынских городов он под названием Башкорт упоминается арабским автором XIV в. Ибн-Халду-ном [15, с. 169]. К сожалению, он в своем скупом сообщении не упоминает его географических координат, но этот пробел восполнен западноевропейскими картографами XIV—XVI вв.: на картах того времени, где наиболее точной является карта Меркатора 1554 г. [16, с. 20], город Башкорт (Пашкерти) отмечен в среднем течении р. Белая, у места впадения в нее р. Уфа (Караи-делы). На данной территории, кроме как названной группы памятников с городищем Уфа-II в центре, других памятников нет, что позволяет отождествляты их с городом Башкорт. Так наука получила убедителыные доказателыства того, что на средневековом этапе своего функционирования город Уфа назывался городом Башкорт. Кон-цептуалыные выводы по поводу отождествления археологического памятника городища Уфа-II с городом Башкорт, упомянутом в писыменных источниках, нами изложены в работе 2007 года [17, с. 30—44].

То обстоятелыство, что городище Уфа-II располагается в густо заселенном районе города Уфа, не давало возможносты начаты плановое его научное археологическое изучение. Она возникла

неожиданно в связи с включением территории расположения городища в план реконструкции, в связи с чем в 2006—2008 гг. на городище проводились широкие охранные археологические раскопки. Они состоялись после принятия Правительством РБ Постановления (№ 242 от 24.08.2006), которым была утверждена государственная программа «Городище Уфа-11 на 2006— 2011 годы». Основными исполнителями этой программы были назначены Академия наук РБ, Министерство культуры и национальной политики РБ и БашГУ. Это были самые масштабные раскопки на средневековом поселении (городище) из когда-либо проводившихся на Южном Урале. Итоги раскопок частично введены в научный оборот [17, с. 39—44; 18, с. 33—37; 19, с. 27—33].

Раскопками произведен разрез крепостной стены, основание которой — около 10 м. Она сложена из глины, вынутой из глубокого и широкого рва, проходящего рядом со стеной. Глина сложена, как представляется, внутри бревенча-то-досчатых срубов, поставленных плотно друг к другу. Сложные внутривальные деревянные конструкции связывали насыпь и препятствовали ее расползанию. Для предотвращения осыпания вала в ров со стороны рва ступенчато оставлены две горизонтальные площадки — бермы шириной более 1 м. В верхних слоях крепостной стены видны следы пожара, разрушений и неоднократных попыток ее восстановления.

Раскопками удалось установить, что в строительстве стены и других архитектурных объектов городища был широко использован искусственный материал из жидкой глины, заливавшейся в опалубки. Разноцветные слои такой глины в сочетании с прослойками остатков дерева, древесных угольков образуют почти ненарушенную стратиграфию культурного слоя мощностью от 3,5 м до 4 м в районе крепостной стены, от 2 м до 3 м — в некотором удалении от нее.

Прослежены следы прямоугольных и юртообразных (круглых на плане) жилищ, несколько меде- и железоплавильных комплексов и хозяйственных ям, ювелирной мастерской по изготовлению украшений из золота. Нельзя не упомянуть о такой редчайшей находке в виде уличных мостовых из деревянных плах (досок). На исследованных участках они делят территорию на кварталы, внутри которых с выходом к мостовым располагались жилые и хозяйственные постройки. Уличные мостовые обнаружены на глубине при-

мерно 1,60 м, и это, на наш взгляд, непременно указывает на их археологический возраст (ориентировочно У111—Х1У вв.). Деревянные настилы, имевшие ширину в среднем 2 м, в настоящее время выявлены на длину более 30 м.

Богат и разнообразен вещественный состав находок. В нем преобладают обломки керамики турбаслинской, бахмутинской, кушнаренковской групп У—У111 вв. и поздних их образцов (IX— XII вв.). В коллекции керамического материала представлены и образцы привозной гончарной и лепной посуды из районов Среднего Поволжья, Северного Кавказа, Приаралья. Много изделий из металла и кости, среди которых можно выделить различные украшения (серьги, пряжки, наконечники и накладки ремней, подвески) У— Х1У вв., находки хорошо распределяются по отдельным хронологическим периодам. Найдено около 20 серебряных золотоордынских монет Х1У в, а также куски золотой проволоки — сырье мастера-ювелира. Рядом с ними обнаружен серебряный рамчатый наконечник ремня со вставкой орнаментированной пластины из золота УТ1— УТ1Т вв., что позволяет определить возраст «золотого лома».

В число редких находок можно отнести обломок каменной скульптурной фигуры — головы мужчины с тонкими усами, закрученными вверх. Другой обломок каменной человеческой головы был обнаружен случайно недалеко от городища в 1950-х гг. Вряд ли можно усомниться в том, что эти обломки каменных скульптур относятся ко времени широкого распространения в евразийских степях тюркских каменных изваяний.

Для характеристики роли и места городища Уфа-11 и связанных с ним других памятников нельзя не учитывать материалы из некрополя, расположенного непосредственно за его крепостными стенами. По свидетельствам уфимских краеведов ХУ11—Х1Х вв. этот некрополь состоял из множества курганов, разрушенных в ходе различных земляных работ. По сохранившимся отрывочным письменным отчетам известно, что курганы содержали много изделий из золота, серебра, бронзы и железа. Среди случайных находок особо выделяются золотая византийская монета У в. н.э., золотые серьги, колты, медальоны и другие вещи УП—УШ вв. Весь этот набор находок сопровождался керамической посудой тур-баслинского типа УТ—УТТТ вв. н.э.

Состав и сходство материала некрополя и поселений, в т.ч. городища Уфа-11, свидетельствуют об их синхронности и принадлежности носителям турбаслинской археологической культуры. Начальная дата образования данного комплекса памятников, на основании многочисленные и хорошо датированных аналогий отдельным предметам, относится к V веку. Основанием служит и упомянутая выше золотая византийская монета V в., а также бронзовые бляхи с изображением двух византийских соправителей или святых середины V в. н.э., найденные в подкурганныгх погребениях на территории уфимского полуострова и в самом городище того же типа, но с изображением на одном из них двух лошадей под седлом, на другом — головы льва с пышной гривой в профиль.

Накопленный в процессе археологических раскопок материал с городища необычен, а на-

пластования культурных слоев чрезвычайно сложны. Археологи Уфы впервые столкнулись со столь сложным для изучения памятником. Для коллективного обсуждения методов ведения археологических раскопок городища и научной его оценки Академия наук РБ в августе 2007 г. пригласила в г. Уфа группу авторитетных ученых-экспертов из Института археологии РАН (г. Москва) и Института истории АН РТ (г. Казань). После внимательного изучения выявленных объектов монументальной архитектуры, стратиграфических особенностей культурных отложений и вещевого материала памятника, эксперты пришли к заключению, основные положения которого отражены в письме директора Института археологии РАН, члена-корреспондента РАН НА. Макарова, адресованное АН РБ. Ввиду особой ценности письмо публикуется ниже полностью.

В Академию наук РБ, вице-президенту АН РБ академику АН РБ, доктору исторических наук

Н.А. Мажитову

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 августа 2007 г. г. Москва

ПИСЬМО

ДИРЕКТОРА ИНСТИТУТА АРХЕОЛОГИИ РАН ЧЛЕНА-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН,

ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Н.А. МАКАРОВА О ПРИЗНАНИИ СТАТУСА ГОРОДИЩА УФА-11 КАК КРУПНОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО, ТОРГОВОРЕМЕСЛЕННОГО ЦЕНТРА СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДА*

Глубокоуважаемый Нияз Абдулхакович!

По приглашению Академии паук Республики Башкортостан сотрудники Института археологии Российской академии наук - д.и.н. ИЛ. Кызласов, д.и.н. ПГ.Н. Амиров, к.и.и. И.А. Сапрыкина, участвовали в заседании Экспертного совета по оценке состояния и перспектив научного изучения городища Уфа-11, расположенном в Кировском районе г.У фа.

По результатам заседания Экспертного совета и обмена мнениями членов Экспертного совета, зафиксированного в «Резолюции Экспертного Совета по опенке состояния, научной значимости и перспектив научного изучения городища 1-Н тыс. н.э. Уфа-П, расположенного по адресу: Республика Башкортостан, г.Уфа, на пересечении ул.Пушкина и ул.Воровского, владения 132-136», Институт археологии РАН может сообщить Вам следующее:

* Впервые опубликовано в журнале «Вестник Академии наук Республики Башкортостан». 2007. Т. 12, № 4. С. 34-35.

1. открытые в настоящее время в результате археологических раскопок 2006-2007 гг, культурные напластования на южной оконечности площадки городища позволяют однозначно судить о высокой научной значимости исследуемого памятника археологии — городища Уфа-П. Культурный слой городища достигает мощности 4-х м. что выделяет памятник среди прочих подобных объектов Восточной Европы. Непрерывность обитания в этом месте документируется последовательностью залегания многочисленных культурных отложений, образовавшихся на протяжении всего средневекового периода (1-П тыс. н.э.). Хорошая сохранность культурного слоя позволяет проследить все этапы долговременной истории этого города. Ненарушенная стратиграфия памятника создает редкую возможность для точного выделения хронологических этапов, позволяет детально реконструировать систему жилой планировки городища и оборонительной системы.

2. вскрытые в результате раскопок 2007г. археологические объекты принадлежат к категории монументальных архитектурных сооружений. Городская оборонительная стсна сооружена на раннем этапе функционирования памятника, возведена по предварительному проекту и отражает существование самобытной военно-фортификационной школы. Возведенная в опалубке с использованием искусственно созданных глинобитных масс, она неоднократно усиливалась с сохранением прежних строительных канонов. Примыкающее к стснс внутреннее пространство имеет регулярную застройку и элементы бттагп-устройства. Хорошо сохранились не только строительные материалы, основанные на использовании глиняных масс, но и деревянные конструкции, позволяющие проследить многие конкретные архитектурно-строительные детали.

3. полученная в ходе раскопок археологическая коллекция представлена изделиями из драгоценного, цветного и черного металла, кости, стекла, полудрагоценного камня, глины. Среди нескольких серий местной посуды, характерной для населения Урало-Поволжья в период от IV по XV вв. н.э., выделяется привозная столовая посуда, указывающая на связи со Средней Азией, Кавказом и другими регионами. Изделия из стекла и полудрагоценных камней являются импортом с сирийских территорий Византийской империи и Прибалтики. Выделяется большое количество ювелирных изделий как раннего, так и развитого средневековья - золотые, серебряные, бронзовые украшения и детали костюма (серьги, поясные накладки, пряжки, подвески и др.украшения), а также монеты ранневизантийского и золотоордынского времени. В городе было развито местное ювелирное дело, специализирующееся на работе с золотом (находки пинцета, сырья, заготовок изделий). Высокий уровень местного косторезного дела подтвержден многочисленными находками изделий из кости и их заготовок.

Городище Уфа-П создает единый археологический комплекс с могильником, располагавшимся за рвом городища к северо-западу от него.

Таким образом, Институт археологии РАН считает несомненной высокую научную и культурную значимость городища Уфа-Н, время существования которого по комплексу признаков относится к ГУ-ХУ/XVI вв. н.э. Городище Уфа-11 является крупным, веками существовавшим административным, торговым, ремесленным центром, одним из узловых пунктов истории Урало-Поволжским регионом. В этом месте, благодаря мощности и сохранности культурного слоя и его насыщенности органическими материалами и находками, фактически концентрируется отражение особенностей местного исторического процесса на протяжении всего средневековья.

Тем самым научное значение памятника выдвигает его в разряд наиболее ценных исторических источников дописьменной истории Башкортостана и Южного Урала.

Есть все основания считать, что тщательное и комплексное изучение культурного слоя

городища способно превратить его в один из эталонных объектов археологической науки России.

Вместе с тем, памятник относится к археологическим объектам высшей категории сложности, что исключает возможность быстрого проведения на нем археологических раскопок.

Кроме того, памятник археологии - Уфа-П. имеет особый юридический статус - памятник регионального значения (Указ президиума Верховного Совета республики Башкортостан №6-2/251 в от 12.05.1992 г.).

Согласно Федеральному закону “Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации” (Ф3-73 от 2002 г.. и последующих его редакций от 2003, 2004, 2005, 2006, 2007 гг.), государственным приоритетом является сохранение памятников истории и культуры, в т.ч. - памятников

археологии. Необходимо ясно понимать, что памятники археологии - памятники древнейшей истории, являются собственностью государства (Ф3-73 от 2002 г., ст. 3.4) и представляют собой его невосполнимый национальный фонд.

На основании сказанного, Институт археологии РАН считает возможным

рекомендовать Правительству Республики Башкортостан и Академии наук Республики Башкортостан рассмотреть возможности для:

1. выведения территории памятника археологии - городища 1У-ХУ1 вв. Уфа-11 из зоны проведения любых строительных и хозяйственных работ, а

также разработки проекта зон охраны объекта культурного наследия, установления границы территории объекта культурного наследия как объекта 1радостроительной деятельности особого регулирования в целях обеспечения сохранности городища (ст.ЗЗ, пп.2-7,11 ФЗ-118 от 26.06.2007 I'.);

2. разработки архитектурного опорного проектного плана, схемы планировочной организации земельного участка (ФЭ-143 от 27.07.2006 г., ст.51, п.7, З-б) для использования территории г ородища Уфа-П как объекта экспонирования в туристических целях с элементами музеефикации;

3. направить усилия специалистов-археологов на долговременное планомерное всестороннее и комплексное изучение городища Уфа-П и создание на базе памятника международной археологической экспедиции с участием специалистов естественно-научных дисциплин.

Наличие в центральной части современного города подобного памятника, отличающегося хорошей сохранностью, выраженностью в рельефе, встроенностью ег о в сложившуюся систему городской планировки, выделяет современную Уфу в разряд особых исторических городов России, имеющих все предпосылки для использования данного объекта исторического наследия для развития любого вида туризма и массовой деятельности.

Директор Института археологии РАН член-корреспондент РАН, доктор исторических наук

Н.А. Макаров

В заключении Института археологии РАН в плане постановки вопроса важным является признание городища Уфа-11, веками существовавшим административным, торговым, ремесленным цен-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тром большого средневекового города, одного из узловых пунктов Урало-Поволжского региона. Публикуемый документ является официальным признанием ранее изложенных нами выводов о

статусе городища Уфа-11 как центра средневекового города Башкорт.

Новые материалы с городища Уфа-11 в связи с возможностью отождествления его с городом Башкорт, упомянутом в письменных источниках, заставляют вновь вернуться к анализу труда ал-Идриси и его предшественников. Этому есть хороший повод: в 2006 г. в издательстве «Восточная литература» РАН издан фундаментальный труд И.Г. Коноваловой «Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы». Публикация текста, перевода и подробный комментарий придают этой книге значение как очень ценного источника по истории Башкортостана 1Х—Х11 вв. Свое отношение к этому исследованию мы уже успели изложить в специально посвященной ему статье [20; 17, с. 33—37]. Отсылая заинтересованного читателя к этой публикации, здесь ограничимся краткими комментариями. И.Г. Коновалова отмечает, что для автора XII в. ал-Ид-риси источниками о народах Степной Евразии послужили труды таких известных арабских ученых как Ибн-Хордадбек (IX в.), ал-Якуби (IX в.), Ибн-Хаукаль (Х в.), Салам Тарджеман (IX в.), ал-Масуди (Х в.), ал-Джейхани (Х в.) и др.

В книге кратко описано географическое положение башкирских городов Намджан, Гурхан, Карукийа, Каср, Маср, расстояние пути между некоторыми городами, об их экономике, политической жизни, а также об активном вовлечении башкирских городов в международные торговые связи. Особо ценными являются упоминания о том, что жители города Намджан вывозят выплавленную медь и, очевидно, медные изделия в Хорезм и Шаш (т.е. в Среднюю Азию), а охотничьи трофеи в виде шкур лисиц и бобра «везут по реке до моря Хазар, чтобы продавать их по высоким ценам» [21, с. 122—124].

В источниках ал-Идриси особо подчеркивается привилегированное положение города Гур-хан, который находился на расстоянии восьми дневных переходов от города Намджан. «Город хорошо обустроен, — сообщает ал-Идриси, — с возделанной округой, туда по реке иногда приезжают купцы и путешественники. Там живет правитель тюрок Аскутийи, в распоряжении которого многочисленные воины, снаряжение и оружие, множество крепостей, протяженные возделанные земли. В этой стране из ремесленных изделий и предметов искусства делают (не только) то, что требуется для повседневных нужд, но так-

же производят седла и оружие — такие великолепные и совершенные, какие не делают ни в одной (другой) стране тюрок» [21, с. 123]. Здесь внимание археолога привлекает фраза о том, что вокруг этого города «множество крепостей», под которыми, вероятно, в условиях тогдашнего Башкортостана подразумевались городища. Вокруг города Башкорт их действительно множество. Приведенный отрывок также наводит на мысль о том, что город Гурхан был основным (столичным) городом в стране башкир, где находились ставка их главного хана с множеством воинов и основные торгово-ремесленные центры. Обращает на себя семантика названия города Гурхан. Он состоит из двух частей: гур — гробница (мавзолей) и хан-правитель. Название города, скорее всего, образовано от имени основателя города. Не исключено, что под Гурханом скрывается город Башкорт периода У—Х вв.

На расстоянии восьми переходов от города Гурхан, на реке Анхадар, находился третий башкирский город Карукийа, который состоял из бревенчатых домов и шатров из войлока и подвергался частым нападениям болгар, под которыми, безусловно, имеются в виду волжские болгары. И.Г. Коновалова под рекой Анхадар подразумевает р. Ашкадар [21, с. 123, 124, 253]. Значит, город Карукийа мог находиться близ современного города Стерлитамак. Города Каср и Маср по своим масштабам невелики и купцы редко их посещали. Оба города стоят на реке, впадающей в Исил. И.Г. Коновалова считает, что р. Исил — это современная р. Волга. Данный вывод И.Г. Коноваловой требует уточнения. Заметим, что в средневековье истоками р. Волги считались р. Кама и Агидель (Белая). Следовательно, города Каср и Маср могли находиться на каких-то притоках либо р. Кама, либо р. Агидель [21, с. 128, 137].

Подробные сообщения арабских авторов IX— X вв. о башкирских городах, об их внутреннем устройстве, культурно-политической жизни свидетельствуют о том, что они лично побывали в стране башкир. Следовательно, правдивость сведений о стране башкир и их городах, активно посещаемых купцами и путешественниками, не вызывает никаких сомнений.

Все изложенное выше и выводы, сделанные на основе полученных новых материалов с городища Уфа-П, а также и сведений письменных источников о городах Башкорт, Намджан, Гурхан, Кару-кийа, Каср и Маср еще более актуализируют не-

обходимость целенаправленных полевых работ по поиску других средневековых башкирских городов. Такой перспективе есть обнадеживающие примеры. В 2007 г. по инициативе казанских археологов и Правительства Республики Татарстан состоялось празднование 1000-летия г. Елабуга. Этот город расположен в центре земель мензе-линских башкир, поэтому под Елабугой следует иметь в виду один из башкирских городов X в. Мы уверены в том, что предстоящие исследования в этом направлении увенчаются успехом.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Путешествие в восточные страны Плано Кар-пини и Рубрука. — М., 1957.

2. Gaubert Amedee Geographie d’ Edrisi’. — Paris, 1840.

3. Рыбаков Б.А. Русские земли по карте Идриси 1154 г. // Краткие сообщения Института истории, материальной культуры. Вып. XLIII. — М., 1952.

4. Археологическая карта Башкирии. — М., 1976.

5. Мажитов НА. Научный отчет о раскопках на Торналинском городище Уфа-II БАССР в 1980 г. // Научный архив Института археологии РАН. Р-1. № 8031.

6. Мажитов НА., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI в. — Уфа, 1994.

7. Ищериков П.Ф. Городище Уфа-II // Башкирский археологический сборник. — Уфа, 1959.

8. Ищериков П.Ф., Мажитов Н.А. Городище Уфа-II // Археология и этнография Башкирии. Т. I. — Уфа, 1962.

9. Мэжитов Н.А. Башкортостан археологиякы. — 0фв, 1968.

10. Мажитов Н.А. Дорусский период истории г. Уфы // Уфа: прошлое, настоящее и будущее. — Уфа, 2000.

11. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. — Уфа, 1999.

12. Трепавлов В.В. Ногаи в Башкирии. XV—XVII вв. Киятские роды ногайского происхождения. — Уфа, 1997.

13. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. — М., 2002.

14. Историко-культурный энциклопедический атлас Башкортостан. — М.; Уфа, 2007.

15. Золотая Орда в источниках. T.I. Арабские и персидские сочинения. — М., 2003.

16. Псянчин А.В. Mon ET URBIS. Уральские горы и город Уфа в европейской средневековой картографической традиции // Архивы Башкортостана. — 2007. — № 1.

17. Мажитов Н.А., Султанова А.Н., Сунгатов Ф.А. Средневековый город Башкорт (Уфа) // Вестник АН РБ. — 2007. — Том 12, № 3.

18. Мажитов Н.А., Султанова А.Н., Сунгатов Ф.А. Еще раз о городе Башкорт — столице средневекового Башкортостана // Вестник АН РБ. — 2007. — Т. 12, № 4.

19. Мажитов Н.А., Султанова А.Н., Сунгатов Ф.А. О средневековом этапе истории г. Уфы — столицы Башкортостана // Архивы Башкортостана. — Уфа, 2007. — № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Мажитов Н.А., Султанова А.Н., Сунгатов Ф.А. Башкирские города по арабским источникам IX— X вв. // Вестник АН РБ. — 2008. — Том 13, № 2.

21. Коновалова И.Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы. — М., 2006.

Niyaz A. Mazhitov, Alfiya N. Sultanova, Flarit A. Sungatov

HISTORICAL BASHKORTOSTAN (5th-16th CENTURIES) AS THE LAND OF CITIES

There is a wide-spread opinion in historical science that the medieval ancestors of the present-day Bashkirs were indigenous nomads and they didn’t have towns. This statement traced to G. Rubruk’s proposition (8th century) is denied as being not authentic, for in the works of Arab scholars (I4th—I6th centuries) it is mentioned that there were 7 towns in the land of the Bashkirs. The west European cartographers (14th— 16th centuries) had information about the city of Bashkort and placed it in the mouth of the Ufa, on the territory of the modern city of Ufa. Now the complex of the medieval monuments (hill-forts, settlements, necropolises), situated in the centre of Ufa, is identified with the city of Bashkort.

Among these monuments the hill-fort Ufa-II had been the most outstanding one. The archaeologists consider it to be the citadel of the city of Bashkort.