Научная статья на тему 'Дискуссия о христианизации повседневной жизни в среде петербургского духовенства 1907-1908 гг'

Дискуссия о христианизации повседневной жизни в среде петербургского духовенства 1907-1908 гг Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
351
122
Поделиться
Ключевые слова
ДИСКУССИЯ ПЕТЕРБУРГСКОГО ДУХОВЕНСТВА 1907-1908 ГГ / ЦЕРКОВНОЕ ДВИЖЕНИЕ / ИОАНН ЯНЫШЕВ / ХРИСТИАНИЗАЦИЯ ТРУДА / СОЦИАЛЬНОЕ ХРИСТИАНСТВО / РЕФОРМИЗМ / НЕОХРИСТИАНСТВО / ОБНОВЛЕНЧЕСТВО / СВЯЩЕННИК ВЛАДИМИР КОЛАЧЕВ / PETERSBURG CLERGY'S DISCUSSION 1907-1908 / CHURCH MOVEMENT / JOHN YANYSHEV / CHRISTIANIZATION OF LABOR / SOCIAL CHRISTIANITY / REFORMISM / NEOCHRISTIANITY / RENOVATIONISM / PRIEST VLADIMIR KOLACHEV

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Воронцова Ирина Владимировна

Революция 1905 г. породила в Русской Церкви движение за обновление церковной жизни. Под впечатлением революционных событий либерально настроенные клирики и миряне называли это движение «освободительным»: в это период действительно предпринимались попытки провести ряд реформ, которые освободили бы Церковь от чрезмерной государственной опеки. Но встречались и порывы иного рода «освобождения»: часть петербургского духовенства, заинтересовавшаяся укреплением роли христианства в повседневной жизни, задумалась о перспективах введения в круг пастырских обязанностей решение социальных вопросов. На эту тему в «Обществе любителей религиознонравственного просвещения в духе православной Церкви» состоялась дискуссия, участники которой в число форм церковного обновления включили официальное признание Русской Церковью «христианизации труда»; по их мнению, христианизация всех элементов повседневной жизни помогла бы привлечь в церковную ограду обособившиеся от Церкви социальные слои русского общества. Обсуждение форм и путей осуществления данной цели проходило на заседаниях петербургского духовенства 1907-1908 гг. Содержание дискуссии попало в печать и было растиражировано священником Владимиром Колачевым, переформулировано в некоторое «учение» и получило отклик в провинциальной прессе. Исследование этого прецедента в истории Русской Церкви подтверждает тенденцию к социологизации нравственного учения христианства в России в начале ХХ в. и к ослаблению традиционно-аскетического миропонимания его среди некоторых представителей белого духовенства.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Воронцова Ирина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Discussion on Christianization of Everyday Life among St. Petersburg Clergy in 1907-1908

The Revolution of 1905 gave birth to the internal Church movement for renewal of Church life. Impressed by the revolutionary events the liberal clergy and laity of this movement called it “liberation”; in the period of the movement there was really a number of reforms that would free the Church from excessive state “custody ”. But there met and the other kinds of impulses of the “liberation” of Petersburg: the clergy, the strengthening of the role of Christianity got interested in everyday life, was wondering about the prospects for the introduction of the pastoral responsibilities of addressing social issues. There was a discussion on this topic in the “Society of Lovers of religious and moral education in the spirit of the Orthodox Church ”, the discussion took place in a number of forms of Church renovation included the official recognition of the Russian Church “the Christianization of labour”. In their opinion the Christianization of all elements of everyday life would help draw in the Church wall to isolate themselves from the Church of the social strata of Russian society. Content of the discussion got into print and was propagated by priest Vladimir Kolachev, reworded features some “doctrine” and received a response in the provincial press. This discussion held at the St. Petersburg 1907-1908 by the clergs. It is highlighted the tendency of sociologization the moral teachings of Christianity in the beginning of the XX-th century in Russia and show the rejection of traditional ascetic outlook among representatives of the secular clergy.

Текст научной работы на тему «Дискуссия о христианизации повседневной жизни в среде петербургского духовенства 1907-1908 гг»

Воронцова Ирина Владимировна, канд. богословия, канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Научно-исследовательского отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ.

1г1пауогопе @уа^ех. ги

Дискуссия о христианизации повседневной ЖИЗНИ В СРЕДЕ ПЕТЕРБУРГСКОГО ДУХОВЕНСТВА

1907-1908 гг.

И. В. Воронцова

Революция 1905 г. породила в Русской Церкви движение за обновление церковной жизни. Под впечатлением революционных событий либерально настроенные клирики и миряне называли это движение «освободительным»: в это период действительно предпринимались попытки провести ряд реформ, которые освободили бы Церковь от чрезмерной государственной опеки. Но встречались и порывы иного рода «освобождения»: часть петербургского духовенства, заинтересовавшаяся укреплением роли христианства в повседневной жизни, задумалась о перспективах введения в круг пастырских обязанностей решение социальных вопросов. На эту тему в «Обществе любителей религиознонравственного просвещения в духе православной Церкви» состоялась дискуссия, участники которой в число форм церковного обновления включили официальное признание Русской Церковью «христианизации труда»; по их мнению, христианизация всех элементов повседневной жизни помогла бы привлечь в церковную ограду обособившиеся от Церкви социальные слои русского общества. Обсуждение форм и путей осуществления данной цели проходило на заседаниях петербургского духовенства 1907-1908 гг. Содержание дискуссии попало в печать и было растиражировано священником Владимиром Колачевым, переформулировано в некоторое «учение» и получило отклик в провинциальной прессе. Исследование этого прецедента в истории Русской Церкви подтверждает тенденцию к социологизации нравственного учения христианства в России в начале ХХ в. и к ослаблению традиционно-аскетического миропонимания его среди некоторых представителей белого духовенства.

Революционная обстановка 1905 г. и обвинения в адрес Русской Церкви в пассивности со стороны российской прессы обратили внимание духовенства к накопившимся проблемам внутрицерковной и общественной жизни1. Распространение в обществе мнения о необходимости церковных реформ и возникновение

1 «Революционно-освободительный» настрой в среде либерального духовенства хорошо иллюстрируют документы из личного фонда архиепископа Никона (Рождественского) (см.: НИОР РГБ. Ф. 765. К. 10. Ед. хр. 93; К. 13. Ед. хр. 28; К. 5. Ед. хр. 60).

реформистских идей «нового религиозного сознания»2 породили в среде белого духовенства так называемое церковно-освободительное движение3. Оно не было организованным, его представляли или единичные деятели, или группы, выступавшие по отдельным вопросам церковного обновления (эти временные сообщества получали названия по числу выступивших или подписавшихся под обращением священников). Так, историкам известны группы «32-х» петербургских священников и «70-ти» московских священников4 из числа входивших в московское Общество любителей духовного просвещения5), группы не были стабильными по числу участников и единомысленными в отношении церковных реформ6. Их объединяли общие требования церковного обновления, сложившиеся в начале века, — созыв Всецерковного Поместного собора, отделение Церкви от государства, расширение самостоятельности прихода, сокращение числа монашествующих на административно-управленческих должностях, выборность епископата и демократизация отношений между низшим духовенством и церковными иерархами, упрощение богослужений и частичный перевод их на русский язык, пересмотр канонов и удаление из их состава устаревших. Дебатировались также вопросы о женатом епископате, второбрачии для священства7, отношении к социализму (после расстрела рабочей манифестации 9 января часть

2 См. подробно: Воронцова И. В. Старообрядческий епископ Михаил (Семенов) в контексте истории религиозного реформизма в России (1905-1915 гг.) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2012. № 3. С. 40-55; Она же. Протоиерей Александр Устьинский и «неохристианство». Путь от «реформаторства» к расколу (На материале переписки с В. В. Розановым 1907-1919 гг.) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. № 5 (42). С. 66-74.

3 В 1905 г. со своей программой церковного обновления выступили представители старейшего московского «Общества любителей духовного просвещения» (см: Воронцова И. В. К истории «Московской церковной революции» в Обществе любителей духовного просвещения // Церковь и время. 2007. № 2(30); Зосима (Давыдов), игумен. Московская церковная революция, или Деятельность Московского общества любителей духовного просвещения в 1905-1908 годах // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института: Материалы. М., 2005. С. 407-408).

4 20 ноября 1905 г. свыше 70 московских священников выступили в «Русском слове» против разосланного по церквям Московским митрополитом Владимиром (Богоявленским) для чтения 16 октября поучения к народу (см.: Протест московских пастырей // Русское слово. 1905. № 274. 19 окт. С. 2).

5 Эти священнослужители публично осудили распоряжение митрополита Московского Владимира (Богоявленского) об «антикрамольных молениях» и специальное поучение, как разжигающих вражду между прихожанами. Опубликованное «распоряжение» митрополита Владимира состояло из трех частей: текстов прошений, вводимых на великой и сугубой ектеньях во время литургии; поучения, написанного епископом Никоном (Рождественским): «Что нам делать в эти тревожные дни?» и текста специальной молитвы к Спасителю об умиротворении (см.: По распоряжению высшей Московской епархиальной власти // Московские ведомости. 1905. № 275. 16 окт. С. 1-2). В поучении также содержался призыв защитить русскую землю от революционной смуты и указывались виновные в ней; чтение поучения вызвало потасовки в храмах.

6 См.: Пастырское собрание // Колокол. 1905. № 1. 24 дек. С. 3.

7 См., напр.: Миловидов А., свящ. К вопросу о второбрачии священнослужителей // Церковный вестник. 1906. № 16. 20 апр. С. 509-511; № 18. 3 мая. С. 580-583; 1907. № 19.

10 мая. С. 610-614.

священнослужителей почувствовали необходимость откликнуться на проблемы рабочего класса и принять участие в общественно-политической деятельности). Участились епархиальные съезды и пастырские собрания.

Программы таких съездов включали в себя не только насущные пастырские, но и общественные вопросы. Оживленность прений и радикальность суждений депутатов отражалась в официальных протоколах, где «даже при “фильтрации” их архиереем нет-нет да проскользнет важная жизненная “подробность”», отмечал обозреватель «Церковного вестника»8. Пастырские съезды стремились публиковать свои итоги, в этих материалах выражалось недоверие Предсоборному присутствию как собранию «князей Церкви». Утверждалось, что этот орган появился вследствие поражения «идеи соборности», которая оказалась несостоятельной в неудачной попытке созвать в 1906 г. Всецерковный собор из клира и мирян9. В качестве альтернативы предлагался созыв «Церковной думы» — передового правительственного церковного органа, в котором были бы представлены все сословия церковного общества — «священники-ораторы», диаконы, миряне, псаломщики, т. е. те церковные деятели, которые «стали бы думать не о том, как бы подогнать жизнь Церкви под формы канона, а о том, как бы одухотворить жизнь верой, как бы приблизить идеалы Церкви к нормам жизни... дружнее сплотиться в ограде Церкви»10. 30 октября 1906 г. в Москве проходило пастырское собрание, предметом которого был «жгучий вопрос современности о социализме»11 и о политической деятельности клириков12.

Часть духовенства, включившегося в «церковно-освободительное» движение, заинтересовалась вопросом укрепления роли и значения христианства в повседневной жизни13. «В настоящее время в религиозном сознании нашего общества наблюдается процесс перерождения обрядово-аскетического направления в другое, которое можно назвать христианско-практическим, — писал автор статьи журнала «Церковный вестник». Общество в лице его лучших представителей постепенно проникается сознанием, что Господу угоднее милость, чем жертва; что забота о своем личном спасении недостаточна; что истинное благочестие должно проявляться не в постах только и молитвах, но и в осуществлении христианских идеалов в живой действительности, во взаимоотношениях

8 Нынешние съезды духовенства по сравнению с прежними (Летопись церковной и общественной жизни) // Церковный вестник. 1906. № 24. 15 июня. С. 792.

9 См.: Новый проект «возрождения всего русского народа» // Церковный вестник. 1906. № 25. 22 июня. С. 805. Свидетельством «поражения» анонимный автор считал уже состав предсоборной комиссии, где не был представлен голос сельского священника.

10 «Церковная Дума» // Церковный вестник. 1906. № 31. 3 авг. С. 996-997.

11 См.: Пастырское собрание о социальной проблеме (Мнения и отзывы) // Церковный вестник. 1906. № 46. 16 нояб. С. 1501. О том же говорилось в статье: Идейные собрания священников // Тамбовские епархиальные ведомости. 1908. № 3. 19 янв. С. 157-159.

12 См.: Еще об отношении священника к политике (Мнения и отзывы) // Церковный вестник. 1907. № 20. 17 мая. С. 642-643.

13 «Все явления говорят нам о том, что теперь духовенству ограничиваться обычной традиционной деятельностью невозможно», — писали «Тамбовские епархиальные ведомости» (Идейные собрания священников // Тамбовские епархиальные ведомости . 1908. № 3. 19 янв. С. 158).

частных, общественных, экономических, социальных, в политике»14. Некоторое время священнослужители, как и религиозная интеллигенция, вели поиск того, как согласовать с требованиями нового времени неотмирность христианства, и были готовы решить проблему через социологизацию нравственного учения христианства. «Накормить алчущего и напоить жаждущего, одеть нагого. — какое иное содержание имеет. социальное движение, как не выполнение этой христианской заповеди?» — эта фраза философа С. Н. Булгакова стала едва ли не общим мнением15.

В этот период в церковной периодике появилась так называемая «новая формула условий спасения», необходимость которой была вызвана, по мнению авторов журнала «Церковный вестник», разобщением христианства и мирской жизни, «тяжелым внешним и внутренним кризисом» в России16. Формула родилась в ходе дискуссий (1907-1908) о «христианизации труда» как выражении и подтверждении практической силы христианства, которые велись участвовавшим или поддерживавшим «церковно-освободительное движение» духовенством из числа членов Санкт-Петербургского общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви17.

К началу ХХ в. в церковной публицистике русского православия стали распространяться идеи о том, что задача человеческой истории — «христианизиро-вание — освящение мира»18 Православной Русской Церковью не выполнена и не выполняется, и это особенно сказывается на положении низших социальных слоев. Христианизация должна принять практические формы. Вновь зазвучал призыв к «христианизации современности», брошенный в 1860-х гг. архимандритом Феодором (а после 1864 г. мирянином А. М. Бухаревым19). Упоминание

14 В упадке ли современное пастырство? // Церковный вестник. 1907. № 21. 24 мая. С. 666.

15 Пастырское собрание о социальной проблеме (Мнения и отзывы) // Церковный вестник. № 46. 16 нояб. С. 1501.

16 См.: Колачев В. О новой формуле условий спасения // Церковный вестник. 1908. № 7. 14 февр. С. 195.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви в Санкт-Петербурге было учреждено 4 апреля 1881 г. с целью распространения и утверждения во всех слоях столичного населения истин православной веры и нравственности. Согласно уставу, Общество находилось под покровительством митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, могло включать неограниченное число лиц православного вероисповедания обоего пола, всех званий и состояний; осуществляло просветительскую деятельность в виде лекций и бесед в пунктах, куда был открыт свободный доступ всем желающим. Тексты лекций и сочинения своих проповедников Общество распространяло в виде доступных по цене книжек. К началу ХХ в. Общество имело широкую сеть библиотек, читален, школ, в том числе воскресных (или вечерних классов) для обучения взрослых и детей русской и славянской грамоте, Закону Божию и церковному пению.

18 Колачев. Указ. соч. С. 195.

19 Архимандрит Феодор (Бухарев) снял с себя монашеский сан. См. подробно: Воронцова И. В. Синтез науки и религии, опыта и веры в богословии архимандрита Феодора (Бухарева) // Вопросы философии. 2013. № 12. С. 68-77; Она же. Архимандрит Феодор (А. М. Бухарев) и проблема «плоти и духа» в «неохристианстве». На материале писем к диакону А. А. Лебедеву // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. № 2. С. 7-21.

его имени в 1906 г. в «Церковном вестнике» и «Московском еженедельнике» как провозвестника и даже предтечи «нового движения»20 не было случайным: с 1889 г. ученики и последователи А. М. Бухарева последовательно напоминали российскому обществу о «пути спасения»21, представленному в религиозном творчестве архимандрита Феодора22.

Поставленная им перед Русской Церковью задача «христианизации повседневности» в начале ХХ в. в «неохристианстве» получила метафизическое решение и название «освящение культуры»23, а в церковной среде, при обсуждении ее петербургскими священниками (в 1907-1908 гг.), была соединена с нравственным учением христианства. Так, статья, помещенная в № 19 «Церковного вестника», предложила церковному «освободительному» движению не следовать за религиозной интеллигенцией24, которая со всей очевидностью проповедует «церковную реформацию» в духе Лютера25, а выбрать путь иной (автор почему-то считал, что он очень отличен от протестантизма. — И. В ), а именно выдвинуть на главное место в церковном сознании христианскую этику. «Характерную особенность религиозных запросов нашего времени составляет то, что они обращены к жизни, к делу, к факту, к поведению. Религиозное сознание нашего времени переживает разлад из-за того, что нравственные христианские принципы не прилагаются к жизни, и жизнь устраивается на языческих началах. .Мало находит

20 Имелось в виду церковное движение.

21 См.: Дивный путь спасения // Прибавления к Церковным ведомостям. 1889. № 1. 1 янв. С. 9-10; Знаменский П. В. Печальное десятилетие // Православный собеседник. Казань, 1896.

Ч. I. Апр. С. 555-584; Бухарева А. С. Александр Матвеевич Бухарев (архимандрит Феодор). Из материалов к биографии // Свободная совесть. М., 1906. С. 1-20; Аскоченский и архимандрит Бухарев // Розанов В. В. Около церковных стен / Собр. соч. под ред. А. Н. Николюкина. Т. 2. М., 1995. С. 241-253; Он же. Четыре письма Анн[ы] С[ергеевны] Бухаревой // Там же. С. 253258; Раздвоенность жизни (Письмо прот. А. Устьинского) // Там же. С. 258-262.

22 В 1902 г. П. В. Знаменский в четырех номерах «Православного собеседника» связал религиозное творчество архимандрита Феодора с религиозным и церковным обновлением. Он отметил, что начало тенденции к реформам в Церкви относится к концу XIX в., и Бухарев был назван им первым из числа духовенства, кто в середине XIX в. обратил внимание на современность (см.: Знаменский П. Богословская полемика 1860-х годов об отношении православия к современной жизни // Православный собеседник. 1902. № 4. С. 554-561; № 5. С. 640-654; № 6. С. 780-792; № 9. С. 325-352).

23 То есть придание культуре сакрального статуса.

24 Имелись в виду участники собраний Петербургского религиозно-философского общества, поддержавшие «неохристиан».

25 Недовольство состоянием Русской Церкви автор статьи относит ко 2-й половине XIX в. и пишет, что в последнее время «недовольство церковным христианством охватило не только. интеллигентский класс, но и. духовенство». Но интеллигенция хочет «переработать саму церковную систему и создать новое — реформированное — христианство. Такое стремление находит также сочувствие и среди патентованных богословов, и среди духовных лиц», они также настаивают на реформе церковной системы и ждут «русского Лютера». Да, соглашался безымянный автор, Церковь нуждается в реформе, но из этого вовсе не вытекает необходимость в реформации (см.: Новое, или церковное, христианство // Церковный вестник. 1907. № 19. 10 мая. С. 603, 604). «Реформация у нас принципиально недопустима во имя того начала исторической эволюции, которое. признается нашими находящимися еще в эмбриональном состоянии новохристианами, но на практике отрицается, как отрицалось оно всегда всеми новохристианами своего времени» (Там же. С. 604).

места христианская этика»26, — писал автор статьи. «Христианство есть учение о деле по преимуществу»11, жизнь, «практика», «этика» — это и есть то главное, чему учил Христос. «Евангелие не лишено метафизики», соглашался автор того же журнала, но оно дано там «ровно в таком объеме, какой необходим для обоснования нравственного учения, не более и не менее»28. Предлагалось претворить христианское учение о нравственности в правила социальной справедливости, осуществлять их29 и тем сохранить отрицаемую религиозной интеллигенцией историческую Церковь, сохранить ее непрерывность и преемственность.

Начало дискуссии о христианизации повседневной жизни было положено 25 октября 1907 г. протопресвитером Иоанном Янышевым на собрании Общества религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви. Он предложил членам Общества обсудить вопросы о пастырско-проповеднической работе в современных условиях и заявил, что для пастырского дела всего важнее «поставить вопрос о внутренней реформе нашей жизни, — и частной, и общественной, — об охристианении ее путем религиозного отношения к обычному житейскому труду»30. Протопресвитер И. Л. Янышев предложил присутствующим написать особый доклад на такую тему. Его взялся сделать священник Иоанн Никитин. Доклад был прочитан 21 января 1908 г. Он не был опубликован, но, ввиду того что тема имела большой резонанс, содержание его было пересказано в нескольких газетах31.

Докладчик пришел к выводу, что «мирской труд у нас находится вне религии, в стороне от вопроса о спасении души». По его мнению, преобладающее в церковном сознании отношение к труду в «господствующем, монашеском понимании спасения» как к «средству изнурения тела, подавления влечения плоти» имеет негативным следствием безразличие к тому, «производителен ли этот труд в смысле приобретения благ жизни и служения ими нуждам ближних»32. Докладчик пояснил, что «в крещении человек отрекается не от мира, а лишь от зла в мире», христианство «зовет его к неустанному, бодрому, радостному труду, подготовляющему наступление царства славы чад Божиих»33. После доклада священника И. Г. Никитина протопресвитер И. Л. Янышев предложил на обсуждение им самим сформулированные два тезиса, которые представляли собой гбБишб доклада и которые в последующем были растиражированы в статьях и заметках священника Владимира Колачева как «новая формула спасения»:

26 Новое, или церковное, христианство. С. 604.

27 Здесь и далее курсив автора статьи.

28 Новое или церковное христианство. С. 604.

29 См.: Церковь и рабочий вопрос // Церковный вестник. 1906. № 40. 5 окт. С. 1285, 12871288.

30 См., напр.: Протопресвитер И. Л. Янышев в собрании проповедников (Известия и заметки) // Церковный вестник. 1908. № 4. 24 янв. С. 122.

31 См.: Там же. С. 122-124; Колачев В., свящ. О новой формуле условий спасения // Там же. № 7. 14 февр. С. 195-199; К[олаче]в В., свящ. В проповедническом собрании // Там же. 1908. № 9. 28 февр. С. 285-286; Он же. О протестантском взгляде на мирской труд // Там же. С. 261-264.

32 Протопресвитер И. Л. Янышев в собрании проповедников. С. 123.

33 Там же.

1. «Честное34 исполнение мирянами своего христианского долга в их индивидуальной, семейной, общественной и государственной жизни есть столь же необходимое проявление и свидетельство истинной веры и столь же необходимое условие спасения души, как молитва, участие в богослужении, св. таинствах и вообще религиозно-церковном делании.

2. Где и в какой мере осуществляются оба этих условия, так и в такой же мере дано уже здесь на земле царствие Божие и начало вечного спасения, как предвкушение небесного блаженства»35.

В «Отчете» Общества за 1908 г., в заметке о январском пастырском собрании подчеркивалось: «Для столичной нашей жизни вопрос о христианизации мирского труда представляется наболевшим, жгучим», «повседневная наша жизнь протекает как-то стихийно, вне освящения Церкви и без соглашения ее с духом Евангелия Христова. в труде мы не приучены видеть продолжения религиозной нашей жизни», пастыри-проповедники могут «рассеять это прискорбное двоеверие», «необходимо христианизировать наш мирской труд, наши житейские занятия», «готовых формул и руководств. в нашей гомилетической литературе почти нет. Тут проповедникам придется идти целиной, по неразработанной дороге»36.

В качестве первых шагов по этой «неразработанной дороге» на пастырском собрании 19 февраля 1908 г. были предложены образцы пастырских поучений, составленные священнослужителями П. А. Миртовым и Е. М. Кондратьевым37.

О. Петр Миртов предложил пример поучения о честном исполнении мирянами христианского долга, развил в нем мысль, что делание «во славу Божию» создало Афон, развило культуру и цивилизацию. Протоиерей Е. М. Кондратьев «остановился на значении мирского труда как жертвы Богу»38.

Тогда же в прениях выступил иеромонах Вениамин (Федченков)39. Он оспорил тезис священника И. Г. Никитина, будто Церковью принципиально не разработан вопрос об отношении христиан к мирскому труду и жизнь мирская Церковью не освящается40. По мнению иеромонаха Вениамина, доклад выразил «поворот христианства в сторону практическую»41, при которой мирской труд становится на место созерцательной и духовной стороны христианства, и сказал, что реферат оставил у слушателей подозрение, будто референт хочет сравнять

34 В одной из своих статей поборник обсуждавшейся темы священник В. Я. Колачев предложил для более точной формулы исключить первое слово.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

35 Колачев В., свящ. О новой формуле спасения. С. 196.

36 Отчет о деятельности общества [распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви в С.-Петербурге] за 1908 г. (существования Общества двадцать восьмой) с приложением списков членов и Устава Общества. СПб., 1909. С. 137-138.

37 Видимо, Евгений Михайлович, протоиерей Волковской кладбищенской церкви.

38 К[олаче]в В., свящ. В проповедническом собрании // Церковный вестник. 1908. № 9.

28 февр. С. 285.

39 Впоследствии митрополит.

40 См.: Отчет о деятельности общества [распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви в С.-Петербурге] за 1908 г. (существования Общества двадцать восьмой) с приложением списков членов и Устава Общества. СПб., 1909. С. 138.

41 К[олаче]в В., свящ. В проповедническом собрании. С. 286.

труд мирской с молитвой о деле спасения. «И это — не мое только подозрение, — сказал иеромонах Вениамин. — Я беседовал по поводу доклада с профессорами. И слышал от них, что им тезисы доклада показались или слишком не народными, или слишком безконфессиональными42, а одному — и прямо наклоненными к протестантизму»43, о. Иоанну Никитину, сказал он, необходимо было оттенить мысль, что молитва «выше труда. Она есть — общение с Господом и есть душа нашей жизни, тогда как труд — только напряжение психофизической энергии в человеке, и религиозно он бескачественен. Он не влечет за собою непременного общения с Христом.»44 Идеалом такого христианина становится одно «добросовестное исполнение обязанностей своего звания»45. Исходя из таких предпосылок иеромонах Вениамин движение к христианизации мирского труда назвал уступкой духу времени, когда аскетические подвиги явно умаляются по сравнению с практическими занятиями людей. И в таком направлении он усмотрел несомненные «штрихи лютеранские»46. Надо воскресить духовную жизнь, веру в Христа, любовь к нравственному подвижничеству, тогда труд христианизируется сам собой, сказал он.

Иеромонаху Вениамину (Федченкову) ответил протопресвитер И. Янышев, который отметил, что труд так же поддерживает отношение с Богом, привлекает благодать, как и молитва. Для спасения души нужны, во-первых, познание истинного Бога и правая вера в Него, во-вторых, жизнь по вере. Ближайшим делом в направлении христианизации жизни, по о. И. Янышеву, должно было быть упорядочение богослужения. По уставу предполагаются длинные монашеские бдения, требующие свободы от мирских попечений, но такой свободой мы не располагаем, сказал он. «И потому. является огромная задача — сблизить православную церковность с условиями нашего быта» и при этом «оставаться истинными богочтителями»47. Эту речь, согласно источнику, протопресвитер произнес с «юношеским воодушевлением», что говорит о заветной думе, и, возможно, потому речь протопресвитера И. Янышева прошла с «покоряющей сердца убедительностью»48.

Иеромонах Вениамин был не одинок в своем мнении, следом выступил, развивая его мысли, «студент духовной академии» по фамилии Грисюк, очевидно, это был будущий священномученик и митрополит Одесский Анатолий49. Но его речь не была услышана; а критические аргументы иеромонаха Вениамина «сведены к нулю»50 выступлениями протоиереев Сергия Соллертинского и Иоанна

42 Курсив оригинала.

43 Отчет о деятельности общества [распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви в С.-Петербурге] за 1908 г. (существования Общества двадцать восьмой) с приложением списков членов и Устава Общества. СПб., 1909. С. 139.

44 Многоточие оригинала.

45 Отчет о деятельности общества. за 1908 г. С. 139.

46 Там же.

47 Там же. С. 141.

48 Там же.

49 Выпускник Киевской духовной академии (1904) Анатолий Грисюк в 1908 г. защищал магистерскую диссертацию в КДА.

50 Отчет о деятельности общества. за 1908 г. С. 142.

Слободского51. Протоиерей С. Соллертинский напомнил о «болезни двоеверия» и высказал мысль, что «при надлежащей христианской постановке труда и самые дела христианские будут повышаться в своем достоинстве»52. Протоиерей И. Слободской утверждал, что иеромонах Вениамин старается «поссорить труд и молитву» для «удержания своей монашеской позиции»53, и назвал позицию иеромонаха Вениамина казуистикой, а монашество — «полумертвой традицией»54. Молодые иноки, подобные иеромонаху Вениамину, говорил И. Слободской, не чувствуют, что в жизни мы обязаны «устроить все по-Божьему и освятить. духом христианства». Когда в монашество идут молодые, полные сил люди, добавил о. Иоанн Слободской, «на душе делается тоскливо и досадно», хочется призвать их: делайте то, что велит «живая жизнь»55. Он также нашел, что упомянутая о. Вениамином в докладе иерея И. Никитина «бесконфессиональность» «формулы о христианизации мирского труда» — для формулы есть лучшая похвала, т. к. «вера в Единого Бога тоже бесконфессиональна»56. Протоиерей И. Слободской подкрепил тезисы протопресвитера И. Янышева, перефразировав слова Христа в евангельском споре учеников о первенстве: «.что выше — тому и служи» (Слободской), пусть молитва служит труду, а труд будет «таким же пением Господу, как молитва!»57

Заметка об этом пасторском собрании в «Отчете» о деятельности Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви за 1907 г. признала, что 19 февраля на собрании «встретились две противоположности». На одну сторону «встали в лице о. Вениамина традиционные. церковники. Они все благочестие “приемлют” только в форме монашеского до-броделания. На жизнь же, с ея суетой, с ея нуждами смотрят. как на “великое искушение”»; а в лице протопресвитера И. Янышева выступили те пастыри, которые воспринимают мирскую жизнь как дар Божий христианам и стоят не за отвержение жизни, а за заботы об ее одухотворении и согласовании с началами евангельскими. «И потому, — писал автор заметки, — труд. они возвеличивали, как средство упорядочения жизни»58.

То, что в традиционном религиозном сознании России наметилось противостояние мировоззрений, еще весной 1907 г. отметил «Церковный вестник», пересказавший и прокомментировавший статью С. Любимова59 («Откуда и куда») в «Московском еженедельнике» (№ 17). «Старое православное богословие и мо-

51 Сергей Александрович Соллертинский и Иоанн Павлинович Слободской входили в список членов Братства ревнителей церковного обновления (см.: Ореханов Ю. Л., иерей. К ранней истории обновленчества. Список членов «Братства ревнителей церковного обновления» // Богословский сборник ПСТБИ. М., 1999. № 3. С. 224).

52 К[олаче]в В., свящ. В проповедническом собрании. С. 286.

53 Отчет о деятельности общества. за 1908 г. С. 142.

54 Там же.

55 «Делайте то, что велит “живая жизнь”, а не то, что навеяно на нас рутиной, — монашеским этикетом, очень условным и спорным.» (Отчет о деятельности общества. за 1908 г. С. 144).

56 Там же.

57 К[олаче]в В., свящ. В проповедническом собрании. С. 286.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

58 Отчет о деятельности общества. за 1908 г. С. 141-142.

59 Статья представляла собой краткий очерк эволюции православной мысли.

раль. и теперь отодвигают на первый план монашеские идеалы: “мировраждеб-ные” взгляды, терпение и терпение, а в жизни религиозной — обрядность. Но явилось и новое течение, и явилось давно — в лице приснопамятного архимандрита Феодора (Бухарева), провозвестившего ту, нашедшую теперь широкий отзвук среди духовенства, мысль, что христианство должно не отрицать, а проникать и освящать жизнь, что должны быть свобода совести и мысли. Таким образом, резко обнаружился ныне принципиальный разлад между старым и новым прежде всего в тех самых кругах, которые считаются оплотом и руководителями православного мира»60. Церковный епископат настороженно отнесся к церковному обновлению в том виде, как оно формулировалось рядом представителей петербургского белого духовенства: критически высказывался по этому вопросу архиепископ Никон (Рождественский), в 1906 г. «Церковный вестник» отмечал конфликт61 между «Союзом церковного обновления»62 и епископом Симбирским и Сызранским Гурием (Буртасовским), усматривавшим в направлении их деятельности намерение обратить Православную Церковь в Церковь пресвитерианскую.

«Тамбовские епархиальные ведомости» вскоре перепечатали сообщение о собрании Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви «для выслушивания и обсуждения реферата священника И. Никитина “о необходимости христианизации мирского труда”»63. Сославшись на церковный авторитет и духовный опыт протопресвитера И. Янышева, идею «святого труда» автор «Тамбовских епархиальных ведомостей» высказался о том, что помехой этой необходимости является не аскетизм (согласно докладу о. И. Никитина), а «псевдоаскетизм»64 современных русских монахов, который препятствует укреплению и развитию великой идеи «христианизации мирского труда». Автор статьи расширил христианизацию жизни до возможности христианского «святого ломбарда»: «Без кредита в наши дни и труд никакой невозможен. Свят труд — и кредит свят; свят ломбард, как дающий нам оборотные средства и выручающий в час беды»65. Был предложен и другой вид христианизации жизни — создание при приходах помощи рабочим, защита их прав перед работодателями «путем раскрытия обязанностей последних на основе евангельского учения», организация Церковью учреждений «по приисканию труда для безработных»66, устройстве дешевого жилья для бедных, «организация

60 К характеристике современного церковно-религиозного движения // Церковный вестник. 1907. № 20. 17 мая. С. 641-642. Автор отметил подобного же рода разлад и между Церковью и религиозной интеллигенцией.

61 См.: Гонения на «союз церковного обновления» // Церковный вестник. 1906. № 17. 27 апр. С. 539.

62 «Союз (Братство) ревнителей церковного обновления», или группа «32-х» петербургских священников.

63 «О. докладчик. живыми чертами изобразил отношение у нас к труду людей разных сословий и профессий, и пришел к выводу, что мирской труд у нас находится вне религии, в стороне от вопроса о спасении души» (Христианизация труда // Тамбовские епархиальные ведомости. 1908. №7. 16 февр. С. 356).

64 См. Там же. С. 358.

65 Там же. С. 359.

66 Церковь и рабочий вопрос // Церковный вестник. 1906. № 40. 5 окт. С. 1285.

в приходах христианских профессиональных союзов, или организация самих приходов в такие союзы, где состав приходов однороден»67, с теми же задачами. Ссылаясь на опыт стран протестантизма, автор газетной заметки заключил, что «это и есть осуществление учения Церкви о том, что все люди братья»68.

Затем тема дискуссии, весь ее ход и рассуждения по поводу выведенной протоиереем И. Янышевым «новой формулы условий спасения» были изложены в значительной по объему (в 4,5 столбцов) статье священника Владимира Кола-чева69, обратившего внимание на необходимость религиозного основания для идеи христианизации труда и поддержавшего также мысль о «псевдомонашестве». Содержание статьи утверждало, что формула не исчерпывается задачей «возвысить честность исполнения повседневных обязанностей до высоты служения Богу», но отвечает «на самый глубокий запрос современного религиозного сознания в недрах Православной Церкви, на запрос найти в церковном учении основания к религиозно-христианскому труду в мирской жизни. согласить религиозную потребность такого труда с традиционным идеалом индивидуальной святости»70. Это значение «формулы» священником В. Колачевым названо «выдающимся», так как собрание столичного духовенства единодушно выразило желание видеть эту формулу проведенной через Святейший Синод. «Религиозно-метафизической почвой для формулы», по иерею В. Колачеву, был «вопрос об отношении христианства к миру», получивший в истории христианства одностороннюю, «монашеско-аскетическую окраску»71. «Подавленное монашеским течением», в церковном учении решение вопроса «не нашло подобающего места»72, а в доктрине Церкви является «скрытым непринятием христианского догмата о Божием творении»73, в результате чего и Русская Церковь безучастна к «задачам земного устроения и развития»74 и воспринимается как враг новой цивилизации. «Новое условие спасения души» было кратко изложено священником В. Колачевым и в № 9 «Церковного вестника», но здесь задачей статьи служила цель отмежеваться от обвинений в уклонении нового направления мысли в протестантизм75.

67 Церковь и рабочий вопрос. С. 1285.

68 Там же.

69 Колачев В., свящ. О новой формуле условий спасения // Церковный вестник. 1908. № 7. 14 февр. С. 195-199. Колачев Владимир Яковлевич — лидер группы «32-х» петербургских священников, член-секретарь С.-Петербургского общества ревнителей церковного обновления, завсегдатай Петербургских религиозно-философских собраний 1901-1903 гг., посещал заседания Петербургского религиозно-философского общества (ПРФО), возрожденного в 1907 г., в 1914 г. входил в список действительных членов ПРФО (НИ ОР РГБ. Ф. 369. Ед. хр. 311. Л. 10).

70 Колачев В., свящ. О новой формуле условий спасения // Церковный вестник. 1908. № 7.

14 февр. С. 197.

71 Там же.

72 Там же. С. 198.

73 Там же.

74 Там же.

75 См.: Колачев В., свящ. О протестантском взгляде на мирской труд // Церковный вестник. 1908. № 9. 28 февр. С. 261-264.

Эволюция вопроса, в той форме, какую тема «христианизации труда» приобрела в «Тамбовских епархиальных ведомостях», для самого вопроса весьма показательна. Но чтобы представить масштабы возможного распространения в дальнейшем интереса к «новой формуле условий спасения», нужно привести сведения о круге деятельности главных участников описанной дискуссии, по сути, участвовавших в формировании мнения своих коллег. Священник В. Колачев и протоиерей С. Соллертинский были, что называется, «профессионалами» в деле церковного обновления, они посещали заседания ПРФО (где обсуждались вопросы религиозного обновления), входили в число ведущих проповедников Санкт-Петербургского общества религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви; в 1905 г. они и протоиерей П. Миртов входили в группу «32-х» петербургских священников (позднее Братство ревнителей церковного обновления). Священник В. Колачев — автор большинства апологетических статей и заметок, относящихся к теме «христианизации труда» и сотрудник журнала «Век». Венцом его «церковно-освободительной» активности была поддержка им позиции, высказывавшейся будущим лидером обновленчества священником Александром Введенским в 1-й половине 1917 г. в пореволюционном «Всероссийском церковно-общественном вестнике», издававшемся будущим обновленческим профессором Б. В. Титлиновым; правда, о факте присоединения или неприсоединения иерея В. Колачева — к обновленчеству нам неизвестно. Остальные присутствовавшие на дискуссии, в большинстве своем члены Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви76, регулярно выступали в разных районах Санкт-Петербурга с лекциями и проповедями, и нельзя исключить того, что итоги дискуссии петербургского духовенства были донесены ими до слушателей лекций.

В первом полугодии 1908 г. вопрос о «практической силе» христианства также обсуждался религиозной интеллигенцией в Киевском религиозно-философском обществе (КРФО), где подавляющее большинство членов совета и кандидатов в члены совета были преподавателями Киевской духовной академии или духовных училищ. С апреля 1908 по январь 1910 г. под председательством профессора П. В. Тихомирова77, выступавшего за дистанцирование от Русской Церкви ввиду «непригодности» ее для Церкви «новой», обсуждали «религиозное движение» в целом по стране и его отношение к Русской Церкви. Здесь также в 1908 г. темой обсуждения была «практическая сила христианства»78 и необходимость применения ее в условиях «упадка теоретической доктрины» христианства, однако в качестве главной задачи общероссийского «религиозного движения»79 идея общей поддержки не получила.

76 На заседаниях обычно присутствовало большое число мирян.

77 Приват-доцент университета Св. Владимира, профессор Нежинского историкофилологического института.

78 Тихомиров П. В. Современные задачи религиозной мысли и практики // Киевская мысль.

1908. № 116. 27 апр. С. 4; Кудрявцев П. П. О мерах к религиозному возрождению России // Киевская мысль.1908. № 303. 1 нояб. С. 5. (Доклад 30 октября 1908 в КРФО. — И. В). По мнению докладчика П. В. Тихомирова, современное ему православие находилось в упадке и как «теоретическая доктрина, и как практическая сила» (Там же).

79 Имелось в виду общественное движение за церковное обновление по стране в целом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Например, профессор Киевской духовной академии протоиерей П. Светлов, отметив доминирование «социальных мотивов» в религиозной жизни, высказал сомнение в их «религиозной» природе и предостерег от разрыва с Церковью на этом пути. Два года Киевское религиозно-философское общество обсуждало проблемы церковно-государственных отношений и религиозных и церковных реформ и только после общей стабилизации обстановки в стране сменило председателя и перешло к решению общественных и религиозных вопросов, исходя из сохранения православной церковной традиции. Стенограмм заседаний КРФО и фамилий присутствовавших, за редким исключением имен выступавших, не сохранилось. Трудно сказать, сколько приверженцев идеи «практического христианства» воспитало КРФО за 1908-1910 гг., но с самого начала его заседаний активистами Общества были, например, журналист В. Н. Лашнюков80 и небезызвестный в истории украинской автокефалии священник, а в 1921 г. глава «самосвятской» Украинской автокефальной Церкви Василий Липковский.

B. Н. Лашнюков в первое полугодие 1917 г. стал автором статей в либеральных выпусках «Церковно-общественного вестника» Б. В. Титлинова, порицал религиозную интеллигенцию и «неохристиан» за бездействие в революционной обстановке, и, судя по всему, сблизился с будущими обновленцами, так как в том же «Вестнике» его указывали то как члена «Союза демократического православного духовенства и мирян» священника Александра Введенского, то как близкого его «Союзу»81.

Дискуссия духовенства 1907-1908 гг. отвечает на спорный на сегодняшний день вопрос о наличии планов религиозной реформации в церковном движении. Нет оснований считать, что церковные реформаторы стремились найти теологическое обоснование для социологизации христианского нравственного учения, они опирались на традиционное святоотеческое и апостольское суждение о том, что «вера без дел мертва». Но увлечение мыслью о допущении сакрального значения «практического» христианства имело свои исторические последствия, и сложно было бы отрицать влияние этих идей на обоснование и набор реформ в программах обновленческих журналов82 (1922—1923-х гг.) «Живой Церкви»83 (откуда это разносилось по провинциальной обновленческой прессе в виде цитирований или перепечаток84).

80 Лашнюков В. Еще раз об интеллигенции // Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. № 101. 24 авг. С. 3.

81 См., напр.: Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. № 119. 24 сент. С. 2.

82 Наши задачи // Соборный разум. 1922. № 1. С. 5-7; Каменовский С. В чем сущность «Живой Церкви» // Живая церковь. 1922. № 2. С. 13; Белков Е. Предвестники Живой Церкви.

C. 8; Тезисы предстоящей реформы Православной Церкви на поместном соборе // Соборный разум. 1923. № 1-2. С. 17-20.

83 Не путать с группой В. Красницкого «Живая Церковь». Размежевание обновленчества на группы начинается в августе 1922 г.

84 Тема религиозного значения христианизации труда мелькнула в 1926 г. в журнале «Украинский православный благовисник». Автор остановил свое внимание на том, что молитва придает религиозное значение труду в обыденной жизни, «свободно-разумные люди» понимают, что Бог присутствует во всех проявлениях культуры и науки, только «односторонние христиане ложноаскетического типа чуждаются общественной работы». Таким образом, говоря в статье о труде в целом, автор отнес к религиозному труду «общественную работу» по

Дискуссия еще раз показала и наличие общественного противостояния белого духовенства монашеству. Как было отмечено в выступлении протоиерея С. Соллертинского, в реферате священника И. Никитина некоторая доля вины за отчуждение христианства от повседневности была возложена им на русское монашество. Ранее эта тема неоднократно в разных вариантах поднималась и на заседаниях ПФРО (1901-1903), и в печати: в изданиях церковного плана она касалась преимущественно многочисленности монашества на административноуправленческих должностях, в периодике рассматривалась В. В. Розановым и священником А. Устьинским как тенденция «мертвенного» христианства, соответственно сформировавшего историческую Русскую Церковь. Можно ли считать случайным совпадением то, что и в 1922 г., с началом обновленческого «движения», во всех журналах группы «Живая Церковь» был прежде всего поставлен вопрос о монашестве85 в новой Церкви, и прозвучал призыв к объединению белого духовенства86 и противостоянию монашеству всеми возможными средствами, изгнанию их с руководящих постов и монастырей? Безусловно, в этом вопросе необходимо учесть идейно-организационную роль в обновленчестве ГПУ, в силу чего постановка вопроса о монашестве в обновленческих изданиях была связана с намерением большевиков обезглавить Церковь на местах и оправдать готовившийся судебный процесс над Патриархом Тихоном, но очевидно с самого начала нежелание обновленческих священников сотрудничать с епископатом и стремление ставить своих, женатых «епископов» из числа протоиереев87. Монашество виделось им, как и либеральному духовенству в 1906-1908 гг., чуждым и враждебным, как хранящее традиции православия, и некоторая рецепция здесь могла иметь место.

Дискуссия духовенства 1907-1908 гг. должна занять свое место в истории развития Русской Православной Церкви начала ХХ в.

Ключевые слова: дискуссия петербургского духовенства 1907-1908 гг., церковное движение, Иоанн Янышев, христианизация труда, социальное христианство, реформизм, неохристианство, обновленчество, священник Владимир Колачев.

созиданию социально справедливого «Царства Божия на земле» (см.: Козубовский С., прот. Труд и молитва // Украинский православный благовисник. 1926. № 7. С. 6).

85 О неоправданности института монашеского епископата в исторической Церкви писали: Коблов Н., прот. Рабы черные и белые // Друг православного народа. Религиознонравственный журнал (Официальный орган Саратовского епархиального управления). 1922. № 3. Окт. С. 1-3; Беляев В., свящ. Где Православная Церковь и что представляет из себя новая Живая Церковь // Там же. С. 4-6; Всероссийский съезд «Живой Церкви». Там же. С. 10-11; Леонидов А., свящ. Письмо сельского пастыря к братиям // Там же. С. 4-5. Собравшийся 10 августа 1922 г. съезд группы «Живая Церковь» на пленарном заседании заслушал доклады по теме борьбы с монашеством: Сергеева «О белом епископате», Рождественского «По внутреннему управлению русской церкви» (Друг православного народа. 1922. № 3. С. 11); см. также: К съезду // Друг православного народа. 1922. № 3. Окт. С. 4).

86 «Основной задачей этой организации является борьба с черным епископатом, от которого достаточно терпело и пред которым трепетало. женатое духовенство» (Сибирская Церковь. 1922. № 2. 10 окт. (Томск). С. 4).

87 В сообщениях журналов, как правило, подчеркивался такой факт при сообщении о хиротонии.

Discussion on Christianization of Everyday Life among St. Petersburg Clergy

in 1907-1908

I. Vorontsova

The Revolution of 1905 gave birth to the internal Church movement for renewal of Church life. Impressed by the revolutionary events the liberal clergy and laity of this movement called it “liberation”; in the period of the movement there was really a number of reforms that would free the Church from excessive state “custody ”. But there met and the other kinds of impulses of the “liberation” of Petersburg: the clergy, the strengthening of the role of Christianity got interested in everyday life, was wondering about the prospects for the introduction of the pastoral responsibilities of addressing social issues. There was a discussion on this topic in the “Society of Lovers of religious and moral education in the spirit of the Orthodox Church ”, the discussion took place in a number of forms of Church renovation included the official recognition of the Russian Church “the Christianization of labour”. In their opinion the Christianization of all elements of everyday life would help draw in the Church wall to isolate themselves from the Church of the social strata of Russian society. Content of the discussion got into print and was propagated by priest Vladimir Kolachev, reworded features some “doctrine” and received a response in the provincial press. This discussion held at the St. Petersburg 1907-1908 by the clergs. It is highlighted the tendency of sociologization the moral teachings of Christianity in the beginning of the XX-th century in Russia and show the rejection of traditional ascetic outlook among representatives of the secular clergy.

Keywords: Petersburg clergy’s discussion 1907-1908, Church movement, John Yanyshev, Christianization of labor, social Christianity, reformism, neochristianity, renovationism, priest Vladimir Kolachev.

Список литературы

1. Отчет о деятельности общества [распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви в С.-Петербурге] за 1908 г. (существования Общества двадцать восьмой) с приложением списков членов и Устава Общества. СПб.,

1909. С. 137-138.

2. Воронцова И. В. Синтез науки и религии, опыта и веры в богословии архимандрита Феодора (Бухарева) // Вопросы философии. 2013. № 12. С. 68-77.

3. Зосима (Давыдов), игумен. Московская церковная революция, или Деятельность Московского общества любителей духовного просвещения в 1905-1908 года // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института: Материалы. М., 2005. С. 407-408.

4. Новое или церковное христианство // Церковный вестник. 1907. № 19. 10 мая. С. 603607.

5. Ореханов Ю. Л., диакон. К ранней истории обновленчества. Список членов «Братства ревнителей церковного обновления» // Богословский сборник ПСТБИ. М., 1999. № 3.

С. 222-224.