Научная статья на тему 'Интеллигентные интеллектуалы как движущая сила модернизации России'

Интеллигентные интеллектуалы как движущая сила модернизации России Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

285
28
Поделиться
Ключевые слова
ЭЛИТА / Интеллигенция / интеллектуал / инновация / модернизация

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Ярош Наталья Николаевна

Поднимаются проблемы формирования современной интеллектуальной элиты России, ее роли и места в экономической жизни общества, рассматриваются ее исторические корни и влияние на инновационное развитие, на модернизацию экономики страны.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Ярош Наталья Николаевна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Интеллигентные интеллектуалы как движущая сила модернизации России»

«ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ»—

ДВИЖУЩАЯ СИЛА МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ

В последнее время на разных уровнях общественной жизни обсуждаются вопросы о роли образованного слоя населения (интеллектуалов, интеллигенции, собственно интеллектуальной элиты) в современном российском обществе. Рискнем предположить, что в определенной степени это связано с курсом на модернизацию, который декларирует власть, а также с тем, что идущий сегодня на спад экономический кризис выявил множество проблем и в социальной жизни России.

Одним из направлений модернизации считается инновационный путь развития. Это подтверждает опрос ВЦИОМ, согласно которому 63% россиян считают инновации необходимым условием процветания страны. Между тем инновационный путь развития невозможен без опоры на интеллектуальный ресурс населения, т.е. на совокупность индивидуальных способностей и интеллектуальных возможностей отдельных индивидуумов, и условий их проявления на самых разных уровнях общественных отношений.

Напомним, что интеллект человека, когда он используется в определенной трудовой (профессиональной) деятельности, превращается в самостоятельный ресурс — интеллектуальный ресурс индивида, который можно купить и продать. Интеллектуальный ресурс индивида прежде всего используется на предприятии — первичном звене экономической деятельности. Совокупность интеллектов работников данного предприятия (всех, а не только квалифицированных и профессиональных) представляет собой интеллектуальный ресурс предприятия и далее — сообщества всех участников экономической деятельности на всех уровнях, вплоть до государства в целом.

Активный жизненный цикл появления нового продукта и его внедрения (инновации) можно представить состоящим из следующих этапов:

Общественная фундаментальные поисковые потребность ^ научные ^ научные ^ в благе исследования исследования

Прикладные опытно-экспери- серийное про-научные ^ ментальное ^ изводство на ^ исследования производство основе инноваций

Удовлетворение

потребности

На каждой стадии есть потребность в интеллектуальном ресурсе, а также необходим результат интеллектуальной, творческой деятельности.

Выделение интеллектуального ресурса в самостоятельный значимый фактор экономической деятельности обусловлено следующими основными особенностями современного этапа развития экономики:

• высокий уровень разделения и кооперации труда на предприятиях и в экономике в целом;

• перераспределение значимости человеческих ресурсов в сторону умственного (интеллектуального) труда;

• повышение наукоемкости производства;

• значительное увеличение масштабов производства и его технологической сложности;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• качественное изменение трудовых процессов, форм и мотивов деятельности, трудовых предпочтений работников;

• рост рыночной стоимости интеллектуальной собственности.

Речь идет о необходимости обеспечить инновационную составляющую производства, т.е. высокоэффективное взаимодействие всех участников экономической деятельности любого предприятия и экономики в целом с окружающей их средой на основании развитых возможностей активно воспринимать окружающий мир, мыслить логически, образно, обладать большим объемом знаний с целью внедрения новшеств.

Чтобы построить такую «умную» экономику, основанную на знаниях, необходимы образованные люди, способные самостоятельно и профессионально ставить и решать проблемы, нацеленные на непрерывное обновление во всех сферах технологической, экономической, социальной и культурной жизни общества. Речь идет об интеллектуалах. Эти люди должны составить основу интеллектуального ресурса развития экономики России.

Понятие «интеллектуал» возникло в конце XIX в. во Франции в связи с выступлением писателей, литераторов, профессоров против действий правительства в деле Дрейфуса, подписавших «Манифест интеллектуалов» (1898). В современной западной культуре это слово утратило первичное значение. Интеллектуал — это общественный деятель, носитель истины, «совесть нации», хотя и считается, что интеллектуалы в значительной степени определяют нормы и культурные ценности для остальной части общества. Как правило, это человек, имеющий высшее образование, с высокоразвитым интеллектом и аналитическим мышлением, который занимается интеллектуальным трудом. При этом интеллектуал — это не просто образованный человек. Важной характеристикой интеллектуала является его публичность, авторитетность, известность в широких кругах. Интеллектуал выступает генератором идей, это творческий человек. В качестве интеллектуалов стали рассматривать профессиональных ученых, выдающихся писателей, академиков, артистов.

Вместе с тем в современном понимании термин «модернизация» чаще всего характеризует разнородные социальные процессы и явления, сопровождающие становление индустриального общества западного типа, динамику движения к этой модели стран третьего мира и постсоветских государств. «От других доктрин общественной эволюции концепцию модернизации отличает присутствие идеологемы современности, ядром которой является тезис о модернизации как факторе развития индивидуальной свободы человека, личности»1 — того, что ярко выражено в понятии «интеллигенция». В связи с этим достойно удивления, что между понятиями «образованный слой», «интеллектуалы», «интеллигенция» ставится знак тождества, хотя на уровне здравого смысла каждому ясно, что не все образованные люди являются интеллектуалами и интеллигентами, что не все интеллектуалы интеллигентны, что не все интеллигенты обладают высоким уровнем интеллекта.

Считается, что термин «интеллигент» первым использовал русский писатель П.Д. Боборыкин (1866), хотя он имеет более раннее российско-польское происхождение, а понятие «интеллигенция» уходит корнями в древность. Под интеллигенцией Боборыкин понимал высший образованный слой общества. Однако довольно скоро это слово под влиянием народничества приобрело несколько иной смысл. Помимо образованности (а по тем временам — просто грамотности) отличительной чертой интеллигента стали морально-нравственные качества. Сложилась как бы особая каста более или менее образованных людей, которая сразу же противопоставила себя церкви и государству в качестве носителя исторического самосознания народа. Н. Бердяев писал: «Интеллигенция скорее напоминала монашеский орден или религиозную секту со своей особой моралью, очень нетерпимой, со своим обязательным миросозерцанием, со своими особыми нравами и обычаями, даже со своеобразным физическим обликом, по которому всегда можно было узнать интеллигента и отличить его от других социальных групп» 2.

Эта каста родилась в разночинной среде, но отнести ее к какому-либо сословию в дальнейшем уже было невозможно. Под интеллигенцией стали понимать общественное образование, служащее идеалам общечеловеческой правды, справедливости и истины, в основании которых лежали социалистические идеи, пришедшие с Запада.

С самого начала возникновения понятия «интеллигенция» особо подчеркивалось, что интеллигенты не являются собственниками средств производства, но непременно — носителями осознания особой роли либо в национальном обществе, либо в культурной сфере. Ленин, будучи истинным интеллигентом (с позиций XIX в.), выразился в том смысле, что интеллигенция не мозг нации, а «говно». Его не устраивали претензии определенной части образованного слоя населения России на роль носителя исторического самосознания народа. Именно отношение к средствам производства дало основания для того, чтобы Ленин (а затем и Сталин) с марксистским догматизмом

отнесли интеллигенцию к «прослойке» между классами. Этот узкоидеологический подход привел к формированию т.н. советской интеллигенции — большой социальной группы, пронизавшей все слои советского общества. Ее характерными признаками стали наличие высшего специального образования и копирование образцов поведения высших классов дореволюционного периода. В самом деле, никакое государство не может существовать без интеллектуальной элиты — инженеров, врачей, ученых, учителей и т.д. Эта «прослойка» жестко контролировалась советской властью: «шаг вправо, шаг влево — расстрел». Истинных интеллектуалов вывозили из страны пароходами. Нужны были специалисты, а не люди независимые, думающие о смысле жизни.

Между тем за годы советской власти появилось несколько поколений людей, занимающихся интеллектуальным трудом. Волей-неволей человек, работающий головой, не только перенимал манеру поведения порядочных людей из дореволюционного прошлого, но и усваивал общечеловеческие моральные критерии. Внутри той самой «прослойки», которую партийные боссы назвали советской интеллигенцией, появилась новая интеллигенция — те, кого позже назовут прорабами перестройки. Профессор МГПУ А.М. Кам-чатнов писал: «Постепенно формируется новая интеллигентская «религия», «догматы» которой выражаются такими ключевыми словами, как гласность, демократия, правовое государство, многопартийность, рыночная экономика, открытое общество, права человека, общечеловеческие ценности, свобода, либеральные ценности»3. При этом происходит очередное попадание на старые грабли: как и в подготовке октябрьского переворота (1917), огромное влияние оказали некритически воспринятые идеи Запада. В годы «перестройки» советское понятие интеллигенции рухнуло со всей очевидностью. Сотни тысяч людей с высшим образованием (интеллигентов, в соответствии с этим определением) ушли в торговлю. Младший научный сотрудник (интеллигент, в соответствии с этим определением) стал главным милиционером Москвы!

Уже в XIX в. велись дискуссии об оторванности российской интеллигенции от народа. Если понимать под термином «интеллигенция» весь образованный класс, то это действительно имело место и 200 лет назад, и актуально сегодня. Изменился лишь уровень образованности, характеризующий интеллигента. Всеобщая грамотность населения лишь повысила этот уровень до университетского. Еще К.Н. Леонтьев сетовал на то, что русские интеллигенты — самые наивные и доверчивые ко всему, что они считают новым и что имеет западное происхождение, а потому «русский народ интеллигенцию не любит». Почему-то считается, что ничего не изменилось в отношении народа к образованным людям и по сегодняшний день. Так ли это? А почему же народ пошел за интеллигенцией в 1917-м и в 1991-м? Может быть, дело в менталитете народа, которому обязательно нужно, чтобы его кто-то вел? И если надежды не оправдались, то обязательно должен быть козел отпуще-

ния? Да, это так, если только принять определение интеллигенции как общественного слоя людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным творческим трудом, развитием и распространением культуры, а также ответственным за судьбы народа.

Так что же такое интеллигенция в современном понимании? А.И. Солженицын категорически отрицал то, что основной характеристикой интеллигенции можно рассматривать принадлежность к образованному слою. Образованным в советской системе людям (умным, а порой и талантливым) он дал уничижительную кличку «образованцы», имея в виду индивидов с высшим специальным образованием, но с низким уровнем общей гуманитарной культуры, слабых духом.

А. Прошкин (режиссер фильма «Холодное лето 53-го») в интервью главному редактору АИФ с горечью отметил: «К сожалению, у нас почти не осталось интеллигенции в русском понимании этого слова — некоего слоя людей, которым стыдно, которые понимают, что они должны что-то сделать, чтобы ситуация изменилась к лучшему, — что-то написать, крикнуть, дать денег, составить программу... Остаются лишь интеллектуалы, образованные люди. Но каждый из них живет сам по себе»4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Д.С. Лихачев считал, что содержание понятия «интеллигенция» преимущественно ассоциативно-эмоциональное, поскольку русские вообще предпочитают эмоциональные концепты логическим определениям. По Лихачеву, к интеллигенции принадлежат представители профессий, связанных с умственным трудом, но главное в том, что это «люди, свободные в своих убеждениях, не зависящие от принуждений экономических, партийных, государственных, не подчиняющиеся идеологическим обязательствам». Отвращение к деспотизму — основная черта русской интеллигенции, на ней зиждется ее стойкость и чувство собственного достоинства. Лихачев подчеркивал, что «основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория; не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли»5.

Именно такая интерпретация понятия «российская интеллигенция», которую можно считать в большей степени морально-нравственной категорией, чем социальной, импонирует нам. Известно, что потребности и интересы общества в целом, классов, социальных групп выражаются в виде стихийно сформировавшихся и общепризнанных предписаний и оценок, подкрепленных силой массового примера, привычек, обычаев, общественного мнения. Однако общество неоднородно. Следовательно, требования морали, имеющие форму безличного долженствования, равно обращенного ко всем, не могут быть приняты безоговорочно всеми российскими сословиями в одинаковой мере. Поэтому говорить об интеллигенции как об однородной социальной общности можно с весьма большой натяжкой.

Сегодня в развитой стране невозможно находиться в высших эшелонах власти и не быть интеллектуалом. О претензиях интеллектуалов на мессианство, на исключительное обладание истиной уже давно забыли. Несут ли интеллектуалы ответственность перед обществом? Безусловно! Только для этого они должны быть еще и интеллигентами.

Этому прекрасно соответствует понятие «интеллигенция» не как «прослойки», а как представителей общества с определенной морально-нравственной характеристикой. Интеллигент, в нашем понимании, помимо определенного уровня образования и воспитания — это прежде всего человек внутренне свободный, отличающийся независимостью мышления, чувством собственного достоинства. Это чувство, как правило, зиждется среди прочего на высоком профессионализме. В самом деле, какое уж чувство собственного достоинства у человека некомпетентного?

К сожалению, по сей день бытует устаревшее, на наш взгляд, убеждение в том, что интеллигенция должна находиться в оппозиции к власти, корни которого нужно искать в устаревших определениях понятия «интеллигенция». Интеллигенция, вышедшая из разночинцев, сама противопоставила себя государству и возложила на себя моральную ответственность за будущее благосостояние и развитие нации. Народ ее об этом не просил. Ленинско-сталинское определение интеллигенции ставило целью указать образованным людям их место в обслуживании власти. И только. Не противопоставление власти и интеллигенции, а формирование элиты, которая должна состоять из «интеллигентных интеллектуалов», может стать «задачей номер один» модернизации России!

Элиты (властная, военная, торгово-промышленная, интеллектуальная) существовали испокон веков. По определению к ним принадлежит часть наиболее интеллектуально-развитого и активного населения, которая, благодаря этим качествам, добилась высокого уровня профессионализма и материального благосостояния. Однако элита — такой же живой организм, как и любой другой сегмент общества. Она также дряхлеет и перестает соответствовать новым формальным и неформальным нормам и правилам, которые формируют коммуникативные связи как между представителями собственно элиты, так и между элитой и обществом в процессе развития последнего.

В событиях 1917 г. есть несомненная вина дореволюционной властной элиты — в непонимании требований индустриальной эпохи, в неумении сплотить вокруг себя наиболее активную, профессиональную и мыслящую часть населения. За это пришлось заплатить уничтожением не только властной, но торгово-промышленной и интеллектуальной элит. Несостоятельность властной советской элиты, не желавшей обновления, не понимавшей, что индустриальное общество во всем мире переходит уже к новому этапу, привело к стагнации, а затем к развалу не только экономики, но и великой страны.

Общеизвестно, что постиндустриальная цивилизация началась, когда количественные параметры механизации и автоматизации производства изменили его качество. В результате затраты на воспроизводство конечного продукта (товара) стали составлять ничтожную величину по сравнению с затратами на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Резко упала необходимость в квалифицированных рабочих. Слаборазвитые страны стали предлагать значительный объем дешевой неквалифицированной рабочей силы.

Но хотелось бы сделать акцент на том, что наряду с перечисленными выше процессами в развитых странах произошло рождение нового класса. Представители этого класса одновременно являются и производителями, и владельцами конечного продукта. Обладание авторскими правами на интеллектуальный продукт (идею, образец, новую технологию) становится главным капиталом, основным властным ресурсом в обществе. Это уже даже не нуждается в доказательстве. Заработки предпринимателей — владельцев инновационных фирм — составляют чуть ли не треть ВВП США.

Еще недавно бытовало мнение, что нынешняя властная отечественная элита не понимает (или не хочет понимать) причины краха элит Российской империи и СССР, а именно нежелание принимать происходящие в мировой экономике перемены, стремление остановить прогресс ради сохранения власти, собственного благосостояния и привилегий. Казалось, что придется смириться с падением образовательного уровня молодежи и с умиранием науки (такой элите конкуренты не нужны), забыть о качественном здравоохранении и о достойном обеспечении старости (такой элите не нужны дополнительные рты), поставить крест на развитии промышленности (такой элите нужен только обслуживающий ее персонал), на процветании искусства и культуры в целом (такую элиту удовлетворит и шоу-индустрия).

Причины недопонимания нынешней российской элитой многих социально-экономических аспектов современности, на первый взгляд, кроются в следующем. Во-первых, сегодня российская элита в основном состоит из людей, не имеющих коммуникативного опыта в условиях рыночных отношений. Во-вторых, она формировалась в условиях противодействия установлению этих отношений. В-третьих, она сама неоднородна. Однако есть еще одна причина. Качество интеллектуального продукта во многом зависит от преемственности поколений, общей культуры и степени свободы каждой отдельно взятой личности, т.е. условий формирования и качеств того, что отвечает понятию «интеллигенция». Современная российская элита эти качества во многом утеряла. Из всех присущих элитам развитых стран качеств у нее имеется одно преимущественно — высокая активность.

Как видно, морально-нравственные взаимоотношения внутри общества, да и между обществом и институтами власти являются мощными социальнопсихологическими факторами, влияющими на инновационное развитие. По-

этому становление новой доктрины модернизации (в том числе в социальном плане), соответствующей мировоззрению постиндустриальной элиты, во многом зависит от осознания элитой всех уровней ответственности перед обществом, понимания ею важности влияния социально-психологических факторов на экономику. Этому осознанию должны способствовать профессионалы, пусть и не обладающие в должной мере социальной активностью, зато компетентные в вопросах, связанных с институтом элит и его возможным положительным влиянием на экономическое развитие страны.

Поэтому со всей очевидностью, а также опираясь на опыт развитых стран, можно сказать, что мировоззрение «интеллигентных интеллектуалов» формируется в процессе их образования и воспитания, которые невозможно отделить друг от друга. Русский философ И.А. Ильин писал, что «образование без воспитания есть дело ложное и опасное, поскольку создает чаще всего людей полуобразованных, карьеристов, вооружает противодуховные силы, развязывает и поощряет в человеке «волка»6. Так называемая реформа образования, проводимая в нашей стране, к сожалению, не учитывает и не провозглашает этой неразрывной связи. Провозглашение образования не как самостоятельной и значимой отрасли народного хозяйства, готовящей элиту (тех самых «интеллигентных интеллектуалов»), а как включение его в сферу услуг, практически полностью выхолащивает гуманистический смысл получения знаний. Это приводит лишь к стремлению получить «бумажку», например диплом о высшем образовании.

Никакие стандарты третьего поколения с их т.н. компетентностным подходом не сформируют у студентов отношений толерантности, уважения к правам и свободам человека, к закону, активной гражданской позиции. Это все индивид получае прежде всего в семье и средней школе, и только потом развивает и укрепляет в высшей школе. Поскольку в нашей стране вот уже много лет существует «необычная» ситуация (практически все выпускники средней школы стремятся поступить в высшие учебные заведения, причем довольно часто не имея для этого веских оснований), то задачи высшей школы по выполнению своих функций значительно усложняются. Происходит дифференциация обучающихся в вузах на два класса: один — это действительно образованные, воспитанные, интеллектуально развитые юноши и девушки и (к сожалению, значительно большая часть) некоторая серая масса тех, кто, по выражению министра А.А. Фурсенко, «приходит в вуз потусоваться». Такое положение приводит к тому, что преподаватели не знают, на кого ориентироваться в учебном процессе. Возможно, именно поэтому будущие «интеллигентные интеллектуалы» все еще продолжают уезжать из страны, чтобы найти образовательную среду, в которой они чувствовали бы себя комфортно и смогли интеллектуально развиваться. 30-40 лет назад в советской высшей школе такая среда была, существовали тесные связи: фундаментальная наука — вузы — производство. Студенты практически с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

первого курса имели возможность общаться с известными учеными (они им читали лекции), участвовать в конкретных прикладных разработках и на предприятиях (существовала система договоров-заказов). Конечно, элементы этой среды еще не умерли в ведущих технических вузах. Что касается экономического, финансового и управленческого образования, в котором довольно высока доля частных вузов, то здесь это «большой вопрос».

Между тем хочется верить, что в данный момент в высших эшелонах государственной власти все-таки присутствуют «интеллигентные интеллектуалы» старшего поколения, которые понимают: для того чтобы осуществить модернизацию экономики России, надо прежде всего обратить пристальное внимание на систему образования, вернуть ей былой престиж. Когда-то в наши вузы приезжали учиться студенты со всего мира. Значит, в советской системе высшего образования существовали привлекательные особенности. К ним прежде всего следует отнести жесткий отбор в ведущие вузы страны, фундаментальность, с одной стороны, и практическую направленность — с другой.

Так может быть, обратиться к прошлому, а не «тупо влезать» в Болонскую систему, к которой во многих странах уже формируется весьма скептическое отношение? И тогда, глядишь, модернизация, про которую говорит уже третий российский президент, начнется?

Примечания

1 Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. 8-е изд. М.: Республика; Современник, 2009. С. 234.

2 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Прогресс, 1990. С.17.

3 Камчатное А.М. О концепте «интеллигенция» в контексте русской культуры.: http://www. gumer. info

4 Прошкин А. Интервью с главным редактором АИФ // Аргументы и факты. 2008, № 24. С.18.

5 Лихачев Д.С. О русской интеллигенции. Письмо в редакцию // Новый мир. 1993, № 2. С.3.

6 Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. М.: Прогресс, 1956. С. 123.