Научная статья на тему 'Экстремизм, экстремистская деятельность, экстремистское правонарушение: понятие, соотношение, нормативное регулирование'

Экстремизм, экстремистская деятельность, экстремистское правонарушение: понятие, соотношение, нормативное регулирование Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
359
64
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ЭКСТРЕМИЗМ / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ЭКСТРЕМИСТСКОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ / ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / ЭКСТРЕМИСТСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ / EXTREMISM / EXTREMIST ACTIVITY / EXTREMIST OFFENCE / CRIME OF EXTREMIST ORIENTATION / EXTREMIST CRIME

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Синицына Валерия Андреевна

В настоящей статье автором анализируется действующее нормативное правовое регулирование в области противодействия экстремистской деятельности. Приводятся аргументы в пользу необходимости легального закрепления понятия «экстремизм», его отграничения от понятия «экстремистская деятельность», формирования четкого перечня такой деятельности, а также дополнения текста УК РФ понятием «экстремистского преступления».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EXTREMISM, EXTREMIST ACTIVITY, EXTREMIST OFFENCE: CONCEPT, VALUE, REGULATION

In this article the author analyzes the current regulatory legal regulation in the field of countering extremist activity. The arguments in favor of the need for legal consolidation of the concept of "extremism", its separation from the concept of "extremist activity", the formation of a clear list of such activities, as well as the addition of the text of the Criminal code with the concept of "extremist crime".

Текст научной работы на тему «Экстремизм, экстремистская деятельность, экстремистское правонарушение: понятие, соотношение, нормативное регулирование»

УДК 343.3/.7

Синицына Валерия Андреевна Уральский государственный юридический университет

Институт юстиции Россия, Екатеринбург sinitsina-lera@mail. ru Sinitsina Valeria Andreevna Ural State Law University Institute of Justice Russia, Ekaterinburg

ЭКСТРЕМИЗМ, ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЭКСТРЕМИСТСКОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ, НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ Аннотация: в настоящей статье автором анализируется действующее нормативное правовое регулирование в области противодействия экстремистской деятельности. Приводятся аргументы в пользу необходимости легального закрепления понятия «экстремизм», его отграничения от понятия «экстремистская деятельность», формирования четкого перечня такой деятельности, а также дополнения текста УК РФ понятием «экстремистского преступления».

Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность, экстремистское правонарушение, преступление экстремистской направленности, экстремистское преступление.

EXTREMISM, EXTREMIST ACTIVITY, EXTREMIST OFFENCE: CONCEPT, VALUE, REGULATION

Annotation: in this article the author analyzes the current regulatory legal regulation in the field of countering extremist activity. The arguments in favor of the need for

legal consolidation of the concept of "extremism", its separation from the concept of "extremist activity", the formation of a clear list of such activities, as well as the addition of the text of the Criminal code with the concept of "extremist crime". Key words: extremism, extremist activity, extremist offence, crime of extremist orientation, extremist crime.

В настоящее время в России активно ведется борьба с правонарушениями экстремистской направленности. Пристальное внимание этой деятельности уделяют средства массовой информации, ее аспекты обсуждают в социальных сетях. Некоторые уголовные дела (например, дело Руслана Соколовского, дело Марии Мотузной) вызвали широкий общественный резонанс, а также повлияли на изменения законодательства, устанавливающего ответственность за совершение соответствующих деяний.

Однако до сих пор неясными остаются многие моменты, связанные с сущностью правонарушений данной категории. В первую очередь, неопределенным является фундаментальное для системы рассматриваемых правонарушений понятие «экстремизма», которое в Федеральном законе от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее - ФЗ № 114-ФЗ) упоминается в качестве синонимичного понятию «экстремистская деятельность». Также, вызывает вопросы перечень видов деятельности, определенной законодателем в п. 1 ст. 1 данного закона в качестве экстремистской. Не вполне согласуется с положениями упомянутого закона понятие «преступления экстремистской направленности», приведенное в примечании к ст. 2821 УК РФ. Существующие законодательные недочеты в свою очередь не позволяют четко определить перечень правонарушений экстремистской направленности и выстроить их в единую систему, а также выявить и устранить противоречия в действующем уголовном и административном законодательстве.

Понятийный аппарат - важная составляющая любого закона. На основе используемых в тексте легальных дефиниций упрощается его понимание, те или иные термины становится возможным толковать конкретно и единообразно. Это - одно из требований юридической техники, согласно которому в легальном тексте недопустимо использование неясных и нечетких терминов [9, а 214]. Однако ФЗ № 114-ФЗ этому правилу не следует и не приводит определения понятия «экстремизм».

Вместе с тем обратимся к тексту другого нормативного правового акта, посвященного общественному явлению, тесно связанному с деятельностью экстремистского толка. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-Ф3 «О противодействии терроризму» (далее - ФЗ № 35-Ф3) дает определение понятия «терроризм». Из его содержания следует, что терроризм - это идеология, признающая необходимым воздействие на властные структуры посредством осуществления насильственных действий различного характера.

Законодателю ничего не помешало сформулировать и закрепить данное легальное определение, которое во многом базируется на определении, приведенном в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001, в которой данное явление, однако, раскрывается в качестве деяний определенного характера. Она же, к слову, закрепляет и определение экстремизма. Согласно ее положениям, экстремизмом является:

- какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти;

- какое-либо деяние, направленное на насильственное изменение конституционного строя государства;

- насильственное посягательство на общественную безопасность;

- организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них.

Помимо прочего, ст. 1 данной Конвенции указывает на допустимость более широкого применения терминов, приведенных в статье. Таким образом,

на данном этапе рассуждений стоит отталкиваться от того, что экстремизмом международное сообщество признает деяния, посягающие на основы конституционного строя государства, а также создающие угрозу общественной безопасности.

Приведенные положения ФЗ № 35-Ф3 свидетельствуют о том, что терроризм понимается и, согласно содержанию международного договора, может пониматься не столько как деяния, сколько мировоззренческая основа таких деяний. Именно поэтому, думается, что на основе определений, закрепленных в Шанхайской конвенции, а также в справочной и научной литературе, понятие «экстремизм» также возможно раскрыть в качестве определенных взглядов, что подкрепляется, в том числе, и определенным сходством понятий «экстремизм» и «терроризм».

Согласно определению, приведенному в толковом словаре русского языка, под экстремизмом следует понимать «приверженность к крайним взглядам и мерам (обычно в политике)» [10, а 796]. Указание на использование данного термина преимущественно в политической среде обусловлено историческим контекстом, однако ключевым моментом, на наш взгляд, является подход к определению данного понятия как склонности разделять крайние идеи и взгляды и поступать в соответствии с ними.

Авторские подходы к определению понятия «экстремизм» весьма разнообразны. Так, Сенин И. Н., исследуя проблему правового нигилизма в России, пришел к выводу о том, что экстремизм является одной из форм его проявления. Исходя из этого, экстремизмом он предлагает считать «форму нигилистического отрицания охраняемых государством общественных отношений, направленную на их дестабилизацию и разрушение, проявляющуюся в виде идей и действий, связанных с применением или угрозой применения насилия» [11]. Рассматривая природу экстремизма в качестве разновидности формы правового сознания, автор в свою очередь подчеркивает проявление его сущности в идеях необходимости применения насилия для

достижения интересующих субъекта целей, что отчасти согласуется со справочным определением экстремизма, а также в определенных действиях, нарушающих действующие законодательные установления (подход Шанхайской конвенции).

Галицкий В. П. акцентирует внимание на приверженности сторонников экстремизма «радикальным политическим, национальным, религиозным и другим взглядам, позициям и поведению, нелегитимно реализуемым в практике социальной, общечеловеческой деятельности и общении, в целях реформирования, изменения или устранения существующего конституционного строя, устоявшихся общественных отношений (межнациональных, межрелигиозных, религиозных и иных)» [12, с. 18]. Данным определением автор также подчеркивает, что природа экстремизма -мировоззренческие установки крайнего, чрезвычайного, радикального толка.

На основании приведенных рассуждений можно определить следующие признаки экстремизма и впоследствии сформулировать на их основе дефиницию, которую возможно было бы использовать в отечественном законодательстве.

Во-первых, экстремизм - это совокупность взглядов, идей, принципов, методов поведения радикального характера, одобряющих применение насилия или создание угрозы его применения для достижения определенных целей, разделяемых носителем данных взглядов.

Во-вторых, постулатом экстремистского мировоззрения является нацеленность его носителя на достижение определенных целей, таких как посягательство на установленный в государстве конституционный строй, а также на общественную безопасность. Раскрытие данного признака более подробно будет осуществлено при анализе понятия «экстремистская деятельность».

И, в-третьих, экстремистские идеи нацелены на их практическую реализацию, которая, безусловно, осуществляется запрещенными действующим законодательством способами.

Таким образом, под экстремизмом следует понимать совокупность радикальных взглядов, идей, принципов, методов поведения, одобряющих применение насилия или создание угрозы его применения в целях изменения или устранения конституционного строя Российской Федерации, а также посягательства на общественную безопасность, реализация которых предполагает осуществление запрещенной законом деятельности.

Связь экстремизма с деятельностным началом очевидна, поскольку незыблемым постулатом охранительных отраслей права является недопустимость привлечения человека к ответственности за его мысли и взгляды. Это, однако, наталкивает некоторых исследователей на мысль, что экстремизм в целом является деятельностью [13, с. 167]. Этот подход реализован законодательно - в ФЗ № 114-ФЗ понятия «экстремистская деятельность» и «экстремизм» являются синонимами (последнее указано в скобках после первого). Смешение же данных понятий не позволяет сформулировать четкий перечень того, что стоило бы считать экстремистской деятельностью, что в свою очередь приводит к произвольному использованию законодательных формулировок в судебной практике.

Перед анализом перечня видов экстремистской деятельности вновь обратимся к ФЗ № 35-Ф3, отметив одно важное свойство его положений. П. 2 ст. 3 данного закона приводит перечень видов террористической деятельности из 6 подпунктов, каждый из которых представляет собой преступление (преступления) террористической направленности. Например:

а) организация, планирование, подготовка, финансирование и реализация террористического акта (организация, планирование, подготовка - ч. 4 ст. 2051 УК РФ, финансирование - ч. 1 ст. 2051 УК РФ, реализация - ст. 205 УК РФ);

в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре (организация незаконного вооруженного формирования - ч. 1 ст. 208 УК РФ, организацию преступного сообщества (преступной организации) - ч. 1 ст. 210 УК РФ, организацию организованной группы для реализации террористического акта -ч. 1 ст. 30, ст. 205 УК РФ, участие в таких структурах - ч. 2 ст. 208 или ч. 2, 3 ст. 210 УК РФ).

Не возводя юридическую технику ФЗ № 35-Ф3 в абсолют, отметим, что перечню видов экстремистской деятельности, закрепленному в п. 1 ст. 1 ФЗ № 114-ФЗ, свойственны несистематизированное изложение подпунктов, избыточность в сочетании с неполнотой отражения информации, а также отсутствие единого подхода к описанию видов экстремистской деятельности.

Несистематизированностъ проявляется в том, что законодатель не до конца определился с тем, посягательства на какие охраняемые законом общественные отношения считать правонарушениями экстремистской направленности. Неоднократно упоминалось, что в первую очередь к ним стоит относить посягательства на основы конституционного строя и общественную безопасность, а, следовательно, на основании анализа УК РФ, таковыми считать:

1) насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

2) возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

3) пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

4) публичные призывы к осуществлению экстремистских деяний;

5) организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

6) финансирование экстремистских деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении <...>;

7) публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

8) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

9) массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения.

На этом перечень видов экстремистской деятельности, представленный в законе, не заканчивается. К посягательствам такого рода отнесены также:

- посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина, составляющие фундамент основ конституционного строя:

1) нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии (ст. 2 Конституции РФ);

2) воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения (ч. 3 ст. 3 Конституции РФ);

3) воспрепятствование законной деятельности избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения (ч. 3 ст. 3, ч. 4 ст. 13, ч. 4 ст. 14 Конституции РФ);

- посягательства на государственную власть и интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления:

1) воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления;

2) публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей экстремистских деяний;

- посягательства на честь и достоинство личности:

1) публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей экстремистских деяний.

Таким образом, ФЗ № 114-ФЗ экстремистскую деятельность считает опасной для 5 видовых объектов, охраняемых уголовным и административным законодательством. Памятуя об особенности ФЗ № 35-Ф3, встает вопрос о том, на какие непосредственные объекты посягает экстремистская деятельность, иначе говоря, существует ли связь между перечнем видов рассматриваемой деятельности и статьями УК РФ.

При установлении подобной связи неизбежно обнаруживается, что перечень видов экстремистской деятельности, с одной стороны, избыточен, а с другой не в полной мере отражает все общественно-опасные деяния, совершение которых напрямую связано с приверженностью экстремистским идеям и взглядам.

Вызывает вопрос целесообразность включения в перечень видов экстремистской деятельности публичной клеветы в отношении лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации или государственные должности субъектов Российской Федерации, по поводу совершения ими деяний экстремистского характера в период исполнения должностных полномочий (ст. 1281 УК РФ). Этот единый в ФЗ № 114-ФЗ подпункт, однако, не однороден - ст. 2981 УК РФ является по отношению к ней

специальной и охраняет от распространения заведомо ложных сведений судей федеральных судов, Генерального прокурора Российской Федерации [7], а также судей судов субъектов Российской Федерации [8]. Получается, что данный вид экстремистской деятельности законодатель признает опасным для чести и достоинства только отдельных лиц, не считая, что распространение заведомо ложных сведений о занятии экстремистской деятельностью не наделенных публичной властью граждан стоит также считать деятельностью такого характера, одновременно не считая необходимым защищать интересы всех участников деятельности по отправлению правосудия.

К тому же, некоторые авторы обращают внимание на то, что лица, наделенные властью, обладают «ресурсом, который значительно расширяет возможности субъективного усмотрения», а значит, представителю власти ничего не стоит «расценивать как экстремизм любую критику в свой адрес» [13, с. 168].

Публичная клевета также не коррелируется с выведенным понятием «экстремизма», которое, несмотря на достаточно широкое содержание, призвано не допустить произвольного включения в перечень экстремистской деятельности любого деяния.

Таким образом, данный подпункт должен быть исключен из перечня видов экстремистской деятельности, поскольку, во-первых, сам по себе имеет дискриминационный характер, а, во-вторых, не отвечает всем признакам понятия «экстремизм», которому должен соответствовать любой вид экстремистской деятельности.

Также, обратимся к части пп. 7 п. 1 ст. 1 ФЗ № 114-ФЗ, посвященному воспрепятствованию законной деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. На первый взгляд не очевидно, какие правонарушения могут относиться к деяниям такой направленности. Это, как уже отмечалось ранее, приводит к произвольному использованию законодательных формулировок в судебных решениях.

Так, Ленинский районный суд г. Ульяновска признал Макарову А. В. виновной в распространение листовок, признанных экстремистскими материалами, с целью воспрепятствования законной деятельности государственных органов путем призывов к насильственному изменению основ конституционного строя [16]. В содержании решения не усматривается, каким образом агитируя военнослужащих к захвату действующей власти в Российской Федерации, подсудимая препятствовала законной деятельности государственных органов.

Получается, что законодатель, включая в перечень видов экстремистской деятельности данную формулировку, не установил реальной связи между ней и тем или иным деяниями, ответственность за которое установлена в УК РФ или КоАП РФ. Буквальное же толкование текстов данных нормативных правовых актов позволяет отнести к данной разновидности экстремистской деятельности следующие правонарушения - ст. 294, 295, 296, 315, 317, 318, 320 УК РФ, а также ст. 17.2, 17.2.1, 17.2.2, 17.5, 17.8, 19.4.1, 19.4.2 КоАП РФ, в которых установлена ответственность за воспрепятствование деятельности тех или иных публичных институтов (осуществлению правосудия (УК РФ), деятельности Уполномоченного по правам человека, судебных приставов (КоАП РФ) и т. п.).

Очевидно, что отнесение всех перечисленных правонарушений к категории «экстремистская деятельность» не имеет ничего общего с реальным положением дел. Во-первых, данные правонарушения могут совершаться в плоскости, не имеющей ничего общего с экстремизмом, даже если допустить, что сформулированное ранее понятие возможно расширить. Во-вторых, уголовно-правовые рамки борьбы с экстремистскими преступлениями призвано определить Указание Генпрокуратуры России № 853/11, МВД России № 5 от 25.12.2018 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности», в котором в качестве экстремистского не упомянуто ни одно из ранее перечисленных преступлений. К слову, не упоминаются в данном

перечне и ст. 1281 и 2981 УК РФ. Также, данный документ в настоящее время вообще не может использоваться как ориентир, поскольку был признан утратившим силу.

Следовательно, приведенная законодательная формулировка пп. 7 в части воспрепятствования законной деятельности государственных органов и органов местного самоуправления не имеет никакой реальной связи с действующим охранительным нормативным правовым регулированием и должна быть исключена.

Таким образом, чтобы не допустить отнесения к экстремистской деятельности избыточного количества правонарушений, в систему таковых деяний стоит относить посягательства на следующие общественные отношения:

- основы конституционного строя;

- общественную безопасность;

- конституционные права и свободы человека и гражданина, составляющие фундамент основ конституционного строя (институт выборов, свобода религиозных и общественных объединений).

Неполнота перечня видов экстремистской деятельности в свою очередь тесно связана с отсутствием единого подхода к описанию видов экстремистской деятельности. С одной стороны, законодатель включил в этот перечень точные формулировки правонарушений (например, пп. 9 - пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики <...> в точности соответствует диспозиции ст. 20.3 КоАП РФ), а с другой, как было доказано ранее, перечислил действия, не находящиеся ни в какой связи со статьями КоАП РФ или УК РФ.

Получается, считая экстремистской деятельность по публичному демонстрированию символов нацистской Германии, ФЗ № 114-ФЗ в то же время таковой не считает, например, деятельность по реабилитации нацизма (ст. 3541 УК РФ), геноцид (ст. 357 УК РФ), а также, относя к такой деятельности

публичные призывы к экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ), явно не подразумевает, в том числе, норму, посвященную ответственности за публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК РФ).

На данном этапе рассуждений стоит отметить, что, во-первых, понятие «экстремизм» нуждается в дополнении, поскольку посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина хоть и тесно соотносятся с основами конституционного строя, все же представляют собой самостоятельный объект уголовно-правовой охраны, равно как и безопасность человечества не может рассматриваться в качестве части другого объекта -общественной безопасности. Таким образом, экстремизм - это совокупность радикальных взглядов, идей, принципов, методов поведения, одобряющих применение насилия или создание угрозы его применения в целях изменения или устранения конституционного строя Российской Федерации, нарушения конституционных прав и свобод человека и гражданина, а равно посягательства на общественную безопасность и безопасность человечества, реализация которых предполагает осуществление запрещенной законом деятельности.

А, во-вторых, наиболее логичным видится изложение перечня видов экстремистской деятельности именно в соответствии с содержанием диспозиций соответствующих правонарушений. Следуя такому подходу, к экстремистской будут относиться следующие виды деятельности:

1) насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации (ст. 278, 279 УК РФ);

2) публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ);

3) публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (ст. 2801 УК РФ). Данный подпункт отсутствует в редакции действующего ФЗ № 114-ФЗ;

4) возбуждение половой, социальной, расовой, национальной или религиозной розни, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его половой, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии (ст. 20.3.1 КоАП РФ, ст. 282 УК РФ). Данный подпункт в п. 1 ст. 1 ФЗ № 114-ФЗ представлен в виде двух самостоятельных подпунктов, однако в силу того, что оба вида деятельности охватываются диспозициями ст. 20.3.1 КоАП РФ и ст. 282 УК РФ, их логично представить в виде единой формулировки с дополнением данных о возможности возбуждения половой розни и пропаганды исключительности по этому признаку;

5) организация экстремистского сообщества (ст. 2821 УК РФ), организация деятельности экстремистской организации (ст. 282 УК РФ), а равно организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого принято решение о приостановлении его деятельности (ст. 20.28 КоАП РФ). Данный подпункт отсутствует в редакции действующего ФЗ № 114-ФЗ;

6) террористическая деятельность (ст. 205 , 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 2056, 206, 208, 210, 361

и др.). Несмотря на то, что данное общественное явление представляет собой самостоятельные виды деятельности, идеология терроризма отвечает всем признакам мировоззрения экстремистского характера, а значит, с чем согласны, в том числе, многие авторы, данные понятия соотносятся как часть и целое [14, с. 243]. Излагать данный пункт предлагается в обобщенной формулировке без указания отдельных видов террористических преступлений;

7) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций (ст. 20.3 КоАП РФ);

8) массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения

(ст. 20.29 КоАП РФ);

9) публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК РФ). Данный подпункт отсутствует в редакции действующего ФЗ № 114-ФЗ;

10) публичное отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны (ч. 1, 2 ст. 3541 УК РФ). Данный подпункт отсутствует в редакции действующего ФЗ № 114-ФЗ;

11) действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства, причинения тяжкого вреда здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (геноцид) (ст. 357 УК РФ). Данный подпункт отсутствует в редакции действующего ФЗ № 114-ФЗ;

12) нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии (ст. 136, 239 УК РФ);

13) воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование законной деятельности избирательных комиссий, соединенные с насилием либо угрозой его

применения (п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ). Данный подпункт логично составить из двух представленных в п. 1 ст. 1 ФЗ № 114-ФЗ, поскольку данные деяния перечислены в качестве альтернативных действий в диспозиции ст. 141 УК РФ;

14) воспрепятствование законной деятельности общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения (ст. 148, 149 УК РФ);

15) организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению (ч. 3 ст. 33, ..., ч. 4 ст. 33, ... УК РФ);

16) финансирование указанных деяний либо иное содействие в их

"5

организации <...> (ст. 2823, ч. 5 ст. 33, ... УК РФ).

Перечень видов экстремистской деятельности на этом мог бы считаться исчерпывающим, если бы п. 1 ст. 1 ФЗ № 114-ФЗ не содержал такого ранее не упоминаемого подпункта, как совершение преступлений по мотивам, указанным в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Данный мотив, по сути, относит к перечню видов экстремистской деятельности совершение любого преступления, в котором он указан в качестве квалифицирующего обстоятельства (например, п. «л» ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 150, п. «б, ч. 1 ст. 213 УК РФ и др.). И в тоже время, являясь отягчающим обстоятельством, данный мотив способен сделать экстремистской любую из статей Особенной части УК РФ, если в мотивации субъекта преступления будут обнаружены признаки проявления ненависти или вражды, а, соответственно, превратить совершение любого деяния в экстремистскую деятельность [15, с. 170].

Данный подпункт также необходимо включить в перечень видов экстремистской деятельности, поскольку во многом благодаря нему можно решить вопрос с понятием «преступлений экстремистской направленности». Оно не исчерпывающим образом дает характеристику деяний, определенных ранее в качестве видов экстремистской деятельности, однако указывает на общую направленность определенных преступлений, подкрепляемую конкретным мотивом.

В связи с этим помимо преступлений экстремистской направленности следует выделить также категории «экстремистских правонарушений» и «экстремистских преступлений». Под экстремистскими правонарушениями, в широком смысле, следует понимать противоправные, виновные деяния, влекущие юридическую ответственность, а в узком смысле, к ним стоит относить противоправные, виновные действия физического лица, перечень которых содержится в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», за которые КоАП РФ установлена административная ответственность. Экстремистскими преступлениями, в свою очередь, следует считать преступления, посягающие на основы конституционного строя Российской Федерации, конституционные права и свободы человека и гражданина, общественную безопасность и безопасность человечества, перечень которых содержится в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности».

Таким образом, происходит четкая привязка видов экстремистской деятельности с экстремистскими правонарушениями в узком смысле и экстремистскими преступлениями. Последнее понятие стоило бы закрепить в примечании к ст. 2821 УК РФ наряду с понятием «преступлений экстремистской направленности».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На основе приведенных рассуждений стоит сделать следующие выводы:

1. Осуществляемая в России борьба с правонарушениями экстремистской направленности производится при отсутствии четкого представления как со стороны законодателя, так и со стороны правоприменителя о том, что же собой представляет экстремизм. Утверждения о том, что понять сущность этого явления возможно на основании приведенного в ФЗ № 114-ФЗ перечня видов экстремистской деятельности являются несостоятельными, поскольку в нем просто перечислены разнородные формулировки, одни из которых частично дублируют составы правонарушений, а другие фиксируют пустые утверждения;

2. Не претендуя на окончательность, автор работы предлагает закрепить в ФЗ № 114-ФЗ понятие «экстремизм», отграничив его тем самым от понятия «экстремистская деятельность», а также привести к стройному и логичному виду перечень видов такой деятельности, включающий в себя все правонарушения экстремистского характера;

3. Наряду с понятием «преступлений экстремистской направленности» в УК РФ стоит также закрепить понятие «экстремистских преступлений», поскольку первое не исчерпывающим образом разъясняет сущность деяний, совершаемых приверженцами экстремистских воззрений.

Список литературы:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СПС КонсультантПлюс (дата обращения -30.08.2019).

2. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001 // СПС КонсультантПлюс (дата обращения -30.08.2019).

3. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 02.08.2019) // СПС КонсультантПлюс (дата обращения - 30.08.2019).

4. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2019) // СПС КонсультантПлюс (дата обращения -30.08.2019).

5. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (с изм. от 28.11.2018) // СПС Гарант (дата обращения - 30.08.2019).

6. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 18.04.2018, с изм. от 29.03.2019) «О противодействии терроризму» // СПС КонсультантПлюс (дата обращения - 30.08.2019).

7. Указ Президента РФ от 11.01.1995 № 32 «О государственных должностях Российской Федерации» // СПС Гарант (дата обращения -30.08.2019).

8. Указ Президента РФ от 4.12.2009 №1381 «О типовых государственных должностях субъектов Российской Федерации» // СПС Гарант (дата обращения - 30.08.2019).

9. Перевалов В. Д. Теория государства и права: учебник / отв. ред. В. Д. Перевалов. - 4-е изд., перераб. и доп. - М. : Юр. Норма : НИЦ ИНФРА-М. 2018. 496 с.

10. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М. 2007. 908 с.

11. Сенин И. Н. Экстремизм как форма правового нигилизма в современной России: теоретико-правовой аспект: автореф. канд. дис.: 12.00.01. Саратов. 2011. 22 с.

12. Галицкий В. П. Государственная идеология в борьбе с экстремизмом и терроризмом // Научно-аналитический журнал обозреватель - Observer. 2010. № 12 (251). С. 13-24.

13. Клейменов М. П., Артемов А. А. Понятие и виды криминального экстремизма // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. № 3 (24). С. 167-174.

14. Кокорев В. Г. Соотношение понятий: «терроризм» и «экстремизм» // Социально-экономические явления и процессы. 2013. № 1 (047). С. 239-244.

15. Клейменов М. П., Артемов А. А. Понятие и виды криминального экстремизма. Цит. по: Лунев В. В. Проблемы криминализации и противодействия экстремизму // Государство и право. 2009. № 9. С. 46.

16. Приговор № 1-279/2017 1-6/2018 от 6 февраля 2018 г. // URL: https://sudact.ru/ (дата обращения - 30.08.2019).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.