Научная статья на тему 'Истоки индийского фашизма'

Истоки индийского фашизма Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1022
90
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФАШИЗМ / FASCISM / НАЦИЗМ / NAZISM / ДОБРОВОЛЬНЫЙ ГЛЯЙХШАЛЬТУНГ / VOLUNTARY GLEICHSCHALTUNG / ФАШИСТСКИЙ РЕПЕРТУАР / FASCIST REPERTOIRE / НАРОД / АРИЕЦ (АРИЙСКИЙ) / ARYAN / ЕВГЕНИКА / EUGENICS / VOLK

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Захария Бенжамин

В Индии, как и во всём мире, появление фашизма воображаемого и фашистского набора политических организаций в 1920-1930-х гг. в большой степени зависело от идей, движений и институтов, которые видели себя как членов одной и той же «семьи», при этом имея качества «более удачного ребёнка». Некоторые из этих идей, главной особенностью которых были категории «раса» и «народ» («фольк»), существовали в своих ранних версиях с начала прошлого века. В статье рассматриваются четыре набора из фашистского репертуара: эксплицитные организационные и институциональные связи с нацистами и организациями, связанными с германским нацизмом; концепты «народ» (фольк) и «цивилизация»; евгеника и национальное устройство; национальная дисциплина.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LINEAGES OF INDIAN FASCISM

In India as elsewhere, the emergence of a fascist imaginary and a fascist set of political organizations in the 1920s and 1930s depended to a large extent on a coming together of ideas, movements, and institutions, which saw themselves as belonging to the same family but adopted the characteristics of a more successful sibling. A number of these ideas, in which race and Volk were operative categories, existed in earlier versions from the previous century. This essay deals with four sets of engagements that were part of the fascist repertoire: explicit organizational and institutional links with Nazi and Nazi-aligned organizations in Germany; concepts of Volk and civilization; eugenics and the national body; and national discipline.

Текст научной работы на тему «Истоки индийского фашизма»

УДК 329.18 (540)"19" ББК 66.69 (5 Инд) 6

ИСТОКИ ИНДИЙСКОГО ФАШИЗМА

Бенжамин Захария,

доктор истории, старший научный сотрудник Университет Триера (Германия) zachariah@uni-trier.de

Перевод с английского С.В. Белкина

Аннотация. В Индии, как и во всём мире, появление фашизма воображаемого и фашистского набора политических организаций в 1920-1930-х гг. в большой степени зависело от идей, движений и институтов, которые видели себя как членов одной и той же «семьи», при этом имея качества «болееудачного ребёнка». Некоторые из этих идей, главной особенностью которых были категории «раса» и «народ» («фольк»), существовали в своих ранних версиях с начала прошлого века. В статье рассматриваются четыре набора из фашистского репертуара: эксплицитные организационные и институциональные связи с нацистами и организациями, связанными с германским нацизмом; концепты «народ» (фольк) и «цивилизация»; евгеника и национальное устройство; национальная дисциплина.

Ключевые слова: фашизм, нацизм, добровольный гляйхшальтунг, фашистский репертуар, народ, ариец (арийский), евгеника.

LINEAGES OF INDIAN FASCISM

Benjamin Zachariah, PhD in Hist., Senior Researcher Fellow, University of Trier, Germany.

Abstract. In India as elsewhere, the emergence of a fascist imaginary and a fascist set ofpolitical organizations in the 1920s and 1930s depended to a large extent on a coming together of ideas, movements, and institutions, which saw themselves as belonging to the same family but adopted the characteristics of a more successful sibling. A number of these ideas, in which race and Volk were operative categories, existed in earlier versions from the previous century. This essay deals with four sets of engagements that were part of the fascist repertoire: explicit organ-izational and institutional links with Nazi and Nazi-aligned organizations in Germany; concepts of Volk and civilization; eugenics and the national body; and national discipline.

Key words: fascism, Nazism, voluntary Gleichschaltung, fascist repertoire, Volk, Aryan, eugenics.

В 1939 г., когда Европа и весь мир стояли на пороге войны, а фашизм и нацизм уже не воспринимались как новые и малоизвестные движения, когда газеты были полны сообщений об Испании, Чехословакии и немецкой агрессии, мальчику Ганешу Багчи из школы на южной окраине Калькутты был вручен приз как лучшему ученику. Этой наградой стала книга Гитлера «Майн Кампф» на английском языке. Ученик, о котором идёт речь, был родом из бедной семьи браминов, выходцев из восточной Бенгалии; самый известный представитель этого

рода в прошлом состоял на службе у британского правительства, занимая там низшие посты. Учителя высоко ценили способности молодого человека, особенно в освоении английского языка, к которому его семья не имела никакого отношения. Многие из его учителей преклонялись перед Гитлером и были убеждены, что свое восхищение следует передать их лучшим ученикам. «Я никогда не читал эту книгу», - признавался многими годами позже этот ученик, который впоследствии стал членом индийской компартии. Пытаясь объяснить феномен обожания

Гитлера его учителями, он рассказал, что в основе их преклонения перед фюрером лежал принцип «враг моего врага - мой друг» [1]. Это высказывание не имело бы никакого смысла перед Первой мировой войной или для читателей «Майн Кампф» в тот период, когда Британия еще не была врагом Германии; возможно это восприятие было пережитком, оставшимся после Первой мировой войны, когда многие индийцы поддерживали Германию, и эта поддержка, по словам Джавахарлала Неру, была своего рода «косвенной местью» Британии [2].

В данной статье предпринята попытка рассмотреть вопрос о том, были ли тенденции, обычно ассоциируемые с фашизмом, более распространены в Индии, чем это считалось ранее, или наше понимание фашизма необходимо переосмыслить. В литературе о фашизме в Индии можно встретить противоречивые мнения: с одной стороны, фашизм представлен как европейский феномен, неадекватно воспринимаемый в других странах и таким образом копируемый без полного понимания «оригинала» [3], а с другой стороны, присутствует восприятие фашизма или протофашистских тенденций в Индии как явлений, присущих правому крылу Хинду [4]. Однако и в этом случае не учитываются корни более глубоких интеллектуальных, институциональных, организационных и социально-исторических влияний фашизма на Индию [5].

Не всякая присущая фашизму идея либо её практическое применение обязательно и неизбежно должна быть свойственна фашизму как идеологии; историю подобных идей и их воплощений необходимо рассматривать как с точки зрения прошлого опыта, так и с современных позиций. Существовали идеи, которые не полностью вписывались в его рамки, - в частности, евгеника, или идея «дисци-плинирования тела» и «политика тела», или различные связи с народным (фольк) опытом в поисках аутентичной «нации».

Необходимо осторожно подходить к использованию категории «фа-шизм», чтобы избежать его избыточного употребления. Необходимо воспринимать фашизм как идеологию, вписанную в глубокий политический контекст. В этой статье я использую подход, где не так строго придерживаюсь фактора «фашистский минимум» или «минимум фашизма» [6]. Данный подход представляет собой набор характеристик, без которых некое «подобие фашизма» не может быть квалифицировано как фашизм.

Существует несколько отличительных черт фашизма. Это различия между фашистским движением, направленным на захват государственной власти, и фашизмом, уже обладающим властью [7],

различия между фашизмом в его «классическом» периоде между двумя мировыми войнами и во время Второй мировой войны, и «поздним» фашизмом, когда его ключевые категории и доминантные дискурсы (по крайней мере в какой-то отрезок времени и в определённом контексте) были дискредитированы.

Однако необходимо принять во внимание, что ключевыми словами, определяющими фашизм, стали «Холокост» и «Аушвиц». Несомненно, что эти слова - убийственные для характеристики любого движения, которое может быть определено как фашистское, но на деле таковым не является. Не случайно историки многократно предупреждали о том, что нацизм представляет собой особый, экстремальный пример, который по многим параметрам необходимо рассматривать отдельно [8]. Именно исходя из такого представления многие ученые не обозначают исследуемое ими явление как фашизм. Но в таком случае возникает вопрос, следует ли столь придирчиво относиться к точности определения понятия «фашизм». Ведь в конкретной политической ситуации некритическое восприятие фашизма может привести к тому, что фашистское движение может захватить власть в государстве, а набор профашистских идей превратится в открытый фашизм - только вот заниматься софизмами будет уже слишком поздно.

Я полагаю, что зарождение фашизма и разнообразных профашистских политических организаций в 1920-е - 1930-е гг. зависело в большой степени от того, что я называю «добровольный Гляйхшальтунг», включающий в себя набор идей, движений и институтов, которые считали себя принадлежавшими к одной и той же «семье», но в качестве «более успешного ребёнка» [9]. Некоторые подобные идеи, главным стержнем которых были народ (фольк) и раса [10], входили в так называемый фашистский репертуар [11], характерный для периода между мировыми войнами и сложившийся одновременно в нескольких движениях, которым было присвоено название «фашистские». Индийские интеллектуалы имели представление об этих идеях и принимали участие в фашистских и нацистских организациях и в институционализации или в попытках институционализации нацизма в Германии и Индии.

В данной статье рассматриваются четыре набора связей, входящие в «фашистский репертуар»: эксплицитно организационные и институциональные связи с нацистами и организациями, связанными с ними в Германии; концепты «народ» (Фольк) и «цивилизация»; евгеника и национальная организация; национальная дисциплина.

320

Связи нацизма с Индией

Зачастую связи Индии с нацизмом/фашизмом остаются непонятыми. Однако они реально существовали и на уровне организации, и на уровне идеологии. Индийские активисты испытывали интерес к нацистской идеологии, и данные связи были основаны на сотрудничестве и взаимопонимании.

Однако следует отметить, что в данном вопросе имелись две тенденции, олицетворявшиеся двумя книгами о Германии, опубликованными в 1933 г. бенгальцами. С одной стороны, социолог, экономист, историк, просветитель, активист движения Свадеши Беной Кумар Саркар приветствовал восхождение Гитлера к власти, представляя его как «Вивекананду, помноженного на Бисмарка» [12]. (Вивекананда был первым интернациональным «богом-человеком», который впервые представил миру «индуизм» на Всемирном религиозном парламенте в Чикаго).

Беной Кумар Саркар был абсолютно прямолинеен в своих суждениях: «Гитлер - величайший из всех немецких учителей и вдохновителей со времён Фихте» [13]. Он заявлял, что «более всего Индия нуждается в моральном идеализме, помноженном на несгибаемую волю Бисмарка. Гитлер был продолжателем этой идеи, он вооружил народ двумя духовными лозунгами: самопожертвование и отечество» [14]. К еврейскому вопросу Саркар относился с точки зрения Культуркампф (борьбы за культуру), похожая ситуация наблюдалась в период противостояния католиков и правительства Бисмарка. Рассматривая Культуркампф в историческом контексте, Саркар заявлял: «Еврейский вопрос... может быть решен в нацистской Германии в течение нескольких лет» [15] (хотя нет очевидных доказательств того, что Саркар имел в виду нечто связанное с «окончательным решением. Необходимость нацистских акций по отношению к евреям была, по его мнению, вызвана «переизбытком иудеев в государственных учреждениях Берлина и в других немецких городах», отсюда, по его мнению, возникала необходимость «очистки государственных учреждений от евреев и определения для них легитимной пропорции в госучреждениях, не превышающей демографического процента» [16].

Другая тенденция была воплощена в трудах Саумьендраната Тагора (племянника поэта Рабин-драната Тагора), который с конца 1920-х гг. по 1933 г. часто посещал Берлин, писал о зверствах нацистского режима. Обращаясь к индийским читателям, Саумьендранат Тагор отмечал, что индийцы были одурачены нацистами, поверив в их заявления об их «глубоком и искреннем уважении» к «арийской культуре» и арийской расе, к которой принадлежа-

ли индийцы. По ироничному замечанию автора, они не знали, что нацисты считали индийцев «дегенеративными арийцами» по причине того, что во многих поколениях происходило смешение рас, и поэтому хотели бросить индийцев на произвол судьбы, оставив их под британским контролем [17].

Труд Саумьендраната Тагора «Гитлеризм: арийское правление в Германии» был основан на статьях, написанных в период между апрелем-декабрём 1933 г. В книге документально описаны зверства нацистов и представлена информация о концентрационных лагерях. Как человек со стороны и объективный наблюдатель, Саумьендранат Тагор довольно быстро осознал то, о чём даже многие немцы не имели представления: «Таким известным на весь мир людям, как профессор Эйнштейн и художник Макс Либерман, не было места в нацистской Германии Гитлера» [18]. «В концентрационных лагерях коммунисты уничтожались под предлогом попытки к бегству» [19]. Тагор характеризовал провозглашение нацистами «окончания безработицы» как пример одурачивания нацистами немецких граждан: давая женщинам денежные пособия за то, что они сидели дома, нацисты экономили громадные деньги на зарплатах. Целью политики нацистского государства, по определению Тагора, было «возвращение женщин в то место, которое им надлежит занимать, - в их дома» [20].

Эти две точки зрения отражают противоположные взгляды и наличие различных политических тенденций внутри группы индийских эмигрантов, тесно сотрудничавших с немецким правительством в попытке сломить Британскую империю во время Первой мировой войны [21]. Главными участниками этого сопротивления были индийцы, сочувствовавшие коммунизму, - такие как Вивендранат Чаттопадхьей «Чатто» и Вилли Мюнценберг, входившие в число организаторов «Конференции угнетённых наций и народов» в 1927 г. в Брюсселе. (Это историческое для Индии событие нашло своё отражение в литературе и исторических исследованиях [22]). Благодаря дружеским связям с Джа-вахарларом Неру, Чатто основал в Берлине Индийское информационное бюро, которое частично финансировалось партией Индийский национальный конгресс. Руководимое главным образом зятем Чатто Намбиаром и любовницей Намбиара Евой Гайсслер, работавшей машинисткой в берлинском отделении Германской компартии (КПГ), бюро, по всей видимости, было создано для поддержки индийских студентов, обучавшихся в Германии. Фактически же бюро было местом политической вербовки индийцев в Германии, связанное с антифашистской политической сетью в Берлине [23].

Кроме этого, в индийских эмигрантских кругах существовали и правые группировки. Попытки нацистов привлечь индийцев и других «восточных людей» к делу поддержки их режима малоисследованны. Однако известно, что уже в 1923 г. «баварский экстремистский лидер Гитлер», по информации британской разведки, намеревался мобилизовать силы на поддержку различных «инакомыслящих интеллектуалов» из Турции, Египта и Индии [24]. Хотя эти ранние попытки были не совсем удачными (так, итальянским фашистам удалось завербовать гораздо больше индийцев), позднее как идеологические, так и организационные связи между индийцами и нацистами все же были сформированы.

В 1928 г. был создан Индийский институт Немецкой академии наук: головная организация была создана в 1925 г. и стала предшественницей современного Института Гёте. Вначале это был филиал Немецкой академии, главной задачей которого было обучение немецкому языку [25]. Основателями Индийского института были доктор Карл Хаусхофер - специалист в области «геополитики» и один из популяризаторов популярной среди национал-социалистов теории «жизненного пространства» (Lebensraum) - и бенгальский националист Тарак Нат Дас [26]. Тарак Нат Дас и Беной Кумар Саркар входили в состав Национального совета по образованию в Бенгалии, члены которого считали, что в учебном плане Свадеши не должны доминировать колониальные модели образования и аккультурации, которые, по их мнению, привносили в образование идеологию колониального доминирования. Дас эмигрировал в США как «жертва британского правосудия» по причине его связей с движением Свадеши. В Америке он занимался организацией рабочих мест для индийских эмигрантов в США и Канаде и принял участие в создании печально известной партии Гадар (Ghadar Party), которая во время Первой мировой войны занималась мобилизацией индийской рабочей силы с целью послать отряды эмигрантов в Индию для организации там повстанческого движения [27]. Ещё в 1913 г. Дас получил американское гражданство, а в годы войны стал членом Комитета по борьбе за независимость Индии, действовавшим в Германии. Дас долгие годы провёл в фашистской Италии, а затем окончательно туда переехал [28].

В 1929-1938 гг. Индийский институт Немецкой академии предоставлял стипендии примерно 100 индийским студентам. С 1937 г. им руководил индолог, член СС профессор Вальтер Вюст [29], сменивший на этом посту доктора Франца Тиер-фельдера, также преданного нациста, подписывавшего свои письма словами «с немецким приветом

и "Хайль Гитлер"» [30]. Институт начал также активно вести прогерманскую пропаганду, а в период нацистского правления вошел в состав зарубежных организаций НСДАП и принимал участие в создании нацистских ячеек в различных фирмах Калькутты, находившихся под контролем Германии. Институт также финансировал германских преподавателей, обучавших немецкому языку студентов, желавших поехать в Германию. Хорст Поле, преподававший немецкий язык в университете Калькутты, был нацистским агентом и находился в тесном контакте с организацией Ариа Самадж, члены которой рассматривались как «желанные студенты» для Института Индии, базировавшегося в Мюнхене [31]. Среди других студентов, имевших тесные связи с Институтом, были указанные выше Беной Кумар Саркар, впоследствии убежденный сторонник национал-социалистов, и Ашок Босе - племянник Субхаса Чандра Босе - будущего коллаборациониста, сотрудничавшего с нацистами [32].

В 1933 г. Индийское информационное бюро левого толка, признанное ИНК и представлявшее интересы Индии в Германии, было в прямом смысле слова разбито нацистами: помещение этой организации на Фридрихштрассе, 24 в Берлине было разгромлено, из него были изъяты документы и вывезено оборудование. Гестапо арестовало Намбиара, избитого членами «гитлерюгенд». Впоследствии его освободили благодаря вмешательству Субхаса Чандры Босе в Вене, который весьма высоко котировался людьми, имевшими контакты с нацистами. Нацисты выплатили Намбиару компенсацию в размере 2 тыс. марок, и он согласился подать жалобу, но не на гестапо, а на членов «гитлерюгенд» [33]. После этого он вступил в связь с Евой Гейсслер, в то время занимавшей пост секретаря в Индийском информационном бюро в Праге. Намбиар находился в Праге в качестве корреспондента принадлежавшей Неру газеты «Нэшнл геральд», которая была создана в том же году. Сам Неру посетил Прагу примерно в то время, когда по Мюнхенскому пакту 1938 г. Франция и Британия отдали Чехословакию гитлеровской Германии [34].

Германию вскоре начали покидать левые (индийские и неиндийские) политические активисты, бежавшие в другие страны. Саумьендранат Тагор после тюремного заключения по обвинению в его возможном участии в покушении на Гитлера (впоследствии он заявил, что у него не было подобных намерений, но при малейшей возможности он бы это сделал) уехал в Париж вместе с немцами, бежавшими от нацистского режима, и вступил в Антифашистскую лигу Анри Барбюсса и в Народный фронт [35]. Вирендранат Чаттопадхяй эмигрировал

322

в СССР и пропал без вести во время сталинских репрессий в 1937 г. [36].

Представители правого политического крыла Тарак Нат Дас и Беной Кумар Саркар продолжали сотрудничать с расширившимся кругом нацистов, главным образом, в кругах Немецкой академии [37]. Индийские студенты в течение 1930-х гг. продолжали обучение в немецких университетах и политехнических институтах и в большей или меньшей степени были воодушевлены фашизмом. Многих из них продолжал спонсировать и поддерживать Индийский институт Немецкой академии наук [38]. Хотя и не все индийские студенты полностью вдохновились немецким нацизмом, но все же некоторые вернулись в индийские университеты, традиционно поддерживавшие национал-социалистов; в их число входил и университет Калькутты, в котором Беной Кумар Саркар был вдохновителем и лидером «Немецкого клуба» [39]. В Алигаре преподаватель немецкого языка доктор Спайс, начиная с 1935 г., руководил университетской нацистской ячейкой вместе с профессором Абдуром Саттаром Кери, который ранее, во время Первой мировой войны, был официально связан с берлинским Индийским комитетом. В 1937 г. Кери возглавил марш «коричневых рубашек» в своём университете в честь дня рождения Гитлера [40]. В дальнейшем немецкая жена Кери руководила публикацией и распространением нацистского журнала «Спирит оф зе Тайм» («Дух времени») - английской версией немецкого журнала «Гайстдер Цайт», являвшегося официальным нацистским журналом за рубежом [41].

Увлечение некоторых ортодоксальных мусульман фашизмом - тема, которая требует дальнейшего изучения, поскольку это явление невозможно объяснить только с помощью концепта «арийцы». Примером могут служить братья Кери - Абдур Сат-тар Кери и Абдул Джабар Кери. Ранее они назывались «бейрутскими братьями», были воспитателями бойскаутов в Ливане, преподавателями языка в Стамбуле, пан-исламистами в Берлине, посещали Советский Союз, а возвратившись в Индию, пропагандировали национал-социализм [42]. Братья обращались с прошением о разрешении вернуться в Индию задолго до того, как им было позволено это сделать. Их доводы заключались в том, что у них как у верующих мусульман не было выбора, кроме как бороться с Британской империей во время Первой мировой войны, поскольку британцы вели войну с Халифатом [43].

Во время углубления кризиса 1938 г. находившийся в Европе Джавахарлал Неру написал в своей газете «Нэшнл геральд» о «покорении Мюнхена» Гитлером, что повлекло за собой завоевание Че-

хословакии нацистской Германией. Хорст Поле, нацистский профессор, назначенный и оплачиваемый Немецкой академией, писал высшему начальству в Мюнхене о том, что вояж Неру по Европе и его журналистские расследования наносили вред нацистам в Индии: именно благодаря убедительным публикациям Неру большая степень доверия к фашизму в Индии была утеряна [44].

Когда в том же году Неру остановился в Мюнхене, в докладах британской разведки было сказано, что его антифашистские взгляды являются достаточной причиной, по которой ему можно полностью доверять [45]. Также Неру пытался привлечь еврейских инженеров для работы в Индии, где их навыки были бы востребованы. Он считал, что это будет способствовать преодолению гуманитарной катастрофы, которую он предвидел, поскольку евреи на его глазах лишались прав в Германии и Австрии [46]. В 1938 г. президент Индийского национального конгресса Субас Чандра Босе настойчиво рекомендовал Неру не вмешиваться в «еврейские дела», которые, по мнению Босе, не имели никакого отношения к Индии. Это, как впоследствии отмечал Неру в своей частной переписке с Босе, стало камнем преткновения в отношениях между бывшими друзьями и соратниками: «Ты должен помнить о том, что совсем недавно в Германии прошли ужасные, потрясшие весь мир еврейские погромы. Я считаю, что мы должны выразить своё отношение к этому. Ты пишешь, что "был очень удивлён, когда я издал резолюцию, призывающую сделать Индию убежищем для евреев"» [47]. В результате Неру удалось обеспечить нескольких евреев работой в Индии [48].

Когда в августе 1939 г. был подписан советско-германский пакт, разрушивший последнюю надежду «на коллективную безопасность» в борьбе против нацистской угрозы, начало войны стало просто вопросом времени. По многим причинам сентябрь 1939 г. стал периодом разочарования для индийцев, которые с интересом наблюдали за происходившими в мире событиями. После двух лет войны Субас Чандра Босе бежал из Индии в нацистский Берлин, где воссоединился со своей семьёй и друзьями, с которыми познакомился в Вене [49]. Это самый известный эпизод из истории отношений между Индией и Германией в тот период. Следует отметить, что, несмотря на то, что Босе охотно сотрудничал с нацистами, он был не полностью уверен в искренности их намерений предоставить Индии независимость [50].

Ещё одним индийцем, неожиданно вернувшимся в Берлин, был Намбиар, завербованный нацистами в оккупированной Франции; ему было

предписано вернуться в Берлин, где он стал правой рукой Субаса Босе, который попытался добиться от нацистского руководства гарантий независимости Индии. Когда Босе покинул Германию и перебрался в Японию, Намбиар стал в Германии лидером Индийского легиона и ранее возглавлявшегося Босе Центра освобождения Индии, в который он вступил в январе 1942 г. После войны Намбиар был арестован за сотрудничество с немцами, в 1946 г. бежал в Швейцарию, а временное правительство Неру выдало ему паспорт, что вызвало большое недовольство со стороны британцев (хотя ранее они также намеревались завербовать его как шпиона, который действовал бы в послевоенной Европе, учитывая его опыт пребывания в нацистской Германии и возможного «доступа» в СССР «на правах» бывшего коммуниста) [51]. В 1951 г. Намбиар вернулся в Германию как первый посол Индии в ФРГ [52].

Приведённые выше факты свидетельствуют о широко распространённой и развитой организационной инфраструктуре и устойчивых связях Индии с нацистскими организациями и идеологами фашизма; эти факты свидетельствуют о том, что индийские и прочие неевропейские коллаборационисты, сотрудничавшие с нацистами, не осознавали того, что они делают [53]. Но вместе с тем нельзя сказать, что в Индии ничего не знали о фашизме, поскольку большая информация шла как от индийских эмигрантов в Италии и Германии, придерживавшихся и профашистских, и антифашистских взглядов, так и от отдельных индийцев, перемещавшихся по Европе [54].

Народ (Фольк) и цивилизация

Представители одного из направлений в исследованиях по Индии отстаивали идею духовного ядра «индийской цивилизации», подчеркивая её антииндивидуализм и наличие в ней народных элементов (фёлькишэлементс) и в то же время не считая индийскую цивилизацию исключительно «внеземной» и духовной [55]. Обновление и усиление подверженной распаду «нации» необходимо осуществлять с помощью «народного элемента»: эта идея осознавалась и активно продвигалась в Индии. Такой же влиятельной была и идея нации, включавшая в себя милитаристское представление о массовой мобилизации в период до и после Первой мировой войны [56]. Этот миф о военной доблести появился в результате эмоциональной реакции индийцев на оскорбления со стороны Британии, которая говорила о слабости и женоподобии индийцев, в частности, бенгальцев [57]. Примером может служить Субас Чандра Босе: возглавляя бенгальских добровольцев во время Конгресса в Калькутте в 1928 г., он для до-

казательства своей «гипермужественности» сел верхом на коня и облачился в униформу, обувь и прочие атрибуты Муссолини [58].

Более продолжительный интерес к возрождению «арья-дхармы», или индийской расы, был связан с европейским теософским пониманием арийской расы как наиболее развитой среди всех исторически великих рас [59]. Арианизм теософов вызывал интерес у нацистов и играл важную роль в ранних нацистских организациях в Германии и Австрии [60].

Стремление Беной Саркара к возвращению к аутентичности можно сравнить с иным подходом к тому же вопросу, который продемонстрировал Ганди в своей работе «Hind Swaraj» [61]. Эти взгляды давно имели место в традиции колониального мышления индийцев, и они заслуживают внимания. Саркар в своих работах был более оригинален, он считал, что Индия может обеспечить и уже обеспечила мир ценными интеллектуальными продуктами. В качестве доказательства он заявил, что Ницше, чью идею «стремления к власти» он высоко ценил, черпал свою философию из <<ману-смрити», а политические взгляды - из Артхашастра [62].

«Народному элементу Индии всех времён» - так звучит посвящение в его книге «Народный элемент в индуистской культуре всех времен» [63]. «Реконструируя историю Индии, современная наука должна учитывать то влияние, которое массы оказали на развитие цивилизации в стране», - прагматически заявляет Беной Саркар [64]. Для понимания этого народного элемента необходимо осознать его «зарождение в недрах народной гущи» [65]. Предваряя основной текст книги, он выделяет несколько основополагающих пунктов:

1. Массы и народ внесли в индуистскую культуру вклад не меньший, чем знать и высший класс.

2. Светские, материальные и общественные интересы в сравнении с мировыми и духовными идеалами имели значительное влияние на становление образа жизни индийцев и их философию.

3. Кастовая система никогда не являлась дезинтегрирующим фактором в общинном образе жизни индийцев и является для Индии новым институтом.

4. Индуизм является эклектической и постоянно расширяющейся социально-религиозной системой, построенной на основании ассимиляции разнообразных этнических, природных и духовных сил в течение сменяющихся эпох индийской истории.

5. Всегда имела место попытка управления народной культурой, народной верой, поклонением перед личностями и народными праздниками,

324

для чего использовались концепции божественности человека и мимолётности (Тгатиоппеъъ) этого мира. Фольклор индусов является не более чем адаптацией их метафизической культуры к инстинктам и способностям простого гражданина/человека с улицы» [66].

С точки зрения культуры, по мысли Саркара, просматривается преемственность с азиатскими народными формами религии [67]. Этот взгляд -следствие аргументов о «Великой Индии», представленных рядом коллег Саркара [68]. Исходя из наличия в Юго-Восточной Азии индуистских и буддистских памятников, эти исследователи считали, что понятие «Великая Индия» в контексте культурной и экономической экспансии могло быть прослежено в истории и этих стран [69].

Возможно, хотя и не очевидно, что нацистский мистицизм имел «индийские корни», а идеи «арийской цивилизации», или «превосходства», преодолевали барьеры между «Западом» и «Востоком», чего и следовало ожидать, поскольку народы «Запада» и «Востока» были отделены друг от друга только в риторике, но никоим образом не были изолированы друг от друга. И поскольку непосредственные связи между идеями «народности» и фашистскими идеями расплывчаты и содержат эклектический набор идеологем, сосуществующих в трудах разных ученых, использующих Фольк как категорию ( психоанализ, биология, раса) [70], мы можем с определённой степенью уверенности сказать, что эти наборы идей были частью фашистского репертуара, даже если при этом они не являлись элементами только фашистского репертуара [71].

Евгеника и национальная организация Индии

Известно, что евгеника имела место далеко не только в нацистской/фашистской идеологии и политике. Есть примеры того, что отдельные ее элементы использовались во вполне «респектабельных» странах (например, в Швеции при правлении социал-демократов до 1970 г.). Евгеника рисует национальное государство как физическое единство, составленное из морально и физически здоровых граждан, а сама нация представляет собой большое «тело», составленное из граждан, которые от природы являются его частью.

В Индии в 1938 г. Подкомитет по образованию Национального комитета по планированию предложил ввести обязательную общественную или трудовую повинность с целью обязать юношей и девушек в возрасте от 18 до 22 лет посвятить год «службе государству». Более того, было предложено установить стандарты необходимой физической формы для молодых людей Индии [72]. Подкоми-

тет по населению, говоря о необходимости ввести контроль над рождаемостью, предлагал снять запреты на смешанные браки в соответствии с требованиями евгеники [73]. Подкомитет Национального комитета по планированию в постановлении «О роли женщины в плановой экономике» вынес следующую резолюцию: «Государственная программа здравоохранения должна быть направлена на преодоление серьёзных заболеваний, особенно таких, которые передаются при непосредственном общении или вследствие браков. Государство должно выполнять программу по евгенике для того чтобы сделать расу физически и морально здоровой. Это предотвратит браки между неполноценными представителями общества и обеспечит стерилизацию людей, страдающих от серьёзных и передающихся по наследству заболеваний, таких как эпилепсия или умопомешательство» [74].

Данная задача была вынесена на суд общества как необходимая и в социальном плане, и для поддержания «национального единства»; одновременно с этим просвещенной элите была уготована роль «руководителя нации» [75].

В течение длительного времени общественные дебаты в Индии, особенно те, которые фокусировались вокруг идеологии национализма, выносили в центр внимания вопросы о том, как избавиться от ярлыка «отсталой нации». Для решения этой задачи предлагалось ввести различные формы образования и нормы дисциплины. Все это позднее было облечено в форму дискуссий о развитии. При этом социалисты стремились дистанцироваться от идей, которые они считали фашистскими, поскольку лозунги о национальном очищении и здоровье, дисциплине и контроле могли составлять часть в том числе и фашистских установок.

Ведь фашизм 1930-х годов имел известную привлекательность для индийцев - в той части его идеологии, где говорилось о процессе строительства нации - т.е. «обычной агрессивной форме национализма». Данная фраза принадлежит Сабасу Чандра Босе в интервью Раджани Палм Даттом* в 1938 г., в котором он повторил свои замечания о фашизме, сделанные в его книге «Борьба Индии».

Особый интерес в индийском контексте представляет работа Генри Роузбума и Седрика Довера «Евразийское сообщество и проблема евгеники» [76], в которой отстаивается идея влияния окружающей среды и смешения рас на характеристики того или иного общества. Была выдвинута идея «гибридной

* Видный деятель международного коммунистического движения, второй секретарь компартии Великобритании. -Прим. ред.

силы»: «тщательно выращенный гибрид превосходит каждого из своих родителей». Авторы выступают в защиту смешанных браков, поскольку «образование смешанных пород», по их мысли, должно было способствовать уничтожению расовых конфликтов, и видят будущий мир как состоящий из «одной композитной расы» [77].

В Индии, как и в других странах, наблюдалась сильная тенденция к использованию таких взаимозаменяемых терминов, как «раса», «нация» и «цивилизация», в частности, применительно к таким понятиям, как «индийская нация» или «индийская раса» [78]. Приверженцы теософского учения сыграли ключевую роль в возрождении индуизма в Индии и признании нацистами теории «превосходства арийцев». Более того, именно в Индии соблазн заявить о своем превосходстве на основании арийского происхождения был особенно велик, хотя далеко не все индийцы претендовали на такое «наследство» [79].

Процесс государственного строительства и дисциплина нации

Главными для политического класса Индии стали аргументы сторонников развития («девелопмен-тистов», от англ. development - развитие. - Прим. перев.) в пользу дисциплины и государственного планирования. При этом широко дебатировались идеи о важности науки и техники, об обязанности правительства проявлять заботу о социальных нуждах населения, о необходимости «национальной дисциплины» как основе «морального единства нации». И венчала эти дискуссии идея о том, что путь национального развития должен быть исключительно «автохтонно индийским», а не заимствованным из-за границы [80].

Тема дисциплины и государственного планирования, несомненно, обязана своим возникновением фашизму (это был отголосок про- или протофашист-ских идей в индийском обществе). В 1931 г. индийский инженер-технократ сэр М. Висвесварая подчеркивал необходимость «улучшения производительности труда крестьянина с помощью системы «домашней дисциплины, способствующей совершенствованию тела, ума и характера крестьянина и его образования» [81]. Он выступал за «воспитание граждан», подчеркивая, что «Индия заселена людьми, находящимися на разных уровнях цивилизации - от примитивной до наиболее продвинутой» [82]. Особое значение он придавал экономическому прогрессу, который привел бы к прогрессу всей нации и включал бы в себя «политические, социальные и экономические перемены» [83]. Население же «нуждается в воспитании для тесного сотрудничества с соседями» [84].

К 1934 г. риторика Висвесварая стала более авторитарной: он стремился внедрить «национальную дисциплину» в «повседневную жизнь индийского населения». При этом он цитировал Рузвельта, заявлявшего о необходимости для народа действовать «как хорошо обученная и преданная государству армия, готовая к самопожертвованию [85]. Цитируя манифест итальянских фашистов, он приводил в пример создание в Италии «институтов свободного времени», которые «позволят трудящимся эффективно отдыхать и повышать свой интеллектуальный, моральный, физический и социальный статус в соответствии с политикой, направленной на сохранение национальных ценностей» [86]. Он отмечал: «Недостаток населения Индии - в слабости его коллективной воли... В таких странах, как Германия и Япония, и в целом во многих европейских государствах правительства предпринимают решительные меры, направленные на обеспечение физической и экономической эффективности своих граждан.» [87].

Заключение

О фашизме в Индии мало что известно. Тем не менее, важно рассматривать фашизм как явление, которое было более широко распространено за пределами Европы, как в период между войнами, так и в послевоенное время. Следует отметить, что в большинстве исследований, посвященных «глобальному фашизму за пределами Европы», по не совсем понятным причинам Европа всё ещё рассматривается как естественная родина фашизма [88].

Исследуя наличие узнаваемо фашистских идей в Индии в «классический» фашистский период между двумя мировыми войнами и после Второй мировой войны, мы предлагаем оспорить существующее в историографии предположение о том, что фашизм был и мог быть только европейским явлением. Также необходимо внести коррективы в утверждение, согласно которому фашизм существовал только в правом Хинду, при этом не рассматривая фашизм в Индии в целом. В Индии имели место профашистские настроения, тенденции, группировки, индийцы участвовали в фашистских организациях. Были популярны идеи национализма, «очищения нации», которые при определенных условиях могли сближаться с элементами фашизма.

Примечания:

1. Интервью с Ганешем Багчи, 9th May 2006, London.

2. Nehru, J. An Autobiography. - London, 1936. - P. 31.

3. Более обширную информацию по этому вопросу

см. в: Zachariah, B. A Voluntary Gleichschaltung?

Perspectives from India towards a non-Eurocentric

326

understanding of fascism // Transcultural Studies.

- 2014. - Dec. - P. 63-100; Idem. Rethinking (the Absence of) Fascism in India, c. 1922-1945 // Cosmopolitan Thought Zones: South Asia and the Global Circulation of Ideas / Ed. by S. Bose and K. Manjapra. - New York, 2010. - P. 178-209. Теоретические проблемы, затронутые в этой статье, более подробно освещены в работе Zachariah, B. The theoretical issues raised in this essay are dealt with in more detail // Idem. A Voluntary Gleichschaltung? ... См. также: Zachariah, B. At the Fuzzy Edges of Fascism: Framing the Volk in India // Völkisch and fascist movements in South Asia / South Asia. - 2015.

- Dec. - P. 639-655; и Idem. Global Fascisms and the Volk: The Framing of Narratives and the Crossing of Lines // Völkisch and Fascist movements in South Asia / South Asia. - 2015. - Dec. - P. 608-612.

4. См., напр.: Sarkar, S. The Fascism of the Sangh Parivar // Economic and Political Weekly. - 1993. -Vol. 28, No. 5. - P. 163-167; Casolari, M. Hindutva's Foreign Tie-Up in the 1930s. Archival Evidence // Economic&Political Weekly. - 2002. - Vol. 22.

- P. 218-228; Delfs, T. Hindu-Nationalismus und europäischer Faschismus: Vergleich, Transfer- und Beziehungsgeschichte. - Hamburg, 2008 и Fascism: Essays on Europe and India / Ed. by J. Banaji. - Delhi, 2013.

5. На этом фоне выделяется работа: Banaji, J. Trajectories of fascism: extreme right movements in India and elsewhere // Fascism: Essays on Europe and India ... - P. 215-230. См. также: Simeon, D. The law of killing: a brief history of Indian fascism // Ibid. - P. 153-214: Jaffielot, C. The Hindu Nationalist Movement and Indian Politics 1925 to the 1990s. Strategies of Identity-Building, Implantation and Mobilisation. - London, 1996 и Anderson, W.; Damle, S. Brotherhood in Saffron: The RSS and Hindu Revivalism. - Boulder, 1987, обходит вопрос о фашизме; см. также: Prayer, M. Self, Other and alter idem: Bengali Internationalism and Fascist Italy in the 1920s and 30s // Calcutta Historical Journal. - 2006.

- Vol. 26, No. 1. - P. 1-32; Framke, M. Delhi-RomBerlin: die indische Wahrnehmung von Faschismus und Nationalsozialismus 1922-1939. - Darmstadt, 2013; Voigt, J. Indienim Zweiten Weltkrieg. - Stuttgart, 1978; Hauner, M. India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in the Second World War. - Stuttgart, 1981; Hayes, R. Subhas Chandra Bose in Nazi Germany: Politics, Intelligence, and Propaganda 1941-43. - New York, 2011; Kuhlmann, J. Subhas Chandra Bose und die Indienpolitik der Achsenmächte. - Berlin, 2003; Zöllner, H.-B. Der Feindmeines Feindesistmein Freund. Subhas Chandra Bose und das zeitgenössisches Deutschland unter dem Nationalsozialismus. 1933-1943. - Münster, 2000.

6. См.: Fascism / Ed. by R. Griffin. - Oxford, 1995, во вступлении на стр. 1-12 автор выделяет 10 основных элементов фашизма и возможность определе-

ния «фашистского минимума» в контексте» «общего мифического ядра» в подтверждение своих собственных доводов в книге Griffin, R. The Nature of Fascism. - London, 1991. см. также: Eatwell, R. Fascism: A History. - 1995; repr., London, 1996.

7. По этому вопросу см.: Bach, M.; Breuer, S. Faschismus als Bewegung und Regime: Italien und Deutschland im Vergleich. - Wiesbaden, 2010.

8. См., например: Kershaw, I. Hitler and the Uniqueness of Nazism // Journal of Contemporary History. - 2004. - Vol. 39, No. 2. - P. 239-254.

9. Термин «добровольный гляйхшальтунг» принадлежит мне, однако в литературе, посвященной сходству итальянского фашизма с немецким нацизмом после начала образования Оси (особенно в проявлениях антисемитизма), этот термин может быть уместен. См., напр.: Ledeen, M.A. The Evolution of Italian Fascist Antisemitism // Jewish Social Studies. -1975. - Vol. 37, No. 1. - P. 3-17.

10. О двух подходах к вопросу о факторе «фёльки-ше» в Германии см.: Puschner, U. Die Völkische Bewegung im wilhelminischen Deutschland. SpracheRasse-Religion. - Darmstadt, 2001 и Breuer, S. Die Völkischen in Deutschland. Kaiserreich und Weimarer Republik. - Darmstadt, 2008.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Я использую термин «фашистский репертуар» в значении, которое Федерико Финчельштейн использовал во фразе «фашистский каталог идей»: Finchelstein, F. Transatlantic Fascism: Ideology, Violence, and the Sacred in Argentina and Italy, 19191945. - Durham, 2010. - P. 6. См. мою рецензию на книгу Финчельштейна в журнале Social History. -2011. - Vol. 36, No. 2. - P. 215-216.

12. Sarkar, B.K. The Hitler State: a Landmark in the Political, Economic and Social Remaking of the German People. - Calcutta, 1933. - P. 13.

13. Ibid. - P. 4.

14. Ibid. - P. 13.

15. Ibid. - P. 31.

16. Ibidem.

17. Tagore, S. Hitlerism: the Aryan Rule in Germany. -Calcutta, 1934. - P. 42-43.

18. Ibid. - P. 18.

19. Ibid. - P. 21.

20. Ibid. - P. 26.

21. Об истории и предыстории этого эпизода см.: Barooah, N.K. India and the Official Germany 18861914. - Frankfurt, 1977; Idem. Chatto: The Life and Times of an Indian Anti-Imperialist in Europe. - Delhi, 2004; Sareen, T.R. Indian Revolutionary Movement Abroad (1905-1920). - Delhi, 1979 и, вероятно, наиболее системный труд, основанный на немецких архивах: Oesterheld, F. "Der Feindmeines Feindes": Zur Tätigkeit des Indian Independence Committee (IIC) während des Ersten Weltkrieges in Berlin: Magister thesis. - Humboldt University, Berlin, 2004. В подходах к этой проблеме в вышеуказанных исследованиях идеологии принадлежит второстепенная роль.

22. Barooah, N.K. Op. cit.; Sareen, T.R. Op. cit.; Bose, A.C. Indian Revolutionaries Abroad 1905-1922 in the Background of International Developments. -Patna, 1971; Manjapra, K.K. The Mirrored World: Cosmopolitan Encounter between Indian Anti-Colonial Intellectuals and German Radicals, 1905-1939: PhD diss. - Harvard University, 2009; Ali, S.M. Chacha Kahini (in Bengali). - 1952; repr., Calcutta, 1417 b.s. 2010. Также см.: Zachariah, B. Indian Political Activities in Germany, 1914-1945 // Transcultural Encounters between Germany and India: Kindred Spirits in the Nineteenth and Twentieth Centuries / Eds. by J.M. Cho, E. Kurlander, and D.T. McGetchin.

- New York, 2014. - P. 141-154.

23. All-India Congress Committee (AICC) Files, Nehru Memorial Library (NML), New Delhi: FD 20 (KW 1), 1929; FD 20 (ii), 1929.

24. India Office Records, British Library, London [IOR]: L/PJ/ 12/102, 1923, f. 2.

25. Bundesarchiv, Berlin: R51/1-16 & 144.

26. Информацию по истории Института можно найти на его официальном сайте: Indien-Institute V. München, accessed April 20, 2013, URL, http://www. indien-institut.de/en/chronicle. Следует обратить внимание на то, что в этом источнике ничего не говорится о периоде между 1932 и 1946 гг.

27. Самым лучшим историческим исследованием на эту тему следует считать Puri, K. Ghadar Movement: Ideology, Organisation and Strategy. - Amritsar, 1983.

28. IOR: L/PJ/12/166

29. См.: Sailer, A. Der Indologe Walther Wüst und das NS-Regime, 1933-1945: Masters thesis. - Humboldt University, Berlin, 2008.

30. Bundesarchiv, Berlin, R51/16, R51/8. Тиерфильду принадлежит написанный в 1945 г. документ, в котором говорится о том, что Немецкая академия не являлась нацистским учреждением, что подтверждается участием в этой организации Тарака Нат Даса. Обвинения в нацистских тенденциях автор предъявляет Вусту. См.: Bundesarchiv, Berlin, R51/8, ff. 0203054-0203067, written in 1945. Ти-ерфильд вместе с Тараком Нат Дасом возглавил Институт в 1946 г. (http://www.indien-institut.de/en/ chronicle).

31. IOR: Indian Political Intelligence (IPI) file L/ PJ/12/505, ff. 80-81. From printed report: "Strictly Secret: An Examination of the Activities of the Auslands Organization of the National Socialistische Deutsche Arbeiter Partei [sic], Part II: In India".

32. В материалах, посвященных Институту Индии, изданных по случаю его 75-ой годовщины в 2003 г., не упомянуты Ашок Босе и Беной Кумар Саркар. В более ранней версии веб-сайта их имена упоминались. Accessed: May 20, 2010, http://www. indien-institut.de;. В исследовании Леонарда Гордо -на: Gordon, L. Brothers Against the Raj: a Biography of Indian Nationalists Saratand Subhas Chandra Bose.

- New York, 1990. - P. 256-257, упоминается о при-

сутствии Ашока Босе в Мюнхене после 1931 г. в качестве студента прикладной химии. Беной Саркар регулярно печатался в журнале Карла Хаусхофера "Geopolitik'.

33. IOR: L/PJ/12/73

34. IOR: L/PJ/12/74

35. Intelligence Bureau file on Soumendranath Tagore, IB Sl. No. 106/26, File No. 166/26 HS Folder Part II, West Bengal State Archives [WBSA], Calcutta.

36. Horst Krüger papers, Zentrum Moderner Orient [ZMO], Berlin, Box 68, No. 457,1.

37. "Akademie zur wissenschaftliche Erforschung und zur Pflege des Deutschtums." Bundesarchiv, Berlin, R51/1, rules of the association, 1925, end of file, no page numbers.

38. Bundesarchiv, Berlin, R51/16. Информация об этих студентах достаточно скудная, поэтому не ясно, была ли эта информация потеряна в результате войны или её уничтожили умышленно.

39. Maharashtra State Archives, Bombay (MSA), Home Department (Special), files 830A, 1939 and 830(i), 1939. См. также: D'Souza, E. Nazi Propaganda in India // Social Scientist. - 2000. - Vol. 28, No. 5/6. -P. 77-90, публикация, основанная на двух вышеупомянутых документах, но без упоминания ссылки на них.

40. National Archives of India, New Delhi [NAI]: Home Department, Government of India, File No. 21/65/39 Poll. (Int.). "Consideration of steps to be taken to combat Nazi activity in the Aligarh University," 1-7. Copy in Jawaharlal Nehru University (JNU), Archives on Contemporary History (ACH), PC Joshi Archive, File 11-1939.

41. NAI: Home Department, Government of India, File No. 21/65/39 Poll. (Int.). "Consideration of steps to be taken to combat Nazi activity in the Aligarh University," 1-7. Copy in Jawaharlal Nehru University (JNU), Archives on Contemporary History (ACH), PC Joshi Archive, File 11-1939.

42. Siddiqui, M.H. Bluff, Doubt and Fear: The Kheiri Brothers and the Colonial State 1904-45 // Indian Economic and Social History Review. - 1987. -Vol. 24, No. 3. - P. 233-263.

43. NAI: Home (Political), file 30/5/30, copy in JNU, ACH, PC Joshi Archive, File 74/1930: "Question of the grant of an assurance of immunity from prosecution to Abdul JabbarKheiri in the event of his return to India".

44. Bundesarchiv, Berlin, R/51/144, Horst Pohle's report from Calcutta, 1938.

45. Report dated August 29, 1938, IOR: L/PJ/12/293, f. 136.

46. All India Congress Committee [AICC] Papers, NML, File No. 12/1938 and File No.FD 42/1938.

47. Jawaharlal Nehru Papers [JNP], NML, Vol. IX, ff. 193-197 (ff. 291-223), Jawaharlal Nehru to Subhas Chandra Bose, Allahabad, April 3, 1939: quote from f. 195 (f. 221). Вероятно, Неру имеет в виду погромы «хрустальной ночи» конца 1938 г.

328

48. Zachariah, B. Nehru. - London, 2004. - P. 97.

49. Gordon, L. Op. cit. - P. 441-490.

50. IOR: L/PJ/12/73

51. Decipher of D.I.B. [Director, Intelligence Bureau] private telegram No. 347, sent 11.12.45, received 12.12.45, in recently released file (2014), National Archives (UK), KV-2 3904, 41.

52. IOR: L/PJ/12/74

53. Современный биограф Субхаса Чандры Босе -один из его родственников, который надеялся сделать политическую карьеру, описывая Босе как националиста, при этом он либо сознательно скрывал имевшиеся у него материалы, либо просто не удосужился в них заглянуть, в его материале содержится информации не меньше, чем в моих работах: Bose, S. His Majesty's Opponent: Subhas Chandra Bose and India's Struggle against Empire. - Cambridge, MA, 2011. См. также мою рецензию на эту книгу в American Historical Review. - 2012. -Apr. - P. 509-510.

54. Ibid. - P. vii.

55. По этому вопросу см.: Sarkar, B.K. The Futurism of Young Asia. - Berlin, 1922, особенно главный очерк: 'The Futurism of Young Asia'. - P. 1-22.

56. Ibid. - P. x.

57. Sinha, M. Colonial Masculinity: the 'Manly Englishman' and the 'Effeminate Bengali' in the Late Nineteenth Century. - Manchester, 1995; Rosselli, Jh. The Self-Image of Effeteness: Physical Education and Nationalism in Nineteenth-Century Bengal // Past & Present. - 1980. - No. 86. - P. 121-148.

58. Имеется множество фотографий, запечатлевших этот исторический момент; сама униформа демонстрируется под стеклянным колпаком в Нетаджи Баване - бывшей резиденции Субхаса Босе на Элгин роуд в Калькутте; сейчас это музей.

59. Более широкую аргументацию этого тезиса см. в: Zachariah, B. The Invention of Hinduism for National Use // Playing the Nation Game; The Ambiguities of Nationalism in India. - Delhi, 2011. - P. 153-204.

60. См., напр.: Goodrick-Clarke, N. The Occult Roots of Nazism: Secret Aryan Cults and their Influence on Nazi Ideology. - New York, 1992, Kurlander, E. The orientalist roots of National Socialism? Nazism, occultism, and South Asian spirituality, 1919-1945 // Transcultural encounters between Germany and India ... - P. 155-169.

61. Zachariah, B. Developing India: An Intellectual and Social History, c. 1930-1950. - Delhi, 2005. - P. 168173.

62. Sarkar, B.K. The Influence of India on Western Civilisation // Journal of Race Development. - 19181919. - Vol. 9. - P. 91-104; 101-102. См. в: Columbia University, New York, April 1918.

63. Sarkar, B.K. The Folk-Element in Hindu Culture: A Contribution to Socio-Religious Studies in Hindu Folk-Institutions. - London, 1917. - Dedication.

64. Ibid. - P. vii.

65. Ibid. - P. ix, Саркар цитирует доклад профессора Р.Р. Марретти «Фольклор и психология», сделанный в Лондонском фольклорном обществе.

66. Ibid. - P. x.

67. Ibid. - P. xvi. Также см.: Sarkar, B.K. Chinese Religion Through Hindu Eyes: A Study in the Tendencies of Asiatic Mentality. - Shanghai, 1916, который он цитирует во введении The Folk Element in Hindu Culture ...

68. Mookerji, R. Indian Shipping: a history of the seaborne trade and maritime activity of the Indians from the earliest times. - London, 1912; Idem. Borderlands of Economics. - London, 1925; Sarkar, B.K. The Folk Element in Hindu Culture ...

69. О «Великой Индии» см.: Bayly, S. Imagining 'Greater India': French and Indic Visions of Colonialism in the Indic Mode // Modern Asian Studies. - 2004. - Vol. 38, No. 3. - P. 703-744, и последняя неопубликованная работа: Zabarskaite, J. Greater India in Indian Scholarship and in the Public Domain. Выражаю признательность автору за предоставление мне её книги.

70. Mukherji, R. Borderlands of Economics ...

71. Korom, F. Gurusaday Dutt, Vernacular Nationalism, and the Folk Culture Revival in Colonial Bengal // Folklore in Context / Eds. by F. Mahmud and S. Zaman. - Dhaka, 2010. - P. 256-293; Korom, F. Inventing Traditions: Folklore and nationalism as Historical Process in Bengal // Folklore and Historical Process / Eds. by D. Rohtman-Augustin and M. Pourzqhovic. -Zagreb, 1989. - P. 59-83.

72. Report: National Planning Committee. - P. 207-208.

73. Ibid. - P. 148-149.

74. Ibid. - P. 114. В это самое время Неру находился в Европе и устанавливал связи с антифашистскими и социалистическими силами, о чем постоянно писал в своих статьях в «Нэшнл Геральд».

75. Report: National Planning Committee. - P. 10, см. также предыдущую сноску.

76. Roseboom, H.E.; Dover, C. The Eurasian Community as a Eugenic Problem // A Decade of Progress in Eugenics. Scientific papers of the third International congress of eugenics, held at American museum of natural history, New York, August 21-23, 1932. -Baltimore, 1934. - P. 89, 90-93.

77. Ibid. - P. 89, 92-93; Muller, H.J. The dominance of Economics over Eugenics // A Decade of Progress in Eugenics . - P. 138.

78. По этому вопросу см.: Jaffrelot, C. The Idea of the Hindu Race in the Writings of Hindu Nationalist Ideologues in the 1920s and 1930s: A Concept Between Two Cultures // The Concept of Race in South Asia / Ed. by P. Robb. - Delhi, 1995; Bayly, S. Caste and «Race» in the Colonial Ethnography of India // Ibidem; об антропометрии и ее использовании в колониальных странах см.: Bates, C. Race, Caste and Tribe in Central India: The Early Origins of Indian Anthropometry // Ibidem. См. также: Watt, C. Education for National Efficiency: Constructive Nationalism in North India,

1909-1916 // Modern Asian Studies. - 1997. - Vol. 31, No. 2.

79. Arvindsson, S. Aryan Idols: Indo-European Mythology as Ideology and Science. - 2004; repr. Chicago, 2006; см. также комментарии Ганди по вопросу об индуизме: Gandhi, M.K. An Autobiography, or The Story of My Experiments with Truth / 2 vols. - Ahmedabad, 1927 and 1929; this edn. Harmondsworth, 1982. -P. 76-77. См. также: The Theosophical journal, The Aryan Path.

80. См.: Zachariah, B. Developing India ...

81. Visvesvaraya, M. Rural Reconstruction in India: an Outline of a Scheme. - Bangalore City, 1931. - P. 15.

82. Visvesvaraya, M. Nation Building: A Five-Year Plan for the Provinces. - Bangalore City, 1937. - Chapter VI, 'Citizenship Training'. - P 38-39.

83. Visvesvaraya, M. District Development Scheme: Economic Progress by Forced Marches. - Bangalore City, 1939. - P. 60. В этом контексте кастовые раз-

личия, «общинность» и неприкосновенность могут быть рассмотрены через призму экономического прогресса. Эту идею Висвесварая представил в: Reconstructing India. - London, 1920; особенно см. P. 8, 13-15.

84. Visvesvaraya, M. District Development Scheme ... - P. 12.

85. Так как без дисциплины невозможно достичь прогресса и осуществить эффективное правление. Ibidem.

86. Sillani, T. What is Fascism and Why? - 1931. Цит. по: Visvesvaraya, M. Planned Economy . - P. 260.

87. Visvesvaraya, M. Planned Economy ... - P. 203; 205, 263. Также он сформулировал набор «Правил повышения эффективности деятельности граждан» ('Rules for Citizen Efficiency') (P. 264-265).

88. Майкл Манн (Mann, M. Fascists. - Cambridge, 2004. - P. ix), рассматривая «семейное сходство» между фашизмом и «нефашизмом», предлагает их разграничивать.

330

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.