Научная статья на тему 'Истоки экономического кризиса'

Истоки экономического кризиса Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1244
172
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС / ЦИКЛИЧНОСТЬ / ОСНОВНАЯ ПРИЧИНА КРИЗИСА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Россик Вячеслав Евгеньевич

Рассмотрены взгляды на экономический кризис, причины его возникновения и влияние на экономику. Делается вывод о системном кризисе в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Истоки экономического кризиса»

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 28 (209). Экономика. Вып. 30. С. 23-26.

В. Е. Россик

ИСТОКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Рассмотрены взгляды на экономический кризис, причины его возникновения и влияние на экономику. Делается вывод о системном кризисе в России.

Ключевые слова: системный кризис, цикличность, основная причина кризиса.

Общеизвестно, что хозяйственная жизнь общества не является ровным движением вперёд. Она подвержена различным негативным воздействиям (засухи, наводнения, войны, эпидемии и т. д.). Экономическая цикличность — это объективная форма развития рыночной экономики. Она представляет собой волнообразное движение хозяйственной конъюнктуры (деловой активности) при регулярном чередовании её подъёмов и спадов. Одной из фаз цикла является кризис.

По мнению представителей классической теории макроэкономического равновесия (А. Смит, Д. Рикардо, А. Маршал и др.), рыночная экономика защищена от спада механизмами саморегулирования. Гибкость таких денежных форм, как процент, заработная плата и цены, обеспечивает равновесие на рынках капитала, труда и денег; рыночный механизм сам способен исправлять дисбалансы, возникающие в масштабах народного хозяйства, и вмешательства государства не требуется.

Как Г. Мальтус, так и С. Сисмонди, в отличие от вышеупомянутых классиков, считали, что кризисы неизбежны, и связывали их с недостаточностью совокупного спроса на произведённые товары. При этом Мальтус полагал, что источником недостаточного спроса является перенакопление капиталов, а Сисмонди — недопотребление рабочих и капиталистов: недопотребление рабочих есть результат более медленного роста доходов по сравнению с ростом товарных масс, а капиталистов — следствие сокращения потребления, имеющее целью накопление капиталов. Как тот, так и другой недооценивали инвестиционную составляющую совокупного спроса.

Американский экономист Дж. К. Гэлбрейт в своей книге «Великий крах 1929 года» объяснял кризис психологическими причинами. Он писал, что причина кризиса кроется в благих ожиданиях. Началом служит общий рост цен как на акции, так и на недвижимость, предметы

искусства и т. д. Возникает ажиотаж на рынке, цены растут, и все полны оптимизма. Гэлбрейт приводит сравнение с надутым воздушным шариком, из которого в случае прокола воздух выходит не постепенно, а сразу. Это очень точно отражает ситуацию на рынке, когда кризис вступает в активную фазу. Причинами этого явления ему видятся следующие:

1. Неправильное распределение доходов. Это означает, что экономика зависит от высокого уровня инвестиций и потребления предметов роскоши, что является следствием получения небольшой частью населения большей части доходов.

2. Плохая корпоративная структура. Постоянное присутствие риска разорения из-за срабатывания эффекта рычага в обратную сторону.

3. Плохая банковская структура. Падение одного банка по принципу домино обрушивает и другие.

4. Удручающее состояние внешнеторгового

баланса.

5. Слабый уровень экономических знаний [1. С. 234-241].

По К. Марксу, основная причина кризиса заключается в процессе обращения капитала. Остановка или изменение этого процесса влекут за собой разрыв обращения капитала. Именно этот аспект капиталистического производства, т. е. нарушение равновесия на рынке капиталов, является специфической причиной экономического кризиса при капитализме. Этот же аспект объясняет и периодичность кризисов, их повторяемость через определённые промежутки времени и сходные, хотя и не одинаковые, проявления, т. е. характерный ход экономического цикла.

«...Непосредственно перед крахом,— пишет Маркс,— предприятие всегда имеет почти преувеличенно здоровый вид. Лучшее доказательство этому дают, напр., “Reports on Bank Acts” 1857 и 1858 гг., где все директора банков, купцы, одним словом, все приглашенные в качестве экспертов, с лордом Оверстоном во главе, по-

здравляли друг друга с цветущим и здоровым развитием дел,— как раз за месяц до того, как в августе 1857 г. разразился кризис. И Тук в своей “History of Prices” поразительным образом поддается снова и снова этой иллюзии при историческом описании каждого отдельного кризиса. Предприятия всегда в высшей степени здоровы, и дела идут самым блестящим образом, пока вдруг не разражается крах» [2. С. 498-499].

Прежде всего кризис обнаруживается в сфере обращения и кредита, хотя падение производства является основным и центральным выражением кризиса. Снижение цен и иные признаки начинающегося кризиса сигнализируют о приближающемся падении производства.

Переход к депрессии характеризуется приостановкой падения производства и его колебанием на низком уровне.

Дж. М. Кейнс признал, что развитие капитализма сталкивается с такими противоречиями, которые стихийно преодолены быть не могут. Главными из них Дж. М. Кейнс считал возникновение массовой безработицы и недостаточность «эффективного спроса» на товары, в результате чего предложение товаров не совпадает автоматически со спросом на них. Основной порок прежней экономической теории он усматривал в недооценке препятствий для бескризисного развития капиталистической экономики, которые создаются «недостаточностью эффективного спроса». Под эффективным спросом Кейнс подразумевал капиталовложения, потребление и государственные расходы.

Монетаристы объясняют кризис причинами денежного свойства. Наиболее известными основоположниками, разработавшими законченную теорию кризисов на такой почве, считаются К. Жуглар и М. Фридмен. Монетаристы доказывают, что рыночная система без вмешательства государства обеспечивает макроэкономическую стабильность и экономический рост. В основе монетаристской концепции кризиса лежит количественная теория денег, в соответствии с которой денежная масса, находящаяся в обращении, оказывает непосредственное влияние на уровень цен.

Инструментом, определяющим стабильность производства, цен и занятости, полагают они, являются деньги. Это означает, что деньги выполняют функцию управления спросом, а через неё — и хозяйственными процессами, в част-

ности оказывают значительное влияние на объём производства. Поскольку монетаристы считают, что скорость оборота денег относительно стабильна и предсказуема, то общее равновесие (включая и занятость), сопряжено исключительно с предложением денег — их количеством. Необоснованное увеличение предложения денег ведёт к инфляции, а уменьшение — к дефляции. И то, и другое отрицательно влияет на экономическое развитие общества. Поэтому основой стабилизации цен и поддержания умеренных темпов роста экономики, считают они, является государственный контроль над предложением денег в стране.

Значительная часть из вышеперечисленных теорий монокаузальны, то есть сводят истоки цикличности к тому или иному основному механизму, являющемуся источником колебаний, распространяющихся на все сферы отношений в обществе: экономические, социальные, политические.

Н. Д. Кондратьев является автором самой первой систематической концепции долговременных колебаний в экономике, которая выявила их эндогенный характер. В отличие от вышеназванных авторов, он, разрабатывая собственную теорию экономического развития общества, не стал ограничиваться каким-то одним обоснованием цикличности, а сделал своей отправной точкой способ производства как комплекс всех научно-технических, экономических, а также политических, социальных и прочих условий. Проведя развёрнутое исследование экономического развития Англии, Франции и США с конца XVIII в., Н. Д. Кондратьев обнаружил в мировом хозяйстве три больших цикла:

I — с 1789 по 1814 г. (повышательная волна) и с 1814 по 1849 г. (понижательная волна);

II — с 1849 по 1873 г. (подъём) и с 1873 по 1896 г. (спад);

III — с 1896 по 1920 г. (новая повышательная волна) [3. С. 351].

Средняя продолжительность «циклов Кондратьева» составляла 50-60 лет, а в их основу автор положил скачкообразный характер научно-технического прогресса, периодические революции в технике и технологии производства. Возникновение «длинных волн» связано с тем, что «пучки» крупных инноваций (например, изобретение двигателя внутреннего сгорания, автомобиля, самолёта и т. д.) дают импульс эко-

номической активности на несколько десятилетий, пока их влияние не сходит на нет.

В конце 30-х гг. XX в. австрийский экономист Й. Шумпетер выдвинул общую теорию циклов разной продолжительности, которые при своём сочетании обеспечивали определённую амплитуду макроэкономических колебаний. Эта теория также опиралась на научнотехнические факторы экономического прогресса. В своей книге «Циклы деловой активности. Теоретический, исторический и статистический анализ капиталистического процесса» (1939 г.) Й. Шумпетер предложил концепцию так называемой трёхцикличной схемы экономической динамики, в рамках которой были объединены полувековые циклы Кондратьева, 10-летние циклы Жуглара и двухлетние Китчина.

Описывая их взаимосвязь, Шумпетер делал вывод о том, что более продолжительный цикл необходимо включает менее продолжительные периоды развития, в результате чего «размах каждой более длинной волны создаёт близость равновесия для волны следующего порядка». При этом главной движущей силой цикличности является инновационная деятельность предпринимателей, массовые инвестиции в основной капитал.

В другой книге, «Капитализм, социализм и демократия» (1942 г.), Шумпетер отмечал: «Осуществление долгосрочных инвестиций, когда условия быстро меняются, представляет собой почти столь же рискованное упражнение, как и стрельба по цели, которая не только плохо видна, но и движется притом рывками» [4.

С. 452].

Однако считается, что только такой тип движения рыночной экономики обеспечивает ей в перспективе динамичный рост. Кроме того, важную роль в реализации предпринимательских инноваций Шумпетер не случайно отводил кредиту, обеспечивающему возможность вовлечения в хозяйственный оборот дополнительных экономических ресурсов.

Для удобства Шумпетер выделял пять типов предпринимательских инноваций: выход на новые рынки; использование новых ресурсов; использование новых технологий; производство новых товаров; использование новых методов управления. Любая из этих инноваций даёт компании временное преимущество, иногда даже монополию, что и обеспечивает высокий для неё стартовый уровень отдачи на капитал.

Существует мнение, что такие кризисы как нынешний,— кризисы шумпетерианского толка. То есть, с одной стороны, это кризисы, которые нельзя разрешить одним лишь накачиванием ликвидностью, а с другой — это кризисы, которые несут в себе силу «созидательного разрушения».

Однако к идее о шумпетерианском характере кризиса не прислушались нигде, и сегодня при обсуждении текущих экономических проблем можно услышать две характерные сентенции. Первая: главная задача сегодня — понять, почему возник кризис, и не допустить повторения подобного в будущем. Вторая: да, сегодня уже становится лучше, но до докризисного состояния компаниям и отраслям ещё очень далеко. Оба эти утверждения свидетельствуют о том, что идеальное экономическое развитие понимается в основном как непрерывный экономический рост — и это является очень живучим и очень расхожим заблуждением. Правда же заключается в том, что если бы сегодня компании и отрасли чувствовали себя так же, как до осени 2008 г., то нам надо было бы готовиться к новому кризису, а вовсе не ждать будущего роста. А уж тратить усилия на размышления о том, как избежать подобных кризисов в дальнейшем, совершенно бесполезно. Кризисов избегать нельзя.

Долгое время экономисты упорно пытались решить задачу долгосрочного прогнозирования роста благосостояния населения развитого мира. В более узком смысле задача заключалась в создании как можно более точной модели роста ВВП развитых стран, элиминирующей постоянные перебои в предшествующем экономическом росте. Однако оказалось, что дело вовсе не в элиминировании. Наоборот, именно в этих перебоях — довольно мощных спадах и ещё более агрессивных подъёмах — и заложен главный механизм экономического роста. Не будь этих перебоев, человечество не достигло бы тех высот благополучия, которых оно достигло сегодня. Собственно, именно эту гипотезу и высказал в своей книге «Теория экономического развития» Йозеф Шумпетер, показав, что только постоянно возникающие инновации, реализуемые предпринимателями, являются источником экономического роста, так как они, эти инновации, на каждом новом этапе позволяют «выжать» больше из имеющихся ресурсов, рынков и технологий.

Многие экономисты и практики признают, что Россия оказалась в тисках системного (структурного) кризиса, для чего есть объективные и субъективные причины. Объективной причиной является переход от планово-централизованной экономики к рыночной. История показывает, что любое преобразование имеет издержки, особенно в таких масштабах, как в России. В одночасье полностью монополизированная экономика, на 100 % фондируемая из центра, встала на путь рыночной экономики. Всё это было усугублено сменой идеологии. Субъективными причинами явилось отсутствие эффективной экономической политики в переходный период.

Можно утверждать, что системный кризис, с которым столкнулась Россия, а также бывшие страны СЭВ — явление уникальное. Кризисы такого вида никогда не испытывали страны Запада. Если по масштабам экономических потрясений его можно сравнить с мировым кризисом, произошедшим в 1930-е гг., то по своим качественным характеристикам он является совершенно особенным. Это означает, что и меры по выходу из этого кризиса должны быть адекватными сложившейся ситуации.

Если по поводу причинно-следственных взаимосвязей между периодическими и структурными кризисами можно согласиться с теми авторами, которые утверждают, что ведущая роль принадлежит первым, а не наоборот, то в нашем случае ведущая роль принадлежит системному кризису.

Для системного кризиса характерна не временная диспропорция между производством и потреблением, не крупномасштабная диспропорция между производственными возможностями и ёмкостью рынка, системный кризис — это прежде всего изменение идеологии экономического развития. В случае системного кризиса на смену одним парадигмам приходят другие, изменяющие всю систему общественного воспроизводства.

Согласно классическому определению, всякий общественный процесс производства, который рассматривается в постоянной связи и постоян-

ном процессе своего возобновления, в то же самое время является процессом воспроизводства. Тем самым анализ воспроизводственного процесса охватывает все стороны развития общественного организма.

В литературе чаще пишут об экономическом росте или спаде. Но воспроизводство (суженное, простое, расширенное) и экономический рост (спад) не являются идентичными понятиями. Нельзя согласиться с авторами, которые утверждают, что «в первом случае речь идёт преимущественно о социально-экономическом аспекте процесса развития производства, во втором — об организационно-экономических условиях его осуществления».

Системный (структурный) кризис изменил соотношение между производством, накоплением и потреблением. Одной из глубинных причин крупных социально-экономических потрясений является то обстоятельство, что в своё время не был найден оптимум в вышеназванных соотношениях.

Таким образом, системный кризис правильнее было бы включить в группу «специфических экономических кризисов», т. е. в группу кризисов, которые возникают не в прямой связи с циклическим развитием рыночного хозяйства. Кризис в США вызвал плавный, эволюционный переход к более продуктивной системе хозяйствования, а в России кризис сам стал следствием глобальных изменений в экономической жизни.

Список литературы

1. Гэлбрейт, Дж. К. Великий крах 1929 года / Дж. К. Гэлбрейт ; пер. с англ. С. Э. Борич. Минск : Попурри, 2009.

2. Маркс, К. Капитал / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. 2-е изд. Т. 3.

3. Кондратьев, Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения // Кондратьев, Н. Д. Избранные труды. М. : Экономика, 2002.

4. Шумпетер, Й. Теория экономического развития / Й. Шумпетер. М. : Прогресс, 1982.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.