Научная статья на тему '«Домострой» - экономический документ эпохи зарождения первоначального накопления капитала в России'

«Домострой» - экономический документ эпохи зарождения первоначального накопления капитала в России Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1379
556
Поделиться

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Бочко Владимир Степанович

Дается экономический анализ «Домостроя» уникального документа средневековой России, периода излома социально-экономических отношений и замены существовавших устоев новыми ценностями. Показывается, что в «Домострое» изложены не патриархальные отношения, как долгое время утверждалось в литературе, а обычаи и традиции, складывавшиеся в связи с развитием городов и зарождением внутреннего рынка. Раскрываются основы формирования русского экономического сознания в период зарождения первоначального накопления капитала в России. Подчеркивается такая его особенность, как сочетание экономических и нравственно-культурных начал в поведении людей при умножении богатства.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Бочко Владимир Степанович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Домострой» - экономический документ эпохи зарождения первоначального накопления капитала в России»

Владимир Степанович Бочко

Кандидат экономических наук, профессор, Заслуженный экономист Российской Федерации, заместитель директора Института экономики УрО РАН

«Домострой» - экономический документ эпохи зарождения первоначального накопления капитала

в России1

Своеобразие «Домостроя». «Домострой» является одним из уникальных, хотя несколько забытых, литературных документов средневековой России, отбрасывающим благотворную, объясняющую тень на современный экономический и нравственный менталитет российского народа. Его изучение позволяет глубже проникнуть в характерные черты россиян, приблизиться к корневым, исходным особенностям общественных отношений в России и использовать их при поиске современных идей социально-экономического развития страны.

«Домострой» состоит из 67 глав и делится на три основные части: «как веровать», «о мирском строении» и «о домовном строении». В нем идет обсуждение житейских проблем на бытовом, человеческом, семейном уровне, т.е. далеком от научных, концептуальных споров. Устройство жизни, обычаи, порядки излагаются с точки зрения их полезности для обеспечения согласованности действий людей, достижения ими блага, проявления уважения к другим членам семьи и общества.

Долгое время бытовой уровень подачи материала не позволял многим исследователям понять глубинную суть предлагаемых в «Домострое» наставлений, которая состоит в сочетании экономического и нравственного подходов, в рассмотрении хозяйствования не как самостоятельного, дополнительного к основной жизни людей элемента, существующего наряду с другими элементами, а как самой жизни, как ее нравственно-духовного состояния.

Только в начале ХХ века эта экономическая сущность человеческой жизни была ухвачена и объяснена С.Н. Булгаковым, одним из оригинальных русских экономистов, которого с не меньшим основанием философы считают своим. Он в работе «Философия хозяйства» (1912 г.) впервые показал, что хозяйственная деятельность выступает самой жизнью людей, становится воспроизведением их как части природы. Экономический прогресс служит условием благосостояния, а суть самого благосостояния заключается в духовном развитии, в создании совокупности различных духовных благах, которые составляет то, что называется культурными приобретениями данной исторической эпохи. Поэтому С.Н. Булгаков пришел к пониманию хозяйства как явления духовной жизни, которое открывает глаза на психологию хозяйственных эпох и значение смены хозяйственных мировоззрений [8. С. 41, 110, 187]. К сожалению, эта точка зрения до сих пор не получила достаточного развития и углубления.

Чисто внешне «Домострой» в передаче особенностей устройства домашней жизни незамысловат и прост. Но эта кажущаяся простота не равнозначна примитивности. Говоря современным языком, можно сказать, что «Домострой» дает институциональные описания жизни людей в средневековой России. Правила и обычаи, изложенные в наставлении «отца сыну», затрагивают глубинные основы человеческих отношений. Поэтому они не только использовались в старые времена, но пережили века и в значительной мере сохранились в настоящее время, особенно в части взаимоотношений в семье между мужем и женой, между родителями и детьми.

Следует подчеркнуть, что в «Домострое» изложены не патриархальные отношения, как долгое время утверждалось в научной и публицистической литературе, а обычаи и традиции, складывавшиеся в связи с формированием в России новых социально-экономических отношений,

1 Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ № 04-02-00303.

связанных с развитием городов и зарождением внутреннего рынка, т.е. с переходом от деревенского образа жизни к, в определенной степени, урбанистическому, хотя и с сельскими элементами, от натурального хозяйства к товарно-денежному. В «Домострое» представлен быт середины XVI века, где уже нет общинного равенства всех, но нет еще и социально выраженного личного закрепления людей, делается упор на исполнение чувства долга и соблюдение нравственных основ в семейной жизни.

«“Домострой” в законченном виде выстраивал иерархию основных организующих форм: государство - церковь - семья, с ведущим для этой иерархии принципом единения на основе воли, понимаемой как общественная польза», - считает В.В. Колесов [10. С. 312].

«Домострой» - это обычаи горожан среднего достатка, нарождающихся купцов и дворян, а также вольных служилых людей. В главе 61 даже специально говорится, «как устраивать двор или лавку, или амбар и деревеньку», а в главе 41 даются рекомендации, «когда и что покупать тому, у кого деревень нет».

В «Домострое» пропагандируется идея постепенного накопления капитала и обогащения населения, т.е. фактически речь идет о ростках первоначального накопления капитала. При этом указывается на важнейшие принципы ведения домашних дел - экономность, запасливость и бережливость, подчеркивается, что расходы должны сообразовываться с доходами.

Забвение «Домостроя». «Домострой» в свое время был известен многим жителям Московской Руси. Об этом свидетельствует, как отмечают историки, значительное число списков (рукописей) этого литературного произведения. Но начиная с петровских времен он был забыт, поскольку перестал отвечать потребностям крутого преобразования России по западным лекалам. Нужны были книги другого содержания, такие, которые нацеливали бы на ускоренное развитие машинного производства, техники и технологий, а также способствовали возвеличиванию роли царственных особ, т.е. людей необычных, богоизбранных, а не тех простых, существующих в большом количестве, ежедневно организующих и производящих массы продуктов, содействующих удовлетворению расширяющихся общественных потребностей. Вместо развития демократии, вытекающей из формирующихся рыночных отношений, появления множества самостоятельных, экономически независимых производителей политическому режиму требовалось укрепление единовластия в масштабе государства.

Естественное движение к капитализму стало заменяться в России насаждением своего «самобытного» типа капитализма - крепостнического (если закабаление вольных людей без их согласия по Судебнику Ивана IV каралось смертной казнью, то в петровские времена насильственное закрепление населения за заводами делалось в массовом порядке и без всякого наказания), а экономические отношения приобрели форму крепостнически-капиталистических. Это был крупный зигзаг в развитии общественно-экономических отношений в России, существенно и надолго уводивший ее от мирового, прежде всего европейского, варианта формирования рыночнотоварных отношений.

Централизация государственной власти приводила к снижению производственной творческой инициативы широких масс, она содействовала развитию только тех территорий и городов, тех производств и отраслей, которые служили повышению военной мощи страны и росту авторитета ее правителя.

На второй и даже на третий план уходили вопросы морали в обществе, нравственности в экономике, они заменялись церковными проповедями о сохранении души. При этом религия стала отделяться от хозяйственной деятельности и постепенно превращалась в идеологическое средство удержания широких масс в покорности и преданности режиму. Создание материальных благ больше не рассматривалось как формирование духовной и материальной культуры народа, а выступало исключительно способом поддержания жизни для простых людей и накопления богатства, роскоши для правящей части общества.

Новое открытие «Домостроя». Вновь этот литературный памятник стал известен российской общественности с середины XIX века, но уже не как «руководство к действию» в семейно-бытовых и общественных отношениях, а как предмет, с одной стороны, научных изысканий для исследователей, с другой - социальной критики патриархальщины и старины литераторами и публицистами, которые через эту критику фактически обличали существовавший в то время политический строй.

Первое печатное издание «Домостроя» (по Коншинскому списку XVI века), после нового «открытия» средневекового литературного памятника, вышло в 1841 г. [9].

Сильвестровский (Сильвестр) (? - ок. до 1566 г.) - выходец из новгородской зажиточной торгово-промышленной среды - был близок к новгородскому архиепископу Макарию. После избрания его митрополитом (1542 г.) Сильвестр переехал в Москву и с 1545 г. стал протопопом придворного Благовещенского собора в Кремле, являлся членом Избранной рады (неофициального правительства Русского государства при Иване Грозном в конце 40-50-х годов XVI века). Первоначально Сильвестр был одним из близких деятельных сотрудников молодого Ивана IV, отстаивал сильную государственную власть, поддерживал его реформы. Позже он разошелся во взглядах с царем, попал в опалу и сослан в 1560 г. в Соловецкий монастырь [14. С. 523-550, 709710]. Вариант «Домостроя», как свидетельствует видный русский экономист В.В. Святловский (1869-1927), специалист по истории экономических учений, был напечатан Сахаровым в 1849 г. во 2-м томе его «Сказаний русского народа» и в том же году Д. Голохвастовым («Домострой попа Сильвестра») во «Временнике Императорского Общества Истории и Древностей Российских» [12. С. 40]. В последующие годы «Домострой» несколько раз переиздавался в XIX веке и в начале XX века.

Повышенное внимание издателей к «Домострою» имело место в 90-х годах XX и начале XXI веков. Оно объясняется не столько усилением к нему научного интереса, сколько стремлением напечатать то, что или долго не публиковалось, или было подцензурным в предыдущие годы. В 1990 г. «Домострой» был издан в Москве в издательстве «Xудожественная литература», а в 1991 г. - в издательстве «Советская Россия». В 1991 г. «Домострой» публиковался в Свердловске и Ярославле. Стремление успеть опубликовать литературный памятник, используя коммерческий подход, привело к некачественному и небрежному его оформлению. Такой же вид имеет и московское издание 2001 г., подготовленное издателем «Захаров», хотя и напечатано оно на неплохой бумаге.

По мнению историков, «Домострой» не есть сочинение одного автора. В нем, как утверждают исследователи, большими фрагментами цитируются или даются в свободном изложении положения из работ, существовавших за 200-300 лет до составления и написания «Домостроя». Так, его первые главы (2-5 и 7) содержат выписки из «Стословца» Геннадия, патриарха Константинопольского. В свою очередь, они основаны на цитатах из «слов» Иоанна Златоуста [11. С. 360].

Текст «Домостроя» переделывался и изменялся. Считается, что его окончательный вариант, который представлен сильвестровской редакцией, сложился в эпоху правления Ивана Грозного, в первый период его царствования.

Но для «заглядывания» в экономические отношения XVI века для нас важным является не столько то, кто персонально сочинил литературный текст (это дело филологов), сколько то, какие существовали тогда способы, приемы, обычаи, подходы к ведению хозяйства, к сохранению и приумножению богатства.

Экономические поучения. Непосредственно хозяйственно-экономическим вопросам посвящены 23 главы из 67, почти треть книги, в той ее части, где говорится «о домовном строении».

На необходимость «определить экономическое содержание (здесь и далее выделено В.В. Святловским) “Домостроя” и выделить политико-экономические воззрения его составителя» обращал внимание В.В. Святловский еще в 1923 г. В то же время он однозначно считал, что «“Домострой” - памятник замкнутого домашнего хозяйства. Он вообще не знает народного хозяйства как целого», что это «свод правил домашней экономии», что «“Домострой” дает нам картину большого замкнутого и самодовлеющего полуфеодального хозяйства, в котором уже в значительной мере развиты потребности», что «“Домострой” - типичное выражение классовой идеологии русского средневекового землевладельца». В целом он сделал убийственный для этого великолепного литературного документа вывод, что в нем «по экономике ни в одной главе нет никакой общественной мысли, а имеются только вульгарные наставления узкой прописной морали» [12. С. 35, 36, 37].

Действительно, к такому мнению можно прийти, если воспринимать написанное так, как его понимал простой читатель XVI века или даже более позднего периода, т.е. что текст «Домостроя» на самом деле посвящен раскрытию секретов-поучений рациональному, грамотному ведению домашнего хозяйства.

Однако специалист-исследователь, вооруженный знаниями об особенностях прошедшего хозяйственного развития и владеющий современными методами стимулирования и мотивации производственной деятельности, должен обратить внимание на то, что эти наставления даются не

как чисто технические рекомендации, не просто как технологии выполнения работ, а сопровождаются очеловечиванием, одухотворением производственных поступков людей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Домострой» возвеличивает нравственные стороны экономического поведения людей в их собственной социальной среде. «Если же кто, не оценив себя и не рассчитав добра своего, ремесла и прибыли или господского жалованья и добытка законного, начнет, на людей глядя, жить не по средствам, занимая или беря незаконным путем, то честь его обернется великим бесчестием со стыдом и позором» [5. С. 169].

В тексте «Домостроя» чувствуется глубокое уважение к труду: «благословенным трудом и средствами праведными жить подобает всякому человеку», «люди торговые и мастеровые тоже пусть торгуют и промышляют лишь тем, что благословляется праведным их трудом, ... не ростовщичеством, но благодаря приплоду, труду и всякому урожаю» [5. С. 168].

О выполнении различных работ говорится как о деле, которое приводит к достатку, чистоте, ухоженности и сытости человека. «А для любого рукоделья и у мужа и у жены всякое бы орудие в порядке на подворье было» [5. С. 172], посуду «водой кипяченой обмыть и протереть и высушить, и в чистом месте, опрокинув, держать» [5. С. 183], «а в избе и стены и лавки, пол и окна, и двери, и скамьи, и в сенях, и на крыльце точно так же все вымыть и вытереть, и вымести, и выскрести, и всегда бы чисто было: и лестница, и нижнее крыльцо» [5. С. 179].

Труд получает осмысленность, облагораживается, что превращает жизнь в сознательную деятельность, одушевляет ее, наполняет величайшим смыслом: «от праведных трудов и благих плодов. Бог. грехи отпустит и вечной жизнью наградит» [5. С. 168].

«Домострой» предусматривает поддержание и поощрение добросовестных работников: «во всяком деле, кто хорошо, бережливо и бесхитростно служит, по наказу все исполняет, того пожаловать и привечать его добрым словом, едой и питьем одарить, и всякую просьбу его исполнить» [5. С. 191].

Призыв к рачительному ведению своих дел проходит через большинство глав «Домостроя».

Разумным и полезным считается такое хозяйствование, которое позволяет не только не разориться и попасть в нищету, но и сохранять свое достоинство. «Всякому человеку, богатому и бедному, великому и малому, разобраться в своем хозяйстве, распределив по добытку и промыслу, по своему достатку» [5. С. 168].

В «Домострое» постоянно видна связь не только домашней, но и кредитной деятельности с нравственностью, сохранением человеческого достоинства. «Кто же в срок не платит или проценты вперед не уплачивает, будет выплата ему с убытком и с позором, и впредь никто ему не поверит» [5. С. 194].

В целом экономические отношения рассматриваются, говоря современным языком, как система добропорядочного партнерства, которое не только служит взаимной выгоде, но и формирует доверие между людьми, снимает возможную социальную напряженность. «А всякую ссуду и брать, и давать честно, хранить крепче, чем свое, и в срок возвратить, чтобы сами хозяева о том не просили и за вещами не посылали: тогда и еще дадут, да

и дружба навек» [5. С. 172].

Все эти примеры излагают как будто простые истины. На самом деле они для современной общественной науки и есть та желаемая парадигма исканий, к которой стремятся многие экономисты, психологи, социологи, за полученные более-менее разумные объяснения и рекомендации по которым в последние годы присуждаются Нобелевские премии по экономике. Для достижения положительных результатов по сохранению и развитию персонала сотрудничают между собой менеджеры, профсоюзы, социальные работники, тратятся огромные средства фондов, компаний, банков.

С точки зрения современных подходов к решению вопросов прибыльного развития производства, базирующихся на маркетинге, психологии, методах корпоративного управления, инжиниринге, управлению по результатам и т.д., в «Домострое» можно найти массу правильных и полезных советов для менеджеров и маркетологов. В этом смысле можно сказать, что «Домострой» является образцом институциональных положений по ведению экономической деятельности на уровне миниэкономики, так как современная экономическая наука, особенно западная, поставив во главу угла производственной деятельности домохозяйство, вышла на необходимость не только объяснений, но и выработки советов о способах и приемах работы людей для обеспечения процветания каждого домохозяйства.

Следует добавить, что «Домострой» является не только и не столько книгой о домашней экономии, как считал В.В. Святловский, а выступает также документом, показывающим

формирование в России XVI века перехода общественного производства на рыночные отношения. Это был период, когда зарождалась промышленность и усиливалась внешняя торговля. В городах и посадах активно развивалось ремесленничество. Вследствие приобретения новых земель на востоке и в низовьях Волги получило развитие рыболовство. Поднималась соляная промышленность в результате занятия Строгановыми диких прикамских земель и приобретения Астрахани, в 30 милях от которой находилась ископаемая соль. На Белоозере выделывалась селитра. Приглашались иностранные мастера. Расширялась торговля с восточными и западными странами. Продавали лен и пеньку, кожи, мед и воск. Активно шла торговля с Англией через Белое море. В Вологде англичане имели свою контору.

Да и сам сочинитель, протопоп Сильвестр, по своему жизненному настрою не мог быть приверженцем и защитником отношений замкнутого натурального хозяйства. Как свидетельствует тот же В.В. Святловский, Сильвестр был не только священником, но и значительным торговым человеком. Кроме того, он был еще и предпринимателем. Следует обратить внимание на то, что в российской экономической науке существовало четкое понимание предпринимателя как человека создающего новый продукт, новое изделие, новый товар, а не как перекупщика сделанного другими. Для обозначения чисто торговых людей существовали иные слова: купец, коробейник, прасол, тархан, скупщик. И только реформы 90-х годов XX века привели к смешению понятий, к приравниванию любого перепродавца к категории предпринимателя. Предприниматель создавал, промышлял, фабриковал иконы и церковную утварь, строил дома и церкви. Различные готовые изделия «он не без выгоды отправлял на рынок внутренний и иностранный».

Поэтому нельзя заподозрить такого делового в экономическом отношении человека в писании правил «замкнутого домашнего хозяйства». В действительности он писал об экономическом поведении нарождающегося класса людей, включающихся в развертывающуюся систему товарно-денежных отношений - купцов, ремесленников, городских предпринимателей.

Нравственные поучения. Поскольку, как показывают современные исследования, экономика, хозяйствование есть образ жизни, а не одна из ее сторон, то нравственность выступает сердцевиной экономического поведения. Это интуитивно понимали в средневековой России, что нашло отражение в «Домострое». Позже рассмотрение экономических вопросов в тесной связи с нравственными стало непременным явлением в значительной части русской научной экономической литературы. Такой подход имеет место в работах И.Т. Посошкова, А.И. Бутовского, И.К. Бабста, А.И. Чупрова, И.И. Янжула и др. [7].

Мысль о нравственности и добропорядочности при решении экономических и житейских вопросов проводится через весь текст «Домостроя». Например, в «Поучении отца сыну» говорится, что надо «жить с чистой совестью и по правде», «жену наставляя и домочадцев своих -не понуждением, не битьем, не тяжким рабством, а словно детей, что всегда в покое, одеты и сыты, и в теплом дому, и всегда в порядке» [5. С. 138].

Нравственные поучения «Домостроя» перекликаются, а чаще базируются на христианских заповедях, поэтому в нем часты упоминания Бога и обращение к Богу. Целые главы «Домостроя» отведены церковным ритуалам и обычаям, об этом говорят сами названия глав: «как причащаться тайнам божиим», «как Бога любить всей душою», «как почитать отцов своих духовных», «как почитать архиереев, также священников и монахов» [5. С. 134].

Но главной путеводной мыслью «Домостроя» является призыв к соблюдению нравственных устоев, уважения к людям. Все это строится на поклонении Богу и на этой основе на непричинении зла другим людям. «Страх божий всегда носи в своем сердце и помни о смерти, сохраняя нелицемерно ко всем любовь» [5. С. 139]. «В слове к людям приветлив будь, опечаленного утешь, претерпи в напастях, будь обходителен, к каждому щедр и милостив, нищих и странников привечай и прими, ... отринь алчность в пьянстве и не впадай в обжорство, а также будь кроток, тих, молчалив, возлюби друзей - не злато, спесь позабудь» [5. С. 140], «не воздавай злом за зло, за клевету - клеветой» [5. С. 140], «вглядись в беду и страдания, во все их нужды и помогай, как сможешь, и всех, кто страдает в бедности и в нужде, как нищего не презирай» [5. С. 156]. «А если что сотворил не по правде или приврал и выклянчил, или выторговал обманом, - не благословлен подобный доход, не надежен, и милостыня с него неприятна Богу» [5. С. 162].

«Следует тебе самому, господину, жену и детей, и домочадцев учить не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла...»[5. С. 162].

Значительное место в «Домострое» отведено своего рода полезным советам. Здесь и рекомендации о том, «как христианам врачеваться от болезней и от всяких страданий», «как дом

свой украсить святыми образами и в чистоте содержать житье», «как детей учить и страхом спасать». Есть рекомендации, как вести жене себя в церкви. «Домострой» советует жене, находящейся в церкви, «ни с кем не беседовать, молча стоять, пение слушать и чтение Святого Писания, никуда не оглядываясь, не прислоняться к стене, ни к столпу и с посохом не стоять, не переступать с ноги на ногу» [5. С. 148].

«Домострой» учит правилам хорошего тона. В нем говорится: «когда перед тобой поставят еду, питье и всякие яства, то их хулить не следует, говоря: “это гнилое” или “кислое”, или “пресное”, или “соленое”, или “горькое”, или “протухло”, или “сырое”, или “переварено”, или еще какое-нибудь порицание высказывать, но подобает дар божий - любую еду и питье - похвалить и с благодарностью есть» [5. С. 152].

Очень интересно выглядит наставление о трезвости: «Когда пригласят тебя на пир, не упивайся до страшного опьянения и не сиди допоздна, потому что во многом питии и в долгом сидении рождается брань и свара, и драка, а то и кровопролитие» [5. С. 152].

Много внимания уделяется воспитанию детей. Говорится, что необходимо «воспитывать их в добром навыке». При этом «Домострой» не исключает и телесных наказаний: детей следует «любить и хранить их, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а не то, разобравшись, и поколотить. Наказывай детей в юности - упокоят тебя в старости твоей» [5. С. 158]. Физическое наказание здесь рассматривается не как мера избиения и угнетения, а увязывается с сохранением духовной силы и добрых семейных взаимоотношений. «Наказывай сына в юности и порадуешься за него в зрелости. Возмужав, он не провинится перед тобой и не станет тебе досадой и болезнью души, и разорением дома», - пишет автор «Домостроя». Высказывается важная мысль и призыв обеспечивать, а не обрывать связь поколений. «Не забывайте трудов отца-матери, ибо о вас заботились и за вас печалились, упокойте старость их и о них позаботьтесь, как и они о вас некогда» [5. С. 160-161].

Причины негативной трактовки слова «домострой». Со словом «домострой» до сих пор ассоциируются угнетение женщин в семье и порядки, основанные на использовании насилия и принуждения.

Значительный вклад в придание «Домострою» отрицательного общественного мнения внесли публицисты и писатели второй половины XIX века. «Классическая русская литература прошлого века также подхватила этот образ. И. Тургенев, Л. Толстой, Г. Короленко, М. Горький, многие их современники выразили свое представление о “Домострое”, как о плетке в руках отца»; это «дикое понятие о женщине и браке», это жестокость хозяина - «старого завета папаши» [10. С. 302].

Действительной причиной негативного восприятия «Домостроя» была социальнонравственная атмосфера середины ХТХ века. Застой в общественной жизни, кондовость и однообразие быта, цензурный надзор за свободой слова, полицейский дух в политических отношениях требовали сильного обобщающего слова, с помощью которого можно было бы выразить закрепившееся состояние угнетенности и необходимость покорности. В 1841 г., как уже отмечалось, вышло первое издание «Домостроя». В нем читатели, психологически подготовленные изъянами социально-политической системы, увидели концентрированную характеристику тупого мира безграничного самодурства и приняли слово «домострой» для его обозначения.

Следует добавить, что середина XIX века в России была порой нового этапа развертывания капиталистических отношений. Этот процесс шел медленно, поскольку не доставало крупных объемов капитала, т.е. Россия снова встала перед необходимостью прохождения этапа первоначального накопления капитала, который так и не развернулся в XVI веке. Но теперь у нее появились дополнительные социально-экономические проблемы, не дававшие возможности естественно разворачивать рыночно-капиталистические отношения: жесткая политическая

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

система, крепостное право, затянувшаяся культурная отсталость народа, слабое развитие машинного производства, низкая конкурентоспособность российских товаров на европейских рынках и вследствие этого почти закрепившаяся изолированность от продаж на внешних рынках.

Относительно быстро накопить нужные объемы капиталов можно было только через сферу обращения, торговлю. В связи с этим становление капиталистов-предпринимателей в XIX веке происходило в рамках формирования класса купцов, которые, как правило, были из простых, иногда крепостных, крестьян. Значительная доля купцов по своему вероисповеданию относилась к старообрядцам, важной чертой которых были экономность и бережливость.

Своеобразие российской политико-экономической жизни в период нового этапа первоначального накопления капитала породило новые негативные процессы в жизни общества. Те купцы, которые быстро разбогатели и удовлетворили в полной мере свои потребности, первоначально (по уровню своего образования и культуры) не были готовы к рациональному использованию избыточных средств. Кроме того, обладая большими деньгами, они почувствовали свою силу и власть. Им требовалось каким-то образом проявить себя и свою могущественность, «материализовать» достигнутое в понятной им форме самоуважения. Поэтому купцы шли на труднообъяснимые поступки, которые в народе характеризовались как самодурство.

В то же время зажиточная купеческая жизнь сохраняла уклад крестьянской семьи с многочисленными детьми, внуками, прислугой. Для поддержания порядка в доме и умножения капиталов требовался такой режим отношений, который не позволял бы разрушиться уже созданному. При низкой образовательной и общей культуре обеспечить это могла только система домашнего «единоначалия», приказного подчинения всех реальному владельцу капиталов. Затхлая атмосфера общественной жизни слилась с купеческой формой беспредела в поступках новоявленных богачей и получила объединяющую формулировку «домострой».

Придание «Домострою» отрицательного образа по устройству русского быта связано было не с сущностью самих отношений и обычаев, изложенных в этом литературном произведении, а с потребностями социальной борьбы, развертывавшейся в российском обществе с переходом на капиталистические отношения. Старинный русский быт не соответствовал требованиям рыночного производства. Необходимо было создать условия для формирования свободного наемного работника, который мог бы использоваться в любом месте, где начинало развиваться производство. Важно было, чтобы такой работник оторвался не только от родительского крова, но и от попечительства родителей, был свободен от обычаев и ритуалов, господствовавших в семье, выступал как рабочий механизм, а не как одушевленное существо.

Таким образом, хотя глубинной причиной отвержения положений «Домостроя» была потребность в создании свободного наемного работника, подчиняющегося только воле денег, в реальной жизни эта сторона своевременно не была распознана писателями и публицистами, а поэтому получила превращенную форму борьбы со стариной, с обычаями и традициями семейного уклада русской жизни. Осуждение порядков, представленных в «Домострое», стало в публикациях середины XIX века выступать как борьба молодого поколения против патриархальщины, которую представляли как свирепую систему с елейной внешностью.

Действительно ли «Домострой» призывал угнетать жен? Примечательно, что обычно из всего текста «Домостроя» выхватывались поучения, связанные с телесным наказанием жен. На этом строилось утверждение о варварстве и дикости вообще всех наставлений «Домостроя». Но, во-первых, «Домострой» не сводится к поучению жен, а является обширным документом о домоустройстве; во-вторых, всякое явление следует оценивать с позиции того времени, в котором оно совершалось. Причем сравнивать надо не только с российской, но и европейской действительностью, которая считалась для тех времен цивилизованной.

В XVI веке за провинности телесным наказаниям подвергались не только нерадивые жены, но даже официальные лица. В Судебнике Ивана IV говорилось, например, что «если же подъячий запишет дело не по суду за посул, то бить его кнутом» [13. С. 262].

В Западной Европе в Средневековье творились дела не только пострашнее российских, но и ужаснее по своей жестокости. Xотя это был период Шекспира и Спинозы, Сервантеса и Микеланджело, женщин приравнивали к ведьмам и сжигали на кострах, иезуиты железом и огнем пытали мирян за неправильное, по их мнению, слово о Боге, в скрытых от посторонних глаз семейных отношениях господствовал непререкаемый культ мужа с насилием и требованием покорности.

Что же в действительности говорится в «Домострое» о взаимоотношениях мужа и жены? Прежде всего следует сказать, что в нем есть очень много добрых слов о жене: «Если кому-то Бог дарует жену хорошую - дороже то камня многоцветного» [5. С. 161]. Xорошая жена «мужа своего добродетельней делает» [5. С. 161], «у жены хозяйственной дом и устроен, и чист» [5. С. 179]. «Если доброй женой благословлен муж, число дней его жизни удвоится» [5. С. 161]. «Домострой» предписывает, говоря современным языком, укреплять первичную ячейку общества - семью, развивать в ней взаимное уважение и согласие. Для этого рекомендуется каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, «мужу с женой советоваться о домашнем хозяйстве» [5. С. 154], «господину же о всяких делах домашних советоваться с женой» [5. С. 156].

Что касается воспитания жен, то «Домострой» четко указывает мужьям «воспитывать жен своих с любовью и примерным наставлением» [5. С. 169], т.е. не предусматривает изначального наказания и принуждения. В «Домострое» говорится, что жену надо наставлять да учить полезным советам. Если она понимает, то «уважать ее, да жаловать» [5. С. 179]. И только тогда, когда жена наставлений не исполняет, то «должен муж жену свою наказывать, вразумлять ее страхом наедине, а наказав, простить и попенять, и нежно наставить, и поучить, но при том ни мужу на жену не обижаться, ни жене на мужа - жить всегда в любви и в согласии» [5. С. 179].

В сильвестровской редакции «Домостроя» имеется глава 64 «Послание и наставление от отца к сыну». В нем наказывается любить свою жену, не гневаться на нее, учить всему, что сам делаешь; «поучай наедине, да поучив, успокой и пожалей, и приласкай ее» [5. С. 264].

Признаки домостроевских отношений сохраняются и в наши дни. Их нельзя осуждать как архаичные, варварские, патриархальные. Дело в том, что семейные обычаи и взаимоотношения не придуманы авторами «Домостроя», они являются плодом многовекового опыта отношений мужчины и женщины, объединившихся в семью. Особенность семейных отношений заключается в том, что они меняются намного медленнее, чем общественные или государственные устои. Это характерно для всех стран и народов, а потому семейные чувства и страсти всегда будут относиться к так называемым вечным темам литературы и искусства.

Значение «Домостроя» для современного экономического анализа. В России постепенно пробуждается интерес к исследованию способов, форм и методов того первоначального накопления капитала, которое имело место в эпоху Средневековья, когда в России, как и в других европейских странах, шли процессы зарождения и развития рыночно-капиталистических отношений.

Для современного экономического анализа «Домострой» интересен тем, что отражает состояние общественных оценок и общественного мнения на изломе социально-экономических эпох. Излом эпох - это время, когда одни организационно-производственные, финансовоправовые и культурно-нравственные устои заменяются другими, когда идут радикальные перемены в оценках поступков и дел не только отдельных людей, но целых социальных групп, когда одни из них уходят с исторической арены, а ранее неизвестные становятся господствующими, когда возникает новая мораль и новые ценности у всех слоев общества. Такие периоды особенно интересны для исследователей, поскольку именно в эти времена закладываются основы взаимоотношений между людьми для многих будущих поколений.

«Домострой» интересен нам не с точки зрения собственно устройства семейных отношений, а с позиции формирования в семье, точнее в домохозяйстве, отношений по накоплению и умножению богатства. Особый интерес представляют формы того нравственно-культурного обрамления стремлений к обогащению требованиями нравственно-православных устоев жизни, которые господствовали в общественном мнении тогдашней России.

В XVI веке общественно-экономические отношения в России не сильно отличались от существовавших в Западной Европе. Россия шла к капитализму таким же путем и такими же способами, как и другие страны. Имело место лишь определенное отставание по времени в этом преобразующем движении. Но и в Западной Европе становление капитализма происходило неравномерно. Первыми на этот путь встали Голландия и Англия, позже на него вступили Франция и Германия. Другие европейские страны избрали капиталистический путь развития еще позже. Если рассматривать экономические изменения в этом ракурсе, то можно сделать вывод: Россия не выбивалась из общего русла мировых социально-экономических преобразований.

Более существенными были различия между Россией и Европой в обрядово-бытовой сфере и в нравственно-культурных обычаях. Значительно отличались россияне от европейцев также по покрою одежды, форме и высоте головных уборов, особенностям обращения к зажиточным людям, а тем более к власть имущим. Огромному роль на Руси играла приверженность православной вере.

Таким образом, на этапе зарождения мирового капитализма в России сложились общие предпосылки для перехода к товарно-рыночным отношениям и существовали специфические национально-культурные и нравственно-моральные особенности. Это была страна, с одной стороны, самобытная, своеобразная, уникальная, особенная, а с другой - принципиально достаточно похожая на все другие, переходившие к мануфактурному производству и расширявшие создание материальных благ в количествах, достаточных не только для удовлетворения семейных или местных потребностей, но и для обмена излишками с другими народами и территориями.

Процесс первоначального накопления капитала в России XVI веке не получил своего развития и возобновился только через два столетия. Глубинные причины этого явления требуют специального исследования. Но некоторые направления ответов можно установить при изучении «Домостроя» и сопоставлении его с процессами последующего социально-экономического развития России. Например, еще в XIX веке исследователи через изучение «Домостроя» установили необходимость сохранения традиции в формировании нравственных норм общежития в тревожные, переломные, «истерические» времена. «Трудно предвидеть, - заметил В.О. Ключевский, - каков будет человек через тысячу лет; но отнимите у современного человека этот медленно и трудно нажитый скарб обрядов, обычаев, всяких условностей - и он растеряется, утратит все свое житейское умение, не будет знать, как обойтись с ближним, и будет принужден все начинать сызнова» [10. С. 302].

В настоящее время обществу и государственным руководителям важно понять, а это как раз и подтверждают положения «Домостроя», что реальное материальное богатство создается в так называемом первичном звене общественного производства - на предприятиях, в организациях, в домохозяйствах, а не в сфере обращения. Торговля нужна, она выполняет роль парусов, обеспечивающих движения корабля, но если нет корабля, то и паруса бессмысленны. Не может успешно развиваться страна, опираясь лишь на торговый капитал. Он по своей природе является предшественником, а затем составной частью капитала вообще, поэтому не может ни заменить собой промышленный капитал, ни исчерпать суть капитала вообще.

Главные, системообразующие отношения складываются на уровне микроэкономики. На макроуровне идут лишь процессы установления пропорций, правил взаимоотношений, особенностей направления денежных потоков в определенные отрасли, сферы, территории. Но если эти средства не доходят по назначению до уровня микроэкономики, «усыхают» по дороге, то никакие ценности не будут созданы, потому что не будет включена в работу конкретная ячейка производственной деятельности. Как выпуск продукции, так и стимулирование работников к увеличению ее количества и качества происходят «на земле», на предприятии, в домохозяйстве.

Литература

1. Домострой / Сост., вступ. ст., пер. с древнерус. и коммент. В.В. Колесова. М.: Сов. Россия, 1990.

2. Домострой / Вступ. ст. Л.Н. Вдовиной. Ярославль: Гос. ассоц. предприятий, об-ний и орг. полигр. пром-сти «АСПОЛ», 1991.

3. Домострой. Свердловск: РИА «Гарт», 1991. Ч. 3.

4. Домострой / Вступ. ст., сост. и коммент. В.В. Колесова. М.: Xудож. лит-ра, 1991.

5. Домострой / Издание подготовили В.В. Колесов, В.В. Рождественская. Санкт-Петербург: «Наука». 2000.

6. Домострой. М.: Издатель Захаров, 2001.

7. Бочко В.С. Русские экономисты XIX - начала XX века о знаниях и образовании как факторах экономического роста // Журнал экономической теории. 2005. № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М.: Наука, 1990.

9. Голохвастов Д.П. Домострой (по Коншинскому списку XVI века) // Временник

Императорского Общества Истории и Древностей Российских. М., 1841. Кн. 1, 6.

10. Колесов В.В. «Домострой» как памятник средневековой культуры // Домострой / Издание подготовили В.В. Колесов, В.В. Рождественская. СПб.: Наука, 2000.

11. Колесов В.В. Комментарии // Домострой / Издание подготовили В.В. Колесов, В.В.

Рождественская. СПб.: Наука, 2000.

12. Святловский В.В. История экономических идей в России // Историки экономической мысли России / В.В. Святловский, М.И. Туган-Барановский, В.Я. Железнов; Под ред. М.Г. Покидченко, Е.Н. Калмычковой. М.: Наука, 2003.

13. Соловьев С.М. Об истории Древней Руси / Сост., авт. предисл. и примеч. А.И. Самсонов. 2-е изд. М.: Просвещение, 1993.

14. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1960. Кн. 3.

*****