Научная статья на тему 'Юридическая ответственность за экстремистскую деятельность'

Юридическая ответственность за экстремистскую деятельность Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1849
160
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСТРЕМИЗМ / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / EXTREMISM / EXTREMIST ACTIVITY / EXTREMIST CRIMES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Трофимов Константин Викторович

В статье представлен анализ междисциплинарного понятия «экстремизм» как социально опасного явления, выделены его основные признаки. Представлены и раскрыты основные виды юридической ответственности в Российской Федерации (гражданско-правовой, административной и уголовной). В заключении делается вывод о необходимости глубокой научной проработки и законодательном закреплении исследуемого понятия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Legal responsibility for extremist activities

The article presents an analysis of interdisciplinary concept of «extremism» as a socially dangerous phenomenon, its main features are highlighted. The main types of legal responsibility in the Russian Federation (civil, administrative and criminal) are presented and disclosed. In conclusion, the outcome is made about the need for deep scientific study and legislative consolidation of the concept under investigation.

Текст научной работы на тему «Юридическая ответственность за экстремистскую деятельность»

13. Коломыченко М. Киберспецслужба: Сбербанк предложил создать штаб борьбы с хакерами. URL: http://www.rbc.ru/ technology_and_media/01/09/2017/59a9799f9a7947375702db15 (дата обращения: 06.09.2017).

кошЕчкиНА Елена Александровна, кандидат исторических наук, доцент (Россия), доцент межфакультетской кафедры гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Лужского института (филиала) ЛГУ им. А.С. Пушкина.

Адрес для переписки: sea7helena@mail.ru Новиков Сергей валентинович, доктор исторических наук, профессор (Россия), заведующий кафедрой «Управление развитием образования» Омского государственного педагогического университета. Адрес для переписки: bonid89@inbox.ru

Статья поступила в редакцию 12.09.2017 г. © Е. А. кошечкина, С. в. Новиков

УДК 323.28:34

к. в. трофимов

Омский государственный педагогический университет, г. Омск

юридическая ответственность за экстремистскую деятельность

В статье представлен анализ междисциплинарного понятия «экстремизм» как социально опасного явления, выделены его основные признаки. Представлены и раскрыты основные виды юридической ответственности в Российской Федерации (гражданско-правовой, административной и уголовной). В заключении делается вывод о необходимости глубокой научной проработки и законодательном закреплении исследуемого понятия.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность, преступления экстремистской направленности.

Проблема экстремизма является одной из самых актуальных как во всём мире, так и в России. Дело в том, что экстремизм — это одно из самых опасных социально-политических явлений, которое угрожает не только безопасности граждан, но и ставит под вопрос существование человеческой цивилизации. Его социальная опасность обостряется многомерным характером данного феномена, наличием целого арсенала насильственных методов, которые не укладываются в рамки морали и гуманизма. Современный ренессанс экстремизма обусловлен тем, что в XXI веке «изменились параметры международной безопасности: если раньше они были связаны с балансом военных сил, с соглашениями по ограничению и сокращению вооружений, то сегодня на первый план выходит борьба с экстремизмом, транснациональной преступностью и т.д.» [1, с. 125]. Западные авторы предрекают схожую картину мироустройства в третьем тысячелетии: расползание международного терроризма, усиление этнических и религиозных конфликтов, рост числа беженцев до десятков миллионов (З. Бжезинский, Д. Мойниган). Защитить граждан от этого зла способно только государство. Более того, безопасность жизни граждан в обмен на их повиновение государству (по Т. Гоббсу) является основой общественного договора [2].

Власть в России осознаёт, что «экстремизм ведёт к нарушению гражданского мира и согласия, подрывает общественную безопасность и государственную целостность Российской Федерации, создаёт реальную угрозу сохранению основ конституционного строя, межнационального и межконфессионального согласия» [3].

В статье 2 Конституции Российской Федерации говорится о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Данная норма выступает конституционным требованием ко всем государственным институтам для мобилизации всех правовых механизмов с целью защиты каждого человека и гражданина от посягательств на его права. А значит, государство не только может, но и обязано оградить своих граждан от экстремизма, при условии соблюдения гражданами и организациями действующего законодательства, что обусловливает актуальность его изучения.

Поэтому вначале обратимся к исследованию понятия «экстремизм». Под экстремизмом (с латинского ех1гетш — крайний), в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова под экстремизмом понимается политическая категория, которая выражает «приверженность к крайним взглядам, к использованию крайних мер (включая теракты и взятие заложников) для достижения своих целей» [4, с. 13 — 21]. В политическом аспекте под экстремизмом понимают склонность к крайним взглядам; использование нелегальных форм политического участия (бунт, погромы, терроризм) для достижения политических целей [5].

Как видно из литературы, экстремизм характеризуется как деяния различного вида, объединённые насильственным противоправным характером, имеющие, как правило, политический контекст. Так, например, К. О. Никонов в своем исследовании акцентирует внимание на насильственном, криминальном аспекте экстремизма. «Экстремизм

есть проявление активности, деятельность, выходящая за рамки дозволенного и связанная с применением насилия или пропагандой его» [6, с. 42].

Вместе с тем ряд исследователей отмечает не только политический, но и религиозный и националистический характер экстремизма [7].

Но, как правило, экстремизм выступает как многомерный политический феномен, основанный на взаимосвязи вышеуказанных социальных явлений, который реализуется противозаконными, насильственными методами. А.С. Скудин справедливо отмечает, что «Экстремизм — суть социальное явление, наиболее ярко проявляющееся в сфере политики» [8, с. 216]. Напомним, что и резолюция 1344 (2003) ПАСЕ характеризует экстремизм как именно политическую деятельность: «экстремизм — это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии» [9].

В подавляющем большинстве случаев экстремистские действия имеют конечную цель — завоевание власти либо, так или иначе, повлиять на государственную власть, подорвать конституционные основы страны.

Как юридическая категория впервые в новейшее время в Европе экстремизм был осмыслен французским юристом М. Лероем. Основным отличием экстремизма, по утверждению автора, является абсолютная вера его адептов в проповедуемые политические идеалы. В качестве примеров экстремизма первой четверти XX века он приводил «красный экстремизм» большевиков и «белый экстремизм» монархистов [10, с. 13]. Однако обстоятельное научное осмысление и законодательное закрепление исследуемой категории произошло намного позже.

Российский законодатель не трактует понятие «экстремизм». Однако в международных актах находим: «экстремизм — это какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в этих целях незаконных вооружённых формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке» [11].

В 2003 году Российская Федерация ратифицировала Шанхайскую конвенцию, следовательно, данная дефиниция имеет юридическую силу на территории нашего государства.

Вследствие этого понятие экстремистской деятельности (экстремизма) раскрыто в статье 1 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114 «О противодействии экстремистской деятельности», основные положения которой конгруэнтны содержанию Шанхайской конвенции.

Так, в законе под экстремистской деятельностью (экстремизмом) понимается:

— насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

— публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

— возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

— пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

— нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

— воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

— воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

— совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

— пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

— публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

— публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

— организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

— «финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг» [12].

Из содержания данной трактовки видно, что в законе закреплён лишь перечень деяний, представляющий собой различные проявления экстремистской деятельности (экстремизма). Вместе с тем законодатель не даёт определение экстремизма, которое бы раскрывало все его сущностные признаки, что затрудняет правоприменительную практику.

Для обоснования данного тезиса рассмотрим основное содержание нормативно-правовых актов РФ, регулирующих общественные отношения, возникающие в ходе противодействия экстремистской деятельности, а также виды юридической ответственности, которая возникает в результате совершения данного противоправного деяния.

Законодатель, формируя правовую базу, отталкивается от конституционных норм, как основных регуляторов общественных отношений. Так, в статье 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничений прав

граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Вместе с тем Конституция РФ в статье 29, гарантируя свободу мысли и слова, запрещает пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

В Конституции содержится прямой запрет экстремистской деятельности (см. статью 13 п. 5, которая запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни). Вышеизложенные конституционные нормы и международные договоренности, ратифицированные Российской Федерацией, выступают юридическим основанием для формирования правовой базы, предусматривающей ответственность за правонарушения экстремистской направленности (экстремизм).

Исходя из этого за осуществление экстремистской деятельности граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Применение гражданско-правовой ответственности связано с тем, что результатом экстремизма зачастую становится имущественный (материальный) и моральный вред. Материальный вред связан с имущественными убытками (потеря прибыли, уничтожение вещи и т.д.). Моральный вред более связан с нематериальными убытками (распространение сведений, порочащих деловую репутацию и т.д.). Имущественный вред может возмещаться путём предоставления вещи того же рода и качества, исправления повреждённой вещи — возмещение вреда в натуре. Вместе с тем в случае, если данная норма неприменима, суд, учитывая все обстоятельства совершённого правонарушения экстремистского характера, вправе применить к виновному другой вид санкции — возмещение причинённых убытков [13].

Суд учитывает мнение потерпевшего, который, как правило, заинтересован именно в возмещении причинённых убытков. Более того, возмещение в натуре вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего, невозможно (ст. 1084 ГК РФ).

Например, если в результате экстремистской деятельности получил повреждение торговый павильон предпринимателя, и, как следствие, это привело к прекращению торговли в течение трёх дней. В данном случае ущерб будет состоять из стоимости ремонта торгового павильона и прибыли, не полученной предпринимателем (упущенная выгода).

Статья 1064 п.1 ГК РФ гласит: «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» [14].

Что касается морального вреда, причинённому гражданину в результате экстремистских действий (унижение чести и достоинства вследствие разжигания религиозной либо национальной розни).

Гражданско-правовая ответственность наступает в данном случае на основании статей 151 и 1099.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. В этой связи в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 6 февраля 2007 г.) отмечается, что «моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.».

Обязательным условием возникновения права на возмещение морального вреда является причинная связь между зафиксированными страданиями гражданина и нарушением личных неимущественных его прав либо посягательством на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Размер компенсации определяет суд, учитывая мнение пострадавшего.

Рассмотрим основания наступления административной ответственности за действия экстремистского характера (экстремизм).

Административная ответственность наступает за совершение административного правонарушения, т.е. противоправного деяния, характеризующегося более низкой общественной опасностью, чем преступление. Исходя из данного тезиса, Кодексом об административных правонарушениях РФ устанавливается юридическая ответственность за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций (ст. 20.3 КоАП РФ). Под нацистской атрибутикой и символикой законодатель понимает знамена, значки, атрибуты униформы, иные отличительные знаки, приветствия и приветственные жесты. Также административно наказуемым является и сбыт, изготовление или приобретение с целью сбыта такой символики.

Символика экстремистской организации — официально зарегистрированная символика организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Производство и распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения (ст. 20.29 КоАП РФ).

Экстремистские материалы — это документы либо информация на иных носителях, которые призывают к осуществлению экстремистской деятель-

ности. К подобным материалам относятся труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство, публикации, оправдывающие совершение преступлений против какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

Субъектами исследуемого правонарушения могут быть граждане, должностные и юридические лица [15].

Далее обратимся к рассмотрению уголовной ответственности за осуществление экстремистской деятельности (экстремизма).

Конкретизируя конституционные нормы и международные договорённости, законодатель предусматривает и уголовную ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности (экстремизма).

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет, гражданин РФ, иностранный гражданин либо лицо без гражданства.

Статьей 280 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, в том числе в сети Интернет; согласно ст. 282 УК РФ за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства предусмотрена уголовная ответственность (обязательные либо исполнительные работы и т.д.).

Пункты 1, 2, 3 статьи 282 УК РФ содержат санкции за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства; за организацию деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности; за финансирование экстремистской деятельности. Данными нормами предусмотрены различные виды уголовной ответственности за экстремизм (штраф, принудительные работы, арест, ограничение свободы, лишение свободы и т.д.).

Таким образом, рассмотрев вопросы, связанные с юридической ответственностью за экстремизм, можно сделать следующие выводы. Экстремизм, как угроза конституционному строю, является одной из самых главных социально-политических проблем современной России.

Необходимость эффективного противодействия экстремизму побудила законодателя к формированию адекватной нормативно-правовой базы, которая предусматривает гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность за правонарушения экстремистской направленности.

Вместе с тем общественная опасность экстремизма остаётся достаточно высокой. Поэтому существует реальная потребность в научном осмыслении и тщательной юридической проработке таких понятий, как «экстремизм», «экстремистская деятельность», «содействие экстремистской деятельности» и т.д., а также законодательное закрепление данных категорий.

Библиографический список

1. Василенко И. А. Политическая философия. 2-е изд. М.: ИНФРА-М, 2010. 320с. ISBN 978-5-16-003619-9.

2. Гоббс Т. Левиафан / пер. с англ. А. Тутерман. М.: РИ-ПОЛ классик, 2016. 672 с. ISBN 978-5-386-09587-1.

3. Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года (утв. Президентом РФ 28.11.2014 г. Пр-2753. URL: http://sudact.ru/law/strategiia-protivodeistviia-ekstremizmu-v-rossiiskoi-federatsii-do/ (дата обращения: 06.09.2017).

4. Ожегов С. И. Словарь русского языка. 26-е изд., испр. и доп. / под общ. ред. Л. И. Скворцова. М.: Оникс, 2008. С. 1321.

5. Новейший политологический словарь / Авт.-сост.: Д. Е. Погорелый, В. Ю. Фесенко, К. В. Филиппов. Ростов н/Д: Феникс, 2010. С. 265. ISBN 978-5-222-16671-0.

6. Никонов К. О. Проблемы определения экстремизма // Юридический мир. 2011. № 7. С. 42.

7. Тамаев Р. С. Борьба с экстремизмом: необходимо международное сотрудничество // Законность. 2007. № 6. С. 57.

8. Скудин А. С. Правовые меры противодействия экстремизму: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. 216 с.

9. Рекомендация ПАСЕ от 04.10.2005 № 10705 «European Muslim communities confronted with extremism». URL: http://assembly.coe.int/nw/xml/XRef/X2H-Xref-ViewHTML. asp?FileID=11168&lang = EN (дата обращения: 06.09.2017).

10. Макаров Н. Е. Политический экстремизм как радикальная модель политического процесса и организация государственного противодействия экстремизму: дис. . канд. полит. наук. Чита, 2006. С. 13—14.

11. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

12. Российская Федерация. Законы. О противодействии экстремистской деятельности: федер. закон от 25.07.2002. № 114-ФЗ. Ст. 1. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

13. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1. Ст. 15. Возмещение убытков: Федер. закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

14. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. Ст. 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда: Федер. закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

15. Российская Федерация. Законы. Кодекс об административных правонарушениях РФ. Ст. 20.3. Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены. URL: http://www.kodap.ru/razdel-2/glava-20/st-20-3-koap-rf (дата обращения: 06.09.2017).

Трофимов константин викторович, старший преподаватель кафедры «Управление развитием образования»; аспирант кафедры «Правоведение, государственное и муниципальное управление»; соискатель по кафедре «Социальная педагогика и социальная работа».

Адрес для переписки: ya.trofimov-k@yandex.ru

Статья поступила в редакцию 12.09.2017 г. © к. в. Трофимов

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.