Научная статья на тему 'Идея мировой революции и её влияние на развитие лингвистического образования в первые годы советской власти'

Идея мировой революции и её влияние на развитие лингвистического образования в первые годы советской власти Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
93
11
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / ЭСПЕРАНТО / ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ИСТОРИЯ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Панченко Алла Александровна

В статье на основании архивных материалов Нижегородского государственного лингвистического университета в первые годы советской власти рассматривается зарождение советской системы преподавания иностранных языков в контексте идеи мировой революции и всемирной Республики Советов. Пользуясь связями с международными объединениями эсперантистов, пионеры лингвистического образования получали правительственную поддержку и на всесоюзном, и на региональном уровнях. Обоснованно указывается, что планы по распространению «красной идеи» на мировой арене в совокупности с выявленным влиянием пролетарской идеологической установки на процесс преподавания иностранных языков на территории как СССР в общем, так и Нижегородского региона в частности, имело одно из решающих значений в становлении вектора развития всей системы высшего иноязычного образования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The idea of the World revolution and its influence on the development of the linguistic education during the first years of the Soviet period of Russian history

The article, based on of archival materials of the Nizhny Novgorod State Linguistic University in the early years of Soviet power, considers the emergence of the Soviet system of teaching foreign languages in the context of the idea of the World revolution and the World Republic of Soviets. Using the connection to the international associations of Esperantists, the pioneers of linguistic education received government support both at the All-the-Soviet-Union and at the regional level. It is reasonably indicated that plans to spread the "red idea" around the world arena together with the identified influence of the proletariat’s ideological orientation on the process of teaching foreign languages in the territory of both the USSR in general and Nizhny Novgorod part of Russia, in particular, had one of the decisive implications in the development of the vector development of the entire system of higher foreign language education.

Текст научной работы на тему «Идея мировой революции и её влияние на развитие лингвистического образования в первые годы советской власти»

УДК 94(470)"1917"

Панченко Алла Александровна

Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, г. Нижний Новгород

alla.vdovina@gmail.com

ИДЕЯ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

В статье на основании архивных материалов Нижегородского государственного лингвистического университета в первые годы советской власти рассматривается зарождение советской системы преподавания иностранных языков в контексте идеи мировой революции и всемирной Республики Советов. Пользуясь связями с международными объединениями эсперантистов, пионеры лингвистического образования получали правительственную поддержку и на всесоюзном, и на региональном уровнях. Обоснованно указывается, что планы по распространению «красной идеи» на мировой арене в совокупности с выявленным влиянием пролетариатской идеологической установки на процесс преподавания иностранных языков на территории как СССР в общем, так и Нижегородского региона в частности, имело одно из решающих значений в становлении вектора развития всей системы высшего иноязычного образования.

Ключевые слова: мировая революция, эсперанто, лингвистическое образование, история Нижегородского государственного лингвистического университета.

Идеологическая платформа пришедших к власти большевиков содержала разветвленную систему идей и механизмов их воплощения в жизнь, обеспечивающих эффективное распространение ценностей марксизма. События 1918-1919 гг. в ряде европейских стран, например Баварии, Венгрии, Словакии, создавали ощущение скорейшего наступления диктатуры мирового пролетариата и создания всемирной Республики Советов.

Различные социалистические преобразования, включавшие, например, территориально-национальные эксперименты [2; 5; 17], широкую внешнюю [15] и внутреннюю [16; 19] официальную пропаганду, строительство «машины народного хозяйства», предложенное В.И. Лениным в докладе на VII съезде РКП(б) [8] и многие другие меры имели своей целью показать привлекательность социалистического образа жизни. Одним из инструментов претворения идеи мировой революции в реальность должен был стать объединяющий пролетариев всех стран межнациональный и наднациональный язык общения - эсперанто, созданный на базе интернациональной лексики в 1887 г. польским врачом и полиглотом Л.Л. Заменгофом [18].

Внедрение международного языка средствами системы преподавания иностранных языков проходило на фоне лозунга «Иностранные языки в массы», декларирующего поддержку преподавательских инициатив в этом направлении.

Так, например, в «Нижегородском листке», ежедневной газете, издаваемой в Нижнем Новгороде с 1893 года и посвященной жизни в регионе, от 15 ноября 1917 г. появилось следующее объявление: «Изучайте языки, что даст вам верный кусок хлеба. Наши самоучители всем доступны, изложены просто и ясно. Самоучители английского, французского, латинского, немецкого, итальянского, польского и татарского по 3 рубля 50 копеек каждый, турецкого, норвежского, чешского, шведского, арабского, персидского, финского, греческого, сербского и эсперанто по 1 рублю 75 копеек каждый...

Москва, издательство Д.М. Куманева. Наложенным платежом без задатка не высылаются» [14].

На 1917 г. в Нижнем Новгороде существовали частные курсы иностранных языков, созданные владевшим восьмью языками полиглотом М.М. Ландау [1] и существовавшие первоначально как частные уроки иностранного языка в состоятельных семьях, трансформировавшиеся затем в групповые занятия в ряде организаций. Как писал в своем дневнике сам М. М. Ландау: «Владею в совершенстве следующими языками (говорю, пишу и читаю): русским, английским, французским, немецким, польским» [22].

На рубеже лета - осени 1917 г. М.М. Ландау создал собственное образовательное учреждение - курсы иностранных языков - и составил их пока немногочисленный педагогический коллектив [1]. Находясь во главе группы преподавателей, М.М. Ландау лично проводил уроки английского и немецкого языкоы.

Параллельно с курсами Ландау в Нижнем Новгороде развивались аналогичные языковые курсы в Москве. Из-за высокого уровня преподавания московские курсы нашли своих многочисленных слушателей и, как результат, в 1926 г. получили статус Высших курсов иностранных языков (далее - ВКИЯ). На базе созданных в 1926 г. ВКИЯ в 1930 г. был организован Московский институт новых языков [9].

Выпускники ВКИЯ, специалисты со знанием иностранных языков, работали в Народном комиссариате иностранных дел, Народном комиссариате внешней торговли, других организациях и учреждениях. По сути, история развития курсов иностранных языков, давших в конечном итоге основу для создания Московского государственного лингвистического университета, отражает процесс зарождения и становления новой профессии: лингвиста советских времен.

Курсы Ландау также продолжали зарекомендовывать себя в глазах чиновников. М.М. Ландау включил в список языков, преподаваемых на его

© Панченко А.А., 2018

Вестник КГУ ^ № 4. 2018

29

курсах, эсперанто, который на тот момент уже был достаточно востребован среди нижегородцев. Так, к 1917 г. в Нижнем Новгороде уже существовало и активно работало одно из отделений международной организации эсперантистов, а в 1919 г. проводились публичные лекции среди студентов историко-филологического факультета НГУ на тему значимости эсперанто как международного языка [13].

Закономерно, что в первые годы советской власти во всей стране вообще и в Нижнем Новгороде в частности эсперантисты, объединявшиеся в кружки и клубы, получали значительную поддержку со стороны коммунистической партии. В данной повестке интерес М.М. Ландау к эсперанто оказались востребован как у власти, так и у населения. В 1918 г. курсы эсперанто в Нижнем Новгороде получили финансовые дотации от властей и продолжали существовать. Более того, орган Нижегородского губернского комитета РКП(б) - «Нижегородская Коммуна» [12] - неоднократно и регулярно помещал на своих страницах рекламу курсов эсперанто, на которых вел занятия и М.М. Ландау: «Курсы языка эсперанто. Правление Нижегородского Общества Эсперантистов доводит до сведения записавшихся на курсы, что таковые происходят в помещении бывшей гимназии Хреновской (угол Ошары и Чернопрудненско-го переулка) по понедельникам, средам, пятницам и субботам с 7 до 9 часов вечера» [21].

Таким образом, в трудных условиях, когда власти закрывали многие учебные учреждения частного характера, а для государственных образовательных структур остро не хватало помещений (подтверждений тому было достаточно; так, в январе 1919 г. ректор НГУ проф. Синицын во время приезда в Нижний наркома А.В. Луначарского довольно резко поставил перед ним вопрос о недопустимости реквизиций вузовских помещений для нужд армии. - А. П.) [11], курсы иностранных языков, руководимые Ландау, продолжали исправно функционировать, надежно прикрытые щитом эсперанто. Еще более их позиции укрепило специальное постановление Москвы о повышении значимости языка эсперанто, вышедшее весной 1919 г. «Комиссия по международному языку, образованная при Комиссариате просвещения, вынесла постановление о введении языка эсперанто в школах республики» [7]. Постановление отражало существующее в Нижнем Новгороде положение дел.

Так, Нижегородское общество эсперантистов, подчиняющееся окружному комитету эсперанто секции III Интернационала (ЭСКИ) с момента создания Коминтерна [20], «организуя новые курсы этого языка, имеет, между прочим, в виду и подготовку кадров преподавателей» [10].

Анализируя мотивы, подтолкнувшие местные власти к дальнейшему развитию системы препода-

вания иностранных языков, отметим следующее. Окончание Первой мировой войны и базовые изменения, произошедшие на международной арене, выдвигали необходимость широкого изучения западноевропейских языков. В тех условиях руководство страны ещё не выдвигало жесткую установку на создание «железного занавеса» в сторону Запада. Причем на первый план жизнью выдвигалась необходимость знания не только немецкого и французского, которые традиционно в России изучались с давних времен, но и языка стран-победительниц (Англии и США), все более прочно занимавших ведущие позиции в экономической и политической сферах международной жизни. Ранее приоритетные в России французский и немецкий языки, уступая позиции английскому, постепенно допускали его в положение вровень с собой. Научные открытия мирового уровня (работы Эйнштейна, Планка, Бора, Резерфорда и др.) все чаще выходили в свет на английском языке. Вполне уловившие эту тенденцию российские ученые, в том числе нижегородские, стали испытывать возрастающую потребность в знании английского языка.

Ученые, входившие в Секцию научных работников Нижнего Новгорода, действовавшую в рамках Нижегородского государственного университета (НГУ), понимали, что чтение специальной литературы на иностранных языках, особенно английском (немецким многие преподаватели владели свободно), являлось потребностью момента. Именно ученые подтолкнули чиновников Губернского отдела народного образования (ГУБОНО) к осмыслению вопроса о создании курсов иностранных языков. В городе М.М. Ландау и потенциал курсов, руководимых им, были известны - его курсы не могли не заинтересовать тех, кто нуждался в знании иностранных языков. Видимо, не случайно директор Горьковского педагогического института, составляя в 1935 г. докладную записку начальству в Москву о местном потенциале преподавания иностранных языков, позволил себе написать следующее: «Секция научных работников города Нижнего Новгорода в 1923 г. организовала курсы иностранных языков с целью предоставления знаний иностранного языка своим членам» [24].

Кроме помощи, которую ГУБОНО должен был оказать в сложившихся условиях университету, кураторам развития образования в губернии следовало думать о преподавании языка в школе, стало быть, вести нужную кадровую политику, пополняя ряды учителей иностранных языков.

С осени 1923 г. Нижегородские курсы иностранных языков начали действовать вполне официально. Все работники, устраивавшиеся преподавать на курсы, или уже являлись членами профессионального союза, или вступали в него [3; 4]. Видимо, финансирование курсов шло «по профсоюзной линии». Отсюда ещё одно обозначение курсов как

30

Вестник КГУ ^ № 4. 2018

имевшихся при Союзе работников просвещения. М.М. Ландау позже отмечал, что с 1923 г. он работал преподавателем английского языка «на курсах иностранных языков при Союзе работников просвещения, имея под своим руководством несколько групп» [22].

После окончания Гражданской войны и в связи с заметной стабилизацией ситуации в стране власти начинают обращать более пристальное внимание на вопросы и проблемы народного образования, в том числе обучения иностранным языкам. В 1924 г. Наркомпросом РСФСР издается программа подготовки учителей иностранного языка и начинают появляться соответствующие учебники. Однако книг, пособий, в том числе методических, и учебников не хватало, и потому значительные силы М. М. Ландау вкладывает в приобретение и накопление учебных материалов, необходимых для квалифицированного ведения занятий. Поскольку его курсы были платными, часть финансов уходила на тиражирование (перепечатку) пособий по истории стран изучаемых языков и оплату их художественных переводов, осуществляемых самими сотрудниками курсов [23]. Постепенно формировалась библиотека учреждения, возглавляемого Ландау, - основа будущих библиотечных фондов Горьковского педагогического института иностранных языков (ныне - Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова).

Идея мировой революции, сохранявшаяся с 1917 года до конца 1920-х гг. в идеологическом арсенале власти, подвигло ее к поддержке курсов иностранных языков под руководством М.М. Ландау, несмотря на тяжелые условия жизни общества в тот период. Успешно развиваясь, частные курсы Ландау были замечены властью и реорганизованы в 1923 г. в государственные курсы при ГУБОНО, прежде всего, из-за приверженности руководства того времени идее мировой революции. Знание языка эсперанто и наличие опыта его преподавания в условиях веры части советской политической элиты в мировую революцию сыграли немаловажную роль в предоставлении М.М. Ландау дополнительных возможностей для развития курсов. Немалую роль сыграло также и то обстоятельство, что Ландау сумел создать профессиональную команду преподавателей иностранных языков: английского, немецкого и французского. Таким образом, структурой, ставшей в дальнейшем базой для формирования вузовских подразделений Нижнего Новгорода, оказались Нижегородские курсы иностранных языков.

Библиографический список

1. Архив музея Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова.

2. Батунаев Э.В. Политика коминтерна в Монголии // Известия Восточного института. - 2017. - № 3 (35). - С. 18-24.

3. Государственный общественно-политический архив Нижегородской области (ГОПАНО). -Ф. 752 Г. Нижегородский губернский отдел профсоюза работников просвещения Губ. Прос. (1917-1929 гг.). - Оп. 1. - Д. 631. - Л. 1-353.

4. ГОПАНО. - Ф. Р-3086 Г. Нижегородские краевые и территориальные организации профсоюза работников просвещения: (1929-1936). - Оп. 2. -Д. 70. - Л. 1-200.

5. Елаев А.А. Идея мировой революции как фактор внутренней и внешней политики Бурят-Монголии в 20-е гг. ХХ в. // Вестник Бурятского государственного университета. - 2012. - № 12. - С. 41-46.

6. Желтов А.К. Народное образование в Горь-ковской области за 30 лет (1917-1947). - Горький: ОГИЗ, 1948. - 104 с. - С. 25.

7. Известия ЦИК: газета. - 9 марта 1919 г. -Ч. 53.

8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. - М.: Политиздат, 1983. - Т. 2: 1917-1922. - С. 31.

9. Московский государственный лингвистический университет [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki.

10. Нижегородская Коммуна. - 1919. - 15 мая. -№ 104.

11. Нижегородская Коммуна. - 1919. - 18 января. - № 12.

12. Нижегородская Коммуна. - 1919. - 23 января. - № 15.

13. Нижегородская Коммуна. - 1919. - 8 февраля. - № 29.

14. Нижегородский листок. - 1917. - 15 ноября.

15. Остапенко А.И. Идеи мировой революции и формирование внешнеполитического ведомства советской России в конце 1917 - начале 1918 года // Столетие революции 1917 года в России: науч. сборник. Сер. 2: Исторические исследования (60): Труды исторического факультета МГУ - 2018. -№ 108. - С. 455-468.

16. Офицерова Н.В. «Глобус революции»: образы будущего по материалам «Петроградской правды» 1923 г. // Контуры будущего: технологии и инновации в культурном контексте. - СПб.: Асте-рион. - 2017. - С. 335-338.

17. Райченок А.А. Литовско-Белорусская ССР: неудачный эксперимент советской государственности // Труды БГТУ. Сер. 6: История, философия. - 2017. - № 2 (203). - С. 25-29

18. Сергеев И.В. Основы эсперанто. - М., 1961.- 50 с.; Проблемы интерлингвистики. - М., 1976. - 60 с.

19. Ульянова С.Б. Социализм как индустриальная мечта (Массовые представления о социализме в советском обществе в 1920-е гг.) // Контуры буду-

щего: технологии и инновации в культурном кон -тексте. - СПб.: Астерион. - 2017. - С. 7-11.

20. ЦАНО. - Ф. Р-120. - Оп. 15. - Д. 36. - Л. 6-7.

21. ЦАНО. - Ф. Р-120. - Оп. 2. - Д. 290. - Л. 66.

22. ЦАНО. - Ф. Р-120. - Оп. 9. - Д. 232. - Л. 10.

23. ЦАНО. - Ф. Р-2595. - Оп. 2. - Д. 3. - Л. 2.

24. ЦАНО. - Ф. Р-2734. - Оп. 3. - Д. 41. - Л. 14.

References

1. Arhiv muzeya Nizhegorodskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta im. N.A. Dobrolyubova.

2. Batunaev EH.V. Politika kominterna v Mongolii // Izvestiya Vostochnogo instituía. -2017. - № 3 (35). - S. 18-24.

3. Gosudarstvennyj obshchestvenno-politicheskij arhiv Nizhegorodskoj oblasti (GOPANO). - F. 752 G. Nizhegorodskij gubernskij otdel profsoyuza rabotnikov prosveshcheniya Gub. Pros. (1917-1929 gg.). -Op. 1. - D. 631. - L. 1-353.

4. GOPANO. - F. R-3086 G. Nizhegorodskie kraevye i territorial'nye organizacii profsoyuza rabotnikov prosveshcheniya: (1929-1936). - Op. 2. -D. 70. - L. 1-200.

5. Elaev A.A. Ideya mirovoj revolyucii kak faktor vnutrennej i vneshnej politiki Buryat-Mongolii v 20-e gg. XH v. // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. - 2012. - № 12. -S. 41-46.

6. ZHeltov A.K. Narodnoe obrazovanie v Gor'kovskoj oblasti za 30 let (1917-1947). - Gor'kij: OGIZ, 1948. - 104 s. - S. 25.

7. Izvestiya CIK: gazeta. - 9 marta 1919 g. -CH. 53.

8. KPSS v rezolyuciyah i resheniyah s"ezdov, konferencij i plenumov CK. - M.: Politizdat, 1983. -T. 2: 1917-1922. - S. 31.

9. Moskovskij gosudarstvennyj lingvisticheskij universitet [EHlektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa:

https://ru.wikipedia.org/wiki.

10. Nizhegorodskaya Kommuna. - 1919. -15 maya. - № 104.

11. Nizhegorodskaya Kommuna. - 1919. -18 yanvarya. - № 12.

12. Nizhegorodskaya Kommuna. - 1919. -23 yanvarya. - № 15.

13. Nizhegorodskaya Kommuna. - 1919. -8 fevralya. - № 29.

14. Nizhegorodskij listok. - 1917. - 15 noyabrya.

15. Ostapenko A.I. Idei mirovoj revolyucii i formirovanie vneshnepoliticheskogo vedomstva sovetskoj Rossii v konce 1917 - nachale 1918 goda // Stoletie revolyucii 1917 goda v Rossii: nauch. sbornik. Ser. 2: Istoricheskie issledovaniya (60): Trudy istoricheskogo fakul'teta MGU. - 2018. - № 108. -S. 455-468.

16. Oficerova N.V. «Globus revolyucii»: obrazy budushchego po materialam «Petrogradskoj pravdy» 1923 g. // Kontury budushchego: tekhnologii i innovacii v kul'turnom kontekste. - SPb.: Asterion. -2017. - S. 335-338.

17. Rajchenok A.A. Litovsko-Belorusskaya SSR: neudachnyj ehksperiment sovetskoj gosudarstvennosti // Trudy BGTU. Ser. 6: Istoriya, filosofiya. - 2017. - № 2 (203). - S. 25-29

18. Sergeev I.V. Osnovy ehsperanto. - M., 1961.50 s.; Problemy interlingvistiki. - M., 1976. - 60 s.

19. Ul'yanova S.B. Socializm kak industrial'naya mechta (Massovye predstavleniya o socializme v sovetskom obshchestve v 1920-e gg.) // Kontury budushchego: tekhnologii i innovacii v kul'turnom kontekste. - SPb.: Asterion. - 2017. - S. 7-11.

20. CANO. - F. R-120. - Op. 15. - D. 36. - L. 6-7.

21. CANO. - F. R-120. - Op. 2. - D. 290. - L. 66.

22. CANO. - F. R-120. - Op. 9. - D. 232. - L. 10.

23. CANO. - F. R-2595. - Op. 2. - D. 3. - L. 2.

24. CANO. - F. R-2734. - Op. 3. - D. 41. - L. 14.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.