Научная статья на тему 'Эмпатия как один из инструментов понимания психического состояния другого человека'

Эмпатия как один из инструментов понимания психического состояния другого человека Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
7877
731
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Алаева Марина Васильевна

В статье рассмотрены определения термина «эмпатия», описаны основные подходы к исследованию эмпатии в зарубежной и отечественной психологии, раскрыт эмпатический процесс и значение феномена эмпатии для процесса понимания другого человека.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Эмпатия как один из инструментов понимания психического состояния другого человека»

ЭМПАТИЯ КАК ОДИН ИЗ ИНСТРУМЕНТОВ ПОНИМАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА

М. В. Алаева

В статье рассмотрены определения термина «эмпатия», описаны основные подходы к исследованию эмпатии в зарубежной и отечественной психологии, раскрыт эмпатический процесс и значение феномена эмпатии для процесса понимания другого человека.

Сегодня выпускник высшего учебного заведения должен владеть не только профессиональными навыками и умениями, но и иметь развитую психологическую культуру, один из элементов которой — умение понимать психическое состояние другого человека — основан на эмпатии. В связи с общими тенденциями психологизации современного общества проблема развития эмпатии у личности является особым социальным заказом и выступает не только результатом, но и условием подготовки будущего специалиста.

Термин «эмпатия» пришел в научную психологию в начале XX в. и был введен для обозначения особой внутренней активности, результатом которой становится интуитивное понимание ситуации другого человека. Словом «эмпатия» Э. Титченер перевел немецкое слово Einfühlung — «вчувствоваться в...» [3].

В современной психолого-педагогиче-ской литературе понятие «эмпатия» рассматривается в контексте процесса межличностного взаимодействия, общения и познания. Разработке проблемы эмпатии уделяли внимание многие ученые (М. Г. Андреева,

A. А. Бодалев, Т. П. Гаврилова, Л. А. Петровская, А. В. Петровский и др.). Несмотря на обширные исследования, не существует общепринятой теории единого понимания феномена эмпатии. Одними авторами она определяется как способность личности проникать в психику другого человека, с помощью вчувствования субъекта в себя, в другого или в объект (А. Г. Васильева, Дж. Морено,

B. П. Морозов и др.), другими — как процесс, свойство, состояние психики (Т. П. Гаврилова, А. П. Сопиков и др.).

В первой концепции эмпатии, сформулированной Т. Липпсом, она рассматривалась в качестве особого психического акта, при котором человек, воспринимая предмет, проецирует на него свое эмоциональное состоя-

ние, испытывая при этом позитивные или негативные эстетические переживания. По мнению Т. Липпса, соответствующие эстетические переживания не столько пробуждаются художественным творением, сколько привносятся в него.

Наиболее близкое к современному понятие эмпатии было сформулировано 3. Фрейдом: «Мы учитываем психическое состояние пациента, ставим себя в это состояние и стараемся понять его, сравнивая со своим собственным» [б], обладать эмпатией означает воспринимать субъективный мир другого человека так, как если бы сам воспринимающий был этим другим человеком. Это значит ощущать боль или удовольствие другого так, как чувствует это он сам, но при этом ни на минуту не забывать о том, что существует ощущение «как будто».

В советскую психологию термин «эмпатия» был введен только в начале 1970-х гг. Т. П. Гавриловой, и преобладающей поначалу была собственно эмоциональная трактовка эмпатии. Ею выделены четыре наиболее часто встречающихся определения эмпатии в зарубежной психологии: 1) способность проникать в психику другого, понимать его эмоциональное состояние и аффективные ориентации в форме сопереживания и на этой основе предвидеть реакции другого (Т. Шибу-тани, N. Eisenberg, F. S. Christopher и др.); 2) вчувствование в событие, объект искусства, природу, вид чувственного познания объекта через проекцию и идентификацию (Бирея, Арлоу и др.); 3) аффективная связь с другими, переживание состояния отдельного другого или даже целой группы (Адерман, Брем, Бергер, Стоттланд и др.); 4) свойство психотерапевта (3. Фрейд, К. Роджерс, Б. Мери и

др.) [2].

На сегодняшний день выделены четыре основных подхода к исследованию эмпатии в зарубежной и отечественной психологии:

© М. В. Алаева, 2011

ВЕСТНИК Мордовского университета | 2011 | Jslb 2

— аффективный, где эмпатия понимается как способность принимать переживания другой личности и сопереживать ей в процессе межличностных отношений (Т. И. Пашу кова, P. Borkenau, J. L. Moreno и др.). Здесь выделяют следующие уровни эмпатии: 1) ответная эмоциональная реакция по типу заражения, примитивная эмоциональная идентификация; 2) сопереживание и сочувствие как более сложные формы соучастия в эмоциях другого, разделения их;

— когнитивный, в котором эмпатия рас-сматривается как когнитивная способность индивида распознавать эмоциональное состояние другого (С. А. Ершов, В. А. Лабун-ская, D. Richardson и др.);

— аффективно-когнитивный, суть которого состоит в умении давать опосредованный эмоциональный ответ на переживания другого, сопряженный с рефлексией его внутренних состояний, мыслей и чувств (А. А. Бодалев, А. Г. Васильева, А. Г- Ковалев, В. П. Морозов, Л. А. Петровская и др.);

— интегративный у где эмпатия трактуется как совокупность эмоциональных и познавательных процессов, при этом указывается мотивационно-поведенческая модель эмпатии, включающая определенные этапы: 1) восприятие многообразия открытых Переменных объекта эмпатии, получение информации о качестве, знаке и содержании его переживаний; 2) построение во внутреннем плане модели открытой и латентной дея= тельности объекта эмпатии и соотнесение ее й шбетвеНнЫми ценностями и потребностями. Прй ЭТОМ ведущей может быть либо эмоциональная, либо мотивационно-поведен-Ческая, либо когнитивная сторона эмпатии (В. В. Бойко, Т. П. Гаврилова, К. Роджерс,

А. П. Соййков и др.).

В настоящее время отечественные и зарубежные ученые преимущественно рассматривают эмпатию В русле аффективно-когнитив-ного подхода как сложный синтез эмоциональных и когнитивных процессов. Неразрывная СМШЬ аффектиййых и познавательных процессов в акте эмпатии подчеркивается в многочисленных трактовках понятия: познание другого путем вмысливания и вчувствования в его психическое состояние (А, Г. Ковалев); понимание эмоциональных состояний другого (At Г. Васильева, В. П. Морозов); способность проникать в психику другого человека, сочувствовать ему и принимать ш чувства в расчет (Т. Шибутани); опосредованное переживание эмоций другого vM. A. Barnett); способность или тенденций быть опосредован-

но вовлеченным в эмоциональное состояние другого человека (F. S. Christopher).

Эмпатия — это своего рода особое отождествление себя с собеседником, умение как бы раствориться в нем, умение «вслушаться» в его эмоциональное состояние. Именно в этом глубоком и несколько загадочном процессе эмпатии возникает взаимное понимание, воздействие и другие значительные отношения между людьми.

Вместе с тем эмпатия сама по себе образование системное, которое включает: отражение эмоционального состояния другого человека (когнитивный уровень), сопереживание лли сочувствие, которое испытывает субъект эмпатии в отношении к другому лицу (эмоциональный уровень), активное помогающее поведение субъекта (поведенческий уровень). Таким образом, может быть представлена как эмпатия-способ и эмпатия-способность. Так, в одной из своих работ Дж. Мид дает определение эмпатии как «...способности принять роль другого человека» [3], а К. Роджерс определял эмпатию как «...способ существования с другим человеком... Это значит войти во внутренний мир другого и быть в нем, как дома (...) быть сензитив-ным к изменениям чувственных значений, непрерывно происходящих в другом человеке (.,*/ временное проживание жизни другого, продвижение в ней осторожно, тонко, без суждения о том, что другой едва ли осознает...» [7].

Невозможно не признавать процессуальный и динамичный характер проявления эмпатии в общении. В данном случае действенной оказывается модель «субъект выражения — субъект понимания», предполагающая наличие двух субъектов. Нас интересует понимание — принятие, где каждый из субъектов выполняет свою функциональную роль: субъект выражения раскрывает свое психическое состояние так, чтобы быть услышанным, а субъект слушания осуществляет непосредственную эмоциональную поддержку и понимание. При этом важно помнить, что подлинное понимание возможно при полном принятии собеседниками друг друга [1].

Выведение участниками состояний за рамки индивидуального субъективного опыта позволяет провести параллель между собственными психическими состояниями и состояниями других людей, тем самым заложить основы для понимания других. Основная идея такова, что при выражении своего психического состояния субъект получает эмпатический отклик, трансформирующий его прошлое состояние в качественно новое,

Серия «Психологические науки»

103

наполненное новым содержанием, однако, потребность самовыражения остается актуальной, что приводит к повторному выражению состояния и т. д., пока состояние не исчерпает себя.

При этом полный эмпатийный процесс представляет собой цепочку из трех звеньев: сопереживание — сочувствие — внутреннее содействие. Каждое звено этого процесса выполняет определенную функцию. Сопереживание, в основе которого лежит идентификация, является эмоциональным откликом на переживания другого. Проявление сочувствия предполагает когнитивную ориентацию в ситуации, которая в свою очередь актуализирует различные формы содействия сначала внутреннего, а затехМ при определенных условиях и внешнего. Проявление эмпатии в форме сочувствия увеличивает степень понимания эмоциональных состояний другого; способствует удовлетворению потребности в благополучии другого; обусловливает выбор альтруистических способов поведения и стратегий взаимодействия под девизом «за другого!» (Т. П. Гаврилова, | А. П. Сопиков, D. A. Houston). Иными словами, эмпатия предполагает наличие развитых способностей к различию эмоций и к эффективной обработке информации, которую они содержат.

В. А. Лабунская определяет эмпатиче-ские способности как социально-психологическое свойство. Оно состоит из ряда способностей, таких как: способность эмоционально реагировать и откликаться на переживания другого; способность распознавать эмоциональные состояния другого и как бы I переносить себя в его мысли, чувства, действия; способность давать адекватный эмпа-тический ответ (вербального и невербального типа) на переживания другого [5].

Важно помнить, что эмпатия — это не только способность понимать и проникать в мир другого человека, но и умение передать собеседнику это понимание. Акт эмпатии может состояться только тогда, когда собеседник чувствует: его слышат и понимают, что проявляется в поведении и фразах слушающего.

В литературе можно найти особый вид эмпатии — эмпатия как навык коммуни-

кации, т. е. способность сообщать о собственных переживаниях (эмоциональная эмпатия) и/или понимании собеседника, возникающего в результате эмпатии перевоплощения. Здесь на первую позицию встает формула «Вы чувствуете... потому что...», являющаяся сердцевиной технологии сообщения эмпатии. При этом фраза «Вы чувствуете...» должна быть продолжена верным обозначением группы эмоций и их интенсивности, за словами «потому что...» должно следовать определение опыта и /или поступков, которые лежат в основании чувств собеседника. Например, «Вы чувствуете грусть, потому что переезд для Вас означает расставание с друзьями» [4].

Прописанное нами представление об эмпатии раскрывает широкие возможности для развития эмпатии через обучение специальным способам понимания и выражения своего понимания другого человека. В этой связи правильнее использовать понятие конгруэнтности, обозначающее в первую очередь способность человека приходить в контакт с собственными чувствами и способность их искренне выражать. Более близкий нам тер* мин конгруэнтная эмпатия (Ю. Б. Гиппен-рейтер, Т. Д. Карягина, Е. Н. Козлова), под которой следует понимать: во-первых, способность к последовательному выражению понимания другого в речи и/или действии; во-вторых, способность к гибкому переключению от состояния эмпатического понимания другого к искреннему выражению своих реальных чувств, в том числе отрицательных, без потери общего позитивного принятия другого [3].

На сегодняшний день в современном высшем образовании существует ряд противоречий, одно из которых заключается в том, что специалисты с высоким уровнем психологической культуры, умеющие понимать психическое состояние другого человека и выражать свое понимание, обладающие эмпатией, являются востребованными в реальной жизни, но при этом отсутствует целостная система развития данных характеристик у студентов, поэтому в систему образования нужно включать работу по формированию понимающих действий (деятельности) субъекта.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Алаева М. В. Особенности понимания психического состояния другого человека в процессе общения / М. В. Алаева // Ананьевские чтения — 2009 : Современная психология : методология, парадигмы, теория : материалы Междупар. науч. конф., 20 — 22 окт. 2009 г. — Вып. 2: Методологический анализ теорий, исследований и практики в различных областях психологии / под ред. Л. А. Цветковой, В. М. Аллахвердова. — СПб., 2009. — С. 6 —8.

104

ВЕСТНИК Мордовского университета | 2011 | Jsjg 2

2. Гаврилова Т. П. Поиятие эмпатии в зарубежной психологии / Т. П. Гаврилова // Вопр. психологии. — 1975. — № 2. — С. 147-158.

3. Гиппенрейтер Ю. Б. Феномен конгруэнтной эмпатии / Ю. Б. Гиппенрейтер, Т. Д. Карягина, Е. Н. Козлова // Вопр. психологии. — 1993. — № 4. — С. 61—88.

4. Иган Дж. Базисная эмпатия как коммуникативный навык / Дж. Иган // Журн. практ. психологии и психоанализа. — 2000. — № 1 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://

www.psyjournal.ru/j3p/pap.php7ich20000105. - Загл. с экрана.

5. Лабунская В. А. Психология затрудненного общения : Теория. Методы. Диагностика. Коррекция : учеб. пособие / В. А. Лабунская, Ю. А. Менджерицкая, Е. Д. Бреус. — М. : Академия, 2001. — 288 с.

6. Степанов С. Проникновенное сопереживание / С. Степанов // 1 сентября : газ. — 2002

[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.psy.lseptember.ru/article.php?ID=200202118. —

Загл. с экрана.

7. Rogers С. R. Empatic : an unappreciated way of being / С. R. Rogers // The Counseling Psychologist. — 1975. — Vol. 5, № 2. — P. 2 — 10.

Поступила 04.02.10.

ТРЕНИНГ КАК ЭФФЕКТИВНАЯ ФОРМА ПОДГОТОВКИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНИЗАЦИИ

С. Н. Никишов

В статье рассматриваются преимущества тренинга как эффективной формы подготовки сотрудников. Описываются направленность и особенности использования тренинга в российских организациях. Анализируются тенденции, изменившие отношение российского бизнеса к возможности использования тренинга.

Тренинг в практике работы организаций, крупных фирм и компаний стал использоваться сравнительно недавно. Его основное значение можно кратко охарактеризовать следующим образом: подготовка и развитие навыков персонала для эффективной работы в данной организации [1]. При этом важное значение имеют обе составляющие — «эффективная работа» и «данная организация». В условиях бизнеса конечная задача тренинга — вклад в рост прибыли компании, в условиях Некоммерческой деятельности гШ-вышение ее эффективности [2].

Мировой опыт показывает тенденцию устойчивого роста числа сотрудников, прошедших тренинги в организациях всех типов. Распространенность тренингов в организациях России в начале XXI в. выросла по сравнению с последним десятилетием прошлого века, Об этом Косвенно свидетельствует и тот факт, что бюджеты крупных российских компаний на обучение сотрудников увеличиваются ежегодно в среднем на 50 %. Тренинг стал модной, популярной и наиболее продаваемой формой обучения.

В таком отношении, по мнению болыиин-

ства исследователей, отражаются несколько тенденций, характеризующих российский бизнес [3 — 5]. Во-первых, изменилось отношение К обучению в целом. Установка, что «учиться — это хорошо», перестала быть стандартной фразой для поддержания разговора, а получила вполне понятный экономический смысл. Чем больше знают и умеют сотрудники компании, тем больше прибыль организации. Изменение отношения к идее обучения привело к закономерным изменениям внутри компании. Сегодня крупные российские компании планируют обучение и закладывают в бюджет расходы на проведение семинарских и консультационных занятий. Если 10 лет назад потребителями на этом рынке выступали в основном крупные западные компании, то сегодня к ним присоединились крупные и средние российские компании. Причем обучение перестает быть хаотическим и авральным, а становится все более обдуманным, системным и ориентированным на долгосрочные цели. Ресурсы, которые недостаточно используют российские компании, как нам кажется, лежат в следующих областях: налаживание тесной связи

© С. Н. Никишов, 2011

Серия -«Психологические науки»

105

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.