Научная статья на тему 'Формульность фольклорного текста в переводе'

Формульность фольклорного текста в переводе Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
164
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
волшебная фольклорная сказка / английская волшебная сказка / формульность / традиционные сказочные формулы / перевод / прагматика / чарівна фольклорна казка / англійська чарівна казка / формульність / традиційні казкові формули / переклад / прагматика

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — С. А. Скороходько, А. С. Музыка

В статье реализован функциональный (прагматический) подход к переводу фольклорного текста. Традиционные формулы английской волшебной сказки проанализированы с переводоведческой точки зрения, что позволило выявить адекватные пути их воссоздания в переводе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Формульність фольклорного тексту в перекладі

У статті реалізується функціональний (прагматичний) підхід до перекладу фольклорного тексту. Традиційні формули англійської чарівної казки проаналізовані з перекладацької точки зору, що дозволило виявити адекватні шляхи їх відтворення в перекладі.

Текст научной работы на тему «Формульность фольклорного текста в переводе»

УДК 398.2.811-81

С. А. Скороходько, А. С. Музыка

(Симферополь)

к.ф.н., доцент, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Таврического национального университета им. В. И. Вернадского студентка 3-го курса факультета иностранной филологии Таврического национального университета им. В. И. Вернадского

Формульность фольклорного текста в переводе

Данная статья посвящена рассмотрению традиционных формул английской волшебной сказки с точки зрения перевода. Цель нашей работы -выявить адекватные пути воссоздания сказочных традиционных формул в переводе. Мы полагаем, что достижению данной цели может способствовать использование прагматического подхода, поскольку он учитывает коммуникативный характер переводческой деятельности и обеспечивает сохранение в переводе национально-культурного компонента высказывания.

Специфика фольклорного текста определяется в первую очередь следующими его основными чертами: устной формой его бытования, а также тем, что он является продуктом коллективного творчества, т.е. коллективно создается и коллективно распространяется. Такой текст ориентирован на многократное воспроизведение разными сказителями, варьирующими текст в духе верности традиции, которая одновременно ограничивает исполнителя, но и дает ему свободу.

Устойчивость фольклорной традиции обеспечивается рядом факторов, проявляющихся прежде всего на сюжетном, композиционном, образном и языковом уровнях фольклорного текста. В произведении фольклора всё выражено средствами, способствующими формированию такой устойчивости, а также легкости запоминания текста сказителями и передачи его слушателям. Именно поэтому одной из важнейших особенностей языка фольклора является формульность. Под формульностью фольклорного текста понимается использование большого количества устойчивых оборотов, клише, общих мест (loci communes), повторяющихся как внутри текстов, принадлежащих одному жанру, так и в текстах разных жанров.

Формульность уже хорошо изучена фольклористами. Ее рассматривают как проявление традиционности [5, с. 228; 7], и поэтому „как основное, определяющее свойство фольклора", и как „важнейшую черту языковой специфики фольклора" [11, с. 126;], как элемент поэтики фольклорного текста [14], как одно из „технических средств", используемых сказителем [6].

© Скороходько С. А., Музвка А. С.

Существует множество работ, в которых анализируются общефольклорные формулы и формулы, принадлежащие тому или иному фольклорному жанру, в том числе волшебной сказке [1; 2; 8]. Ученые предпринимали попытки выявить национальную специфику сказочных формул [1; 2; 8; 10], проанализировать особенности использования фольклорных формул сказителем. Так, А. Б. Лорд, говоря о роли сказителя в сохранении и передаче фольклорного текста, указывает на два способа появления устойчивых фольклорных формул: сказитель либо помнит уже существующую формулу, либо образует ее по аналогии с другими, причем, как отмечает исследователь, эти два способа не всегда можно разграничить [6, с. 56]. Английские фольклористы особое внимание обращают на рифмованные устойчивые формулы [12].

В фольклористике традиционные формулы классифицируются по нескольким критериям. В первую очередь разделяют общефольклорные традиционные формулы и формулы, характерные для того или иного жанра. С точки зрения композиционного положения в тексте, традиционные формулы подразделяются на инициальные, медиальные и финальные. Критерий функции в тексте позволяет выделить формулы, используемые для привлечения или переключения внимания, „перенесения" слушателя в вымышленный мир, противопоставляемый реальному миру сказки, выделяются также формулы, служащие связками. Что касается классификаций сказочных традиционных формул, то подавляющее большинство таких классификаций относится к волшебной сказке [1; 2; 8; 10; 13]. Ценным вкладом в работу по классификации сказочных устойчивых формул стала диссертация О. А. Егоровой [4], выполненная в русле типологического культуроведения и посвященная сопоставлению традиционных формул русской и английской народной сказки. Классифицируя сказочные формулы, исследовательница выделяет семь типов таких формул. Автор исследования не ограничивается кросскультурным подходом и анализирует способы перевода русских традиционных формул на английский язык и английских - на русский. Это единственная известная нам работа, в которой реализуется переводческий подход к сказочным формулам, однако рассмотрение их с переводческой точки зрения является лишь попутной задачей российской исследовательницы, и потому затронутая проблема требует более глубокого изучения. Что же касается классификации, предложенной О. А. Егоровой, то ей, на наш взгляд, недостает четкости, поскольку в ее основе лежит несколько разных критериев. Так, например, в одном ряду оказываются композиционные (начальные, медиальные и финальные) формулы, постоянные сказочные эпитеты и сравнения, характерологические формулы, не выделяемые исследовательницей в отдельную группу, а также повторы, некоторые из которых вряд ли можно отнести к устойчивым формулам.

Представляя собой своеобразные скрепы сказочного текста, устойчивые формулы позволяют передавать его от поколения к поколению и являются таким образом одним из важнейших средств, обеспечивающих само существование фольклорной традиции. Устойчивые формулы входят в число наиболее репрезентативных единиц, характеризующих фольклорные жанры. Учитывая названные факторы, а также недостаточную разработанность проблем перевода фольклора и волшебной сказки в частности, мы поставили перед собой следующие задачи: охарактеризовать традиционные формулы волшебной сказки, дать их переводческую классификацию, выявить трудности перевода устойчивых формул английской волшебной сказки на русский язык и предложить переводческие стратегии, позволяющие разрешить эти трудности.

Анализируя устойчивые формулы английских сказок с точки зрения перевода, мы пришли к выводу, что применение традиционных фольклорных классификаций в данном случае оказывается малоэффективным, поскольку далеко не всегда позволяет установить зависимость между типом формулы и способом/способами ее адекватного перевода. Мы полагаем, что переводчику могут оказаться полезными следующие две классификации сказочных формул: фольклористическая классификация, основанная на композиционном критерии, и собственно переводческая классификация.

Первая классификация, выделяя, в частности, инициальные и финальные loci communes, обращает внимание переводчика на формулы, начинающие и завершающие текст. Во-первых, эти рамочные формулы помогают четко разграничить сказочное, волшебное, пространство, с одной стороны, и реальное пространство, с другой, что представляется важным с точки зрения и сказителя, и слушателя. Во-вторых, инициальные и финальные устойчивые формулы приобретают особое значение в силу того, что занимают в тексте „ударную" позицию, и, следовательно, требуют внимательного отношения (их нужно обязательно сохранить в переводе) и взвешенных переводческих решений. Наконец, в-третьих, как и все loci communes, они принадлежат не только той сказке, с которой переводчик работает в данный момент, но и всему корпусу сказочных текстов, а ряд устойчивых формул функционирует и в других фольклорных жанрах. Данное обстоятельство включает механизм интертекстуальных связей и регламентирует действия переводчика: он должен учитывать то, каким образом уже была переведена та или иная формула ранее в других сказках переводимого сборника, в других сборниках сказок, и, желательно, в других фольклорных сборниках. Что касается медиальных формул, то они в волшебной сказке могут использоваться в системе повторов (от двоичного до пятиричного в английской сказке и троичный повтор в сказке русской), а это также определенным образом влияет на выбор переводчика.

Собственно переводческая классификация основана на критерии доминирующей переводческой трудности, возникающей при переводе той или иной формулы. Переводчику нужно учитывать то, что все фольклорные формулы, в том числе и сказочные, обладают в большей или меньшей степени выраженным национально-культурным фоном. В зависимости от того, какие компоненты сказочных формул являются носителями фоновой информации, их можно разделить на три группы. Первую группу составляют формулы, включающие фоновую лексику, вторую - те, в которых носителями фонов становятся грамматические средства, а третью -такие формулы, которые становятся окрашенными в силу принадлежности к фольклорному тексту.

К первой из выделенных нами групп относятся формулы, содержащие имена собственные (антропонимы, имена вымышленных существ, топонимы, именующие реальные и вымышленные объекты), реалии, фразеологизмы с национально-культурным компонентом, диалектизмы, устаревшие слова и архаизмы, народно-поэтические и просторечные слова и выражения, например:

Long before Arthur and the Knights of the Round Table, there reigned in the eastern part ofEngland a king who kept his Court at Colchester [15, 138]; I went into t'garden to get a bit o' thyme; I've telledmy tale, thee tell thine. [9, 116]; ... an' she never saw it noo more [9, 138].

Из формул первой группы особое внимание следует обратить на те, которые именуют сказочных героев. За каждым таким героем закреплена определенная, хорошо известная своим читателям (точнее слушателям!) характерная сущность и внешность: англичанин прекрасно знает, как выглядят, например, pixies или banshees, где они обитают, чем занимаются, каков их характер, и, наконец, как нужно с ними себя вести. Фольклорный текст дает описание сказочных героев, однако это описание никогда не бывает пространным, напротив, оно всегда формульно, сжато и в готовом виде возникает в памяти своего слушателя. Задача переводчика, не нарушая сжатость и стереотипность формул, дать читателю живое представление о каждом из сказочных типов.

Для формул второй группы характерно использование устаревших грамматических форм, синтаксиса устной и фольклорной речи (избыточность, повторы, эллипс, параллелизмы):

Once upon a time, and a very good time it was, though it wasn 't in my time, nor in your time, nor any one else's time, there was a girl [15, 134]. In Norraway, langsyne, there lived a widow with three dochters. [9, 210] К третьей группе принадлежат все остальные формулы, функционирующие в тексте волшебной сказки. Их связь с фольклором может прояв-

ляться по-разному. В первую очередь отметим наличие в устойчивых формулах ритма или ритма и рифмы, которые являются важным средством создания фольклорного стиля и сказочного колорита:

Be bow bend it,

My tale's ended.

If you don't like it,

You may mend it

[9, 106].

Формулы, принадлежащие всем трем группам, могут обладать ассоциативностью.

Приоритетной задачей при переводе устойчивых формул английской волшебной сказки является воссоздание сказочного и национального колорита. С этой точки зрения важно адекватно передать единицы фонетического, лексического, грамматического и стилистического уровней, обладающие национально-культурным фоном.

Поскольку мы исходим из того, что первым и одним из важнейших признаков сказочных фольклорных формул является их устойчивость, и рассматриваем такие формулы как единое целое, может возникнуть справедливый вопрос: нужно ли при анализе переводческих трудностей выделять те элементы, которые, входя в состав loci communes, создают фольклорный и сказочный колорит. На наш взгляд, это может оказаться полезным в первую очередь начинающему переводчику, а также переводчику, впервые обратившемуся к фольклорным жанрам. Однако важнее все же другое: четкое представление о том, какие элементы устойчивых формул участвуют в создании национально-культурного фона и сказочного колорита, помогает переводчику определить тот фонд, из которого можно черпать средства для компенсации непереведенных или воссозданных не в полном объеме формул, а также увидеть те средства, с помощью которых можно попытаться создать квазифольклорные и квазисказочные формулы, имитирующие аутентичные единицы. Так, например, зная, что синонимические и тавтологические повторы являются характерной чертой фольклорного текста, переводчик не будет стремиться избегать повторов (особенно тавтологических), а, напротив, следить за тем, чтобы максимальное их число было сохранено в переводе.

Подчеркнем, что к этому уже отобранному фонду фольклорных единиц, которые могут быть использованы при переводе, нужно относиться избирательно. Чтобы успешно справиться со своей задачей, переводчику следует использовать в качестве переводческих соответствий только те фольклорные средства, которые не имеют выраженного национально-куль-

турного фона и ассоциаций. Следующий пример демонстрирует некорректное использование фоновой лексики:

Once upon a time, and a very good time it was, though it was neither in my time nor in your time nor in any one else's time, there was an old man and an old woman, and they had one son, and they lived in a great forest [15, 52].

В доброе старое время - а оно и правда было доброе время, хотя было оно не мое время и не ваше время да и ничье-то время, - жили в дремучем лесу старик со старухой, и был у них один-единственный сын по имени Джек [3, 262].

Здесь выражения „ дремучий лес " и „ старик со старухой", ассоциирующиеся с русской сказкой, резко контрастируют с английским именем собственным, нарушая аутентичность сказочного текста. Таким образом, одну из важнейших рекомендаций переводчику фольклорной сказки можно сформулировать следующим образом: следует избегать использования соответствий, обладающих национально-культурной окраской, свойственной принимающей традиции.

В то же время использование фольклорных универсалий позволяет добиться адекватного перевода. В следующем случае воссоздание ритма и рифмы позволяет сохранить сказочность и фольклорность в переводе:

... and they all lived happy and died happy, and never drank out of a dry cappy [15, 127].

Счастливо жили Далеко ли, близко, Никогда не ели Из пустой миски [3, 50].

Фольклорные жанры и волшебная сказка в частности дают переводчику достаточно широкие возможности использования компенсации: воссоздания функции той или иной единицы, если эта единица не была переведена, другими средствами или в другом фрагменте текста. Например, функция опущенной в переводе реалии или диалектизма может быть воссоздана через использование в переводном тексте характерных для фольклора лексических (устаревшие слова, имена собственные, лексические повторы) или грамматических (параллельные конструкции, повторы и др.) средств. Причем, не обязательно, чтобы средство компенсации занимало в переводном тексте место опущенной единицы. Отметим, что возможности компенсации в фольклоре не столь разнообразны, как в литературе в первую очередь вследствие того, что фольклорные жанры носят формульный характер. Однако в то же время такое свойство фольклорного текста,

как вариативность, позволяет использовать компенсацию достаточно интенсивно. Вариативность фольклора позволяет также вместо одной устойчивой формулы использовать в переводе другую, близкую ей по семантике или функции. Так, нечастотную, а значит труднораспознаваемую читателем и теряющую вследствие этого фольклорность и ассоциативность формулу можно заменить другой, более узнаваемой.

Наконец, переводчик не должен забывать о том, что многие устойчивые формулы повторяются во всех текстах того или иного фольклорного жанра, становясь таким образом узнаваемыми, и позволяя слушателю распознать соответствующий жанр. Поэтому переводчику стоит придерживаться уже сложившейся традиции передачи устойчивых формул. С другой стороны, вариативность, дающая возможность переводить одну и ту же формулу по-разному, позволяет отказаться от использования соответствий пусть и ставших традиционными, однако не являющихся адекватными аналогами.

Перевод - это кросскультурное взаимодействие, а взгляд переводчика - всегда взгляд „с двух берегов". Переводчик должен быть не только, как минимум, двуязычным, но и бикультурным: знать оба языка и обе культуры, участвующие в переводе, в сопоставительном, кросскультурном аспекте. Важно уметь распознать псевдоравнозначные единицы, которые нельзя использовать в качестве взаимозаменяемых соответствий при переводе. Так, например, для английской волшебной сказки характерно достаточно интенсивное использование ритмизованных и рифмованных устойчивых формул, в то время как в русской сказке они менее употребимы, поэтому такие формулы можно считать несимметричным стилистическим средством русской и английской фольклорных традиций.

В заключение обозначим перспективы исследования. Перспективными, на наш взгляд, могут стать разработка переводческих стратегий в отношении псевдоравнозначных фольклорных формул, фольклорных универсалий, а также влияние на переводческое решение факторов, обусловленных двойственной природой фольклорного текста, который, с одной стороны, будучи формульным, регламентирует действия переводчика, но, с другой стороны, являясь вариативным, дает ему значительную свободу.

Список использованной литературы

1. Герасимова Н. М. Пространственно-временные формулы русской волшебной сказки / Н. М. Герасимова // Русский фольклор. — 1978. —Т. XVIII. — С. 173—180.

2. Герасимова Н. М. Формулы русской волшебной сказки (к проблеме стереотипности и вариативности традиционной культуры) / Н. М. Герасимова // Советская этнография. — 1978. — №»5. — С. 18—28.

3. Джек и золотая табакерка : Сказки народов Великобритании и Северной Ирландии / [сост. Е. Нестеровой, пер. с англ. М. Литвиновой]. — М. : Дет. лит., 1989. — 295 с.

4. Егорова О. А. Традиционные формулы как явление народной культуры : на материале рус. и англ. фольклор. сказки : дис. ... канд. культурол. наук : 24.00.01 / Егорова Ольга Арсеновна. — М., 2002. — 259 с.

5. Лещенко О. И. Типологические аспекты авторского представления хронотопа сказочных событий в дистантных языках / О. И. Лещенко // Вюник Сумського державного ушверситету. Серiя Фшолопчш науки. — 2004. — №> 3. — С. 228—236.

6. Лорд А. Б. Сказитель / А. Б. Лорд. — М. : Восточная литература РАН, 1994. — 269 с.

7. Мальцев Г. И. Традиционные формулы русской народной необрядовой лирики / Г. И. Мальцев. — Л. : Наука, 1989. — 167 с.

8. Медриш Д. Н. О своеобразии русской сказочной традиции (национальная специфика сказочных формул) / Д. Н. Медриш // Фольклорная традиция в русской литературе. — Волгоград, 1980. — С. 66—91.

9. Народные сказки Британских островов : [сб. / сост. Дж. Риордан]. —М. : Радуга, 1987. — 368 с.

10. Новиков Н. В. К художественной специфике восточнославянской волшебной сказки (Начальные и заключительные формулы) / Н. В. Новиков // Отражение межэтнических процессов в устной прозе : Сб. статей. — М., 1979. — С. 19—43.

11. Петенева 3. М. Формульность как определяющая черта стилистики / фольклорного текста / З. М. Петенева // Вопросы стилистики. Стилистика художественной речи. — Саратов, 1988. — С. 126—134.

12. Петрова А. А. Фольклорная рифма как прием : синтактика, семантика, прагматика / А. А. Петрова. — Франкфурт : LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. — 264 с.

13. Рошияну Н. Традиционные формулы сказки / Н. Рошияну. — М. : Наука, 1974. — 216 с.

14. Хроленко А. Т. Поэтическая фразеология русской народной лирической песни / А. Т. Хроленко . Воронеж : Воронежский ун—т, 1981. — 163 с.

15. Jacobs J. English Fairy Tales / J. Jacobs. — Pennsylvania : The Pennsylvania State University, 2005. — 169 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.