Научная статья на тему 'Преступления экстремистской направленности как объект правового и криминалистического анализа'

Преступления экстремистской направленности как объект правового и криминалистического анализа Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1460
175
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / ЭКСТРЕМИЗМ / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / МОТИВЫ / НЕНАВИСТЬ И ВРАЖДА / СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ / МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА / CRIMES / EXTREMIST / EXTREMISM / EXTREMIST ACTIVITIES / CRIME / THE MOTIVES / THE HATRED AND ENMITY / SOCIAL GROUPS / MECHANISM OF A CRIME / FORENSIC METHODS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Выстропов Валентин Геннадьевич

Осуществляется попытка криминалистической систематизации преступлений экстремистской направленности, образующей обширную и разнообъектную группу деяний. Проанализировав содержание понятия экстремистской деятельности (экстремизма), а также преступлений экстремистской направленности, согласно уголовному закону и различным научным источникам, автор предлагает их криминалистическую классификацию, исходя из критерия единства механизма преступления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Выстропов Валентин Геннадьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CRIMES OF AN EXTREMIST NATURE AS AN OBJECT OF LEGAL AND FORENSIC ANALYSIS

In article attempt of systematization of crime crimes of an extremist orientation, forming an extensive and runobject group acts. After analyzing the concept of extremist activities (extremism), as well as extremist crimes under the criminal law and various scientific sources, the author offers their forensic classification based on the criterion of unity of mechanism of a crime.

Текст научной работы на тему «Преступления экстремистской направленности как объект правового и криминалистического анализа»

Key words: criminal proceedings, crime, criminal investigation, reason, information, statement, message, investigator medicines, medical devices, food supplements, pharmaceuticals, counterfeit, substandard drugs

Vardanyan Galina Akopovna, Cand. jurid. of Sciences, legal counsel of the first category of the legal department, avardanyan@yandex.ru, Russia, Rostov-on-Don

УДК 343.985.1

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ КАК ОБЪЕКТ ПРАВОВОГО И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

В.Г. Выстропов

Осуществляется попытка криминалистической систематизации преступлений экстремистской направленности, образующей обширную и разнообъектную группу деяний. Проанализировав содержание понятия экстремистской деятельности (экстремизма), а также преступлений экстремистской направленности, согласно уголовному закону и различным научным источникам, автор предлагает их криминалистическую классификацию, исходя из критерия единства механизма преступления.

Ключевые слова: преступления, преступления экстремистской направленности, экстремизм, экстремистская деятельность, преступления, мотивы, ненависть и вражда, социальные группы, механизм преступления, криминалистическая методика.

На современном уровне развития мирового сообщества экстремизм и его дальнейшее распространение признается в качестве одной из наиболее опасных угроз для человечества [1; 2]. Имея глубокие исторические и психологические корни [3, с. 40 - 45], экстремизм весьма многогранен, проявляясь в виде ксенофобии, расизма, фашизма, сепаратизма, ваххабизма и т.д. Осуществление многочисленных философских, социологических, психологических, юридических исследований, объектом которых явилось указанное негативное социальное явление, породило множество определений и классификаций экстремизма. Определенные результаты исследований получили воплощение в виде правовой основы антиэкстремистской деятельности [4, с. 27 - 31], а также категорий экстремистских деяний, признаваемых преступлениями.

Федеральный закон РФ от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в п. 1 ст. 1 «Основные понятия» раскрывает содержание экстремистской деятельности (экстремизма), трактуя термины «экстремистская деятельность» и «экстремизм» как равнозначные. Не считая необходимым формулирование универсального и ёмкого определения указанному явлению, законодатель констатирует, что содержанием

82

экстремистской деятельности (экстремизма) охватываются следующие виды деятельности: - насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности российского государства; публичное оправдание терроризма либо другая террористическая деятельность; - возбуждение социальной, расовой, национальной либо религиозной розни; - пропаганда исключительности, превосходства, неполноценности личности по соображениям его социального, расового, национального происхождения, религиозной или языковой принадлежности; - нарушение прав, свобод, законных интересов личности по соображениям социальной, расовой, религиозно-этнической, лингвистической принадлежности; -

воспрепятствование реализации избирательных прав, прав участия в референдуме, нарушение тайны голосования, совершенные с применением насилия или угрозой его применения; - воспрепятствование правомерной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, либо общественных (в т.ч. религиозных) организаций, сопряженное с насилием либо угрозой его применения; -совершение преступных деяний по мотивам, предусмотренным п. «е» ст. 63 УК РФ; - пропаганда и демонстрация нацистской атрибутики либо символики или сходной с вышеуказанными атрибутиками и символиками до степени смешения, а равно демонстрация атрибутики или символики, принадлежащей экстремистским организациям; - публичные призывы к совершению обозначенных выше действий, распространение экстремистских материалов, а также их изготовление или хранение с целью распространения; - публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность, в осуществлении им в период выполнения должностных полномочий преступных деяний экстремистской направленности; - организация обозначенных выше деяний, а равно подстрекательство и подготовка к их совершению; -финансирование указанных деяний, а равно иное содействие в их организации, приготовлении, осуществлении.

Закономерно, что не все виды деятельности, имеющей экстремистскую природу, признаются в качестве преступлений. Понятие преступлений экстремистской направленности представлено в примечании к ст. 282.1 УК РФ. Согласно этой дефиниции, под преступлениями экстремистской направленности понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении определенной социальной группы, предусмотренные отдельными нормами Особенной части УК РФ и п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ. При буквальном рассмотрении приведенного определения может возникнуть впечатление, что преступления экстремистской направленности должны включать одновременно признаки, указанные в нормах Особенной части уголовного закона (в т.ч. в виде квалифицирующих признаков), прямо предусматривающие мотивы ненависти или вражды к какой-либо социальной группе, и обстоятельства, отягчающие наказание, предусмотренные «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Однако очевидно, что

законодатель имел в виду, что экстремистская мотивация тех или иных действий может быть либо прямо предусмотрена в основном или квалифицированном составе, либо, при отсутствии таковой, - в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. Разумеется, при условии доказанности уголовно-процессуальным путем названной мотивации в действиях субъектов преступления.

В данном контексте к экстремистским преступлениям может быть отнесено любое деяние, независимо от родового или непосредственного объекта, при совершении которого субъект (субъекты) преступления действовали со специфической обозначенной выше экстремистской мотивацией. Такой подход закономерно обусловливает отнесение к экстремистским преступлениям весьма обширной группы деяний, имеющих совершенно разные родовые (тем более - непосредственные) объекты: жизнь и здоровье; свобода, честь и достоинство личности; половая неприкосновенность и половая свобода личности; конституционные права и свободы человека и гражданина; общественная безопасность; основы конституционного строя и безопасности государства и т.д.

Необходимым условием исследования экстремистской преступности с целью эффективного воздействия на нее в рамках правового поля является систематизация преступлений экстремистской направленности. Выявление комплекса единых черт, признаков, присущих различным преступлениям экстремистской направленности, по необходимости - их корректировка на законодательном уровне, с целью уточнения, преодоления коллизий и пробелов, является одним из актуальных направлений развития современной юридической науки. Не менее востребованным представляется и криминалистический анализ преступлений экстремистской направленности, для которого разработка криминалистических классификаций [5; 6, с. 5 - 10], объединяющих указанные деяния уже с точки зрения совокупности криминалистически значимых признаков (не всегда совпадающих с уголовно-правовыми), выступает необходимым этапом для разработки или совершенствования криминалистических рекомендаций по организации, раскрытию и расследованию соответствующей группы деяний, именно с учетом познания механизма преступного посягательства.

Актуальность проблемы систематизации видов экстремистской деятельности (экстремизма), преступлений экстремистской направленности, породила научный поиск ряда исследователей в данном направлении.

Прежде всего, исходя из конструкции определения преступлений экстремистской направленности, различаются преступления, совершенные на почве различных видов мотивов: политических, идеологических, расовых, национальных, религиозных непримиримых противоречий, а также антагонизма в отношении какой-либо иной социальной группы [7, с. 24 - 28; 8, с. 59 - 63]. Но дифференциация по мотивам не решает проблему выделения какой-либо конкретной группы преступлений (с точки зрения уголовно-правовой классификации видов преступлений), хотя и имеет право на

существование, в том числе может явиться лейтмотивом создания комплексной частной криминалистической методики (например, выделяющей в качестве своего объекта экстремистские преступления, совершенные по либо политическим, либо национальным либо по религиозным мотивам). Но, как мы заметили, осуществляя эмпирический анализ материалов судебно-следственной практики, зачастую политические и этнические (национально-религиозные) мотивы зачастую тесно переплетаются. Политические разногласия могут проявляться на фоне ошибок и просчетов во внутренней политике [9, с. 151 - 154] в отношении т.н. «национальных меньшинств», не вполне удачном разрешении иных национальных вопросов, вплоть до депортаций целых народностей с мест их привычного проживания, сложившегося веками уклада жизни, почитания ими памяти предков и т.п.

По мнению А.В. Петрянина, классификация преступлений экстремистской направленности предусматривает следующие категории:

1) преступления, причиняющие вред общественным отношениям, обеспечивающим охрану общественной безопасности страны (преступления, предусмотренные ст. ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 206, 207, 208, 212 УК

РФ);

2) преступления, имеющие объектом посягательства общественные отношения, регулирующие нормальное функционирование конституционного строя нашей страны (ст. 239, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 2821, 2822 УК РФ);

3) преступления, причиняющие вред общественным отношениям, обеспечивающим сохранение мира и безопасности человечества (ст. 357 УК РФ) [10, с. 11].

Очевидно, что исследователь является сторонником позиции о том, что терроризм является наиболее опасной разновидностью экстремизма. Правовую основу для такой позиции объективно дают проанализированные ранее нормы антиэкстремистского законодательства, прямо предусматривающее такое соотношение. Действительно, логическим воплощением экстремистской идеологии зачастую выступают террористические акты и иные преступления террористического характера, олицетворяющие непосредственное выражение агрессии на почве экстремистского антагонизма.

Мы согласны с тем, что экстремистская идеология и террористическая деятельность обладают единой онтологической природой [11, с. 115 - 118], а также эти деструктивные явления диалектически обусловливают друг друга. В то же время мы не отождествляем указанные явления, а считаем их соотнесенными между собой. Диалектическим законом перехода количества в качество возможно объяснить трансформацию воздействия экстремистской идеологии в совершение террористических актов, захваты заложников, осуществление иных преступлений общеопасным способом [12, с. 94 - 97].

По мнению Л.Н. Башкатова, А.Е. Беляева, А.А. Игнатьева, С.И. Изоитко, А.В. Устинкова классификация преступлений экстремистской направленности дифференцируется на следующие категории уголовно-правовых норм:

- нормы, специально предназначенные для пресечения экстремисткой

деятельности (ст. ст. 280, 282, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ);

- нормы, направленные против террористической деятельности как специфических проявлений экстремизма (ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 УК РФ);

- «универсальные нормы», предусматривающие уголовную ответственность за различные преступления вне связи с экстремизмом, но нередко совершаемые или могущие совершаться и в экстремистских целях (ст. ст. 105, 111, 112, 115, 116, 119, 126, 127, 136, 148-151, 156, 209, 210, 212-214, 215.2, 240, 241, 243, 244, 294-298, 317-319, 321, 322.1, 323, 329, 330 УК РФ);

- сопутствующие преступлениям экстремистской составы других деяний, требующих квалификации по совокупности с перечисленными выше [13].

Приведенная классификация также имеет право на существование. Как нам представляется, она может иметь определенную научную ценность, в первую очередь, для науки уголовного права, где построение классификаций необходимо в целях познания признаков состава преступления, особенностей квалификации в различных ситуациях и т.п.

Вместе с тем, с точки зрения объекта и предмета науки криминалистики, реализующей деятельностный подход к познанию преступности, приобретают особую значимость построения криминалистических квалификаций [14, с. 31 - 35], которые, признавая несомненную роль уголовно-правовых признаков в конструировании состава преступления, тем не менее, в качестве главных критериев используют механизм преступления. Именно конструктивное единство внутренней природы совершения преступлений определенной категории является методологической предпосылкой для разработки криминалистических классификаций, которые, в свою очередь представляют собой основу для дальнейшей разработки частных криминалистических методик [15, с. 17 - 23].

Посмотрим, какие критерии целесообразно положить в основу разработки криминалистической классификации экстремистской направленности. Мы признаем, безусловно, существенную роль экстремисткой мотивации в формировании и воплощении преступного умысла на совершение преступлений указанной категории. Вместе с тем, преследуя одни и те же мотивы (будь они политические, национальные, религиозные), субъекты преступлений зачастую совершают кардинально различные действия: насильственное изменение конституционного строя, создание экстремистских организаций, призывы к осуществлению экстремистской деятельности, убийства и причинения вреда здоровью различной степени тяжести.

Поэтому, несмотря на роль мотивации, считаем, что наибольшую значимость с точки зрения разработки криминалистических классификаций экстремистских преступлений приобретает анализ типичных способов совершения этих деяний, находящихся в коррелятивных взаимосвязях с другими элементами механизма преступления. Как известно, воплощением результата анализа механизма преступления выступает его криминалистическая характеристика как научная абстракция [16, с. 153 - 157]. Подчеркнем, что в

данном случае мы имеем в виду именно криминалистические, а не уголовно-правовые научные знания относительно категории «способ преступления», восходящие от криминалистического учения о способе преступления.

Таким образом, анализ научной литературы и следственно-судебной практики позволил сформировать следующую криминалистическую классификацию преступлений экстремистской направленности: -насильственные преступления экстремистской направленности; - преступления, связанные с организацией экстремистской деятельности; - преступления, связанные с пропагандой ненависти и вражды по политическим, идеологическим, национальным, расовым, религиозным убеждениям, либо ненависти и вражды в отношении каких-либо социальных групп; -преступления, связанные с вандализмом на почве экстремистских убеждений.

По нашему мнению, представленные классификационные критерии могут быть реализованы в последующих научных исследованиях, имеющих целью разработку частных криминалистических методик расследования соответствующих разновидностей преступлений экстремистской направленности. В своих последующих научных исследованиях мы также отразим результаты совершенствования криминалистических методик расследования отдельных разновидностей преступлений экстремистской направленности, уделяя особое внимание экстремистским преступлениям информационно-пропагандистской направленности.

Список литературы

1. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 года // Ведомости ВС СССР. 18 июня 1969 г. N 25. Ст. 219.

2. Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.) // Бюллетень международных договоров, январь 2004. № 1.

3. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Генезис экстремизма и терроризма в России как ретроспективный аспект криминалистического научного познания // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 3 (31). С. 40-45.

4. Кулешов Р.В. Международное законодательство и Конституция РФ как нормативно-правовая основа для совершенствования антиэкстремистской и антитеррористической деятельности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 3 (31). С. 27-31.

5. Головин А.Ю. Базовые криминалистические классификации преступлений // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. Вып. 2. Ч. II.

6. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Криминалистические классификации преступлений и их системообразующая роль в формировании частных криминалистических методик расследования преступлений как научно

обоснованных комплексов криминалистических рекомендаций // Российский следователь. 2015. № 21. С. 5-10.

7. Кулешов Р.В. Роль мотивации в структуре криминалистической характеристики преступлений экстремистской направленности и террористического характера // Научный вестник Омской академии МВД России. 2015. № 4 (59). С. 24 - 28.

8. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Типология агрессии и формы ее проявления в структуре мотивации экстремистской и террористической деятельности // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 2 (25). С. 59-63.

9. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Некоторые факторы, предопределяющие генезис этнорелигиозного экстремизма и терроризма, а также их актуализацию на современном этапе развития общества // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 2 (25). С. 151 - 154.

10. Петрянин А.В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 2014.

11. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Диалектическое единство экстремизма и терроризма как философская предпосылка для совершенствования подходов к криминалистическому научному обеспечению антитеррористической и антиэкстремистской деятельности // Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 8. С. 115 - 118.

12. Варданян А.В., Кулешов Р.В. Соотношение понятий экстремистской и террористической деятельности: гносеологический и правовой аспекты // Черные дыры в Российском законодательстве. 2015. № 4. С. 94-97.

13. Башкатов Л.Н., Беляев А.Е., Игнатьев А.А., Изоитко С.И., Устинков А.В. Основные проблемы уголовно-правовой оценки проявлений экстремизма и терроризма // Право и безопасность. 2007, декабрь. № 3-4 (24-25).

14. Варданян А.В., Кулешов Р.В. О классификации явлений экстремизма и терроризма: единство сущности и поливариантность отображения в социуме // Правовое государство: теория и практика. 2015. Т. 4. № 42. С. 31 - 35.

15. Варданян А.В., Айвазова О.В. Принципы формирования частных криминалистических методик: современное состояние и пути совершенствования // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2016. Вып. 1. Ч. II. С. 17 - 23.

16. Айвазова О.В. Криминалистическая характеристика преступлений как систематизированное отражение механизма преступной деятельности: результаты научной полемики // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 389. С. 153-157.

Выстропов Валентин Геннадьевич, адъюнкт, (863)207-86-25, Россия, Ростов-на-Дону, Ростовский юридический институт МВД России

CRIMES OF AN EXTREMIST NATURE AS AN OBJECT OF LEGAL AND FORENSIC ANALYSIS

V.G. Vystropov

In article attempt of systematization of crime crimes of an extremist orientation, forming an extensive and runobject group acts. After analyzing the concept of extremist activities (extremism), as well as extremist crimes under the criminal law and various scientific sources, the author offers their forensic classification based on the criterion of unity of mechanism of a crime.

Key words: crimes, extremist, extremism, extremist activities, crime, the motives, the hatred and enmity, social groups, mechanism of a crime, forensic methods

Vystropov Valentin Gennadievich, Adjunct, (863) 207-86-25, Russia, Rostov-on-Don, Rostov Institute of Law of the Ministry of Internal Affairs of Russia

УДК 343.98

СУБЪЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Е.В. Головина

Рассмотрены различные подходы к систематизации субъектов противодействия предварительному расследованию. Представлен авторский подход к определению круга субъектов противодействия расследованию должностных преступлений и мотивов их действий.

Ключевые слова: противодействие предварительному расследованию, должностные преступления, субъекты противодействия расследованию преступлений.

Современное состояние криминалистики характеризуется развитой системой ее частных криминалистических теорий и учений, раскрывающих и описывающих большинство объектов, явлений и процессов, составляющих механизм совершения преступлений и деятельность по их предварительному расследованию. В их числе криминалистическое учение о противодействии предварительному расследованию, раскрывающее сущность и закономерности осуществления этого специфического вида криминальной и посткриминальной деятельности, направленной на создание подозреваемыми (обвиняемыми) и другими лицами помех достижению целей досудебного производства по уголовным делам.

Различные вопросы противодействия расследованию преступлений изучаются в криминалистической науке на протяжении практически всего периода ее развития. Так, еще Г. Гросс в своем «Руководстве для судебных

89

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.