Научная статья на тему 'Иносказания в свадебных алгысах якутов'

Иносказания в свадебных алгысах якутов Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
138
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБРЯДОВАЯ ПОЭЗИЯ / СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД / АЛГЫС / ДУХ-ПОКРОВИТЕЛЬ / БОЖЕСТВО / СПОСОБЫ ОБРАЩЕНИЯ / ПРОСЬБА / УГОЩЕНИЕ / ИНОСКАЗАНИЕ / ОБРАЗНОЕ ИНОСКАЗАНИЕ / RITUAL POETRY / WEDDING CEREMONY / ALGYS NARRATION / GUARDIAN SPIRIT / DEITY / WAYS OF ADDRESSING / ASKING A GOD / TREATS / ALLEGORY / IMAGINATIVE ALLEGORY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дмитриева О. Н.

В статье рассматривается обрядовая поэзия в контексте семейно-бытового фольклора якутов. Изучены свадебные алгысы, исследованы их композиционная структура и художественно-стилевые средства. На примере опубликованных материалов выявлены и проанализированы иносказания и их функциональное значение.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ALLEGORY IN WEDDING-RELATED ALGYS TEXTS OF THE YAKUTS

The article considers the ritual poetry in the context of family and community folklore of the Yakuts. The wedding-related algys (a form of narration) is studied. The author analyses the compositional structure, artistic and stylistic means of this type of narration. Allegory and its functional significance are defined and studied.

Текст научной работы на тему «Иносказания в свадебных алгысах якутов»

УДК 398 (=512.157)

Dmitrieva O.N. ALLEGORY IN WEDDING-RELATED ALGYS TEXTS OF THE YAKUTS. The article considers the ritual poetry in the context of family and community folklore of the Yakuts. The wedding-related algys (a form of narration) is studied. The author analyses the compositional structure, artistic and stylistic means of this type of narration. Allegory and its functional significance are defined and studied.

Key words: ritual poetry, wedding ceremony, algys narration, guardian spirit, deity, ways of addressing, asking a god, treats, allegory, imaginative allegory.

О.Н. Дмитриева, канд. филол. наук, доц. СВФУ им.М.К. Аммосова, г. Якутск, E-mail: oksanadm2006@mail.ru

ИНОСКАЗАНИЯ В СВАДЕБНЫХ АЛГЫСАХ ЯКУТОВ

В статье рассматривается обрядовая поэзия в контексте семейно-бытового фольклора якутов. Изучены свадебные алгысы, исследованы их композиционная структура и художественно-стилевые средства. На примере опубликованных материалов выявлены и проанализированы иносказания и их функциональное значение.

Ключевые слова: обрядовая поэзия, свадебный обряд, алгыс, дух-покровитель, божество, способы обращения, просьба, угощение, иносказание, образное иносказание.

Алгысы якутов, складываясь и отшлифовываясь в течение многих столетий, донесли до нас бесценные свидетельства народного мировосприятия, взгляды предков на природу и попытки воздействовать на нее магической силой слова. Они являются составляющей традиционной культуры, одной из этнических характеристик, сохранившихся до наших дней и бытующих наряду с явлениями современной цивилизации. Изучение алгы-сов является одной из актуальных задач современной якутской фольклористики, которая позволит приблизиться к пониманию всей системы традиционного фольклора, проследить мифологические истоки верований и культов и выяснить степень сохранности традиций бытования, исполнения алгысов как уникального архаичного пласта фольклора якутов.

Анализ произведений обрядовой поэзии показывает, что алгысы отличаются от других тем, что у них преобладает в основном, высокий стиль, так как разговор-обращение ведется с могущественными духами-покровителями Айыы. В начале ал-гыса каждый исполнитель в меру своего таланта описывает каждого духа с использованием эпитетов, сравнений, гипербол. После этого излагается суть просьбы, где используются иносказания, устойчивые формулы, повторы. Встречаются также алгысы с элементами анда5ар ‘клятвы самопроклинания': «если я нарушу те или иные условия, пусть же мне будет плохо».

В данной статье мы остановимся на использовании иносказаний в свадебных алгысах якутов. В толковом словаре С.И. Ожегова иносказание объясняется как выражение, содер-

жащее иной, скрытый смысл, аллегория [1]. В современной иллюстрированной энциклопедии «иносказание - это использование слов не в их значении, применяющееся в литературе для воздействия на читателя. Различают несколько видов иносказания - ирония (комическое использование слов в противоположном значении, например, у И.А. Крылова - «умная голова» по отношению к Ослу), эзопов язык (передача того содержания, которое хочет донести автор, через образы животных - «Сказки» М.Е. Салтыкова-Щедрина), аллегория (передача отвлечённой мысли через конкретные образы, например, использование образов античных богов в торжественных одах 18 в. - Марс как аллегория войны, Венера как аллегория любви), символ (образ, передающий одновременно и конкретное, и абстрактное содержание, - например, пёс как символ старого мира в поэме А.А. Блока «Двенадцать»). Иносказание употребляется с различными целями: ирония создаёт комический эффект; эзопов язык необходим в связи с политическими условиями, невозможностью прямо сказать то, что нужно; аллегория отсылает к общекультурному контексту; символ показывает многогранную связь между предметами» [2].

По мнению А.В. Кудиярова, иносказания, представляющие собой опосредованные, образные описания реалий и явлений взамен их прямого, «терминологического» называния, достаточно популярны в устной поэзии тюрко- и монголоязычных народов [3, с. 301].

Приведем примеры образного иносказания в свадебных алгысах якутов.

Тас вmmYбYmYmmэн Считая, что с иной стороны

Таас уллунах киирдэ диэннит Вошла к вам каменностопая,

Таhарыхсыmа саныыр буолаайа^ыт! Не вздумайте оттолкнуть ее!

Туора вmmYбYmYmmэн Считая, что с чужой стороны

Туос уллунах киирдэ диэннит Вошла к вам берестостопая,

Туоххаhыйа саныыр буолаайа^ыт! Не вздумайте пренебрегая! [4, с. 234].

В данном алгысе вместо слова невеста использованы образные выражения таас уллунах ‘каменностопая' и туос уллунах ‘берестостопая'. По верованиям якутов, человек должен всегда ходить бесшумно и тихо. Излишний топот и шум могут привлечь внимание злых духов, а добрых духов могут отпугнуть. А также, выражения таас уллунах, туос уллунах, возможно, являются иносказательным названием враждебных существ - духов, причиняющих болезни, вред, устраивающих разные козни. Иносказание таас уллунах ‘каменная стопа' отражает представление о том, что вредоносные духи невидимы, но топот их ног хорошо слышен. Выражение туос уллунах ‘берестяная стопа' связано с тем, что покойным шили погребальную обувь с берестяной подошвой.

В напутствиях и благопожеланиях также встречаются следующие строчки: Тымныы тыыннаа^ы таhырдьа дьалкыт. / Итии тыыннаа^ы иhирдьэ охсун ‘Тех, кто с холодным дыханием, наружи вытолкни. / Тех, кто с горячим дыханием, в себя вбери'. По верованиям якутов, злые духи выдыхают холодный воздух, а люди и существа, сотворенные божествами айыы, выдыхают горячий воздух. Разное дыхание свидетельствует о том, что существа живут в разных мирах: злые духи обитают в мире мертвых, а люди и животные, живут на земле - в мире живых.

Вариант этого иносказания представлен в заклинании духа-хозяина огня:

Уллэр уйэ тохору Во веки веков

YрYH тыыннаахпытын Светлое дыхание имеющим

ЭлбвHYmэр буолаайа^ын! Угаснуть не дай! [4, с. 210].

В этом заклинании под словосочетанием YPYH тыыннаах ‘светлое дыхание имеющие' подразумеваются ‘люди и скот', сотворенные светлыми божествами айыы.

Рассмотрим другой пример использования иносказаний:

Балчыргын бархат, Пусть годовалые детки крепнут,

Yрyвлээххин Yврдээ, Носящие намордники табунятся,

КвГ)вннввххун квччYт, Носящие оброти резвятся,

Хаhалааххын харыhый... Имеющие брюшной жир оберегаются...[4, с. 200].

Здесь YPYвлээххин / томторуктаах ‘носящие намордники' означает телят, которым надевали намордники -приспособления, мешающие телятам сосать корову во время выпаса. Под лексемой кв^вннввххун ‘носящие оброти' кодируются жеребята, а под хаhалааххын ‘имеющие брюшной жир' - кони.

В следующем алгысе:

Самалыктаах дьа^ылым аннынаа^ы Устроенной под приветливым узорчатым

Сар квMYC уйабын Уютной серебряной моей колыбели

Саппа^ырдар буолаара^ын! Не дай потускнеть!

YрYH KYвHYм аннынаа^ы Устроенной под светлым моим небом

YрYH квMYC уйабын Серебряной моей колыбели

ЭлбYвнсYтэр буолаара^ын! Не дай потемнеть! [4, с. 292].

Колыбель названа иносказательно гнездом (уйа), что, по всей вероятности, связано с обрядом испрашивания детей у Нэлбэй Айыысыт. По данным А.А. Попова, для проведения данного обряда якуты изготавливали маленький берестяной турсучок, украшенный искусной резьбой. Внутри турсучка устраивали подобие птичьего гнезда из лисьей, собольей или рысьей шерсти у богатых, из заячьей - у бедных. В это гнездо клали два вырезанных из дерева изображения трясогузок. Шаман обращался к Айыысыт с просьбой наделить супругов детьми, и если госпожа Айыысыт соглашалась, то он вселял в изображения птиц душу ребенка [5, с. 132].

Вариант этой формулы, где колыбель иносказательно называется гнездом, встречается в алгысе-благословении отца невесты:

Уйалаах о^ону тврвтвн, Детей в колыбельках народив,

Уон улууhу ууhатанныт, Десять улусов размножив,

КYPYвлээх CYвhYHY иитэн, Скота в изгороди наплодив,

Олорон кврYH дуу ньии... Живите! [4, с. 224].

Якуты обращаются к детям или к младшим по возрасту с помощью формул чыычаахтарым ‘птенчики мои' и куврэгэйдэрим ‘жаворонки мои':

КвMYскэстээх Оберегающим,

КвMYсчуораан^вмэйбин Словно медный колокольчик, своими устами,

КвбYвхтэтэр KYHYм буолла Пришел мне день воздыхать.

^врэгэйдэрим, квMYстэрим. Жаворонки мои, золотки мои [4, с. 222].

Как считают якуты, судьба каждого человека предопределена божествами, т.е. у каждого свой жребий. В прошлом при рождении ребенка гадали с целью узнать, какая его ждет судьба. Поэтому родину иногда в алгысах иносказательно называли «местность, где брошен жребий»:

Айыллыбыт аан дойдум, Моя изначальная земля, где я был рожден,

Сэрибиэйдэммит сир ийэм. Моя материнская земля, где выпал мне жребий жить [4, с. 138].

В другом алгысе озеро, у которого живет семья, называется уулаах муус ‘вода, покрытая льдом':

Уулаах муускут уолбатын, Пусть ваше озеро не высыхает,

ЭрбYт кувскут куоппатын! Пусть котел с едой не выкипает! [4, с. 270].

По верованиям якутов, злые духи невидимы, но иногда их глаза заметны в виде горящих точек. В связи с этим в алгысах их зачастую называют уоттаах харахтаах ‘имеющие горящие глаза':

Туораттан сытыы тыллаах С чужой стороны остроязыкий

Сынтарыппатын, Пусть не оговорит,

Уоттаах харахтаах Огненноглазый

Утары кврбвтYH. Пусть не сглазит [4, с. 226].

Слово татаар в словосочетании татаар тыллаах ‘злоязыкий' имеет значения ‘зудящаяся накожная сыпь, короста; бранное слово' [6, стлб. 2603]. Якуты данным словосочетанием обозначали человека, который обладал способностью проклинать и чьи проклятья сбывались:

Татааp тыллаах Пусть злоязыкий

Таба эппэтин, Проклясть не сумеет,

Уу харахтаах Пусть скользкоглазый

Утары кврбвmYн!. В упор не посмотрит! [4, с. 286].

По определению А.В. Кудиярова, фразовое иносказание - это описание действий посредством конкретных образов, связанных с их проявлением [3, с. 306]. Например, в алгысе-благословении при разжигании огня на свадьбе встречается такое фразовое иносказание:

Алаhа дьиэни ахталыта, Обустроить обширный дом,

YpYH дьиэни Ypээччилии, Украсить белый дом [для хозяев],

Хаpа дьиэни хаpааччылыы, Устроить черный дом [для прислуги],

Иэримэ дьиэни иччилии, Стать хозяйкой уютного дома,

Улаан туптэни олохсута.... Воскурить голубой дымокур.

Аттанан кэлбит Она вот приехала -

Алгыстаах кунэ буолла. Благословенный ее день настал [4, с. 236].

В приведенном примере вместо YрYH дьиэни Yрээччилии, Хара дьиэни харааччылыы следует читать YрYH дьиэни YPYмэччилии, Хара дьиэни хараныччылыы, что означает ‘белый дом заселить бабочками, в черный дом поселить ласточек'. Это образное иносказание, означающее, что невеста приехала обустроить благосклонный дом, стать хозяйкой счастливого дома. Образ ласточки у тюрков Южной Сибири связан с мифами о сотворении мира. Ласточка является культурным героем мифа об огромном комаре, которому дьявол поручил выяснить, чья кровь слаще. Комар выяснил, что самая сладкая кровь у человека. Когда он возвращался к дьяволу, встретил ласточку. Она, узнав о поручении комара, вырвала у него язык. Поэтому комар не смог сказать дьяволу, что самая сладкая кровь у человека [7, с. 103].

Улаан тYптэни олохсута ‘воскурить голубой дымокур' является пожеланием иметь многочисленный рогатый скот. По приметам якутов, если дым от дымокура поднимается густым столбом вверх, то рогатый и табунный скот будет плодовитым.

В следующем примере:

Ийэ дойду иэpчэfiэ буол, Для родной стороны шарниром стань,

Ыччат киhи былата буол, Из молодых самой жизнеспособной стань,

ТврYm CYвЬY твлквтв буол, Владетельницей породистого скота стань,

Аан Айыь^ыт артыалсыга буол Соартельщицей самой Айыысыт стань,

Ынахсыт ыала буол! Соседкой самой Ынахсыт стань! [4, с. 232].

Образное иносказание Ийэ дойду иэрчэ^э буол ‘Для родной стороны шарниром стань' означает то же, что ‘Стань опорой родной стороне'.

В алгысе:

Илин атах бYдYhэ суох, Передними ногами не спотыкаясь,

^лин атах тэхтирэ суох, Задними ногами не оступаясь,

А^ыс кырыылаах аар ба^а^ы Восьмигранный священный столб

Анньа тиийээр! Ставить поезжай! [4, с. 228].

Первые две строки Илин атах бYдYhэ суох, / Кэлин атах тэхтирэ суох ‘Передними ногами не спотыкаясь, / Задними ногами не оступаясь' употребляются в значении ‘Пусть дорога твоя будет удачной, без приключений'.

Таким образом, образное иносказание, являясь существенной частью поэтического языка, формирует эстетически отмеченный уровень повествования. Анализ языка свадебных алгысов показывает, что он представляет собой высшую форму отшлифованной, художественно организованной устной поэтической речи, которая отражает существенные стороны многовековой жизни якутов.

Библиографический список

1. Ожегов, С.И. Толковый словарь / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - М., 1949-1992.

2. Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия/ под ред. проф. Горкина А.П. - М., 2006.

3. Кудияров, А.В. Художественно-стилевые традиции эпоса монголоязычных и тюркоязычных народов Сибири. - М., 2002.

4. Обрядовая поэзия саха (якутов). - Новосибирск, 2003.

5. Попов, А.А. Материалы по шаманству у якутов. Культ богини Аюит у якутов // Культура и письменность Востока. - Баку, 1928. - Кн. 3.

6. Пекарский, Э.К. Словарь якутского языка: в 3 т. - Л., 1959.

7. Алексеев, Н.А. Этнография и фольклор народов Сибири. - Новосибирск, 2008.

Bibliography

1. Ozhegov, S.I. Tolkovihyj slovarj / S.I. Ozhegov, N.Yu. Shvedova. - M., 1949-1992.

2. Literatura i yazihk. Sovremennaya illyustrirovannaya ehnciklopediya/ pod red. prof. Gorkina A.P. - M., 2006.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Kudiyarov, A.V. Khudozhestvenno-stilevihe tradicii ehposa mongoloyazihchnihkh i tyurkoyazihchnihkh narodov Sibiri. - M., 2002.

4. Obryadovaya poehziya sakha (yakutov). - Novosibirsk, 2003.

5. Popov, A.A. Materialih po shamanstvu u yakutov. Kuljt bogini Aicit u yakutov // Kuljtura i pisjmennostj Vostoka. - Baku, 1928. - Kn. 3.

6. Pekarskiyj, Eh.K. Slovarj yakutskogo yazihka: v 3 t. - L., 1959.

7. Alekseev, N.A. Ehtnografiya i foljklor narodov Sibiri. - Novosibirsk, 2008.

Статья поступила в редакцию 04.02.14

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.