Научная статья на тему 'Игровая культура народов Среднего Поволжья в эпоху Волжской Булгарии'

Игровая культура народов Среднего Поволжья в эпоху Волжской Булгарии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
694
107
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЛЖСКАЯ БУЛГАРИЯ / ИГРЫ / ШАХМАТЫ / БИЛЯР / АРХЕОЛОГИЯ / ЭТНОГРАФИЯ / БУЛГАРЫ / VOLGA BULGARIA / GAMES / CHESS / BILIAR / ARCHEOLOGY / ETHNOGRAPHY / BULGARS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Руденко К.А.

В статье рассматриваются древние артефакты, свидетельствующие о культуре повседневности. Это развлечения населения городов и деревень государства Волжская Булгария, существовавшего в X-начале XIII в. Исследуются археологические находки, обнаруженные на разных древних поселениях. Особый интерес представляют шахматные фигуры, сделанные из кости, найденные на Билярском городище. Очень много находок костяных костей для игры «бабки», сделанных из костей овец и баранов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GAME CULTURE OF THE PEOPLE OF THE VOLGA AREA DURING THE EPOCH OF VOLGA BULGARIA

In the article the ancient artefacts testifying to culture of daily occurrence are considered. These are entertainments of the population of cities and state villages of the Volga Bulgaria existing in X in the beginning of XIII centuries. The archeological finds which have been found out on different ancient settlements are investigated. The particular interest is represented by the chessmen made of a bone, found on the Biliarsk hillfort. There are a lot of finds of bone bones for game of the "babki", made of the sheep bones and rams.

Текст научной работы на тему «Игровая культура народов Среднего Поволжья в эпоху Волжской Булгарии»

УДК 37.018.1:379.8:94"04/15"

К.А.Руденко

ИГРОВАЯ КУЛЬТУРА НАРОДОВ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В ЭПОХУ ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ

В статье рассматриваются древние артефакты, свидетельствующие о культуре повседневности. Это развлечения населения городов и деревень государства Волжская Булгария, существовавшего в X-начале XIII в. Исследуются археологические находки, обнаруженные на разных древних поселениях. Особый интерес представляют шахматные фигуры, сделанные из кости, найденные на Билярском городище. Очень много находок костяных костей для игры «бабки», сделанных из костей овец и баранов.

Ключевые слова: Волжская Булгария, игры, шахматы, Биляр, археология, этнография, булгары.

Konstantin A. Rudenko GAME CULTURE OF THE PEOPLE OF THE VOLGA AREA DURING THE EPOCH OF VOLGA BULGARIA

In the article the ancient artefacts testifying to culture of daily occurrence are considered. These are entertainments of the population of cities and state villages of the Volga Bulgaria existing in X - in the beginning of XIII centuries. The arc-heological finds which have been found out on different ancient settlements are investigated. The particular interest is represented by the chessmen made of a bone, found on the Biliarsk hillfort There are a lot of finds of bone bones for game of the "babki", made of the sheep bones and rams.

Keywords: Volga Bulgaria, games, chess, Biliar, archeology, ethnography, bulgars.

Игры как часть процесса социализации присущи человеческому обществу с самых древних пор. Современные игры во многом являются отзвуком древних магических культов и обрядов, существовавших практически у всех народов мира [6]. Игры весьма разнообразны, но имеются общие или похожие их виды у многих народов. Корни таких игр уходят в глубокую древность, о чем свидетельствуют археологические материалы [9, с.8-13]. Однако просуществовав несколько столетий или даже тысячелетий, значительная часть игр и их атрибутов во второй половине ХХ в. исчезла или сильно трансформировалась. Многие оказались полностью забытыми [11, с.13-24].

Стоит отметить, что игры, как и игровая культура в целом, это не только прерогатива детей и подрастающего поколения в целом. Учитывая разные подходы к понятию возраста, бывшего в доин-дустриальном обществе символом определенного ранжирования [1, с. 48-53], игра и игровая культура в целом были присущи социуму в целом, являясь составляющей, а то и определяющей частью его существования и повседневной культуры [24]. Для стран юго-восточной Азии не редкость использование игровых сюжетов в обрядовой практике вплоть до сегодняшнего дня [7, с. 58-70; 253-255]. Аналогичное явление имело место и в культуре народов стран Западной и Восточной Европы в историческом прошлом, в измененном виде сохранившееся в праздничной современной культуре [23, с. 39-54]. Наибольшей популярностью в повседневности пользовались азартные игры с использованием специальных фишек или заменявших их предметов, например, мелких костей животных.

Еще в начале XVI в. итальянский естествоиспытатель Джироламо Кардано (1501—1576) произвел первую классификацию настольных игр в которых применялись костяные фишки или фигуры. Он разделил их на три группы: «первая группа игр — типа шахмат, победа в них зависит и определяется искусством игрока. Вторая группа игр — кости, здесь результат игры полностью зависит от случая. Третья группа игр, где результат зависит как от искусства игрока, так и от случая, игры типа современных нард» [14, с. 78]. Эта классификация весьма удачна и её можно лишь дополнить в деталях, с учетом ряда моментов, связанных с современной ментальностью [22].

Игры можно условно разделить на две группы: для взрослых и для детей. В первом случае это чаще всего азартные (в их числе так называемые «зернь» и «бабки», с XIV в. - карты [2, с. 311-312]) и интеллектуальные, основанные на принципе состязательности (например, шахматы или шашки). Детские игры - развивающие и обучающие.

Игрушки, применительно к древности, и средневековью, также делятся на детские и «взрослые». Детские, по уровню восприятия группируются на игрушки для детей возрастом от 1 до 4-5 лет: звуковые (сенсорные) - бубенчики, свистульки и т.п.; образные - для детей от 5 и до 13-14 лет: глиняные фигурки животных, куклы и т.п. Для подростков, юношей и зрелых людей (от 8-7 лет и до зрелого возраста) характерны двигательные (моторные) игры и соответствующие им игрушки: альчики, шарики глиняные и пр.

Народной культуре Поволжья присуще разнообразие игр. Особенно богатый материал в этом отношении дает этнография. Если касаться исторической ретроспективы, то ценные данные в этом отношении имеются в литературе и фольклоре (в том числе былички, песни и сказки), а также изо-

бразительные источники (в частности произведения русских художников XVIII - XIX вв.). Для поисков истоков того или иного вида игр незаменимы археологические материалы.

Находки предметов игры на археологических памятниках Среднего Поволжья и Прикамья достаточно хорошо известны по публикациям, например, по изделиям из кости [4; 18, с. 67-97]. Для Поволжья из таких поделок наиболее представительны артефакты, связанные с играми с использованием специальных игральных костей. Они изготавливались из суставов костей мелкого и крупного рогатого скота. Такие кости были игральными, но могли также использоваться для гадания и прочих действий культово-обрядового характера. Они встречаются в регионе в захоронениях и на поселениях с эпохи бронзы и в античное время [8, с. 170; 14, с. 78, табл. XVI- 1-35, XVII- 1-28, XVIII- 1-40; XIX - 1-13]. Не падала популярность этих предметов и в период средневековья. Распространены они не только у оседлых народов, но и у кочевников, например, на археологических памятниках тюрок Алтая в VI - IX вв., что отчасти было связано и с развитием у них косторезного дела в целом [13, с. 267 - 270]. Значительно реже в археологических материалах Поволжья до XVII - XVIII вв. встречаются специально изготовленные фишки-фигурки для других игр, таких, например, как шахматы; а также «зернь» (игральные кубики).

Что бы выяснить начальные этапы становления игровой культуры в Поволжье обратимся к известным нам находкам с археологических памятников средневекового времени. Более ранние артефакты в силу множественности толкования их назначения мы здесь не рассматриваем.

Предварительно отметим, что в предбулгарское время на территории Среднего Поволжья (в основном, современного Казанско-Ульяновского Поволжья) (именьковская археологическая куль-тура V-VII вв. н.э.) были распространены разнообразные мелкие поделки, преимущественно из глины (например, изображения животных) [19, с. 64-66], имевшие культовый характер, а также различные амулеты, украшения и т.п. в виде имитаций украшений из других материалов, миниатюрных копий глиняных сосудов и т.п. Однако игральных костей здесь немного, чаще всего это единичные находки.

Самые ранние находки игральных костей булгарского времени относятся к вв. - в захоронениях Танкеевского могильника [15, с. 61]. Более разнообразные артефакты относятся к XI-XIV вв. ко времени классической Волжской Булгарии и Булгарской области Золотой Орды. Ассортимент находок достаточно разнообразен. Рассмотрим их по принадлежности к той или иной игре.

Игра в «бабки». Имеющиеся в коллекциях предметы относятся к двум видам игральных принадлежностей: биткам и игральным костям - казне (21 экз.). Игральный набор состоял из ком-плекта парных астрагалов и битки. Иногда астрагалы назывались альчиками. Игра с альчиками считается татарской [16, с. 336], хотя имеет весьма широкое распространение у различных народов, в том числе у мордвы, марийцев и русских Поволжья [5, с.381-382; 12, с.27-29], а также у бурят и хакас. Примечательно, что у тюркских народов «драматургия игр детей с игрушками строилась на реалиях жизни, которые дети полностью воспроизводили. Такие игры являлись своеобразной школой народного языка, фольклора, танцев, пения. Ролевое распределение детей при играх воспроизводило внутрисемейные и внутриродовые отношения, производственно-хозяйственную деятельность» [10, с.113-114].

Битки («саха») (6 экз.) сначала подрезались, затем уплощенные стороны стачивались о камень. Подготовленная заготовка высверливалась, и в отверстия заливался свинец. Размеры биток были разные. Встречаются и цельнолитые бронзовые битки, отлитые в виде астрагала (2 экз.).

Астрагалы-альчики («казна^ (15 экз.) были обработанные и необработанные. Астрагалы без обработки можно считать игральными принадлежностями только по археологическому контексту их обнаружения. Однозначно игральными фишками являются астрагалы со сточенными боковыми сторонами, которые считались верхней и нижней стороной игральной кости. Стороны у казны имели специальные названия: самая широкая - «жок», а узкая - «бок». Названия сторон встречаются разные, но чаще всего употребляются следующие: выпуклая сторона астрагала называется дяшка, правая боковая сторона - «шалань», левая- «альча». Вогнутая сторона астрагала называется «бука»». Альча является верхней стороной и если на нее падает альчик при жеребьевке, то владелец ее начинает игру [16, с. 336].

К игральным альчикам относятся астрагалы с просверленными отверстиями, зашлифованные или окрашенные. Просверливались альчики с выпуклой стороны насквозь. Диаметр отверстия небольшой - до 0,7 см.

Знаки на альчиках. Двоякое использование можно предполагать для альчиков с подрезанными боковыми сторонами и нанесенными на них схематическими знаками (9 экз.). Это прочерченные линии, нанесенные в определенном порядке на выпуклой стороне астрагала. По порядку этих линий можно рассматривать рисунок в виде лесенки, растительного побега (он вырезан на боковых сторонах) и сюжеты без определенной композиции. Знаки эти могли быть как знаком собственника, так и элементом использовавшимся и процессе гадания.

Правила игры в «бабки», достаточно разнообразны. Если описания их весьма подробно изложены в этнографической литературе, то анализ археологических материалов в этом плане на булгар-ском материале еще не проводился. Базой для исследования в этом плане было взято Остолоповское селище XI-XII вв., исследовавшееся К.А Руденко в 1997 - 2011 гг. [17, с. 31-52; 20, с. 123-145] и давшее интересный, достаточно обширный и документированный материал? в том числе и по этой теме. Раскопанные участки поселения показали, что в своей истории оно пережило три периода - зарождения, расцвета и упадка. Стагнация поселения последовала после его разгрома и сожжения большей части застройки. После этого большая часть селища превратилась в пустырь и свалку мусора. Именно в отложениях этого периода в большом количестве встречаются альчики.

На первом этапе было проведено послойное картографирование находок игровых костей, вне объектов и в заполнении объектов и их синхронизация. На втором этапе рассматривались различные варианты исходной позиции при метании на основе экспериментальных данных (проверка реконструкции правил игры была проведена на новоделах древних игральных костей). Последний этап анализ полученных данных и сопоставление с правилами игры известными по литературе.

Варианты реконструкции игры. 1) играли 5-6 человек. Один из игроков собирал по казне (одна косточка-фишка) в свои руки и кидал их на ровную площадку. Первым начинал игру тот, чья казна показывала сверху жоковую сторону. Он брал ее в руку и ударял по лежащей. Если расстояние между ними оказывалось более одной четверти, то он бил еще два раза. Если же пространство составляло меньше четверти, то казну забирал тот игрок, в чью фишку целились. Затем он продолжал играть.

2) Играло до 7 человек. Казана выставлялась на кон и ведущий должен быть выбить битой казну одного из игроков с расстояния в несколько метров. Игра могла быть статичной или динамичной, когда битка металась после небольшого пробега до контрольной черты.

В городах была распространена игра в шахматы. На крупных городищах, прежде всего Биляр-ском, найдены шахматные фигуры: ладья из слоновой кости (1 экз.), слон или конь (1 экз.), пешка (2 экз.). Возможно, пешками являются фигурные фишки (3 экз.). Все они относятся к группе символических шахматных фигур. В основе их цилиндр или конус (за исключением ладьи) изготовленный из рога. Наиболее близкие аналогии шахматным фигуркам встречены в древнерусских материалах XII-XIV вв. Для западноевропейской рыцарской элиты (как и для многих благородных дам) игра в шахматы была выражением их социального статуса и «рыцарской забавой» [2, с. 300-308]. Однако внешний вид шахматных фигур из Западной Европы и Скандинавии и, вероятно, правила игры, были отличные от булгарских [25]. Появление шахмат в Булгарии можно отнести к Х - XI вв., а период наибольшей популярности они переживают в XII - XIV в.

Правила игры в шахматы, использовавшиеся в Волжской Булгарии, можно реконструировать по аналогиям. Вероятно, у булгар игра велась по арабским правилам, согласно которым ферзь (в то время второстепенная фигура) ходил на одну клетку по диагонали; слон передвигался на три клетки по диагонали, причем он мог ходит через одну клетку и даже через фигуру; ладья двигалась по прямой на два поля.

Шахматная доска скорее всего была одноцветной, как и фигуры (в случае если играли один на один - так называемая «королевская игра») игроки в этом случае ориентировались в ходе игры и в принадлежности фигур по памяти. Партия могла вестись и четырьмя участниками, игравшими «по-индийски» (чатранг) пара на пару, тогда фигуры были разноцветными, а ход игры определялся броском игральной кости с четырьмя цифрами [3, с. 48-53].

Такие игральные кости кубической формы достаточно часто встречаются в археологических коллекциях как правило поступивших из раскопок или сборов с булгарских городищ. На этих кубиках стороны обозначены надсверленными окружностями числом от одного до шести (2 экз.). Кроме шахмат кубики использовались при игре в «зернь» или «кости», широко распространенную как в средневековье [2, с. 309-310], так и в новое и новейшее время практически по всей Европе.

Таким образом, используя этнографические и исторические материалы и опираясь на материалы раскопок имеется вполне реальная возможность изучать те сферы жизни древних людей, которые как правило редко отражаются в археологических публикациях, в частности игры. Исследования такого рода анализа достаточно перспективны, поскольку расширяют источниковедческие возможности археологических данных, позволяют даже в какой-то степени предугадывать и определенный контекст такого рода находок в культурном слое археологического памятника. Кроме того, этот материал очень доступен и привлекателен для людей, профессионально занимающихся наукой и для тех, кто просто интересуется историей. Таким образом, обращение к теме игровой культуры и её истоков открывает новые возможности для популяризации исторических знаний [21], сохранению и разви-

тию народных традиций.

Литература

1.Бочаров В.В. Антропология возраста: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во ун-та, 2001. - 196 с.

2.Виолле-ле-Дюк Э.-Э. Жизнь и развлечения в средние века: Культура средних веков в памятниках исторической мысли Франции. - СПб.: «Евразия», 2003. - 384 с.

3.Гижицкий Ежи. С шахматами через века и страны. - Warszawa: Sport i turystyka, 1958. - 360 с.

4.Закирова И. А. Косторезное дело Болгара / / Город Болгар: очерки ремесленной деятельности. - М.: Наука,

1988. - С. 220-243.

5.Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М.: Наука, 1991. - 511 с.

6.Игра и игровое начало в культуре народов мира /отв. ред. Г.Н. Симаков. - СПб.: МАЭ РАН, 2005. - 274 с.

7.Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Годовой цикл. - М.: Наука, 1989. - 360 с.

8.Костюков В.П., Епимахов А.В., Нелин Д.В. Новый памятник средней бронзы в Южном Зауралье / / Древние индоиранские культуры Волго-Уралья (II тыс. до н.э.). - Самара: Изд-во СамГУ, 1995. - С.156-207.

9.Кочкина А.Ф, Лосева Н.Ю., Сташенков Д.А. Археология детства: игрушки, игры и обряды в традиционных обществах. Материалы к выставке. - Самара: СОИКМ, 2005. - 16 с.

10. Кустова Ю.Г. Ребенок и детство в традиционной культуре хакасов. - Спб.: «Петербургское Востоковедение», 2000. - 158 с.

11. Маст И.И. Забытые детские игры. - М.: Гос. Ист. заповедник «Горки Ленинские», 2000. - 48 с.

12. Назаркин А.Д. Игра в лодыжки (по материалам экспедиции в с. Байкало-Кудара, Республика Бурятия) // Тальцы. - 2002. - №3(15). - С.27-29.

13. Овчинникова Б.Б. Косторезное искусство древних тюрков Саяно-Алтая / / Степи Евразии в древности и средневековье. Книга II. Материалы научно-практической конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения М. П. Грязнова. - СПб., 2003 [на обложке: 2002]. - С. 267-270.

14. Петерс Б.Г. Косторезное дело в античных государствах Северного Причерноморья. - М., 1986. - 184 с.

15. Петренко А.Г. Следы ритуальных животных в могильниках древнего и средневекового населения Среднего Поволжья и Предуралья. - Казань: Школа, 2000. - 156 с.

16. Покровский Е.А Детские игры преимущественно русские (в связи с историей, этнографией и гигиеной) (со 105 рисунками). М., 1887. 476 с.

17. Руденко К.А. Волжская Булгария в системе торговых путей средневековья (по материалам раскопок Речного (Остолоповского) селища в Алексеевском районе Татарстана) // Великий Волжский путь: история формирования и развития. Материалы Круглого стола «Великий Волжский путь и Волжская Булгария» и Международной научно-практической конференции «Великий Волжский путь», Казань-Астрахань-Казань, 6-16 августа 2001 г. Часть II. - Казань, 2002. - С. 31-52.

18. Руденко К.А. Булгарские изделия из кости и рога // Древности Поволжья: эпоха средневековья. (Исследования культурного наследия Волжской Булгарии и Золотой Орды). Материалы II Всероссийской конференции. - Казань-Яльчик. Казань: Школа, 2005. - С.67-97.

19. Руденко К.А. Мелкая глиняная пластика именьковской культуры // Каменная скульптура и мелкая пластика древних и средневековых народов Евразии: Труды Сибирской Ассоциации исследователей первобытного искусства. Выпуск 3. - Барнаул, 2007. - С.64-66.

20. Руденко К.А. О некоторых итогах исследования Остолоповского селища в Алексеевском районе Республики Татарстан / / Поволжская археология. - 2012. - №2. - С. 123-145.

21. Руденко К.А. Как жили люди в Волжской Булгарии или путешествие в XII век: (история, обычаи, культура). - Казань: Заман, 2013. - 96 с.

22. Сапогова Е. Е. Культурный социогенез и мир детства: лекции по историографии и культурной истории детства. - М.: Академический Проект, 2004. - 489 с.

23. Серов С.Я. Календарный праздник и его место в европейской народной культуре // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. - М.: Наука, 1983. - С.39-54.

24. Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2011. - 416 с.

25. Robinson J. The Lewis Chessmen. - L.: British Museum, 2011. - 64 p.

References

1. Bocharov V V the Anthropology of age: a tutorial - SPb.: Publishing house of university, 2001. - 196 p.

2. Violle-Le-Duc, E. E. Life and entertainment in the middle ages: Culture of the middle ages in monuments of historical thought of France. - SPb.: "Eurasia", 2003. - 384 p.

3. Gizycko Urchins. With chess through centuries and countries. - Warszawa: Sport i turystyka, 1958. - 360 p.

4. Zakirov I. A. Carving the case of Bulgaria / / Bulgar: essays on the craft activities. - M.: Nauka, 1988. - P. 220-243.

5. Zelenin D. K. East Slavic Ethnography. - M.: Nauka, 1991. - 511 p.

6. Game and all game start in the culture of the people of the world /ed edited by G N. Simakov. - SPb.: THE KUNSTKAMERA, 2005. - 274 p.

7. Calendar customs and ceremonies of the people of East Asia. The yearly cycle. - M.: Nauka, 1989. - 360 p.

8. Kostyukov V P, Epimakhov, A. V, nelin, D. V, a New monument of the middle bronze age in the southern Urals / / the ancient Indo-Iranian culture of Volga-Ural (second Millennium BC). - Samara: Publishing house of SamSU, 1995. - P. 156-207.

9. Kochkina A. F., Losev N. Yu., Stashenko D. A. the Archaeology of childhood: toys, games and ceremonies in a traditional-governmental societies. The content of the exhibition. - Samara: SAICM, 2005. 16 p.

10. Kustov Yu G The child and childhood in the traditional culture of Khakas people. - SPb.: "The Petersburg Oriental studies", 2000. - 158 p.

11. Mast I. The forgotten children's games. - M.: State. 1st. reserve "Lenin hills", 2000. - 48 p.

12. Nazarkin A. D. Game ankle (on materials of the expedition in the village of Baikal-Kudara, Republic of Buryatia).. -2002. - №3(15). - P. 27-29.

13. B. B. Ovchinnikova Carving art of the ancient Turks of Sayano-Altai // steppes of Eurasia in antiquity and the middle ages. Book II. Materials of scientific-practical conference dedicated to the 100th anniversary of the birth of M. P. Gryaznov. - SPb., 2003 [edition: 2002]. - P 267-270.

14. Peters B. G Carving the case in the ancient States of the Northern black sea. - M., 1986. - 184.

15. Petrenko, A. G., Traces of ritual animal burials in ancient and medieval population of the Middle Volga region and Ural. - Kazan: The School, 2000. - 156 p.

16. Pokrovsky E. A. Children's games mostly Russian (in connection with the history, Ethnography and gigie Noi) (with 105 figures). M., 1887. 476 p

17. Rudenko K. A. the Volga Bulgaria in the system of trade routes of the middle ages (on materials of excavations of the River (Ostobpovskaya) villages in Alekseyevsky district of Tatarstan) // the Great Volga route: the history of formation and development. Materials of the Round table "the Great Volga route and Volga Bulgaria" and International scientific-practical conference "Great Volga route" Kazan-Astrakhan-Kazan, August 6-16, 2001 Part II. - Kazan, 2002. - P 31-52.

18. Rudenko K. A. Bulgarian products from bone and horn / / the Antiquities of the Volga region: the middle ages. (The study of cultural heritage of the Volga Bulgaria and Golden Horde). Proceedings of the II all-Russian conference. - Kazan-Yalchik. Kazan: The School, 2005. - P. 67-97.

19. Rudenko K.A Small clay plastic imenkov culture//Stone sculpture and small plastic ancient and medieval people of Eurasia: proceedings of the Siberian Association ofresearchers ofprimitive art. Issue 3. - Barnaul, 2007. - P. 64-66.

20. Rudenko K. A. About some results of the study Ostolopovskaya villages in Alekseevsky district of the Republic of Tatarstan / / Volga region archaeology. - 2012. - No. 2. - P. 123-145.

21. Rudenko K. A. How people lived in the Volga Bulgaria, or a journey in the XII century: (history, customs, culture). -Kazan: Zaman, 2013. - 96 p

22. Sapogova E. E. Sociogenesis and Cultural world of childhood: lectures on historiography and the cultural history of childhood - M.: Academic Project, 2004. - 489 p.

23. Serov S. Y. Calendar holiday and its place in European folk culture // Calendar customs and ceremonies in the countries of foreign Europe. Historical roots and development of customs. - M.: Nauka, 1983. - P. 39-54.

24. Huizinga. Homo ludens. The playing man. - SPb.: The Publishing House Of Ivan Limbach, 2011. - 416 p

25. J. Robinson, The Lewis Chessmen. - L.: British Museum, 2011. - 64 p.

УДК 023

Е.А.Куриленко

РЕЧЕВЫЕ УМЕНИЯ БИБЛИОТЕКАРЯ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

В статье представлены результаты исследования речевых умений специалистов библиотечно-инфор-ма-ционной сферы. Предложен вариант решения проблемы совершенствования речевых умений, являющегося обязательным компонентом повышения качества вербальных коммуникаций в современной библиотеке. Разработан тематический раздел, который может быть включен в учебные курсы, факультативы высшей школы или в курсы повышения квалификации в системе дополнительного профессионального образования библиотекарей.

Ключевые слова: библиотечно-коммуникативное пространство, вербальные коммуникации, коммуникативная компетентность, речевые умения библиотекаря.

Ekaterina A. Kurilenko SPEECH SKILLS OF LIBRARIAN: RECENT STATE

The article presents the results of the study of librarian information specialists' speech skills. A variant of solving the problem of speech skills improvement is suggested, that is a compulsory component for enhancement of verbal communications quality in modern library. We have developed a thematic section that can be included into study courses, electives of high school or qualification improvement courses in the system of additional professional education of librarians.

Keywords: librarian communication field, verbal communications, communicative competence, speech skills of librarian.

Современная библиотека как социально-культурный институт и социально-коммуникаци-онный центр является зеркалом основных тенденций и процессов, происходящих в обществе. Анализируя сущность библиотеки в ракурсе социальных коммуникаций, Л.М. Туева отмечает, что «реализация сущностных функций обеспечивает библиотеке ее неповторимость, уникальность как социального института, прикладные функции обеспечивают конкретизацию сущностных функций и придают институту устойчивость, современность и востребованность в конкретных, быстро изменяющихся социально-временных обстоятельствах» [10, с.212-213]. Деятельность социально-коммуникационных центров достаточно специфична и требует от сотрудников библиотечно-информа-ционной сферы (БИС) владения широким спектром знаний, умений и навыков. Несмотря на развитие новых прикладных функций института библиотеки и видов профессиональной деятельности библиотекаря, общим по-прежнему остается требование высокой коммуникативной компетентности - базы профессионализма и квалификации специалиста БИС. Проблемы коммуникативной культуры библиотекаря неоднократно поднима-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.