Научная статья на тему 'Преподавание иностранных языков в высшей школе в первые годы Советской власти (1917-1924 гг. )'

Преподавание иностранных языков в высшей школе в первые годы Советской власти (1917-1924 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
425
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДРЕВНИЕ (КЛАССИЧЕСКИЕ) ЯЗЫКИ / ЖИВЫЕ (НОВЫЕ) ЯЗЫКИ / ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК / МЕРТВЫЕ ЯЗЫКИ / МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ / НАРКОМПРОС / СОВНАРКОМ

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Горляков Петр Юрьевич

Рассматриваются проблемы организации новой высшей школы в первые годы Советской Власти через призму декретов Совета народных комиссаров и постановлений Народного комиссариата просвещения. Предлагается краткий экскурс в область истории преподавания древних и новых иностранных языков в средних и высших образовательных учреждениях России до революции и после нее. Исследуются общие причины негативного отношения к иностранным языкам и анализируются способы обхода препятствий в деле сохранения образовательных традиций в университетах и адаптации их к новым реалиям. Особое внимание уделяется становлению методики преподавания иностранных языков в школе и вузе, определению целей иноязычного образования и путей восстановления иностранного языка как учебной дисциплины в учебных планах высшей школы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Преподавание иностранных языков в высшей школе в первые годы Советской власти (1917-1924 гг. )»

УДК 372.881.1 ББК 74.26-9*81.2

П.Ю. Горляков

преподавание иностранных языков в высшей ШКОЛЕ В ПЕРВЫЕ годы советской власти (1917-1924 гг.)

Рассматриваются проблемы организации новой высшей школы в первые годы Советской Власти через призму декретов Совета народных комиссаров и постановлений Народного комиссариата просвещения. Предлагается краткий экскурс в область истории преподавания древних и новых иностранных языков в средних и высших образовательных учреждениях России до революции и после нее. Исследуются общие причины негативного отношения к иностранным языкам и анализируются способы обхода препятствий в деле сохранения образовательных традиций в университетах и адаптации их к новым реалиям. Особое внимание уделяется становлению методики преподавания иностранных языков в школе и вузе, определению целей иноязычного образования и путей восстановления иностранного языка как учебной дисциплины в учебных планах высшей школы.

Ключевые слова:

древние (классические) языки, живые (новые) языки, иностранный язык, мертвые языки, методика преподавания иностранных языков, Наркомпрос, Совнарком.

Горляков П.Ю. Преподавание иностранных языков в высшей школе в первые годы Советской власти (1917-1924 г.г.) // Общество. Среда. Развитие. - 2018, № 2. - С. 90-96.

© Горляков Петр Юрьевич - кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой иностранных языков, Российская таможенная академия, Санкт-Петербургский имени В.Б.Бобкова филиал, Санкт-Петербург; e-mail: e-mail: pug@spbrta.ru

О

Октябрьская революция, политика «Военного коммунизма», проведение Красного террора, эмиграция профессорско-преподавательского состава, голод в Петрограде и России и другие реалии первых лет Советской власти коренным образом подорвали иноязычное образование, традиционное для университетов Российской империи; был принят курс на создание высшей школы новой формации с приемом в студенты по классовому признаку, даже без необходимого среднего образования.

Классическое образование в дореволюционной России было немыслимо без изучения латинского и греческого языков. Вследствие бурных дискуссий между сторонниками классического и реального образования в сороковых годах XIX века последние (к ним относился К.Д. Ушинс-кий и его последователи) одержали верх, что вылилось в принятие в 1849 году кардинально измененной программы для гимназий без преподавания греческого языка (разрешалось преподавание только в одной гимназии при университете на округ), но с латинским языком, хотя в значительно усеченном виде. Это негативно сказалось на общекультурном уровне гимназистов и, соответственно, на университетском образовании, что принудило правительство вновь приступить к образовательным реформам. Новые уставы для гимназий и прогимназий от 18 ноября 1864 года и 30 июля 1871 года восстанавливают преподавание древних

языков и предоставляют выпускникам гимназий (только мужских) преимущественное право поступления в университеты. Кроме того, возникает реальная потребность в квалифицированных кадрах для гимназий и университетов, готовых усилить преподавание греческого и латинского языков.

Подготовкой таких специалистов помимо университетов занимаются историко-филологические институты ведомства Министерства народного просвещения. Старейшими из них были Петербургский (1867 г.) и Нежинский (1820 г.). Императорский Санкт-Петербургский историко-филологический институт (ПИФИ), призванный претворять в жизнь положения реформы 1864 года, становится апологетом классицизма после проведения реформы 1871 года. На базе Юридического лицея в Нежине был организован Историко-филологический институт князя Безбородько, целями которого провозглашалось «служить школой для опытов преподавания студентов и приготовлять ежегодный благонадежный контингент» [13, с. 6]. Оба заведения готовили учителей для гимназий по ряду предметов, но «независимо от избранной специальности, каждый студент должен был готовиться к преподаванию греческого и латинского языков» [12, с. 39].

Несмотря на проведенные реформы и увеличение количества часов на их преподавание в гимназиях и университетах, историко-филологические институты не

снискали популярности у молодежи ввиду стойкой неприязни к древним (мертвым) языкам с гимназических времен [12, с. 40]. Тем не менее, перед революционными событиями февраля и октября 1917 года в мужских гимназиях на изучение латинского и древнегреческого языков отводилось значительно большее время, чем на изучение немецкого и французского языков (см. табл. 1). При этом в гимназиях при историко-филологических институтах в Петрограде и Нежине, а также в ряде привилегированных учебных заведениях число недельных уроков древних языков значительно выше. Одновременно было «высочайше повелено: включить в число необязательных предметов женских гимназий и прогимназий языки латинский и греческий, а равно педагогику» [1, с. 8-9].

Таблица 1 число уроков в неделю в мужских гимназиях [2, с. 6]

Класс I II III IV V VI VII VIII

В гимназиях с двумя древними языками

Латинский язык - - 5 4 5 5 4 5

Греческий язык - - - 4 6 6 5 5

Немецкий язык 4 3 3 2 3 2 2 2

Французский язык - 5 3 2 3 2 2 3

В гимназиях с одним древним языком

Латинский язык - - 5 5 5 5 5 5

Немецкий язык 4 3 3 3 3 2 3 2

Французский язык - 5 3 4 3 3 3 3

Таблица 2 число уроков в неделю в женских гимназиях [1, с. 34]

Класс Предмет I II III IV V VI VII

В гимназиях без преподавания древних языков

Немецкий язык 5 5 4 3 4 3 2

Французский язык 5 5 4 3 4 3 2

В гимназиях с препо дав ани ем д ревних языков

Один из новых иностранных языков 5 5 4 3 4 3 2

Латинский язык 6 6 6 5 5 5 5

Греческий язык - - 5 5 6 5 6

Что касается реальных и коммерческих училищ, то с 1911 года древние языки были изъяты из их программ, а новые языки (немецкий, французский, а в некоторых коммерческих училищах и английский) планомерно вводились в программы [8, с. 52]. Выделяя новые языки в число предметов окончательных испытаний, данные учебные заведения тем самым указывали на приори-

тетное значение этих учебных дисциплин в общем составе курсов. «Содействуя наряду с другими учебными предметами умственному развитию учащихся и служа средством к приобретению учениками таких познаний, которые составляют принадлежность общего образования и открывают возможность пользоваться литературными произведениями Запада, - новые языки ... вместе с тем изучаются и ради практических целей, и преподавание их должно быть направлено к тому, чтобы ученики не только усвоили грамматику изучаемого языка и не только доведены были до возможности понимать без особого затруднения книгу, написанную на иностранном языке, но и по возможности научились выражаться на этом языке устно и письменно без грубых ошибок» [3, с. 87]. Практическое целеуказание в изучении новых языков также распространялось на высшие коммерческие образовательные учреждения. Так, программа Петербургских высших коммерческих курсов М.В. Побе-динского (1906 г.) (в 1917 году преобразованы в Петроградский торгово-промышленный институт) предполагала изучение немецкого, французского и английского языков [12, с. 145]. Однако таких учреждений было мало и, несмотря на введение новых (живых) языков в программы общеобразовательных и высших учебных заведений, традиции в преподавании живых иностранных языков, по признанию И.А. Грузинской, были самые плачевные. «Иностранные языки не пользовались никаким авторитетом; уроки иностранных языков по большей части были скучными, трафаретными и не могли заинтересовать учащихся. "Немец" или "Мадам" были самыми непопулярными и нелюбимыми педагогами в огромной массе школ дореволюционной России» [8, с. 53]. Требовались новые образовательные реформы, организация школ нового типа стала объективной необходимостью. Большевики поддерживали эту идею, но, в свою очередь, называли свержение самодержавия революционным путем основным условием перестройки образовательной системы.

Сразу же после событий октября Декретом СНК 9 ноября 1917 г. была учреждена Государственная комиссия по народному просвещению, которая стала преемницей Министерства народного просвещения, был создан Отдел технических школ и политехнического образования, взявший функции контроля над профессиональным образованием [10, с. 59-62].

11 декабря 1917 года выходит Постановление Комиссариата по народному просвещению «О передаче дела воспитания и

образования из духовного ведомства в ведение Комиссариата по народному просвещению» [24, с. 129]. 2 февраля (20 января) 1918 года Советом народных Комиссаров был издан «Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах» [10, с. 371-374], который постулировал принцип отделения школы от церкви и запрещал «преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы» [10, с. 372]. Таким образом, из учебных планов и программ средней и высшей школы были убраны латинский язык и Закон Божий.

Построение новой школы подразумевало отказ от образовательного наследия царской России. Так, Декрет СНК РСФСР «О правилах приема в высшее учебное заведение Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» от 2 августа 1918 г. определял правомочность граждан, «независимо от гражданства и пола», достигших 16-ти лет, «вступить в число слушателей любого высшего учебного заведения без представления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо школы». Плата за обучение при этом отменялась [11, с. 141]. Согласно принятому в тот же день «Постановлению Совета Народных Комиссаров о преимущественном приеме в высшие учебные заведения представителей пролетариата и беднейшего крестьянства» «на первое место безусловно должны быть приняты лица из среды пролетариата и беднейшего крестьянства, которым будут предоставлены в широком размере стипендии» [11, с. 137-138]. Принятие этих законов стало причиной увеличения количества и изменения социального состава студентов в университетах в 1918/19 и 1919/20 учебных годах. В свою очередь, неисполнение декретов Советской власти могло повлечь наказание суда Революционного трибунала.

С 1 октября 1918 года вступил в силу «Декрет СНК о некоторых изменениях в составе и устройстве государственных ученых и высших учебных заведений Российской республики» [11, с. 381-382]. Ученые звания упразднялись, остались только преподаватели и профессора, причем последние должны были пройти аккредитацию при Наркомпросе. Тех, кто проработал в системе высшего образования свыше 10 лет, в большинстве случаев увольняли.

16 октября 1918 года Государственная комиссия по просвещению публикует «Основные принципы единой трудовой школы», предусматривающие «система-

тическое изучение под руководством специалистов: родного языка, математики, географии, истории, биологии в ее подразделениях, физики и химии, живых иностранных языков» [21, с. 43]. Как видно, иностранный язык позиционируется наравне с другими обязательными школьными предметами, что имело бы огромное значение для образования в целом и для иностранного языка в частности, если бы это действительно претворилось в жизнь.

10 ноября 1918 года Наркомпрос принимает Постановление «Об отмене государственных экзаменов и об изменении порядка производства всякого рода испытаний студентов в высших учебных заведениях» [4]. Согласно постановлению, экзамены отменялись, все формы аттестации по дисциплинам сводились к зачетам, которые студент мог сдать в любое время по соглашению с профессором без учета длительности обучения в вузе.

Все эти изменения, нацеленные на пролетаризацию высшего образования, привели в результате к значительному сокращению количества вузов с преподаванием иностранного (нового или живого) языка.

Рассмотрим положение иностранного языка как учебного предмета в вузах в первые годы Советской власти.

В 1917 году историко-филологический факультет Петроградского университета реорганизуют в Педагогический институт при Первом Петроградском университете. Как и прежде в институте работали пять кафедр: классической филологии, русского языка и словесности, сравнительного языкознания и санскрита, славяноведения, истории западноевропейских литератур [25, с. 4].

В мае 1919 года к Педагогическому институту университета были присоединены Педагогические курсы новых языков (бывш. М.А. Лохвицкой-Скалон). Слушатели данных курсов могли продолжить обучение в Третьем педагогическом институте, который был открыт 17 ноября 1918 г. в зданиях по Николаевской улице под № 27 и Кузнечному переулку № 9, где раньше располагались курсы [7, С.52-53]. Во исполнение Декрета СНК РСФСР от 17 ноября 1918 года на базе Санкт-Петербургских высших историко-литературных женских курсов Н.П. Раева и Высших женских естественнонаучных курсов М.А. Лохвицкой-Скалон создается 3-й Петроградский высший педагогический институт, который в 1924 году, после присоединения к нему 1-го Петроградского высшего педагогического института (1922г.) и Петроградского педагогического института им. Н.А. Некрасова

(1923 г.), стал называться Ленинградским государственным педагогическим институтом им. А.И. Герцена [5]. В состав Третьего Петроградского высшего педагогического института с момента его организации также входит неофилологический факультет, единственный на тот момент в Петрограде и на Северо-Западе России факультет, готовивший учителей иностранных языков для новой единой трудовой школы [19, с. 70].

28 декабря 1918 г. было опубликовано постановление Наркомпроса РСФСР от 23 декабря об упразднении юридических факультетов, а 3 марта 1919 г. Наркомпрос принял постановление об организации в университетах факультетов общественных наук (ФОНов) [20]. Весной 1919 г. Нарком-прос приступает к уплотнению университетов, закрытию юридических и филологических факультетов в вузах и созданию факультетов общественных наук. В Петроградском университете организация ФОНа происходит в августе 1919 года путем объединения двух факультетов: восточных языков и историко-филологического.

Однако в отношении к ряду достижений дореволюционной школы продолжается противостояние между руководителями Наркомпроса Союза Коммун Северной области в Петрограде и представителями Наркомпроса РСФСР. Летом 1919 года в Петрограде утверждают примерную программу для 2-й ступени единой трудовой школы, в которой иностранный язык позиционируется в качестве обязательной дисциплины, в то время как московский Наркомпрос предоставлял школам полную самостоятельность в плане включения иностранного языка в учебный план образовательного заведения, но обучение устной речи рекомендовалось проводить вне пределов школы на «высших курсах». В тех школах, «где сохранился учительский состав и были живы традиции, сохранилось и преподавание иностранных языков, как это было с гимназией Пре-клонской, пользовавшейся до революции заслуженным уважением» [18, с. 71].

В большинстве образовательных учреждений преподавателей по иностранному языку не хватало. Проблема нехватки кадров также была связана с тем, что в учебных заведениях царской России работало много иностранцев и после революции большинство из них покинули страну. Более того, подготовка преподавателей иностранных языков не была включена в план развернутых годичных курсов по подготовке преподавателей. «В Москве на 01.01.1923 г. всего только 17% преподава-

телей иностранных языков имели высшее специальное образование» [18, с. 77].

Полагаем, что консервативные и в то же время передовые идеи руководителей народного образования в Петрограде относительно сохранения преподавания иностранных языков в тех же объемах, что и до 1917 года, привели к восстановлению преподавания иностранных языков в университете с открытием романо-германского отделения факультета общественных наук (1919-1933), на котором студенты получили возможность изучать английский, французский и немецкий языки. В 1919 году отделение расширяется за счет создания кафедры сравнительной литературы под руководством профессора В.Ф. Шишмарева (1874-1957), которая, к сожалению, проработала весьма недолго. В том же году преподавание английской филологии было организовано в самостоятельный цикл в составе романо-германского отделения под руководством профессора В.М. Жирмунского (1891-1971). В дальнейшем организация процесса обучения романо-гер-манистики проходила по трем направлениям, объединявшим литературу и язык: романскому с основным языком французским, германскому с основным языком немецким и английскому. Кроме того, на системной основе проводились занятия по скандинавистике, испанской и итальянской филологии, а также эпизодически - по румынской филологии и кельтологии [6].

В Московском университете факультет общественных наук был создан 14 апреля 1919 года. Преподавателей русского и иностранного языков готовило этнолого-лингвистическое отделение, тем самым дублируя функции педагогического института. Но обучение языкам велось без какой-либо разработанной программы, преподаватели не придерживались какого-то определенного метода. К тому же постоянно не хватало учебников. Уровень знаний самих студентов позволял желать лучшего. Так, преподававшая в то время французский язык на ФОНе К.А. Ганшина отмечала «абсолютное незнание студентами грамматики вообще». Сложность обучения грамматике иностранного языка она видела в неумении студентов разобраться в грамматике своего родного языка [17].

Также в Москве 16 октября 1918 года проходит реорганизация Московских высших женских курсов (Герье) во 2-й Московский государственный университет (Малая Царицынская, 1), который изначально располагал тремя факультетами: историко-филологическим, физико-математическим и медицинским. В 1921 году в универси-

тете начинает работу педагогический факультет с литературно-лингвистическим отделением (с секциями русского языка и иностранного языка и литературы) [23]. В 1922 г. на основании постановления Главного управления профессионального образования (Главпрофобр) от 20 мая «О реорганизации высших педагогических учебных заведений» высшие педагогические курсы иностранных языков вошли в состав педагогического факультета 2-го МГУ В январе 1924 г. были созданы кафедры еврейского и латышского языков. В мае 1926 г. на факультете начали функционировать методические кафедры по иностранным языкам, что свидетельствует о научном интересе к проблемам преподавания иностранных языков со стороны профессорско-преподавательского состава. О количественном составе студентов, выбравших иностранный язык своей профессией, позволяют судить следующие цифры: в 1925/26 учебном году литературно-лингвистическое отделение окончило (по секциям): русская секция - 22 человека, западная секция, французский язык - 22 человека, западная секция, английский язык - 17 человек, западная секция, немецкий язык - 9 человек [26].

Декрет Совета Народных Комиссаров от 21 января 1919 года предписывал учредить государственные университеты в городах Костроме, Смоленске, Астрахани и Тамбове и преобразовать в государственные университеты бывшие Демидовский юридический лицей в Ярославле и педагогический институт в Самаре. Сроком открытия университетов считался день первой годовщины Октябрьской революции 7 ноября 1918 г. [9]. Основная часть университетов прекратила свое существование, проработав несколько лет, зачастую не сделав ни одного выпуска студентов.

В Саратовском университете факультет, на котором преподавались иностранные языки, трижды менял название в течение 1917-1924: историко-филологический (19171921); факультет общественных наук (19191922); педагогический (1922-1931). Среди филологов при открытии в начале 1917/18 учебного года в состав историко-филологического факультета входили профессор В.М. Жирмунский (романо-германская филология), профессор С.В. Меликова (по кафедре классической филологии, специалист по греческой филологии), профессор Н.К. Пиксанов (по кафедре русского языка и литературы), профессор М.Р. Фасмер, лингвист. На работу на кафедре романо-германской филологии были избраны лекторы иностранных языков «по французскому языку - Л.П. Милицина,

преподавательница Петроградских историко-филологических курсов; по английскому языку - А.В. Бабин, директор училищ Вологодской губ. Лектором немецкого языка приглашен был позднее (26 ноября 1918 г.) Г.Г. Дингес, оставленный при Московском университете по кафедре сравнительного языкознания». Также 27 сентября 1918 года на кафедру был избран приват-доцент Московского университета Н.С. Арсеньев (специальность - романская филология и история религии), а 10 ноября 1919 года - В.А. Розанов (романо-германская филология). На кафедру классической филологии были избраны приват-доцент Петроградского университета В.Я. Каплинский, латинист (27 декабря 1918 г.), преподаватель древних языков М.Е. Сергеенко (8 ноября 1917 г.), преподаватель латинского языка С.П. Знаменский (22 октября 1918 г.) [22, с. 17]. Несмотря на противодействие Советской власти обучению древним и новым языкам, их преподавание в Саратовском университете не только сохранилось, но даже в несколько раз увеличилось количество часов, отведенных на преподавание дисциплин по кафедрам классической и романо-германской филологии. За основу была взята предметная система обучения. В 1919-1920 учебном году на факультете действовало шесть отделений: славяно-русское, романо-герман-ское, истории искусств и археологии, классическое, философское и лингвистическое. Учебные планы отделений состояли из трех частей. Первая часть включала предметы, по которым студентам предлагалось сдать испытания, вторая - «предметы, прослушание которых студентам факультет считает желательным», третья предписывала студентам выполнение определенных семинарий. Кроме того, в 1919 году на факультете работало двенадцать специализированных кабинетов, в том числе романо-германской филологии, лингвистический и новых языков. [22, с. 19-21].

С 1920 года преподавание иностранных языков велось также в Иваново-Вознесенском политехническом институте, что подтверждают «Известия Иваново-Вознесенского политехнического института им. М.В. Фрунзе» за 1918-1928 годы. Среди педагогов были как преподаватели немецкого языка (Л.Н. Беляева, Е.А. Рейнфельд), так и преподаватели английского языка (Е.В. Маркман, Э.Я. Телор-Витова, Е.О. Хо-рошкова) [15].

Борьба Наркомпроса за уничтожение старой школы, отмену программ и полную самостоятельность школ при выборе дисциплин для учебного плана привели

к установлению негативного отношения к иностранным (живым) языкам. В результате многие высшие школы исключили иностранный язык из учебного плана или перевели его на факультативное обучение. Так, в учебных планах Наркомпроса РСФСР 1921 года, рекомендованных для всех областей, уже нет иностранного языка в качестве учебного предмета.

В 1919 году в некоторых вузах по рекомендации специальной комиссии при Нар-компросе РСФСР вводят обучение искусственному языку эсперанто, популяризацию которого в качестве «языка мировой революции» приписывают Л.Д. Троцкому. Кроме того, по его приказу преподавание эсперанто вводится в РККА, Рабоче-крестьянской Красной Армии, и продолжается вплоть до 1923 года. Как видно, иностранные (живые) языки изначально не стали обязательным учебным предметом в школе и вузе, и в дальнейшем даже были исключены из учебных планов тех учебных заведений, где они первоначально преподавались.

Разработка плана подготовки, в том числе, преподавателей новых и восточных языков вменялась в обязанность Народному Комиссариату Просвещения. Организация рабфаков не предусматривала обучение иностранным языкам. Качественное обучение иностранным языкам можно было получить только на специальных курсах, которые претерпели сокращение и, как правило, располагались в крупных населенных пунктах. Так, например, с появлением в 1917 году в Нижнем Новгороде курсов иностранных языков, инициатором создания и первым руководителем которых был Макс Михайлович Ландау и которые в 1922 году получили статус государственных, связано зарождение нынешнего Нижегородского лингвистического университета в конце 1930-х годов. На курсах преподавались английский, немецкий и французский языки, а также эсперанто. В 1922 году курсы М.М. Ландау получили статус государственных и стали называться «Губернские высшие курсы иностранных языков и литератур при ГУБОНО». Выпускники курсов получали диплом о высшем образовании и квалификацию «учитель иностранного языка, переводчик» и право преподавать иностранный язык в средней школе, на рабочих факультетах и в техникумах [14].

В 1921 году при Петроградском губернском отделе Народного образования работали «Краткосрочные курсы для подготовки учителей иностранного языка», целью которых было «дать необходимую теоретическую подготовку к преподавательской

деятельности лицам, желающим заниматься преподаванием иностранных языков в единой трудовой школе и дать возможность лицам, уже состоящими преподавателями иностранных языков, усовершенствоваться в приемах преподавания и углубить и расширить свои познания» [19, с. 103].

Положение постепенно меняется. В апреле 1922 года в Москве открывается «Неофилологическая библиотека», организующая изучение иностранных языков. Двумя годами позже библиотека инициирует общественное движение «Иностранные языки - в массы» и становится научно-вспомогательным центром. В настоящее время это Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы.

В 1923 году выходит в свет статья Н.К. Крупской «О преподавании иностранных языков» [16, с. 69-73], которая явилась ключевой вехой в деле восстановления преподавания иностранных языков в вузах, хотя окончательный перелом в этом противостоянии, приведший к созданию предметной методической науки, наступит в 1930-х годах. Крупская подчеркивает практическое значение иностранных языков в противовес эсперанто. Она пишет, что язык - это средство общения и поэтому знание языков приобретает особое значение, становится насущной потребностью и в дальнейшем будет получать все большее и большее значение.

Среди общеобразовательных целей Крупская отмечает: «1. Изучение иностранного языка должно вестись естественным, ассоциативным путем, путем непосредственного ассоциирования иностранных слов с предметами и явлениями, а не через посредство родного языка. 2. Изучение иностранного языка должно быть тесно связано с изучением экономической, политической и культурной жизни той страны, где говорят на изучаемом языке. 3. Грамматика не должна быть исходным пунктом, а проходится в старших классах в связи с историей языка вообще» [16, с. 73].

Для обучения иностранным языкам определение общеобразовательных целей было важным и своевременным. Преподавание иностранных языков в общеобразовательных школах, техникумах и вузах претерпело собственную методическую эволюцию, обусловленную общим состоянием педагогической мысли в первые годы советской власти, что повлияло в последующие годы на формирование методики преподавания иностранных языков в системе российского образования и включения предмета «иностранный язык» в учебный план высшей школы.

96 Список литературы:

о

[1] Александров В. Подробные правила и учебные программы всех классов женских Гимназий и Прогимназий Ведомства Мин. Нар. Просвещения со всеми последними дополнениями и разъяснениями. - Одесса: Книгоиздательство «Школа», 1917. - 116 с.

[2] Алексеев П. Правила и программы всех классов мужских гимназий и прогимназий Ведомства Мин. Нар. Просвещения. - Одесса: Книгоиздательство «Школа», 1917. - 223 с.

[3] Алексеев П. Правила и программы всех классов реальных училищ Мин. Нар. Просвещения (свод узаконений и распоряжений со всеми дополнениями и разъяснениями к ним). - Одесса: Книгоиздательство М.С. Козмана, 1916. - 206 с.

[4] Архив новейшей истории России. Том 12. Культура, наука и образование. Октябрь 1917-1920 г. Протоколы и постановления Наркомпроса РСФСР. В 3 книгах. Книга 1. Октябрь 1917-1918 г. - М.: РОС-СПЭН, 2012. - 1176 с.

[5] Архивы Санкт-Петербурга. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.spbarchives.ru/web/group/ infers-/archive/guide_page/4-140 (11.06.2018)

[6] Васильева Е.Н. История кафедры. Кафедра истории зарубежных литератур. Филологический факультет. Санкт-Петербургский государственный университет. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://phil.spbu.ru:8080/kaf-ist-zab-lit/about-department/our-history (20.06.2018)

[7] Галасьева Г.В. Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон // Universum: Вестник Герценовского университета. - 2010. - С. 50-53

[8] Грузинская И.А. Методика преподавания английского языка в средней школе. - М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Наркомпроса РСФСР, 1938. - 192 с.

[9] Декрет СНК. Об учреждении Государственных Университетов в г.г. Костроме, Смоленске, Астрахани и Тамбове и о преобразовании в Государственные Университеты бывших Демидовского Юридического Лицея в Ярославле и Педагогического Института в Самаре. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://istmat.info/node/35481 (20.06.2018)

[10] Декреты Советской власти. T.I. - М.: Гос.изд-во полит. литературы, 1957. - 626 с.

[11] Декреты Советской власти. Т. 3. 11 июля - 9 ноября 1918 г. - М.: Политиздат, 1964. - 663 с.

[12] Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начала XX века. - М.: Академия наук СССР, Ин-т истории СССР, 1991 - 392 с.

[13] Известия Историко-филологического института князя Безбородко в Нежине. Том III. - 1879. -408 с.

[14] История ВУЗа. Нижегородский государственный лингвистический университет имени Н.А.Добролюбова. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.lunn.ru/sveden/history (05.06.2018)

[15] Кафедра иностранных языков и лингвистики ИГХТУ: Первые 20 лет (1930-1950). Страницы истории. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.isuct.ru/e-publ/portal/dep/ino/hist (12.06.2018)

[16] Крупская Н.К. Педагогические сочинения. Том 3: Обучение и воспитание в школе / Под ред. Н.К. Гончарова, И.А. Каирова, Н.А. Константинова. - М.: Изд-во Академии пед. наук, 1959. - 798 с.

[17] Лагно А.Р. Факультет общественных наук Московского университета как школа подготовки специалистов для советского государственного аппарата // Ученые труды факультета государственного управления. том 7. - М.: Книжный дом Университет М, 2009. - С. 297-311.

[18] Миролюбов А.А. История отечественной методики обучения иностранным языкам. - М.: СТУПЕНИ, ИНФРА-М, 2002. - 448 с.

[19] Никонова С.М. У истоков советской методики обучения иностранным языкам. - М.: Высшая школа, 1969. - 104 с.

[20] Организация в университетах факультетов общественных наук (ФОНов) 1919 год. 3 марта. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.runivers.ru/philosophy/chronograph/403897/ (11.06.2018)

[21] Основные принципы единой трудовой школы // Народное образование. - 1999, № 10. - С. 40-47.

[22] Отчет о деятельности историко-филологического факультета Саратовского университета за 19171919 гг. // Известия Саратовского университета. - 2001, № 1. - С. 16-29.

[23] Пелевин Ю.А. Московские высшие женские курсы. 1872-1918. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.school.edu.ru/collections/collectionitem/15843 (20.06.2018)

[24] Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917-1918 гг. - М.: Управление делами Совнаркома СССР, 1942. - 1483 с.

[25] Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Справочник / Сост. И.С. Лутовинова. - СПб.: Санкт-Петербургский гос. университет, 1995. - 136 с.

[26] Чураков Д.О. У истоков новой педагогики: создание и деятельность 2-го МГУ в 1917-1930 гг. Великая революция в судьбах университета: от женских курсов к 2-му МГУ. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.portal-slovo.ru/history/35412.php?ELEMENT_ID=35412& SHOWALL_1=1 (20.06.2018)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.