Научная статья на тему 'Имплементация российского законодательства о федерализме в Конституции Республики Коми 1994 г'

Имплементация российского законодательства о федерализме в Конституции Республики Коми 1994 г Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
171
96
Поделиться
Ключевые слова
ФЕДЕРАЛИЗМ / СУВЕРЕНИТЕТ СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ / НАРОД / ИСТОЧНИК ВЛАСТИ / ГРАЖДАНСТВО / SOVEREIGNTY OF FEDERATION’S CONSTITUENT ENTITIES

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Гаврюсов Юрий Викторович

Статья посвящена вопросам отражения конституционных норм, регулирующих федеративные отношения в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации на примере Республики Коми. Рассматриваются аспекты конституционно-правового статуса Республики Коми, суверенитета субъекта федерации.

IMPLEMENTATION OF RUSSIAN LEGISLATION ON FEDERALISM IN THE CONSTITUTION OF KOMI REPUBLIC, 1994

The article is concerned with issues of reflection constitutional norms, regulating the federative relations in constitutions (charters) of constituent units of the Russian Federation through the example of the Komi Republic. Aspects of constitutional legal status of Komi Republic, sovereignty of constituent entities are discussed.

Текст научной работы на тему «Имплементация российского законодательства о федерализме в Конституции Республики Коми 1994 г»

11. Горбачев И.Г. Российский федерализм: принципы построения и конституционно-договорная база разграничения предметов ведения и полномочий - СПб., 2000; Шахрай С.М. Конституционное правосудие в системе российского федерализма. - СПб., 2001; Правовое государство и государственное устройство: поиск оптимума. - М., 2011; Денисов С.А. Конец этапа контрреформ в государственном праве России? // Конституционное и муниципальное право. - 2012. - №5.

12. Выступление В.В. Путина. Стенограмма заседания Совета законодателей. г. Москва. 28 февраля 2003. См.: В.В. Путин в своем Послании от 16 мая 2003 года Федеральному Собранию говорил: «Мы, наконец, - юридически и фактически - восстановили единство страны, укрепили государственную власть, приблизили федеральную власть к регионам. Благодаря восстановлению единого правового пространства смогли вплотную заняться разграничением полномочий между центром и регионами. Здесь еще очень многое нужно сделать» (Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ от 16 мая 2003 // Российская газета. - 2003. - 17 мая).

13. Першин Е.В., Глигич-Золотарева М.В. Актуальные вопросы разграничения компетенций между РФ и субъектами РФ // Государственная власть и местное самоуправление. - 2008. - №2.

14. По этому вопросу одни считают, что здесь имеются в виду собственные (исключительные) полномочия субъектов, связанные со ст. 73 Конституции РФ (Российский федерализм. Экономико-правовые проблемы) Институт экономики РАН; Центр экономики федеративных отношений; отв. ред. С.Д. Валентей. - СПб., 2008.

- С. 250; Першин Е.В., Глигич-Золотарева М.В. Указ. соч. С. 9-11. Другие полагают, что федеральный закон №184 ФЗ имеет в виду «полномочия органов государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения». Тахватуллин Т.А. Проблемы правового регулирования исключительных предметов ведения и полномочий субъектов РФ // Политика и право. - 2010.

- №12.

15. Першин Е.В., Глигич-Золотарева М.В. Указ. соч.

16. Добрынин Н.М. На пороге «новой децентрализации» // Конституционное и муниципальное право. - 2011. -№9.

17. Выступление Президента РФ Д.А. Медведева на встрече с главами субъектов РФ 24 июня 2011 (см. Добрынин Н.М. Указ. соч. - С. 38).

18. Российская газета от 13 декабря 2012 г.

19. Крылова Е.Г. Федерализм как демократическая организация правового государства // Конституционное и муниципальное право. - 2006. - № 16.

20. Захаров А. Унитарная федерация. Пять этюдов о российском федерализме. - М., 2008; Зулькарнай И.У. Россия: федеративное или унитарное государство? Взгляд экономиста. Доклад на заседании Отделения социальных и гуманитарных наук АН РБ. 14 октября 2009 // http://www.rb21vek.com (29 мая 2010); Федорец М.Н. Федерация или все-таки унитарное государство? // Государство и право. - 2011. - №10.

21. Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетия // Независимая газета. - 1999. - 30 дек.

22. Послание Президента РФ Федеральному собранию (2012) // Российская газета. - 2012. - 13 дек.

23. Тахватуллин Т.А. Проблемы правового регулирования исключительных предметов ведения и полномочий субъектов Российской Федерации // Право и политика.

- 2010. - №12.

24. Пименова (Краснова) О.И., Пименов Е.А. Процедурный механизм совершенствования системы разграничения предметов ведения и полномочий (компетенции) между федеральными и региональными органами государственной власти в РФ: перспективы развития // Государство и право. - 2011. - №11.

25. Фадеев В.И., Варлен М.В. Депутатский мандат в Российской Федерации: конституционные основы. - М., 2002.

26. Шишкин С.И. Лаврик М.А. Кризис регионального парламентаризма в России: постановка проблемы // Конституционное и муниципальное право. - 2008. - №19.

27. Маликов М.Ф. Принцип согласования в многоуровневом правотворчестве // Российское право: образование, практика, наука. - 2005. - №5.

28. В Постановлении Конституционного Суда РФ указано, что конституция (устав) субъекта Российской Федерации - это целостный, единый акт, имеющий высшую юридическую силу в системе правовых актов субъекта Российской Федерации, и такой силой обладают любые их положения. Собрание законодательства. - 2003. -№30. - Ст. 3102.

Миронов Дмитрий Николаевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, Председатель Конституционного Суда Республики Саха (Якутия). konsud@gov.sakha.ru. Якутск, ул. Ярославская, 24/1.

Mironov Dmitry Nikolaevich, Doctor of Legal Sciences, Professor, honored lawyer of the Russian Federation, Chairman of the Constitutional Court of the Republic of Sakha (Yakutia).

УДК 342.384 © Ю.В. Гаврюсов

ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ФЕДЕРАЛИЗМЕ В КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ КОМИ 1994 г.

Статья посвящена вопросам отражения конституционных норм, регулирующих федеративные отношения в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации на примере Республики Коми. Рассматриваются аспекты конституционно-правового статуса Республики Коми, суверенитета субъекта федерации.

Ключевые слова: федерализм, суверенитет субъекта федерации, народ, источник власти, гражданство.

Yu.V. Gavryusov

IMPLEMENTATION OF RUSSIAN LEGISLATION ON FEDERALISM IN THE CONSTITUTION OF KOMI REPUBLIC, 1994

The article is concerned with issues of reflection constitutional norms, regulating the federative relations in constitutions (charters) of constituent units of the Russian Federation through the example of the Komi Republic. Aspects of constitutional legal status of Komi Republic, sovereignty of constituent entities are discussed.

Keywords: federalism, sovereignty of federation’s constituent entities, people, power source, nationality.

Конституция Российской Федерации 1993 г. существенно отличается от всех предыдущих российских конституций. Она утвердила новый конституционный строй, базирующийся на плюрализме собственности и идеологии, разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, провозгласила права и свободы человека и гражданина, изменила форму правления и форму государственного устройства, ввела местное самоуправление. Отмечая достаточно высокое качество Конституции в целом, следует признать, что не все конституционные нормы в одинаковой степени удачны. За истекший период меньше всего претензий было высказано к нормам главы 2 «Права и свободы человека и гражданина». Ее положения полностью соответствуют общепризнанным принципам международного права и международным договорам, которые Россия обязалась выполнять. Больше всего претензий имеется к положениям Конституции, регулирующим федеративное устройство России. Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечал: «Нужно признать, в России федеративные отношения недостроены и неразвиты» [1]. Особенностью российского федерализма является слишком большое количество субъектов федерации, многообразие видов субъектов, ее асимметричность, различный уровень развития, наличие сложносоставных субъектов федерации, и, наконец, ее субъектами являются как национальногосударственные, так и территориальногосударственные образования. Специалисты, которые работали над проектом Конституции России 1993 г., безусловно, знали теоретические основы федерализма. Поэтому в первом проекте Конституции, подготовленном конституционной комиссией Съезда народных депутатов РСФСР, значилось, что Российская Федерация состоит из земель. Вместе с тем разработчики проекта Конституции должны были учитывать особенность новой российской государственности. И это понимали участники Конституционного совещания. В 1993 г. в России царили сепаратистские отношения, а возможности государства использовать власть были ограничены. Вполне реальной была угроза распада РСФСР. В этих услови-

ях стояла задача не навредить тому процессу, который происходил в России, закрепив в Конституции в качестве субъектов Федерации все виды административных образований, существующих в РСФСР. Глава администрации Свердловской области Э.Э. Россель, выступая на Конституционном совещании по проблемам российского федерализма, отметил, что он «хотел бы обратить на это внимание, так как этот вопрос очень тонкий, и то согласие, которое у нас сегодня имеется, нужно сохранять и беречь, дабы это согласие не разрушить, а при поиске других вариантов действовать не в ущерб нашему государству и единству России. Но что несомненно поддерживается всеми главами администраций, это то, что должен быть единый принцип равенства губерний и республик: экономического, правового и политического. Это абсолютно 100 % глав администраций, все руководители поддерживают этот вопрос» [2].

Даже в настоящее относительно спокойное время все больше убеждаешься в том, что Россия обречена иметь различные субъекты Федерации. В ее состав, кроме территориальных государственных образований, должны входить республики, созданные отдельными этносами. Об этом говорят настроения населения республик и особенности формирования нашего государства. Население Кабардино-Балкарской Республики уверено, что в состав Российской Империи они вошли еще по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору в качестве самостоятельного образования. 17 августа 1944 г. чрезвычайная сессия Малого Хурала приняла Декларацию к Верховному Совету СССР с просьбой принять Тыву в СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР она включена как автономная область в РСФСР. Входила в СССР она, безусловно, не в качестве обычной административной единицы. Переход только к территориально-государственному принципу формирования федерации, безусловно, отрицательно скажется на развитии национальных культур и языков. Порождает полемику разработка одного из экономических институтов страны предложения о совершенствовании российского федерализма, которая была осуществ-

лена по заданию администрации Президента России. Поскольку это экономический институт, то перед ним стояла основная задача объединения экономически сильных субъектов со слабыми, чтобы обеспечить бездотационность новых образований. В соответствии с выводами института, Российская Федерация должна состоять из 28 экономически развитых субъектов, но при этом решаются и другие проблемы. Устанавливается один вид субъектов, происходит отказ от применения национально-государственного принципа формирования федерации, исчезают сложносоставные субъекты Федерации. По их предложению Республика Коми, Архангельская и Вологодская области, а также Ненецкий автономный округ должны войти в один субъект Федерации. Центром субъекта предлагается сделать г. Архангельск.

При принятии решения необходимо учитывать, что в 1929 г. в стране уже проводилась реформа районирования, связанная с укрупнением административных единиц. Коми автономная область наряду с Архангельской, Вологодской, Северо-Двинской губерниями вошли в Северный край с центром в г. Архангельске. Эта реформа принесла значительный политический и социально-экономический ущерб Коми автономной области, ощущаемый до настоящего времени. В едином экономическом комплексе края Коми отводилась роль поставщика лесопродукции. Ориентация на монопродукцию явилась тормозом для развития других отраслей народного хозяйства, наукоемких производств. Кроме того, Коми автономная область потеряла часть своей самостоятельности (автономии), что сдерживало создание собственной правовой базы. В дальнейшем произошло разукрупнение административных образований.

Вместе с тем авторы новой Конституции России некоторых неудачных норм могли избежать. Прежде всего это касается такого феномена как «сложносоставные» субъекты Российской Федерации. Являясь самостоятельным субъектом Российской Федерации, автономный округ входит в состав края или области. Такая норма Конституции, по нашему мнению, поставила в неудобное положение даже Конституционный Суд России, который в Постановлении от 14 июля 1997 г. № 12-П по делу о толковании содержащегося в части 4 статьи 66 Конституции России положения о вхождении автономного округа в состав края, области, отметил, что «вхождение автономного округа в состав края, области по смыслу части 4 статьи 66 Конституции Российской Федерации означает такое конституционно

- правовое состояние, при котором автономный округ, будучи равноправным субъектом России, одновременно составляет часть другого субъекта Российской Федерации - края или области. Это состояние определяет особенности статуса как автономного округа, так и края, области, в состав которых он входит. Их взаимоотношения отличаются от их отношений с другими субъектами России: «вхождение» предопределяет обязанность органов государственной власти обоих равноправных субъектов Российской Федерации обеспечивать сохранение территориальной целостности и единства в интересах населения края, области» [3].

Основополагающими для российского федерализма являются нормы, изложенные в статье 5 Конституции России, в соответствии с которыми: 1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации; 2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свою устав и законодательство; 3. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации; 4. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны. В соответствии с Конституцией и законодательством России было определено место и правовое положение Республики Коми в российском федерализме. Причем наиболее важные правовые нормы были изложены в главе Конституции Республики Коми «Основы конституционного строя». Республика Коми есть демократическое правовое государство в составе Российской Федерации (статья 1). Носителем суверенитета и единственным источником государственной власти Республики Коми является ее многонациональный народ. Народ Республики Коми осуществляет свою власть непосредственно, а также через систему государственных органов и местное самоуправление (статья 2). Коми народ

- источник государственности Республики Коми. Политика государства направлена на поддержание и развитие языка, культуры и жизнен-

ного уклада коми народа в соответствии с международными нормами и принципами, действующими в отношении коренных народов (статья 3). Государственный суверенитет Республики Коми распространяется на всю ее территорию. Республика Коми обладает на своей территории всей полнотой государственной власти за исключением тех полномочий, которые отнесены к ведению Российской Федерации (статья 5). Гражданство Республики Коми приобретается и прекращается в соответствии с законом Республики Коми, является равным независимо от оснований приобретения. Каждый гражданин Республики Коми является одновременно гражданином России в соответствии с федеральным законом (статья 10). В дальнейшем почти все статьи главы 1 Конституции Республики Коми были существенно изменены. И это вызывает удивление, так как там изложены основы конституционного строя Республики Коми, т.е. принципы государственного и общественного строя и никакие другие конституционные положения не могут противоречить им. Пересмотр основ конституционного строя производился по разным основаниям. Норма статьи 3 о том, что коми народ является источником государственности Республики Коми, была принята в знак уважения к коренному народу. Но она противоречила учению о народном суверенитете, равноправию граждан всех национальностей, положению статьи 2 Конституции о том, что носителем суверенитета и единственным источником государственной власти Республики Коми является ее многонациональный народ. Уважение к народу коми необходимо было выражать другим способом. И это сделано в настоящей редакции статьи 3: «Образование Республики Коми и ее название связаны с исконным проживанием на ее территории коми народа». Независимо от того, признавать или не признавать наличие гражданства Республики Коми, потребовалось изменить статью 10 Конституции, где говорилось о равенстве гражданства независимо от способа приобретения. Тем самым утверждалось, что способы получения гражданства могут быть различными. В последующем Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» установил, что гражданин России, постоянно проживающий в республике в составе России, одновременно является гражданином этой республики. Таким образом, способ приобретения гражданства республики мог быть только один: для этого необходимо быть гражданином Российской Федерации и проживать в республике в составе России. В 2002 г. в России был принят

закон о гражданстве в новой редакции, в которой уже не оказалось статьи о гражданстве республик. Большинство республик отказались от этого правового института в своих конституциях. Сделала это и Республика Коми. В связи с этим возникает парадокс: государство Коми имеется, а граждан у этого государства нет. Гражданство штатов имеется в США, а гражданство земель - в ФРГ. И ничего необычного в этом нет. Это не двойное гражданство, а дополнительное. Оно не порождает приобретения дополнительных прав, а лишь создает определенность в понимании нормативных актов. Если ранее в законах Республики Коми устанавливалось, что правом голоса обладают граждане Республики Коми, то сейчас - граждане России, проживающие в Республике Коми. Гражданство республик было сохранено только в конституциях республик Башкортостан, Татарстан и Саха (Якутия).

Более сложным является вопрос о государственном суверенитете республик в составе Российской Федерации. В связи с положениями общей теории государства и права о том, что государства должны быть суверенными, и «парадом суверенитетов», вызванных заявлением первого Президента Российской Федерации «брать суверенитета столько, сколько можно освоить», в конституциях республик в составе Российской Федерации появились нормы об их государственном суверенитете. Наука определяет государственный суверенитет как верховенство, единство, самостоятельность и независимость государственной власти [4, с. 62]. Такая точка зрения существовала в отношении унитарных государств. В ХУШ - XIX вв. возникают федеративные государства, особенность которых заключается в децентрализации власти, формировании двух ее уровней: федерального и регионального. Органы государственной власти субъектов федерации по отдельным вопросам получают автономию (самостоятельность). Родоначальником теории федерализма считается Йоханнес Альтузиус, разработавший «федеральную теорию народного суверенитета» на основе союза или согласия. Он считал, что федерация учреждалась в результате иерархического возвышения новообразованного союза над меньшими по размерам союзами - начиная с семьи вплоть до государства [5, с. 247]. Идейные основоположники американской федеративной системы А. Гамильтон и Д. Мэдисон развили эти положения. В основы федерации они заложили следующие принципы:

1. Равноправие субъектов федерации и прежде всего в отношениях с федеральной властью. Правовые статусы субъектов федерации могут в конкретных исторических условиях несколько отличаться друг от друга, но эта асимметричность не должна быть значительной и угрожать принципу равенства.

2. Верховенство федеральной конституции и федерального права, без которого не могут существовать единые экономические и политические системы страны.

3. Предоставление каждому гражданину федерации на территории каждого субъекта федерации тех же прав, которые имеют проживающие здесь граждане.

4. Запрет одностороннего выхода субъекта федерации из состава федерации.

В Российской Федерации Р.Г. Абдулатипо-вым и Л.Ф. Болтенковой была выдвинута теория дробного суверенитета, сущность которой заключается в том, что суверенитет федеративного государства состоит из суммы суверенитетов федерации и ее субъектов. Основное назначение федерации - децентрализация власти. Федеративное государство делится со своими субъектами предметами ведения, следовательно, передает им часть своего суверенитета. При принятии Конституции Республики Коми были все основания установить ее суверенитет. Однако постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 07 июня 2000 г. № 10-П положения, содержащиеся в статьях 4 и 162 Конституции Республики Алтай о суверенитете Республики Алтай, были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. По мнению Суда, Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации [6]. Из этого следует, что определение суверенитета субъектов федерации через полномочия государства, критерий которого используется для независимых суверенных государств, не пригоден. Необходимо искать другие критерии. На заседании рабочей комиссии по

доработке проекта Конституции Российской Федерации Б.С. Эбзеев отмечал: «Мы на следующий день после принятия Конституции будем вынуждены доказывать, что понятие «суверенное государство» в отношении Российской Федерации - это одно, а в отношении республики в составе Российской Федерации - это совсем другое» [7, с. 377]. М.В. Баглай отмечал, что «американская федерация имеет договорную природу: эта федерация была создана 13 субъектами, первоначально согласившимися на конфедерацию с сохранением своего суверенитета. Однако в дальнейшем штаты, сохранив многие традиции самостоятельности, по существу утратили свой суверенитет (хотя в их конституциях он иногда закрепляется) и не обладают теперь правом выхода из США (сецессией) [8, с. 390]. Из этого можно сделать вывод, что автор считает, что правом выхода из федерации обладает только тот субъект, который является суверенным. Такой же вывод можно сделать из высказывания В.Е. Чиркина. По его мнению, «Штаты

- это государственные образования. Все они равноправны, не обладают государственным суверенитетом и не имеют права выхода из США (это положение было сформулировано Верховным Судом США в связи с гражданской войной 1861-1865 гг.) [9, с. 345]. И здесь тот же вывод: если субъект не обладает государственным суверенитетом, то он не может по своему желанию выйти из состава федерации. С точки зрения проф. В.М. Корельского, «верховенство государственной власти внутри страны означает: а) универсальность ее властной силы, которая распространяется на все население, все партии и общественные организации данной страны; б) ее прерогатива (государственная власть может отменить, признать ничтожным всякое проявление любой другой общественной власти, если последняя нарушает закон); в) наличие у нее средств воздействия, которыми никакая другая общественная власть не располагает (армия, полиция или милиция, тюрьма и др.) [10, с. 118]. Во всех федеративных государствах признается верховенство федеральных конституций и верховным главнокомандующим является глава государства.

Таким образом, важнейшим критерием суверенитета субъекта федерации, его атрибутом является право по собственной инициативе выйти из состава федерации и создать самостоятельное независимое государство. Таких федераций в мире в настоящее время не существует. В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации из статьи 5

Конституции Республики Коми было удалено положение о ее суверенитете. То же самое сделали и законодатели большинства других республик в составе Российской Федерации. Положение о суверенитете осталось только в конституциях республик Башкортостан, Татарстан и Саха (Якутия), где продолжают определять суверенитет субъекта федерации через его полномочия. Так, в соответствии со статьей 1 Конституции Республики Татарстан суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым, качественным состоянием Республики Татарстан. Таким образом, ошибочное установление в Конституции Республики Коми правовой нормы о ее суверенитете является следствием несовершенства определения государственного суверенитета в науке. В прежней редакции части 1 статьи 2 Конституции Республики Коми была закреплена норма, что источником власти Республики Коми является ее многонациональный народ. Давая по запросу Главы Республики Коми толкование этой нормы, Конституционный Суд Республики Коми указал, что под конституционной нормой «Источником власти Республики Коми является ее многонациональный народ» понимается принадлежность многонациональному народу Республики Коми всей полноты власти в Республике Коми вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Коми» [11]. В последующем, по представлению Главы Республики Коми эта конституционная норма была изменена. В настоящее время статья 2 Конституции Республики Коми гласит: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». Сделано это было ввиду того, что часть 1 статьи 2 Конституции Республики Коми якобы противоречила части 1 статьи 3 Конституции России, гласящей, что носителем суверенитета и единственным источником власти в России является ее многонациональный народ.

В настоящее время из анализа норм Конституции Республики Коми можно сделать вывод, что власть народом Республики Коми осуществ-

ляется, но она ему не принадлежит. Такой вывод противоречит правовой позиции Конституционного Суда России, высказанной в Постановлении от 12 апреля 1995 г. № 12-П. По мнению Суда, законы должны приниматься от имени всего народа большинством установленного числа депутатов. Иначе они утрачивают легитимный характер [12]. Таким же образом принимаются законы во всех субъектах России. В Республике Коми Государственный Совет избирается гражданами России, проживающими на территории Республики Коми, т.е. населением Республики Коми, обладающим избирательным правом. Поэтому Государственный Совет Республики Коми в законотворческой деятельности должен выражать волю народа Республики Коми. Хотя воля эта небезгранична, она ограничена предметами ведения и полномочиями Республики Коми. Именно так и регулируются эти общественные отношения в большинстве конституций и уставов субъектов Федерации. Так, в соответствии со статьей 4 Устава г. Москвы источником власти в г. Москве являются его жители, обладающие избирательным правом в соответствии с законодательством. Они осуществляют свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти г. Москвы и органы местного самоуправления.

На основании части 1 статьи 4 Устава Ростовской области источником государственной власти в Ростовской области является сообщество граждан России, проживающих на территории Ростовской области. Думается, что не было существенных оснований изменять редакцию статьи 1 Конституции Республики Коми - «Республика Коми есть демократическое правовое государство в составе Российской Федерации». В настоящее время она существует в редакции -«Республика Коми (государство) есть равноправный субъект Российской Федерации». Ничего нового от этой замены законодательство не приобрело, т.к. в Конституции России закреплено равноправие субъектов Федерации. Возникает вопрос о том, почему произошел отказ от определения Республики Коми как правового демократического государства?

Литература и примечания

1. Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - М., 2000.

2. Россель Э.Э. Конституционное совещание. Стенограммы, материалы, документы. 29 апреля-10 ноября 1993 г. Т. 1. - М.: Юридическая литература, 1996.

3. По делу о толковании содержащегося в ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации положения о вхождении автономного округа в состав края, области: Поста-

А.Р. Акчурин. Формирование представительных органов муниципальных образований: проблемы правового регулирования и пути их решения

новление Конституционного Суда РФ от 14.07.1997 № 12-П // Собрание законодательства РФ. - 1997. - №29. -Ст. 3581.

4. Теория государства и права / под ред. Н.Г. Александрова. - М., 1974.

5. Федерализм: Энциклопедический словарь. - М., 1995.

6. По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»: Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - №4.

7. Конституционное совещание. Стенограммы, материалы, документы. - М., 1996. - Т. 18.

8. Конституционное право зарубежных стран / под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. - М.: Норма, 1999.

9. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. - М.: Юристъ, 1997.

10. Теория государства и права / под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 1997.

11. По делу о толковании ч. 1 ст. 2 Конституции Республики Коми: постановление Конституционного Суда РК от

11.11.2008 // Вестник нормативных актов органов государственной власти РК. - 2008. - № 1. - Ст.679.

12. По делу о толковании ст. 103 (ч. 3), 105 (ч. 2 и 5), 107 (ч. 3), 108 (ч. 2), 117 (ч. 3) и 135 (ч. 2) Конституции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 12.04.1995 // Собр. законодательства РФ. -1995. - № 16. - Ст. 1451.

Юрий Викторович Гаврюсов, председатель Конституционного Суда Республики Коми в отставке, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации. Г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 8. ksrk.ppf@mail.ru

Yuri Viktorovich Gavryusov, Chairman of the Constitutional Court of the Komi Republic in resignation, Candidate of Legal Sciences, professor, honored lawyer of the Russian Federation.

УДК 352.075.1 © А.Р. Акчурин

ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Статья посвящена рассмотрению проблемных вопросов правового регулирования по формированию органов местного самоуправления в Российской Федерации. Коллизии и пробелы законов в данной сфере прежде всего в вопросах нарезки избирательных округов, последствий неправомочности представительных органов, рамок использования избирательных систем на муниципальном уровне отрицательно отражаются на практике работы указанных органов. Совершенствование законодательной базы позволит повысить эффективность государственного управления, расходования бюджетных средств, а также в целом повысить уровень доверия граждан к институту выборов.

Ключевые слова: органы местного самоуправления, местное самоуправление, избирательная система.

A.R. Akchurin

FORMATION OF REPRESENTATIVE BODIES OF MUNICIPALITY:

PROBLEMS OF LEGAL REGULATION AND SOLUTIONS

The article is devoted to examination of issues concerning legal regulation of local governments’ formation in the Russian Federation. Collisions and loopholes in law in the matter of electoral constituencies division, consequences of representative bodies ’ incompetence, framework of electoral systems usage at municipal level took its toll on practical work of above mentioned bodies. Improvement of legislative base will let increase efficiency ofpublic administration, budget funds expenditure, and also, in a whole, promote trust of citizens to election institute.

Keywords: local government, local government, the electoral system.

Практика формирования и деятельности органов местного самоуправления, приступивших на основании федерального закона от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [1] (далее - федеральный закон №131-ФЗ) к осуществлению своих полномочий в полном объеме с 1 января 2006 г., показала отдельные проблемы применения законодательства в данной сфере. Отношения в сфере формирования органов местного самоуправления в настоящее время регулируются системой норм

муниципального и избирательного права, которые не всегда согласуются между собой. Федеральный закон №131-ФЗ, устанавливая основы организации и функционирования органов местного самоуправления, в ряде случаев регулирует процедурные вопросы формирования выборных органов местного самоуправления. Пунктом 6 статьи 1 федерального закона от 12 июня 2002 г. №67 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [2] (далее - федеральный закон №67-ФЗ) установ-