Научная статья на тему 'Идеи народности в научно-творческом наследии Н. Ф. Катанова'

Идеи народности в научно-творческом наследии Н. Ф. Катанова Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
89
25
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАУЧНО-ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ / НАРОДНОСТЬ / ПРОСВЕЩЕНИЕ КОРЕННЫХ НАРОДОВ / ОБУЧЕНИЕ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ / Н.Ф. КАТАНОВ ПРОСВЕТИТЕЛЬ / ПРЕПОДАВАТЕЛЬ / NATIVE PEOPLES'' ENLIGHTENMENT / N.F. KATANOV A TEACHER / SCIENTIFIC LEGASY / NATIONALITY / EDUCATION ON NATIVE LANGUAGE / AN EDUCATOR

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Султанбаева К. И.

В статье раскрыты идеи народности Н.Ф. Катанова, первого хакасского ученого, российского востоковеда, в контексте развития идей народности в истории отечественного образования на рубеже XIX -XX вв.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE NATIONAL IDEAS IN N.F. KATANOV'S SCIENTIFIC LEGASY

The article reviews the national ideas of N.F. Katanov, the first Khakass scientist, famous Russian Orientalist, in the context of the development of public education in Russia on the border of the XIX XX cc.

Текст научной работы на тему «Идеи народности в научно-творческом наследии Н. Ф. Катанова»

на художника - это результат его замысла, решение задачи, которую он перед собой ставил. Так какую проблему решал художник, получив ТАКОЙ результат?

Следующий этап в исследовании темы «Портрет» - анализ музыкального портрета. Предлагаю послушать произведение М. Мусоргского «Гном», разумеется, не называя и не раскрывая содержания. Дети предполагают, что содержанием музыки является внутренний мир человека, его переживания, страдания, смена настроений, но образ в целом мрачный, тревожный.

Неожиданным становится название музыки. Обнаруживается несоответствие ее содержания детскому представлению о сказочном гноме (карлике). Карлику тяжело живётся в мире «больших» людей. Его обижают, с ним не считаются. Его душа изранена нашей жестокостью. Каждый прожитый день - это неравная борьба за существование, за своё право на человеческие радости и счастье, это новая боль. Очевидно, поэтому в музыке мы слышим страдание, озлобленность и протест. Таким образом, мы нашли причину, которая вызвала к жизни эту музыку. Такое понимание содержания музыкального произведения уже не является поверхностным, так как призывает детей задуматься над ключевыми понятиями человеческой жизни: милосердие, гуманность, сострадание.

Теперь снова вернёмся к портрету Воллара: чем же обусловлен ТАКОЙ результат? Теперь дети готовы ответить на этот вопрос: художник изображает ДУШУ человека, его ВНУТРЕННИЙ МИР

Дети рассуждают о внутреннем мире человека на портрете - он суровый, мрачный, злобный, закрытый для людей и радости. Вероятно, человек этот необщительный, его душа колючая и сердитая, она напоминает разбитое зеркало. Возможно, его кто-нибудь оскорбил, и он ненавидит весь мир; в его душе трагедия, безысходность и непоправимость. Так кто же он, этот человек?

Библиографический список

Амбруаз Воллар - один из самых значительных торговцев произведениями искусства в Париже в XIX — нач. XX вв. У неизвестных ещё художников он выкупал за гроши картины и этим сколотил себе состояние. С одной стороны - он благодетель для молодых художников, но, с другой стороны - цель его благодетельности - корысть, стремление разбогатеть.

Подводим итог: живопись посредством внешности раскрывает внутреннее содержание человека и отношение автора к нему. Музыка же напрямую является отражением внутреннего мира. Выведение и формирование этого знания в процессе мыслительной деятельности на уроке очень значимо, оно закрепляет за содержанием музыки как искусства философские понятия, абстрактно-всеобщие ценности.

Педагогической задачей урока является стремление учителя организовать мышление детей на теоретическом уровне - от «общего» двигаться к «частному», исследуя причинно-следственные связи, поскольку «...задачей теоретического (постигающего) мышления является проникновение в природу изучаемого объекта, вскрытие глубинных связей между его явлениями и фактами» [8, с. 32].

Подведём итог: что же даёт нам формирование целостного представления об искусстве в начальной школе? Главное -формирование общих способов восприятия и анализа произведений искусства, что в совокупности послужит основой метода овладения художественным наследием человечества. Этот метод представляет собой не что иное, как художественное мышление (пока его предпосылки), и его ядром явится исследовательский подход к явлениям культуры. Мы убеждены, что именно это обеспечит органическое вхождение детей в систему познания искусства не на констатирующем уровне, а по принципу прослеживания общечеловеческих нравственных принципов в их историко-культурном становлении.

1. Выготский, Л.С. Психология искусства. - М., 1995.

2. Лосев, А.Ф. Форма, стиль, выражение. - М., 1995.

3. Лосев, А.Ф. Философия имени. Бытие. Имя. Космос. - М., 1993.

4. Антология гуманной педагогики. Лао-Цзы. - М., 2001.

5. Ванслов, В.В. К методологии анализа содержания и формы в искусстве //

Философия искусства в прошлом и настоящем. - М., 1981.

6. Философский Энциклопедический Словарь. - М., 1989.

7. Кабалевский, Д.Б. Воспитание ума и сердца. - М., 1984.

8. Школяр, В.А. Восприятие музыкальной классики как психолого-педагогическая проблема. - М., 2011.

Bibliography

1. Vihgotskiyj, L.S. Psikhologiya iskusstva. - M., 1995.

2. Losev, A.F. Forma, stilj, vihrazhenie. - M., 1995.

3. Losev, A.F. Filosofiya imeni. Bihtie. Imya. Kosmos. - M., 1993.

4. Antologiya gumannoyj pedagogiki. Lao-Czih. - M., 2001.

5. Vanslov, V.V. K metodologii analiza soderzhaniya i formih v iskusstve //

Filosofiya iskusstva v proshlom i nastoyathem. - M., 1981.

6. Filosofskiyj Ehnciklopedicheskiyj Slovarj. - M., 1989.

7. Kabalevskiyj, D.B. Vospitanie uma i serdca. - M., 1984.

8. Shkolyar, V.A. Vospriyatie muzihkaljnoyj klassiki kak psikhologo-pedagogicheskaya problema. - M., 2011.

Статья поступила в редакцию 04.03.13

УДК 37.01; 37.04 Sultanbaeva K.I. THE NATIONAL IDEAS IN N.F. KATANOV'S SCIENTIFIC LEGASY. The article reviews the national ideas of N.F. Katanov, the first Khakass scientist, famous Russian Orientalist, in the context of the development of public education in Russia on the border of the XIX - XX cc.

Key words: scientific legasy, nationality, native peoples' enlightenment, education on native language,

N.F. Katanov - a teacher, an educator.

К.И. Султанбаева, канд. пед. наук, доц. ФГБОУ ВПО «Хакасский гос. университет им. Н.Ф. Катанова», г. Абакан, E-mail: ski57@ya.ru

ИДЕИ НАРОДНОСТИ В НАУЧНО-ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ Н.Ф. КАТАНОВА

В статье раскрыты идеи народности Н.Ф. Катанова, первого хакасского ученого, российского востоковеда, в контексте развития идей народности в истории отечественного образования на рубеже XIX -XX вв.

Ключевые слова: научно-творческое наследие, народность, просвещение коренных народов, обучение на родном языке, Н.Ф. Катанов - просветитель, преподаватель.

В связи с 150-летним юбилеем Николая Федоровича Ката- ного - востоковеда, тюрколога, педагога, просветителя, общенова (19.05.1862 - 10.03.1922), выдающегося российского уче- ственного деятеля и музееведа, трудившегося на рубеже XIX -

XX столетий в Казани, обращаемся к его обширному творческому наследию, представленному изданными и рукописными трудами, вещами и предметами, сохраняющимися в музеях Казани, Красноярска, Минусинска, Тобольска, Санкт-Петербурга и в Стамбульском университете. Среди известных сегодня 382 печатных работ Николая Федоровича львиную долю составляют труды по востоковедению и тюркологии, что закономерно, поскольку профессиональные интересы ученого связаны с ориенталистикой. Кроме того, по сведениям А. Каримуллина, в приложении «Инородческое обозрение» журнала «Деятель» Общества трезвости г. Казани им напечатано 301 аннотация-реферат, которые заслуживают специального изучения [1].

Научный интерес представляют его многочисленные критические заметки, сообщения, рецензии в адрес разных людей, сохранившиеся в «Ученых записках», «Протоколах заседаний Общества археологии, истории и этнографии» Казанского университета. Как ученый-просветитель Казанского края и Поволжья в конце XlX-начале XX столетия Н.Ф. Катанов внес огромный вклад в развитие востоковедческой науки, просвещение и практику подготовки национальной интеллигенции тюркских народов России. Больше всего народный характер его научно-просветительского, педагогического творчества нашел отражение в эпистолярном наследии, насчитывающем несколько десятков известных писем. Идеей народности пронизаны не только произведения, но и вся плодотворная творческая жизнедеятельность ученого, оставившего в памяти современников многочисленные примеры гражданско-нравственного поведения и проявления научного подвига и личного мужества в трудных жизненных ситуациях. Для того чтобы показать идеи народности Н.Ф. Катанова, рассмотрим известные в истории отечественного образования теории и фактические события в контексте его исторической эпохи.

Говоря о народности как духовно-нравственном явлении и образе жизни, отражающем народные чаяния, ценностные смыслы и представления, особенности народно-национальной культуры и психологии, вспомним выдающихся отечественных мыслителей, просветителей: М.В. Ломоносова, А.Н. Радищева, К.Д. Ушинского, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г. Добролюбова, В.И. Водовозова, Л.Н. Толстого, Н.Ф. Бунакова, Н.К. Крупской и других. Именно они внесли весомый вклад в научное обоснование идеи народности. Наиболее полное раскрытие и логическую завершенность идеи народности в образовании осуществлены в педагогических исследованиях К.Д. Ушинского, Н.И. Ильминс-кого, И.Я. Яковлева. Не случайно вторая половина XIX века в отечественной истории педагогики и образования названа периодом общественно-педагогического движения, характерной особенностью которого являлось всеобщее «заражение» народническими идеями и энтузиазмом в приобщении трудовых масс к просвещению и светскому образованию. В советский период идеи народности разрабатывались в методологии национального образования и народной педагогики Г.С. Виноградовым, Г.Н. Волковым,

В.А. Сухомлинским, М.Н. Кузьминым, Е.Л. Христовой, А.Э. Измайловым и их многочисленными последователями.

Народность как философская категория осмысливается как некий аксиологически значимый социальный идеал, предопределяющий ход прогрессивного исторического социокультурного развития общества. Идеей народности пронизаны практически все труды К.Д. Ушинского. В его понимании вся система национального образования должна преследовать цель - нравственное воспитание человека сообразно «истории нашего народа, степени его развития, его характеру, его религии», так как «истинное народное образование сохраняет, открывает и поддерживает именно те источники, из которых льется народное богатство.» [2, с. 18]. Сущность идеи народности ученым объясняется как свойство человеческой природы, данное свыше: «Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью». Народность осознается как прирожденная любовь к своей земле, родине, родному дому. Благодаря воспитанию чувство народности становится осознанным, что является единственным источником жизни народа в истории. «Народ без народности - тело без души», отсюда, «особенность идеи (народности - курсив авт.) есть принцип жизни» [2, с. 37]. Далее Ушинский утверждает, что каждый человек черпает силы для общественной деятельности из этого источника. Таким образом, именно Ушинский дал полное обоснованное раскрытие актуальной для своего времени идеи народности во взаимосвязи с всеобщим воспитанием и обучением.

Идеи К.Д. Ушинского были подхвачены и развиты передовыми российскими педагогами и общественными деятелями. Привлекательность идеи о самобытности народного языка

и национальной культуры как фундамента начального образования нерусских народов многонациональной России во второй половине XIX в. позволила Н.И. Ильминскому (1822-1891), выдающемуся педагогу, просветителю, создать свою национальную педагогическую систему, направленную на обучение детей инородческого населения Поволжья. Идея К.Д. Ушинского об обучении детей начальной школы на родном языке с постепенным переводом на русский язык нашла подтверждение в практике «ильминовцев», понимавших народную школу как доступную для простых трудящихся и воспитывающую благонравного, преданного государству и церкви гражданина. Для нас это чрезвычайно значимый исторический момент, поскольку Н.И. Ильминский определенным образом повлиял на становление просветительных и научно-педагогических взглядов начинающего востоковеда Н.Ф. Катанова.

По нашим исследованиям, Николай Катанов, будучи учащимся Красноярской мужской гимназии (1876-1884), состоял в переписке с Н.И. Ильминским, вероятно, получив рекомендацию от известного сибирского миссионера В.И. Вербицкого. В одном интересном архивном документе «Представление в Совет Императорской Казанской духовной академии», возникшем в связи с участием Н.Ф. Катанова в конкурсе на звание ординарного профессора по миссионерскому отделению в 1915 г., имеется следующая запись: «.Духовно-идеальная связь ученика гимназии Н. Катанова с церковным миром поддерживалась его перепиской с приснопамятным великим учителем восточных инородцев Н.И. Ильминским. С 1881 года по 1888 год как сам Н. Катанов, так и его брат, священник-миссионер, состояли в переписке с Николаем Ивановичем Ильминским. Под руководством последнего по просьбе Преосвященного Исаакия (Положенского), епископа Томского, в 1894г. они перевели на сагайс-ко-татарское (совр. - хакасское) наречие начальные молитвы, Символ веры и десять заповедей.

По окончании курса гимназии в 1884 году с золотой медалью, гимназист Катанов приехал в Казань, чтобы поступить в миссионерское отделение Казанской духовной академии для совершенного изучения восточных языков. Однако по советам Н.И. Ильминского и ориенталиста В.В. Радлова поступил на факультет восточных языков при Петроградском университете, где окончил курс в 1888 году со степенью кандидата турецкотатарской словесности» [3, л. 269]. Как видно из документа, Н.И. Ильминский способствовал профессиональному самоопределению Николая Катанова, предвидя его научный потенциал и направляя страстное желание «инородца» познавать востоковедческие науки, быть полезным своему народу, отечеству.

В условиях непоследовательной национальной политики царского правительства в конце XIX в. наибольшей поддержкой пользовалась миссионерская образовательная система Н.И. Ильминского, преследующая цель постепенного обращения всех нерусских представителей в православных подданных через обучение и воспитание в миссионерских школах, где обязательно преподавался закон божий, и вся атмосфера школьного воспитания была пронизана духом преданности царю, правительству и церкви. При этом изучение основ грамоты и счета на родном языке для детей «инородцев» рассматривалось как важное условие привлечения народных масс в миссионерские школы.

Н.Ф. Катанов, выходец из трудовой «инородческой» среды, не мог оставаться равнодушным к идеям миссионеров: они отвечали его внутреннему духу - готовности служить своему народу, для чего следовало направить всю жизненную энергию, полученные научные знания на народное образование и просвещение, используя все доступные пути и способы. Одним из путей ученый считал подготовку как можно больше специалистов востоковедения, тюркологов, разносторонних лингвистов и просто грамотных людей из национальных представителей в российских учебных заведениях. Научно-педагогическая и обширная просветительная деятельность Катанова в казанский жизненный период, ярко проявленная в музейном деле, редактировании и библиографировании, переводе многих древних текстов на современные тюркские и русский языки, свидетельствует о том, какие огромные усилия были приложены им для сохранения потомкам важных историко-лингвистических, этнографических сведений из прошлого [4].

По данным И.Ф. Коковой, написавшей документально-публицистическую книгу «Н.Ф. Катанов», основанной на архивных и мемуарных источниках, где приведены многочисленные факты из жизнедеятельности ученого, в одном из писем Э.К. Пекарскому от 30.11.1901 г. из Казани он писал: «Мне в качестве преподавателя приходится вести упорную борьбу с общепринятым здесь мнением, что «инородцы обречены на вымирание, а потому (!) не следует ими заниматься» [5, с. 63]. Его длительная пе-

реписка с представителями инородцев или начинающих исследователей (Э.К. Пекарский, А.В. Васильев, А.А. Ярилов), занимающихся изучением тюркских языков, их историей и этнографией, всегда находили в лице Катанова бескорыстную поддержку в виде консультаций, корректуры и продвижении в печать «в наилучшем виде». В частности, благодаря его лекциям и наставничеству выдающиеся отечественные востоковеды

С.Е. Малов, Н.И. Ашмарин, Э.К. Пекарский, А.А. Ярилов, А.Н. Самойлович и другие получили существенную поддержку в научной практике, не говоря о том, что полученные теоретические востоковедные знания непосредственно из рук самого ученого позволили сохранить преемственные традиции в отечественной ориенталистике на рубеже XIX - XX столетий.

По мысли Катанова, зрелого ученого-востоковеда с мировым именем и получившего официальное признание у властей и общественных деятелей Казанского округа, народное просвещение инородцев Поволжья следовало осуществлять не только способами миссионерской педагогики, но и применяя передовую европейски ориентированную педагогику с учетом современных для своего времени методов и содержания. В частности, в газетной статье «Несколько слов о волнениях в мусульманских школах» («С-Петербургские ведомости», СПб, 1906, № 175 от 11 (24) авг.) Н.Ф. Катанов выразил свое отношение к национальному образованию мусульманских татар. Ссылаясь на уже опубликованные в казанских газетах статьи, он дает собственное аналитическое видение проблем мусульманских школ. Речь шла о так называемой петиции учащихся (шакирдов) 10 мусульманских школ (медресе) с требованиями в восьми пунктах о новой организации жизни и содержания обучения. Шакирды не дождались выполнения своих требований, кроме обещаний.

Рассуждая о справедливости требований учащихся, Николай Федорович указывает на проблему глубже: правительство могло бы решить все вопросы, создав мужские и женские гимназии для татар по европейскому типу, однако пока не будет решен вопрос языка обучения, проблема останется. Он писал следующее: «За последнее время ученые мусульмане поговаривают о том, что с осени можно ввести в курс преподаваемых предметов геометрию, географию, логику и некоторые отделы естественных наук; но местная русская интеллигенция думает двояко: часть думает, что с предоставлением мусульманам учреждения заведений на европейский лад, хотя бы с преподаванием на одном татарском языке, мусульмане перестанут чуждаться европейской науки и впоследствии, может быть, даже совсем перестанут быть азиатами; между тем, другая часть интеллигенции вовсе не разделяет таких радужных надежд и полагает, что мусульмане, удалившись от правительственного контроля, благодаря исламу, сопутствуемому европейской наукой, станут для европейских христиан еще худшими врагами, чем были до сих пор» [6, Л. 59 об.]. Далее, ученый изложил свое понимание вопроса: «Было бы вообще интересно знать из уст самих мусульман, какого рода предметы европейской науки им первее всего нужно было бы изучать в медресах и как можно бы ввести преподавание их на первых порах, когда мало и людей и книг. Очень жаль только того, что молодые люди из мусульман, оканчивающих курс в университете, ветеринарных институтах и других заведениях, поступают на службу в русских же

учреждениях, а не идут к своим сородичам в аулы, чтобы пропагандировать им европейскую науку. Пока не будут в медресах преподавателями лица с высшим европейским образованием и пока преподаватели будут вербоваться только из мусульманских высших и средних конфессиональных школ Турции, Бухары и Казани, до тех пор медресы останутся на прежнем же положении... Чтобы заслужить доверие мусульман, правительству для перевода книг на их языки, следовало бы воспользоваться содействием и помощью тех мусульман-авторов, которые уже стяжали себе известность по части переводов: такие лица в Казани имеются, хотя их и немного» [6, л. 60].

Как видно из сказанного, Н.Ф. Катанов делает реально выполнимые предложения о реформировании преподавания в мусульманских школах, связав его с подготовкой педагогических кадров на научной основе, свободной от религиозных пристрастий. В его идеях о народном образовании на первый план ставится вопрос о языке обучения. Поддерживая систему национального образования Н.И. Ильминского, он призывал к тесному сотрудничеству с русской культурой в процессе обучения детей посредством переводов лучших классических произведений А.С. Пушкина, И.А. Крылова и др. Являясь всесторонним переводчиком с разных языков на русский и наоборот, Н.Ф. Катанов отдает предпочтение принципу начального обучения детей на родном языке с постепенным их переводом на русский язык, продлив срок обучения инородческих детей еще на один год. Неоднократно по приказу Министерства народного просвещения принимал участие как специалист в области тюркологии в совещаниях учителей инородческих школ (23.08.-30.09.1906 г.) Оренбургского учебного округа, С-Петербурга (4.05-12.06.1905 г.), Уфимской губернии, внутри Империи в 1911 г. [7, л. 18].

Как просветитель и преподаватель Казанского университета и Казанской духовной академии в дореволюционной России (18941922) он придерживался передовых взглядов о развитии народной национальной школы и просвещения коренных этносов, суть которых можно обобщить следующим образом: начальное образование и обучение детей необходимо строить на родном языке, преподавателями в национальных школах желательно иметь учителей из своей среды или людей, свободно знающих языки коренных народов, имеющих европейское научное образование и лишенных националистических предубеждений. Прогрессивное развитие коренных тюркских народов в масштабах единой империи возможно только в союзе со всеми на основе русского языка и русской культуры. Эти и связанные с ними идеи ученого впоследствии нашли отражение в национальной образовательной политике Советской власти, вероятно, поэтому Н.Ф. Катанов в самые сложные времена остался на родине и продолжил сотрудничество с новой властью, хотя и недолгое, но очень плодотворное. Богатое наследие ученого является сегодня источником изучения хакасского, алтайского, тувинского, казахского, узбекского, калмыцкого, башкирского, татарского языков, тюркской фольклористики, этнографии, истории, музееведения. Его вклад в развитие отечественного востоковедения был признан выдающимся, трагичная судьба ученого-инородца служит потомкам примером преданности науке, гуманного отношения к народу, любимому делу и показателем высших достижений человеческой мысли при самоотверженном творческом труде.

Библиографический список

1. Каримуллин, А. Н.Ф. Катанов - библиограф и книговед // Восточная библиография. - Казань, 2004.

2. Ушинский, К.Д. Ушинский. - М., 2002.

3. Национальный архив Республики Татарстан. Ф.10. «Казанская Духовная академия». 0п.1.Д.11352.ЛЛ.280. «Представление в Совет Императорской Казанской духовной академии».

4. Султанбаева, К.И. Педагогическая система Николая Федоровича Катанова. - Казань, 2006.

5. Кокова, И.Ф. Н.Ф. Катанов. - Абакан, 1993.

6. Национальный архив Республики Татарстан. Ф.420.0п.1. «Казанский Временный комитет по делам печати». Д.151.ЛЛ.105. «Протоколы заседаний Комитета по делам печати за 1909 и 1910 гг.».

7. Национальный архив Республики Татарстан. Ф.10.0п.1.Д.11482.ЛЛ.18. «Послужной список ордин. проф. Импер. Казанской Духовной академии по кафедре этнографии татар, киргизов, башкир, чуваш, черемис, вотяков и мордвы, истории распространения христианства между означенными инородческими племенами и татарского языка доктора сравнительного языкознания Статского советника Н.Ф. Катанова».

Bibliography

1. Karimullin, A. N.F. Katanov - bibliograf i knigoved // Vostochnaya bibliografiya. - Kazanj, 2004.

2. Ushinskiyj, K.D. Ushinskiyj. - M., 2002.

3. Nacionaljnihyj arkhiv Respubliki Tatarstan. F.10. «Kazanskaya Dukhovnaya akademiya». 0p.1.D.11352.LL.280. «Predstavlenie v Sovet Imperatorskoyj Kazanskoyj dukhovnoyj akademii».

4. Sultanbaeva, K.I. Pedagogicheskaya sistema Nikolaya Fedorovicha Katanova. - Kazanj, 2006.

5. Kokova, I.F. N.F. Katanov. - Abakan, 1993.

6. Nacionaljnihyj arkhiv Respubliki Tatarstan. F.420.0p.1. «Kazanskiyj Vremennihyj komitet po delam pechati». D.151.LL.105. «Protokolih zasedaniyj Komiteta po delam pechati za 1909 i 1910 gg.».

7. Nacionaljnihyj arkhiv Respubliki Tatarstan. F.10.0p.1.D.11482.LL.18. «Posluzhnoyj spisok ordin. prof. Imper. Kazanskoyj Dukhovnoyj akademii po kafedre ehtnografii tatar, kirgizov, bashkir, chuvash, cheremis, votyakov i mordvih, istorii rasprostraneniya khristianstva mezhdu oznachennihmi inorodcheskimi plemenami i tatarskogo yazihka doktora sravniteljnogo yazihkoznaniya Statskogo sovetnika N.F. Katanova».

Статья поступила в редакцию 26.02.13

УДК 37(372.8)

Tomilov A.V. FEATURES OF THE STRUCTURE AND CONTENT OF PHYSICS OF THE NATURAL SCIENCE PROFILE. The features of the orientation of students and the labor market of the Tyumen region are considered. Levels of learning physics in specialized school and learning profiles corresponding to the levels are considered. Questions on the specifics of the organization of natural science profile in the schools of the Tyumen region are discussed. The content of each section of the profile is considered in detail in accordance with the provided structure. Key words: Profile school, tier learning physics, the physics of natural science profile.

А.В. Томилов, ст. преп. каф. физики, технологии, ТиМП, Тобольской социально-педагогической академии им. Д.И. Менделеева, г. Тобольск, E-mail: And-Tom.1983@yandex.ru

ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ И СОДЕРЖАНИЯ КУРСА ФИЗИКИ В ПРОФИЛЬНОЙ ШКОЛЕ (ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЙ ПРОФИЛЬ]

Рассматриваются уровни изучения физики в профильной школе и соответствующие данным уровням профили обучения. Обсуждаются вопросы по особенностям организации естественнонаучного профиля в школах Тюменской области. Предлагается структура курса физики в наибольшей степени удовлетворяющая особенностям естественнонаучного профиля. Согласно представленной структуре детально рассматривается содержание каждого из разделов данного профиля.

Ключевые слова: профильная школа, уровневое обучение физике, физика естественнонаучного профиля.

В связи с всеобщим переходом средних общеобразовательных школ на профильное обучение наиболее острой стала проблема определения содержания и структуры школьных дисциплин. Физика также не стала исключением, ошибочно физику профильного уровня отождествляют с физикой углублённого уровня [1]. Данная проблема опасна прежде всего тем, что цели изучения физики, и, соответственно, содержание, зависят от профиля и для каждого из них они свои. Следовательно, не зная особенностей профиля невозможно преподавать предмет в соответствии с теми целями, которые ставятся в том или ином профиле, а именно подготовить учащихся в зависимости от их профессиональной ориентации, интересов и склонностей.

По данным департамента образования и науки Тюменской области, наиболее востребованными являются работники тех-

нических профессий: инженеры, конструкторы, энергетики, технологи. Данные профессии являются высокооплачиваемыми в Тюменской области [2]. Следовательно, на рынке труда образуется дефицит квалифицированных высокооплачиваемых специалистов, требующих подготовки по естественно-математическим и техническим направлениям.

Для того чтобы выяснить, какие профессии наиболее предпочтительные среди абитуриентов, нами был проведён опрос учащихся 10-11 классов города Тобольска, Тобольского и Ва-гайского районов Тюменской области. В результате чего получили следующие данные, отражённые в диаграмме (рис. 1).

Согласно полученным данным, с учётом того, что из педагогических специальностей более одного процента планируют поступление на естественно-математические специальности,

Рис. 1. Результаты опроса учащихся в их профессиональном самоопределении

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.