Научная статья на тему 'Динамика ксенофобии в эпоху популизма: опыт макросоциального анализа'

Динамика ксенофобии в эпоху популизма: опыт макросоциального анализа Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
824
187
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Dynamics of xenophobia in the populist era: a macro social analysis trial

Macro social analysis – which is what this article is based on – takes into consideration the influence historically long stages or cycles of ethno-political processes have on the dynamics of xenophobia. Such analysis allows to refine the evaluations made on the basis of public opinion surveys covering a rather short (for history) period of time. The main goal of this article is an attempt to provide a comprehensive interpretation of the results of sociological ranging of the Russians’ hostility in regards to various ethnic phobias based on the analysis of the fundamental changes in the ethno-political situation in current day Russia compared with the 1990s and the early 2000s performed by the author. The article touches upon ethno-political trends manifesting in Russia but connected with global processes mostly seen in current times, which are often referred to as the “populism era”. The essence of populism and its influence on the xenophobia dynamic is subject to analysis herein as well. The ethno-political situation in Russia began to slowly shift in the 2000s. Problems traditional for the empire, such as relations between ethnic territories and the imperial center as well as ethnic separatism of indigenous colonized peoples and anti-Semitism, were slowly being replaced by new problems of migrants and other isolated ethnic minorities (like gypsies), poorly integrated into the forming national community. The changes in the basic make up of the ethno-political situation which found a reflection in the xenophobia dynamics can also explain the raise of the national-populist political movement in Russia, which has shown itself in other countries of the global north as well. We tried to use Russian examples to demonstrate the diversity of populism and its controversial influence on the dynamics of xenophobia. National populism can 262 act as the main risk factor of xenophobia growth, whereas social populism is capable of promoting the transformation of ethnic, racial and religious phobias into civil protest activity.

Текст научной работы на тему «Динамика ксенофобии в эпоху популизма: опыт макросоциального анализа»

Проблемы этнической и "социальной дискриминации

Эмиль ПАИН

Динамика ксенофобии в эпоху популизма: опыт макросоциального анализа1

Эта статья зародилась в процессе подготовки моего выступления на второй Московской Международной конференции по противодействию антисемитизму, расизму и ксенофобии (29—30 октября 2018 года) и разрослась из коротких тезисов, требовавших развития и объяснения. Начну с того, что объясню наибольшее внимание автора к антисемитизму в ряду других проявлений ксенофобии. Оно связано прежде всего с требованиями тематики конференции. Эмпирическая опора статьи на материалы «Левада-Центра» 2018 года (отчеты о проведении количественных и качественных исследований о состоянии и динамике общественного мнения) также во многом связана с тем, что эти научные отчеты были подготовлены по заказу Российского еврейского конгресса (РЕК) специально к указанной конференции. Однако еще важнее то, что я разделяю теоретические подходы указанных исследований и, в частности, присоединюсь к определениям ксенофобии и антисемитизма, содержащимся в отчетах «Левада-Центра». Вместе с тем «прогнозирование трендов и кризисов» (одна из трех заявленных целей конференции) может дать неодинаковые результаты при использовании разной научной оптики. Макросоциальный анализ, положенный в основу данной статьи, учитывает влияние на динамику ксенофобии исторически длительных стадий или циклов этнополи-тических процессов. Такой анализ позволяет дать уточнения оценкам, сделанным на основе социологических опросов, охватывающих сравнительно короткий (по историческим меркам) временной период. И, наконец, отмечу, что ос-

1 Доклад подготовлен в рамках исследования по гранту Российского научного фонда № 15-18-00064 в РАНХиГС.

новной целью данной статьи является попытка дать целостную интерпретацию результатов социологического ранжирования недоброжелательности россиян к различным этническим фобиям на основе сделанного автором статьи анализа фундаментальных изменений этнопо-литической ситуации в сегодняшней России в сравнении с 1990 годами и началом 2000-х. В статье затрагиваются этнополитические тенденции, проявляющиеся в России, но связанные с глобальными процессами, прежде всего наблюдаемыми в наше время, одно из распространенных названий которого «эпоха популизма». Сущность популизма и его влияние на динамику ксенофобии также являются предметом нашего анализа.

Глобальные изменения в расселении евреев и географии антисемитизма

В научном отчете «Левада-Центра» об исследовании проявлений антисемитизма отражено уменьшение нетерпимости к евреям в российском обществе и ослабление восприятия антисемитизма как реальной угрозы. Эта позитивная динамика в России контрастирует с ситуацией в странах Западной Европы, где некоторых проявлений антисемитизма существенно больше, чем в России, а тревоги по поводу угрозы антисемитизма характерны для большой доли населения [Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании, 2018]2. Правда, рост недовольства евреев по поводу усиления антисемитизма

2 Параметры ксенофобии, расизма и антисемитизма в современной России // Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании. Август 2018 г. (Неопубликованные материалы).

в ряде стран ЕС сопровождается приростом там же еврейского населения, тогда как вербально выраженные представления об уменьшении антисемитизма в России не остановили убыли их численности в Российской Федерации. Мы еще обсудим этот курьез и охарактеризуем сложившуюся ситуацию количественно, а пока зададимся вопросом: в чем причина отмеченных различий в динамике ксенофобии в России и на Западе?

Полагаю, что одной из самых значимых, глубинных и долгосрочных причин уменьшения остроты проблемы антисемитизма в России и одновременно ее перемещения в другие регионы мира являются изменения в расселении мирового еврейства в XIX — начале XXI века.

Российская империя к XIX веку стала основным местом проживания мирового еврейства. По данным переписи населения 1897 года, здесь было сосредоточено 5,2 млн евреев [Россия. Демография еврейского населения Российской империи (1772—1917): Электронная еврейская энциклопедия ОРТ, 1994]1, что составляло (в зависимости от различных экспертных оценок) от половины до 2/3 общей численности евреев в мире. Последняя советская перепись населения (1989) зафиксировала в СССР лишь 1,48 млн евреев [Тольц, 2016]2, т.е. примерно 10% от их численности в мире. А в современной России, согласно переписи 2010 года, их менее 158 тысяч человек [Тольц, 2016]3, т.е. всего около 1% евреев мира. В большинстве остальных бывших республик СССР сокращение численности евреев было еще более радикальным вплоть до практически полного их исчезновения из состава населения (например, в Таджикистане) [Тольц, 2016]4.

В мировой истории известны случаи проявления антисемитизма при фактическом отсутствии евреев, но в России такого не произошло — с драматическим, почти четырехкратным сокращением численности евреев в стране только за постсоветский период существенно уменьшилась и враждебность к ним. Такой вывод вытекает из материалов «Левада-Центра», по крайней мере, из бесед с горожанами на фокус-группах, которые объясняют исчерпание темы антисемитизма так: «евреевуже нет», «мо-

1 Россия. Демография еврейского населения Российской империи (1772-1917) // Электронная еврейская энциклопедия. [Электронный ресурс]. https://eleven.co.il/jews-of-russia/general/15443/

2 Тольц М. Евреи на постсоветском пространстве: новые демографические данные // Демоскоп. 2016. № 693-694. [Электронный ресурс]. http://www.demoscope.ru/weekly/2016/0693/tema01.php

3 Там же

4 Там же.

жет, они и есть, но не заметны», «евреев меньше стало» [Проблема антисемитизма в глазах евреев и других групп российского городского населения, 2018]5.

Вывод о зависимости между динамикой ксенофобии (в данном случае антисемитизма) и изменением численности евреев в стране подтверждается, с некоторыми оговорками и дополнениями, процессом, противоположным российскому. Речь идет о притоке больших масс евреев в ряд стран Европы, который сопровождался параллельным притоком других этнических и религиозных групп мигрантов, выступающих конкурентами евреям, прежде всего в культурно-символической сфере. Так, после Холокоста еврейская община Германии практически полностью обновилась в значительной мере за счет еврейских иммигрантов из бывших республик СССР. По расчетам института Moses Mendelssohn Zentrum, Германия в 2000-е обогнала Израиль и США по темпам прироста еврейской иммиграции [Германия обогнала Израиль по интенсивности еврейской миграции, 2003]6. К 2009 году численность евреев в Германии составила 118 тысяч человек, а уже к 2020-му эта страна потеснит Россию с седьмого места в десятке стран с наибольшей численностью еврейского населения.

Здесь самое время обратить внимание на логическую неувязку: в России, где положение евреев, по принятой системе оценок, улучшается, их численность сокращается беспрецедентно быстрыми темпами, а в Германии, где антисемитизм, по тем же стандартным оценкам, растет и численность евреев, причем очень быстро. Так, может быть, при оценке положения евреев стоит учитывать не только результаты опросов, но и «голосование ногами»?

Богатая Германия притягивает к себе не только евреев. В те же послевоенные годы (особенно с 1960-х) здесь наблюдался гигантский приток мусульманского населения, составляющего ныне от 3,5 до 4 млн жителей [Religionen: In Deutschland leben mehr Muslime als erwartet, 2009]7. Взаимоотношения между двумя указанными сообществами пришлого населения создают постоянное поле напряжения и объ-

5 Отчет о проведенном качественном исследовании: «Проблема антисемитизма в глазах евреев и других групп российского городского населения». М.: Левада-Центр, 2018.

6 Германия обогнала Израиль по интенсивности еврейской миграции // Lenta.ru. 06.06.2003. [Электронный ресурс]. https://lenta.ru/ news/2003/06/06/germany/

7 In Deutschland leben mehr Muslime als erwartet // Die Welt. 23.06.2009. [Электронный ресурс]. https://www.welt.de/politik/article3984811/In-Deutschland-leben-mehr-Muslime-als-erwartet.html

ясняют львиную долю преступлении на почве ненависти, зафиксированных в 2004—2015 годы. При этом Германия наряду с Францией лидирует по числу таких преступлении среди государств, входящих в зону ответственности ОБСЕ [Antisemitism. Overview of data available in the European Union 2004-2015, 2014]1.

Франция тоже пережила трагедию Хо-локоста, обусловившего обновление состава ее еврейской общины, но еще больше на эти перемены повлиял процесс деколонизации 1950-1960-х, сопровождавшийся исходом евреев из бывших французских колоний. Если в начале XX века в историко-культурном составе еврейской общины Франции преобладали европейские евреи, ашкенази, то в начале XXI века большинство французских евреев составляют сефарды, выходцы из Северной Африки (Магриба), к ним примыкают мизрахи с Ближнего Востока [France: un portrait de la population juive, 2002]2. Основную часть этих переселенцев составляют иммигранты (либо их потомки), покинувшие бывшие французские колонии (прежде всего Алжир) после того, как те стали независимыми арабскими государствами. В тот же временной период (конец XX - начало XXI века) и из тех же мест во Францию прибыли, притом в значительно большем количестве, арабо-мусульманские мигранты. Уже по этой причине на 500-550 тысяч французских евреев в этой стране ныне приходится не менее 3-4 млн человек арабского происхождения

(цифры приблизительные, поскольку во Франции отсутствует этническая статистика). В религиозном же составе населения численность мусульман в 6—8 раз превосходит численность иудеев. Подчеркну, что и для еврейских, и для арабских жителей Франции характерны весьма жесткие и устойчивые представления об образе «культурно чужого». И у тех, и у других в высокой степени эмоциональное отношение к более чем полувековому арабо-израильскому конфликту (более чувствительное, чем, например, в России, где антисионизм ныне проявляется слабо [Проблема антисемитизма в глазах евреев и других групп российского городского населения, 2018]3), и уже поэтому символические следствия этого конфликта быстро переместились на французскую территорию, обусловливая общий рост ксенофобии во Франции в разных формах (антисемитизм, арабо- и исла-мофобия, ненависть к мигрантам и др.).

Иерархия ксенофобии в России: давние стереотипы в новых условиях

Если в странах, характеризующихся параллельным притоком еврейской и исламской иммиграций, происходит наложение, мультипликация и взаимный разогрев разных проявлений ксенофобии, то в России антисемитизм замещается и вытесняется другими фобиями. Уже к середине 1990-х он был отодвинут на шкале культурной дистанции этнического большинства антикавказскими и прежде всего анти-

САМАЯ СИЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ДИСТАНЦИЯ К... (доля респондентов в июле 2018 года, поддерживающих позицию «не пускал(а) бы их в Россию», %)

43%

27%

22%

15%

Евреям

27%

Украинцам Китайцам Чеченцам "Выходцам "Выходцам Цыганам

из Средней из Африки"

Азии"

1 Antisemitism. Overview of data available in the European Union 2004— 2015, European union agency for fundamental rights, October 2015.

2 France: un portrait de la population juive // Par religioscope, 5 decembre

2002 [Электронный ресурс]. https://www.religion.info/2002/12/05/france-un-portrait-de-la-population-juive/

3 Отчет о проведенном качественном исследовании: «Проблема антисемитизма в глазах евреев и других групп российского городского населения». Указ. соч.

чеченскими фобиями [Паин, 2004а]1. По мере притока в Россию мигрантов из стран Центральной Азии они вытесняют кавказцев с первых мест в иерархии ксенофобии и сами становятся основным объектом недоброжелательства (пик таких настроений пришелся на 2013 год). В 2014—2016 годы и эти фобии оказались приглушенными, на сей раз смесью антиукраинских и антизападных настроений, вспыхнувших под влиянием «крымского синдрома». Наконец, в 2018-м на шкале социальной дистанции наивысшие места заняли африканцы и цыгане. Такой вывод вытекает из исследования «Левада-Центра» (см. рис.) [Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании, 2018]2. Социологи использовали традиционную, хорошо проверенную в мировой практике методологию шкалирования социальной дистанции, которая замерялась вопросами анкеты с семипозиционной шкалой индикаторов: от выраженной толерантности до крайней степени неприятия «Другого» — отказа видеть его в своей стране.

В представленной на рисунке иерархии культурного негативизма в России много интересного и неожиданного.

На втором и третьем месте стоят выходцы из Африки (33%) и Средней Азии (30%). Высокая ксенофобия к представителям трех среднеазиатских республик неплохо поддается объяснению: они составляют ныне в России львиную долю мигрантов, и на них прежде всего распространяется такая разновидность ксенофобии, как мигрантофобия. Но почему в группу лидеров попали африканцы, составляющие мизерную часть российского населения? Дело в то, что численность и удельный вес той или иной этнической группы в составе населения страны не всегда определяет отношение к ней большинства жителей. Уменьшение антисемитизма в России связано не только с уменьшением численности евреев, но и со стиранием внешних различий между этой общностью и большинством населения страны, прежде всего жителями городов с их полиэтнической, многокультурной средой. Та часть городских русскоязычных евреев, которая осталась в России после нескольких волн исхода российских евреев в Израиль, США и в страны Западной Европы, уже одним этим доказала свою готовность и

1 Паин Э.А. Этнополитический маятник. Динамика и механизмы эт-нополитических процессов в постсоветской России. М.: Институт социологии РАН, 2004. С. 239-240.

2 Параметры ксенофобии, расизма и антисемитизма в современной России. «Левада-Центр». Указ. соч.

способность интегрироваться в складывающуюся российскую политическую нацию. Что касается африканцев, то они не только внешне сильно выделяются по своим физико-антропологическим характеристикам, но и заметны в современной России непривлекательным социальным статусом. Жители СССР сталкивались с африканцами в крупнейших городах только как со студентами. В 1989 году «в советских вузах учились почти 30 тысяч африканских студентов» [Африканцам не рады в России, 2016]3. Ныне африканские студенты, хоть и в меньшем количестве, сохранились и числятся в 42 вузах крупнейших городов страны, но к ним добавились тысячи нелегальных мигрантов в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и еще пяти крупнейших российских городах. Они прибывают в Россию, как правило, по учебной или туристической визе и пропадают здесь из поля зрения официального учета, переходя в статус нелегальных мигрантов. По данным правозащитных организаций, «в 2015 году только в Москве нелегально находились порядка 5—6 тысяч граждан Нигерии, а всего выходцев из Африки было около 11—12 тысяч. Это граждане Демократической Республики Конго (ДРК), Камеруна, Кот-д'Ивуара, Ганы и некоторых иных стран» [Злоключения африканцев в России. Как живут африканские беженцы и мигранты в России, 2016]4. Без визы и российских документов они зачастую живут в положении, близком к рабскому, и оно часто вызывает у окружающих не столько сочувствие, сколько страх и неприязнь. Впрочем, и в Советском Союзе с его демонстративной, показной любовью к угнетенным чернокожим Америки и народам «братской Африки», захваченной белыми колонизаторами, существовали разнообразные проявления расизма, в том числе и по отношению к чернокожим. Как отмечает В. Шнирельман, «корни расистских установок в современной России уходят в советскую эпоху»5. Не случайно уже в 1990-е многие наши сограждане использовали презрительную и откровенно расистскую кличку «черные» по отношению к среднеазиатским и кавказским мигрантам. Итак, африканофобия ныне в нашей стране — это прежде всего разновидность мигрантофо-

3 Африканцам не рады в России // [Электронный ресурс]. inosmi.ru/social/20160612/236835030.html

4 Злоключения африканцев в России. Как живут африканские беженцы и мигранты в России // [Электронный ресурс]. https://www.gazeta.ru/ social/2016/11/29/10385585.shtml

5 Шнирельман В. Новый расизм в России // [Электронный ресурс]. http://www.manwb.ru/articles/world_today/tolerance/NewRasizm_ VikSHnir/

бии, характерной для большинства крупнейших стран глобального Севера, и сам это факт дополнительно легитимирует мигрантофобию в России по отношению к африканцам, доминирующим среди мигрантов на Западе. Все это понятно, тем не менее полностью удовлетворяющих меня объяснений столь высокому месту африканофобии в общей иерархии фобий именно сейчас, в современной России, я пока не нахожу. Требуется дополнительный анализ.

Чеченцы, долго (с середины 1990-х по начало 2000-х) возвышавшиеся на шкале этнического негативизма, ныне оказались лишь на четвертом месте. Это связано как с общим изменением этнополитической ситуации в России в 2000-е, когда проблема мигрантов оттеснила по своей остроте и актуальности традиционную проблему внутрироссийского этнического сепаратизма, а также с тем, что за последние пять лет (по крайней мере, после 2013 года — взрыва пассажирского автобуса в Волгограде) в информационных потоках не было упоминаний

0 связи террористических актов в российских городах с именами представителей народов Северного Кавказа.

На той же ступени неприязни (четвертой в иерархии) оказались в 2018 году и китайцы. Официальная Россия выступает за дружбу с Китаем, тем не менее китайцев «не пускал бы» в страну каждый четвертый россиянин. В ряде восточных регионов антикитайские настроения населения сильнее антикавказских. Как отмечает В. Дятлов, известный исследователь проблем этнических меньшинств в Сибири и на Дальнем Востоке, здесь антикитайские фобии и запугивание населения «желтой угрозой» имеют давние корни. Они также связаны с конспирологическими, расистскими мифами о «сионистском заговоре», предполагающем «китайское нашествие» на Россию [Дятлов, 2010]1.

Как свидетельствуют материалы социологических исследований ВЦИОМа (ныне «Левада-Центр») 1990—2002 годов, россияне еще недавно почти не отличали украинцев от русских и с полным правом могли назвать их «братьями» и уж точно «своими» [Паин, 2004а]2, а ныне относятся к ним ненамного лучше, чем к «чужим» китайцам. Любопытно, что политический заказ на демонстративную дружбу с Китаем не останавливает массовые фобии этнического большинства к китайцам, в то время как политиче-

1 Дятлов В.И. «Желтая опасность» как орудие «мирового еврейского заговора»: на границе «великих ксенофобий»// Азиатская Россия: сб. науч. ст. Иркутск, 2010. С. 313-329.

2 Паин Э.А. Этнополитический маятник... С. 240.

ски ангажированная демонстрация ненависти к Украине привела к быстрому слому (надеюсь, ненадолго) давнего позитивного стереотипа у русских по отношению к «братьям-украинцам».

Зато евреев русские респонденты (они составляют свыше 80% выборки) считают «почти своими», более близкими, чем украинцев. Все это любопытно и заслуживает подробного комментария, но я все же уделю основное внимание в анализе этой иерархии лишь двум этническим сообществам, занимающим крайние ступени, — цыганам и евреям.

На вершине иерархии этнического недоброжелательства россиян в июле 2018 года оказались цыгане — 43% опрошенных ответили, что «не пускали бы их в Россию». Само это новое место цыган на шкале этнических фобий, никогда ранее не отмечавшееся в нашей стране, а также заметный отрыв показателей антицыганских фобий от показателей фобий по отношению к шести другим оцениваемым общностям, многим могут показаться удивительными. Вместе с тем уже в данных упомянутых социологических исследованиях 1990—2002 годов образ цыган вместе с образами чеченцев и азербайджанцев набрал наибольшую долю негативных оценок россиян, что давало мне основание в 2004 году включить эти фобии в единую группу на шкале культурной дистанции, которую я тогда условно назвал «совсем чужие» [Паин, 2004а]3. Примерно в таких же терминах можно охарактеризовать стереотипы восприятия цыган массовым сознанием жителей многих европейских стран.

В этой связи обращает на себя внимание рост антицыганских настроений в Европе за десятилетие, 2008—2018. Какая-то часть этих негативных настроений связана с началом массового переселения цыган (2008) из мест их основного расселения (прежде всего из Румынии, Венгрии, Болгарии и Словакии) в наиболее развитые государства ЕС. Так, по Франции в 2009—2010 годы прокатились волнения местного населения, связанные с требованиями выдворения из страны недавно прибывших цыган и завершившиеся их массовой депортацией в 2010 году [Цыгане — изгои Европы, 2010]4. Вместе с тем антицыганские волнения наблюдались и в местах исхода цыганских мигрантов, например, в Болгарии в сентябре — октябре 2011-го [Около 3 тысяч человек вышли на акцию про-

3 Там же.

4 Цыгане — изгои Европы // [Электронный ресурс]. https://inosmi.ru/ еигоре/20100824/162385444.Мт1

теста в Болгарии, 2011]1. В том же году конфликт местных жителей с цыганами, по своим мотивам похожий на болгарский, произошел в России (в поселке Сагра, агломерация Екатеринбурга) [Кожевин, 2011]2. В августе 2016 года около 300 жителей села Лощиновка (Одесская область, Украина) устроили массовые погромы домов местной цыганской общины.

Уже в 2000 году Комитет ООН по устранению расовой дискриминации и Подкомиссия ООН по правам человека подготовили совместный доклад, в котором была отмечена чрезвычайно тревожная ситуация с положением европейских цыган, среди которых 90% людей в трудоспособном возрасте не имели работы, а среди занятых тотально преобладали лица с низкой квалификацией [Катин, 2000]3. В последнее десятилетие сравнительные исследования положения цыган по всем странам Европы не проводились, однако данные, собранные по странам, в которых сосредоточено более трети всех цыган мира, показывают, что ситуация улучшилась ненамного. В Венгрии «безработица среди цыган достигает 70%, а в некоторых цыганских поселках не имеет работы фактически 100% взрослого трудоспособного населения»; в Румынии с ее почти трехмиллионным цыганским населением (во всем мире насчитывается около 10 млн цыган) «60% — безработные, а среди трудящихся почти все заняты неквалифицированным трудом» [Полонский, 2013]4. Примерно такой же тип и уровень занятости характерны для цыган России [В России может появиться омбудсмен по правам цыган, 2011]5.

Во всех упомянутых документах ООН и международных правозащитных организаций, равно как и в большинстве публицистических выступлений по указанной тематике, причиной драматической ситуации цыган называют расизм, ксенофобию и, как следствие, скрытую дискриминацию представителей этой общности на рынке труда. По моему же убеждению, это односторонняя оценка, исходящая исклю-

1 Около 3 тысяч человек вышли на акцию протеста в Болгарии // Подробности: [Электронный ресурс]. https://regnum.ru/news/polit/1451431. html

2 Кожевин И. Тихий уральский поселок превратился в ночное поле боя // [Электронный ресурс]. http://www.vesti.ru/doc.html?id=499194

3 Катин В. Цыгане — жертвы расизма в Европе // [Электронный ресурс]. http://www.ng.ru/world/2000-08-25/6_gitanes.html

4 Полонский И. «Цыганский вопрос»: есть ли решение? // [Электронный ресурс]. https://www.sensusnovus.ru/analytics/2013/05/12/16358. html

5 В России может появиться омбудсмен по правам цыган // [Электронный ресурс]. https://iz.ru/news/508503

чительно из внешних обстоятельств жизни цыган и не затрагивающая внутреннего состояния общности, прежде всего крайне низкой ориентации большинства ее представителей на интеграцию в современные европейские общества. Для обоснования этого тезиса я использую доказательство от противного, а именно один из эпизодов истории евреев в Новое время, характеризующий процесс преодоления их традиционной замкнутости в общинах (кагалах).

Евреи, как и цыгане, долгое время существовали исключительно как диаспоральные общности. Да и ныне 2/3 евреев проживают за пределами своего национального государства. В языках обеих общностей есть специальные термины для описания всех этнически чужих: евреи называли неевреев «гои», цыгане именовали нецыган «гадже». Обе общности пережили Холокост и в настоящее время сопоставимы по численности населения. В современном мире около 15 млн евреев и около 10—12 млн цыган. Разумеется, издревле существовали различия в образе жизни этих народов, но особенно заметными они стали в Новое время, по крайней мере, с середины XVIII века. В этот период значительное распространение в еврейской среде всех стран Европы получили идеи движения «Хаскала», еврейского Просвещения, ориентирующего на изменение отношений между евреями и неевреями путем искоренения традиционной еврейской обособленности от нееврейской среды и на интеграцию евреев в европейское общество прежде всего за счет получения светского образования. С тех пор выдающиеся представители еврейской духовной элиты, которыми гордятся евреи мира, а также менее известные лидеры еврейского общественного мнения в разных регионах и странах формировали ценности достижительности евреев в наиболее престижных сферах деятельности европейских стран: финансы и бизнес; медицина и юриспруденция; наука и искусство. Эти ценности закрепились и транслируются по каналам семейных традиций, обеспечив высокий интеграционный потенциал евреев. Если в социальной структуре цыган в большинстве стран мира преобладают безработные и малоквалифицированные работники, то у евреев доля лиц с высокими квалификационными и образовательными показателями, как правило, выше средней по стране проживания.

Исторический опыт еврейского Просвещения может быть полезным уроком и для цыган. Улучшение их положения в России и других странах невозможно без развития внутрицы-

ганского движения наподобие «Хаскалы». Этот опыт может иметь и более широкое распространение, поскольку ныне в условиях масштабных глобальных миграций появилось много новых диаспоральных групп этнических меньшинств, слабо ориентированных на интеграцию. Они вызывают ксенофобию местного населения и сами зачастую выступают основными инициаторами ксенофобии. По мнению Жерома Фурке, исследователя проблемы французских евреев, основным рассадником антисемитизма во Франции стали пригороды больших городов, такие как Сен-Дени и Монтрей, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран, слабо интегрированные во французское общество [Прокофьев, 2018]1. Этому способствовала и политика мультикультурализма, точнее, та ее часть, которая поощряла расселение этнических групп в особых анклавах, закреплявших архаизацию жизни мигрантов и их потомков на два-три поколения.

Такого жесткого территориального распределения этнических и религиозных общин в городах России пока нет, что в какой-то мере блокирует межэтническую конфликтность. В этом отношении еще важнее такая российская особенность, как отсутствие в массовом сознании россиян исторически закрепленного, строго определенного образа «культурно чужого». Именно поэтому этот образ постоянно меняется. В России преобладает диффузная, безадресная ксенофобия, являющаяся заменой более глубинных, слабо осознанных форм недовольства личности и атомизированного общества фундаментальными условиями жизни. «Культурно чужие» воспринимаются российским массовым сознанием чаще всего как существенно менее болезненное явление, нежели социальное неравенство, коррупция, повышение пенсионного возраста и другие проблемы. И это обстоятельство обусловливает возможность одного из самых перспективных направлений противодействия ксенофобии, а именно трансформацию негативной энергии ксенофобии и ее канализацию в сферу гражданской протестной активности. На этой основе возможна гражданская консолидация общества.

Вероятность такой трансформации общественного сознания довольно велика даже без дополнительного стимулирования. Это показали выборы губернаторов в 2018 году. Анали-

1 Прокофьев В. Почему во Франции усиливаются антисемитские настроения // РГОД. 10.01.2018. [Электронный ресурс]. Ь^:// rg.ru/2018/01/10/pochemu-vo-francii-usilivaiutsia-antisemitskie-nastroeniia.html

зируя их результаты, группа уважаемых мной экспертов отметила, что в России отчетливо проявилась «уязвимость перед внезапной эскалацией протеста», которая характерна для стандартного сценария «цветных революций». При этом «не стоит ожидать "цветной революции" в России в близком будущем <...>, однако представление об устойчивости и значительном запасе прочности политического режима следует считать преувеличенным, а потенциал протест-ной консолидации — сильно недооцененным» [Зубаревич и др., 2018]2. Впрочем, последствия такой консолидации заранее не очевидны. Многое будет зависть от того, какие политические силы воспользуются протестной активностью граждан. К обсуждению этого вопроса мы еще вернемся при обсуждении двух типов этно-политических процессов.

О цикличности этнополитических процессов и влиянии нового цикла на ксенофобию

Перемещение основной части еврейского населения с территории бывшей Российской империи в новые места расселения, прежде всего в Израиль, США и страны ЕС, — это пример линейных процессов, в которых можно выделить начало, стадии и направления развития. Но наряду с линейными существуют и циклические процессы, предполагающие периодическую повторяемость некоторых исторических коллизий. В этнополитической сфере можно говорить, например, о повторяющемся чередовании процессов локализации и глобализации, национализма и космополитизма. Суверенные нации возникли в ХУ1—ХУП веках как антитеза средневековому универсализму. Средневековый человек должен был проявлять лояльность прежде всего мировым религиям и династиям (типа Габсбургов), а также элите завоевателей, кичившихся своей инородностью (норманны в Англии, викинги на Руси, монголы-чингизиды от Средней Азии до Индии и т.п.). В Новое время универсализм стал отступать под напором национализма. Вначале в европейских странах, прошедших Реформацию, а затем и в остальной Европе стала доминировать лояльность своему государству, своему национальному монарху и своей народной религии, использующей национальный язык. В начале XVIII века после Великой французской революции обозначился процесс перехода от суверенитета национального

2 Стресс-тест на пол-России. Технологии электорального доминирования и их ограничения: Анализ региональных выборов 2018 года / Под ред. К. Рогова // Фонд «Либеральная миссия». 01.10.2018. [Электронный ресурс]. http://www.liberal.ru/articles/7275

монарха к народному суверенитету, от национализма державного и этнического к гражданскому, в котором народ (граждане) формируют национальные интересы. Но вот пришел век

XX и возродил спрос на универсалистские космополитические идеологии. Их было немало, и коммунизм с его идеей мировой революции, равно как и исламский фундаментализм, стремящийся к созданию всемирной исламской уммы, — это лишь отдельные примеры космополитических доктрин, рассматривающих идею отмирания наций и национальных государств в качестве идеальной цели на будущее. К началу

XXI века представление о начавшемся переходе мира в новую, постнациональную эпоху стал доминирующим среди интеллектуалов. Однако сегодня все отчетливее проявляется кризис концепции «постнационального мира». Как заметил выдающийся социолог Энтони Гидденс, мир устал и страдает от «космополитической перегрузки»1. Есть множество признаков очередного отступления космополитизма и нового возвышения идеи нации: выход Великобритании из ЕС, избрание Дональда Трампа президентом США, приход к власти евроскептиков в Италии, обострение национал-сепаратизма в Каталонии и повсеместный подъем национал-популизма. Исследования показывают, что даже в странах ЕС, т.е. наиболее интегрированном союзе государств современного мира, жизненная активность и основные интересы населения в основном сосредоточены в границах национальных государств и национальная повестка для них существенно важнее общеевропейской [Паин, Федюнин, 2017]2. Теоретический анализ также не оставляет сомнений в том, что гипотеза о наступлении «постнациональной эпохи» оказалась необоснованной, поскольку реальной альтернативой государствам-нациям в современном мире выступают лишь более архаичные политические формы, такие как империи и племена [Delannoi, 2018]3.

Возрождение идеи нации стимулирует рост национализма в двух противоположных формах — этнического (настаивающего на принципах доминирования в полиэтническом обществе определенных этнических групп) и гражданско-политического, основанного

1 Гидденс Э. «Мы страдаем от "космополитической перегрузки", и перед нами стоит серьезная задача — создать ответственный капитализм» // Гефтер. 31.01.2018. [Электронный ресурс]. http://gefter.ru/ archive/23882

2 Паин Э, Федюнин С. Нация и демократия. Перспективы управления культурным разнообразием. М.: Мысль, 2017. С. 244-258.

3 Delannoi G. La nation contre le nationalisme, ou la résistance des

nations. Paris: Presses universitaires de France, 2018.

на принципе народного суверенитета и предполагающего возвышение роли гражданского общества в политической системе. Понятно, что подъем этнического национализма прямо связан с ростом ксенофобии, тогда как гражданский национализм, напротив, создает долгосрочные предпосылки для снижения в обществе угроз ксенофобии. Некоторые позитивные следствия нового подъема гражданского национализма проявились в экономически развитых странах мира, например, в процессе критического пересмотра и вытеснения политики мультикультурализма, точнее, его негативной стороны — коммунитаризма, обусловливающего раскол общества на изолированные и часто враждебные общины. Некоторые известные исследователи, такие как Мишель Маффесоли, определяли эту политику как неотрайбализм [Маффесоли, 2016]4. Взамен ему в ряде стран ЕС все больше утверждается политика интеграции разных культурных общностей в единое национально-гражданское сообщество. Так, новый закон Германии, принятый в июле 2016 года, с учетом проблемных последствий мирового миграционного кризиса 2014—2015 годов, увязывает пребывание мигранта в Германии с доказанными успехами в его интеграции в национальное сообщество. Закон стимулирует достижительность в этой сфере. Он, в частности, предполагает, что «человек, получающий образование, остается в стране на все время учебы. Дальше его вид на жительство зависит от успешной интеграции. Для того чтобы мигрантам было проще стать налогоплательщиками, за их трудоустройство правительство выплачивает компенсации работодателям» [Три линии. Вопреки мрачным прогнозам, Германия не рухнула под напором беженцев. Как немцы решают проблемы массовой миграции?, 2018]5. Одновременно создаются стимулы для возвращения не прижившихся мигрантов на родину, и их отток в 2017 году увеличился на 50%.

Переосмысление идеи нации и культурного разнообразия приводит к тому, что вновь обретает интеллектуальную легитимность одна из классических идей теории модернизации о необходимости движения общества от империи к нации. Эта цель весьма актуальна для со-

4 Маффесоли М. Каждому свое племя: от контракта к пакту // Посредник. Массмедиа, общество и культура / Сб. статей под руководством В.А. Подороги. М.: Институт философии РАН, 2016. При этом Маффесоли вовсе не вкладывал негативный смыл в термин «неотрайбализм».

5 Тумакова И. Три линии. Вопреки мрачным прогнозам Германия не рухнула под напором беженцев // [Электронный ресурс]. https://www. novayagazeta.ru/articles/2018/10/24/78326-tri-linii?utm_source=push

временной России, сохраняющей множество признаков «имперского синдрома» [Паин, 2004Ь]1. В неоднократно упомянутом отчете «Левада-Центра» отмечается, что в нашей стране «происходит процесс реабилитации и восстановления имперского сознания или этнической иерархии», а также укрепляются «претензии на доминирующее положение русских» [Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании, 2018]2. Соглашаясь с этим выводом, отмечу, что постимперскую систему нельзя назвать устойчивой: она сталкивается с целым рядом новых социально-экономических и политических вызовов, и это столкновение неизбежно порождает кризис имперского порядка, точнее, его остатков.

Больше всего воспроизводству традиционной имперской ситуации препятствует такое новое обстоятельство, как радикально возросшая в постсоветские годы социальная и территориальная мобильность населения. В эпоху классических империй народы, как колонизированные, так и жители метрополии, веками сохраняли свои особые уклады, поскольку большая часть населения рождалась и умирала в границах своих этнических территорий. По переписи 1926 года, даже после пертурбаций Гражданской войны, только 25% населения СССР жили за пределами мест, где они родились, тогда как, по данным последней российской переписи 2010 года, таких было уже более половины (53,8%) [Население России. 2010—2011. 18—19-й ежегодный демографический доклад, 2013]3.

Террриторальная мобильность в Российской Федерации иная, чем была в СССР. В Советском Союзе свободные перемещения сдерживались государственным регулированием перемещения населения, институтом прописки, дефицитом жилья и отсутствием собственности на него. Ныне массовые миграции сминают «имперское тело», перемешивают

1 Паин Э.А. Между империей и нацией. Модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М.: Новое издательство, Фонд «Либеральная миссия», 2003. The imperial syndrome and its influence on Russian nationalism // The New Russian Nationalism: Imperialism, ethnicity and authoritarianism, 20002015 / Edited by Pal Kolsto and Helge Blakkisrud. Edinburgh: Edinburgh University Press. 2016. P. 46-74.

2 Параметры ксенофобии, расизма и антисемитизма в современной России // Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании. Август 2018 г. (Неопубликованные материалы).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Население России. 2010-2011. 18-19-й ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А.Г. Вишневский. М.: Изд. дом Высшей школы

экономики. М., 2013. С. 462.

население, приводят к целому ряду фундаментальных изменений в поведении людей. Многочисленные иследования показывают, что мигранты из национальных республик, оседая в городах России, уже во втором поколении храктеризуются радикально иными нормами поведения, чем их сородичи, оставшиеся в республиках. Однако процесс культурной адаптации к новым условиям носит длительный и болезненный характер, он чреват конфликтами между «понаехавшим» и местным населением [Мукомель, 2011]4.

Новые этнополитические процессы положили начало изменениям сущности русского национализма. С момента зарождения, со времен образования первой националистической партии («Союз русского народа», 1905 год), этот национализм был имперским и ставил целью сохранение и расширение империи. Однако в 2011—2013 годы, в период подъема столкновений с кавказскими мигрантами, русские националисты стали в массе своей поддерживать совершенно антиимперский лозунг «Долой Кавказ». Этот новый антиимперский пафос в русском национализме сильно ослаб в 2014—2015 годы, когда внимание масс было переключено на события в Крыму и Донбассе. Вместе с тем политический пульс российского общественного мнения очень неровен, и в условиях растущего недовольства масс российской политической элитой, проявляемого в том числе и горячими сторонниками присоединения Крыма, русский национализм может и ожить. Представители некогда массовых низовых ячеек русских националистов неизбежно будут искать новые формы своей самореализации, и этот политический ресурс будут пытаться использовать разные политические силы.

Во времена Российской империи и СССР численность русского населения в колонизированных районах росла, а сейчас она сокращается в большинстве республик Российской Федерации, что приводит к развитию у этнического большинства России (особенно у жителей республик РФ) не столько имперского, сколько защитного националистического сознания (такого же, как национализм меньшинств), оказывающего влияние и на государственную политику. Последняя становится все более противоречивой — имперской по декларациям и антиимперской по результатам. Так, провозглашая цель сохранения или даже укрепления влияния России в странах СНГ, российская

4 Мукомель В.И. Интеграция мигрантов: вызовы, политика, социальные практики // Мир России. 2011. № 1.

власть во многом достигает обратного результата. Примером может служить миграционная политика. Действуя под влиянием требований русского населения ограничить приток иноэт-нических мигрантов, российские власти проводят все более рестриктивную миграционную политику в отношении этнических меньшинств из числа трудовых мигрантов, прибывающих из республик бывшего СССР. Для этой категории мигрантов ежегодно снижаются трудовые квоты; с 2007 года стали действовать ограничения на их участие в розничной торговле; одновременно с этим усиливаются наказания за нарушения миграционного законодательства. Результат не заставил себя ждать, и в 2017 году миграционный прирост населения России снизился почти на одну пятую [Щербакова, 2018]1. Одновременно сжался один из основных каналов воздействия России на государства СНГ, ведь денежные переводы трудовых мигрантов составляли заметную долю (в некоторых странах до трети) внутреннего национального продукта этих государств.

Такая же двойственность российской политики характерна и по отношению к национальной проблематике внутри Российской Федерации. Власть провозглашает цель сохранения целостности России, но, уступая давлению русского оборонительного национализма в ряде республик, принимает летом 2017 года решение о новом порядке изучения национальных языков2. Согласно этим нововведениям, государственные языки республик РФ утрачивают статус обязательных для изучения. Это сразу же вызвало недовольство республиканских элит, при этом в некоторых республиках (например, в Чувашии и Коми) оно впервые открыто проявилось с начала 2000-х [Брицкая, 2017; Чувашские старейшины заявили об «ущемлении» языков малых народов, 2017]3. Ныне эти формы недовольства вливают-

1 Щербакова Е.М. Миграция в России, предварительные итоги 2017 года // Демоскоп. 2018. № 763-764 // [Электронный ресурс]. http:// www.demoscope.ru/weekly/2018/0763/barom01.php

2 20 июля 2017 года на заседании Совета по межнациональным отношениям (Йошкар-Ола) В.В. Путин заявил: «Заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского». Президент России дал распоряжение прокуратуре проверить добровольность изучения языков титульных народов в республиках РФ.

3 Чувашские старейшины заявили об ущемлении языков малых народов // «Наша версия» в Чувашии. [Электронный ресурс]. https:// ch.versia.ru/chuvashskie-aksakaly-zayavili-ob-ushhemlenii-yazykov-malyx-narodov. Языковой барьер. В Республике Коми идут баталии // «Новая газета» 15 ноября 2017 г. [Электронный ресурс]. https://www. novayagazeta.ru/articles/2017/11/15/74562-yazykovoy-barier

ся в русло куда более полноводной реки спонтанного низового протеста против пенсионной реформы и широкого круга проявлений социальной несправедливости. Поражение на региональных выборах 2018 года глав сразу четырех регионов России показывает, что спонтанные протесты становятся политически результативными. Но возникает вопрос: кто может быть основным политическим бенефициаром этого процесса? Судя по результатам упомянутых региональных выборов, пока выгоду получили только национал-популистские партии ЛДПР и КПРФ, характеризующиеся даже большим потенциалом имперских амбиций и ксенофобии, чем нынешняя власть. Впрочем, такое заявление требует объяснений и ответа на вопросы о сущности популизма и об основаниях для идентификации с этим явлением разных политических субъектов — партий и персон.

Эпоха популизма и ее российские герои

Популизм, еще недавно рассматривавшийся в политической науке как маргинальное явление, характерное преимущественно для стран Латинской Америки, в последние годы диагностируется чуть ли не на всех континентах. Повсеместно проявляются движения и настроения, определяемые наблюдателями как «популистские». Одни исследователи в этой связи провозгласили наступление «эпохи популизма» [Krastev, 2007]4, другие говорят о всепроникающем «популистском духе времени» [Mudde, 2004]5. Можно выделить несколько подходов (в одних аспектах конкурирующих друг с другом, а в других дополняющих) в определении сущности популизма, однако анализ этих трактовок и широкого круга теоретических вопросов, связанных с вычленением концепта «популизм» из множества явлений современной политической культуры, — тема специальной публикации, и она подготовлена [Паин, Федюнин, 2019]6, поэтому здесь я лишь перечислю некоторые свойства, которые в данной статье используются для определения популизма.

Главный признак, отмечаемый большинством экспертов, — связь популизма с идеей противопоставления двух частей общества: «праведного народа» и «неправедной элиты»

4 Krastev I. The Populist Moment // Eurozine. 18.09. URL: https://www. eurozine.com/the-populist-moment/ (accessed 30.07.2018).

5 Mudde C. The Populist Zeitgeist // Government and Opposition. Vol. 39. No. 4 (Autumn 2004). P. 541-563. DOI: 10.1111/j.1477-7053.2004.00135.x

6 Такая статья подготовлена: Паин Э, Федюнин С. Популизм и эли-тизм в современной России: анализ взаимосвязи // (принято к публикации). «Полис», 2019. №1.

[Mudde, 2004]1. В зависимости от того, в каких терминах описывается хороший народ и плохая элита, выделяются две основные разновидности популизма: а) социальный (народ — трудящийся, бедный, справедливый, а элита — коррумпированная, эксплуататорская, несправедливая и т.д.); б) национал-популизм (народ — истинный представитель «нашей» веры, этничности, национальной культуры, а элита — либо «культурно чужая», либо поддерживает «культурно чужих»).

Еще один важный отличительный признак предлагает Р. Джансен, рассматривающий популизм в качестве «метода политической практики», нацеленного на «мобилизацию обычно маргинальных слоев общества» и их вовлечение в публичную и протестную политическую активность [Jansen, 2011]2. Такая мобилизация пассивных слоев общества предполагает различные формы манипуляции массовым сознанием за счет многочисленных обещаний народу (зачастую заведомо невыполнимых) либо эксплуатации его страхов и фобий.

Применяя эти критерии, нетрудно идентифицировать ЛДПР и КПРФ как национал-популистские партии. Национал-популистами можно смело назвать также и бессменных лидеров ЛДПР и КПРФ В. Жириновского и Г. Зюганова, вот уже более четверти века возглавляющих эти опоры российской «системной оппозиции». Обе партии претендуют на представительство народных интересов и соединяют в политической пропаганде как социальную, так и националистическую риторику. Жириновцы с 2003 года используют лозунг: «Мы за бедных, мы за русских». КПРФ также ныне именует себя не только «партией трудящихся», но и «патриотической партией», понимая под патриотизмом прежде всего полную поддержку идеи политического доминирования этнического большинства — русских. Кирилл Николенко считает началом такой трактовки патриотизма книгу Г. Зюганова «Верность», в которой было впервые сформулирована идея о роли русского национального самосознания как щита, защищающего Россию. По мнению лидера коммунистов, именно самосознание русских вступает как «главный противник антисоветских и антикоммунистических сил» [Николенко, 2013]3.

1 См. напр., Mudde C. The Populist Zeitgeist // Government and Opposition. 2004. No. 4 (Autumn 2004). P. 543.

2 Jansen R. Populist Mobilization: A New Theoretical Approach to Populism // Sociological Theory. Vol. 29. No. 2 (June 2011). P. 82.

3 Цит. по: Николенко К. КПРФ и «русский вопрос» // [Электронный ресурс]. http://comstol.info/2013/05/politika/6632

Примечательно, что лозунг ЛДПР и фактическая, хотя и скрытая, солидаризация с ним Зюганова в его книге появились одновременно в 2003 году, и по этому поводу продолжается спор о приоритете КПРФ в защите национал-патриотизма и русского народа [Зюганов, 2004]4. Уже в 2004 году X съезд КПРФ принял резолюцию «Коммунисты и русский вопрос», в котором спасение русского народа определяется в качестве главной цели партии. В 2007-м постановление «О задачах КПРФ по защите русской культуры как основы духовного единства многонациональной России» выдвинуло программу имперской иерархической организации межэтнических отношений, и на вершине этой иерархии стоит «государствообразующий» русский народ. Риторика политического доминирования русского большинства занимает важное место в партийной агитации и отражена как в партийных документах, так и в выступлениях Зюганова [Предвыборная программа КПРФ. «Политика большинства призвана побеждать. Вернуть украденную у нас Родину!»]5.

КПРФ и ЛДПР представляют собой два разных и взаимодополняющих фрагмента имперского национал-популизма.

Коммунисты отстаивают концепцию сталинской советской империи, и к этой идеологии тяготеют такие «красные» империалисты, как Захар Прилепин, Максим Шевченко, Александр Гиркин (Стрелков), полковник Владимир Квачков и другие. По мнению многих исследователей, для этой когорты «красных» национал-патриотов характерен сталинский антисемитизм, проскальзывающий в их публичных высказываниях [Гельман, Железнов, 2018; Снегирь, 2016]6.

Жириновцы собирают вокруг себя другой отряд русских имперских националистов. Они, как и КПРФ, выступают за политическое до-

4 Об этом прямо сказано в предисловии к новой книге Зюганова: «В последнее время многие политики и общественные движения начали говорить о патриотизме. В российских верхах стало модно называться государственниками и даже изображать время от времени из себя радетелей за русский народ. При этом тщательно замалчивается, что неоспоримый приоритет в отстаивании интересов русских, всех народов России принадлежит КПРФ и ее лидеру Г. Зюганову / Г. Зюганов. О русских и России. // [Электронный ресурс]. https://kprf.ru/ personal/zyuganov/zbooks/25058.html

5 См.: Предвыборная программа КПРФ. «Политика большинства призвана побеждать. Вернуть украденную у нас Родину!» // [Электронный ресурс]. www.kprf.ru, 12.10.2011

6 Гельман З. «Ядовитые грибы» Максима Шевченко // [Электронный ресурс]. http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&id=3960&in=view; Идеолог «Новороссии» Стрелков: Холокост спровоцировали евреи // [Электронный ресурс]. https://grimnir74.livejournal.com/10619403.html; Полковник Квачков и «русский православный социализм» // [Электронный ресурс]. http://www.krasnoetv.ru/node/27593

минирование русских и приветствуют все разновидности имперской территориальной экспансии России, какими бы утопичными ни казались подобные прожекты. Жириновский бросил сакраментальную фразу «Русский солдат еще будет мыть свои сапоги в Индийском океане!» в мае 1993 года, а сегодня она находит больший отклик в среде имперцев, чем в 1990-е. Основной рупор российских ультраправых национал-империалистов, «Царьград», преподносит ее как пророчество [Афанасьев, 2017]1. Эта газета и одноименный телеканал принадлежат известному богачу Константину Малофееву, спонсирующему добрую дюжину подобных учреждений, пропагандирующих идеи православного фундаментализма, воинствующего монархизма и черносотенного национализма. Подобные силы, выводящие свою политическую генетику от крайне правых монархических, антибольшевистских движений, могут быть обозначены как «белые» имперские националисты. Пока они больше группируются вокруг Кремля, но в качестве «запасного политического аэродрома» все теснее сближаются с ЛДПР. Понятно, что эта партия «белым» им-перцам ближе, чем «красная» КПРФ. Да и жириновцы не прочь расширить свою социальную базу за счет «белых» русских националистов и других крайне правых политических сил. Совсем недавно, 7 июня 2018 года, в Москве в здании Государственной думы РФ партия ЛДПР провела конференцию под названием «Всемирный конгресс миролюбивых сил», делегатами которого оказались ультраправые движения, как российские («Славянское объединение и возрождение»), так и западные (Национал-демократическая партия Германии и Северное движение сопротивления). «Славянское объединение и возрождение» на своей страничке в социальной сети, во-первых, выболтало информацию об участии зарубежных одиозных организаций в мероприятии в Государственной думе, а во-вторых, похвалилось, что конгресс помог российским ультраправым завести «дружеские отношения и договориться о сотрудничестве» с североевропейскими и немецкими национал-социалистами [ЛДПР будет спасать человечество от термоядерной войны вместе с неонацистами, 2018]2.

1 Пророчество Жириновского сбывается: мы помоем сапоги в Индийском океане? // [Электронный ресурс]. https://tsargrad.tv/articles/ prorochestvo-zhirinovskogo-sbyvaetsja-my-pomoem-sapogi-v-indijskom-okeane_97825

2 ЛДПР будет спасать человечество от термоядерной войны вместе с неонацистами // [Электронный ресурс]. https://www.sova-center.ru/ racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2018/06/d39572/

В российском политическом дискурсе наибольшее количество обвинений в популизме (это явление воспринимается только негативно) адресовано вовсе не «системной оппозиции», а Алексею Навальному, причем сыплются эти обвинения как со стороны Кремля, так и со стороны либеральной оппозиции. Владимир Путин неоднократно сравнивал А. Навального с презираемым им Михаилом Саакашвили, бывшим президентом Грузии, а впоследствии украинским оппозиционером [Гатинский, 2017]3. В этом сравнении легко угадывается и намек на опасность повторения в России сценария «цветной революции», подобной тем, что произошли в Грузии и Украине.

В стане российской демократической оппозиции фигура А. Навального также выступает объектом постоянной критики. Одни упрекают его в популизме, понимаемом как стратегия манипулирования массами с помощью раздачи несбыточных обещаний [Мовчан, Сеньшин, Задорожный, 2017]4, другие подчеркивают склонность Навального к вождизму [Шимов, 2017]5. В оппозиционных медиа регулярно поднимается вопрос: не станет ли новый лидер народных масс еще более авторитарным вождем, чем Путин? Публицист Станислав Белковский еще в 2013 году выдвинул лозунг: «Лучше Путин, чем Навальный» [Белковский, 2009]6.

Вне зависимости от этих оценок фигуру А. Навального действительно можно отнести к категории популистов, и для этого есть несколько весомых причин.

Во-первых, А. Навальный использует в качестве основного инструмента для привлечения масс на свою сторону классическое для популизма противопоставление «хорошего народа» и «плохой элиты» (коррумпированной, авторитарной, эгоистичной, аморальной). Именно Навальному принадлежит знаменитая фраза «жулики и воры», адресованная первоначально

3 Гатинский А. Путин сравнил Навального с «бегающим по площадям Саакашвили» // РБК. 14.12.2017. [Электронный ресурс]. www.rbc.ru/politics/14/12/2017/5a326c7a9a7947629623b45f (проверено 07.08.2018).

4 «Навальный все чудовищно упрощает. Он хочет власти здесь и сейчас». Экономист Андрей Мовчан — об опасности авторитаризма в постпутинской России // Znak. 13.07.2017. [Электронный ресурс]. https://www.znak.com/2017-07-3/ekonomist_andrey_movchan_ob_ opasnosti_avtoritarizma_v_postputinskoy_rossii (проверено 30.07.2018).

5 Шимов Я. Противовес Навальному появится сразу // Радио «Свобода». 19.06.2017 // [Электронный ресурс]. https://www.svoboda. org/a/28623381.html (проверено 03.08.2018).

6 Белковский С. Лучше Путин, чем Навальный // «Московский комсомолец». 04.2009. [Электронный ресурс]. http://www.mk.ru/specprojects/ free-theme/article/2013/09/04/910383-luchshe-putin-chem-navalnyiy.html (проверено 13.07.2018).

функционерам партии «Единая Россия» и затем ставшая популярной формулой для обозначения российского правящего класса в целом.

Во-вторых, выдвинутый Навальным во время массовых протестов 2011—2012 годов лозунг «Мы здесь власть» выражает свойственное популизму противопоставление идеи суверенного народа существующему политическому порядку, нарушающему Конституцию вместе с провозглашенным в ней принципом народного су-веренитета1.

В-третьих, А. Навальный является чуть ли не единственным из либерально настроенных оппозиционеров, кто не только апеллирует к широким слоям (и прежде всего к молодежи и городскому среднему классу), но и не без успеха добивается их политической мобилизации, аккумулируя недовольство разных социальных групп несправедливостью существующего в России социального порядка. А. Навальный противопоставляет этому свою программу преобразований, потенциально привлекательную для широкого круга россиян и одновременно стандартную для риторики социального популизма. В этой программе весь джентльменский набор популистской активности: борьба с коррупцией, снижение неравенства, повышение благосостояния граждан, увеличение финансирования образования и медицины, меры по дебюрократизации и децентрализации государственной власти, проведение политической либерализации, а также реформирование судебной системы и правоохранительных органов2.

Помимо обвинений в популизме и вождизме сторонники либеральных идей постоянно критикуют Навального за его (этно)национали-стические взгляды [Акунин, 2012]3. Эти упреки заслуживают специального анализа.

Мне уже приходилось писать, но сейчас повторю свой вывод о том, что даже те высказывания А. Навального, которые обычно маркируются как «националистические», в подавляющем большинстве случаев не содержат ксенофобии. Навальный не обсуждает особенности поведения тех или иных этнических групп и тем более не выдвигает требований коллективной ответственности, типичных для этнонационалистов-ксенофобов. В период

1 Panizza F. Introduction: Populism and the Mirror of Democracy // Populism and the Mirror of Democracy / Ed. by F. Panizza. London and New York, 2005. P. 4.

2 Программа Алексея Навального - 2018 // [Электронный ресурс]. https://2018.navalny.com/platform/ (проверено 01.08.2018).

3 Акунин Б. Разговор с политиком // «Живой журнал». 03.01.2012 [Электронный ресурс]. https://borisakunin.livejournal.com/49763.html (проверено 10.08.2018).

с июня 2010 года по июнь 2013 года доля дискурса, который можно охарактеризовать как имеющий признаки националистического, составила около 3% от всех постов Навального в его блоге в ЖЖ [Паин, 2014]4. Эта доля поднималась в некоторые месяцы (апрель — май

2012 года) до максимума (5%), а иногда вовсе не проявлялась (например, с февраля по июнь

2013 года). За эти три года к этнополитической тематике можно отнести лишь 40 выступлений, среди которых 34 были связаны с высказываниями по поводу Северного Кавказа, порядков в этих республиках и поведением некоторых местных руководителей, которые используют бюджетные средства как собственные, теряя остатки уважения и к закону, и к общепринятым нормам морали. В высказываниях Навального также не заметно каких-либо проявлений русского этнического или культурного превосходства, и сосредоточены они на главной для этого политика теме — противодействии коррумпированной элите («жуликам и ворам»), осуждении коррупции и казнокрадства на примере северокавказских республик5. В риторике Навального доля социального популизма, обращенного против российских властей, с годами только увеличивалась, достигнув пика во время его президентской кампании [Программа Алексея Навального, 2018]6. Наконец, важно учитывать эволюцию взглядов Навального на национализм. Если в 2007 году этот политик выступил в роли сооснователя движения «Народ», продвигая идею защиты интересов русских как титульной нации, то в 2015-м в беседах с польским диссидентом Адамом Михником он уже описывал свои взгляды как «гражданский национализм» [Михник, Навальный, 2015]7. Изменилась и стратегия Навального в отношении русского национализма. Он больше не появлялся на «Русских маршах». После присоединения Крыма в марте 2014 года он (в отличие от большинства русских националистов и части национал-демократов) не встал на позиции российских властей и категорически выступил против войны на востоке Украины и проекта «Новороссия».

Фигура А. Навального соответствует определению популиста в строгом смысле слова. Он является харизматическим лидером антиэли-

4 Паин Э.А. Современный русский национализм в зеркале Рунета // Россия — не Украина: современные акценты национализма / Сост. А. Верховский. М.: Центр «Сова». 2014. С. 8-31.

5 Там же.

6 Программа Алексея Навального - 2018 // [Электронный ресурс]. https://2018.navalny.com/platform/ (проверено 01.08.2018).

7 Михник А., Навальный А. Диалоги. М.: Новое издательство, 2015.

тарного движения, который действует от имени народа и стремится к постоянному увеличению числа сторонников, вовлекаемых в протестную политическую активность против коррумпированной элиты. Это движение социального популизма. Как оценить такое движение с точки зрения требований политической модернизации и противодействия ксенофобии?

В современной литературе встречаются неоднозначные оценки влияния популизма на демократию. Одни авторы настаивают на том, что популизм по своей сути антидемократичен. Другие защищают и даже превозносят популизм, считая его «подлинным голосом демократии». Нам ближе третья точка зрения, согласно которой популизм не выступает против демократии как таковой (если понимать демократию как реализацию идеи народного суверенитета и принципа большинства), но при этом не соответствует модели развитой либеральной демократии [Паин, Федюнин, 2019]1.

Такая модель демократии возможна лишь в определенных политических условиях, она требует хотя бы минимального уровня институционально политического плюрализма и соответствующей традиции в политической культуре. В тех же обществах, где культура политического участия слабо укоренена в массовой практике, и правящая элита не привыкла действовать по демократическим правилам, популизм может содействовать первым шагам к демократии. Так, выход из коммунистической системы и становление демократии в Польше в конце 1980-х неразрывно связаны с именем Леха Валенсы, который и как лидер протеста, и как избранный президент Польши (1990—1995) демонстрировал явные признаки популизма, но при этом объединял вокруг себя представителей разных этнических групп. Постсоветская Россия также сделала шаги к демократии в начале 1990-х при правлении популиста Бориса Ельцина, а успех либеральных реформ и достижения в противодействии коррупции в Грузии 2000-х во многом связаны с именем президента-популиста Михаила Саакашвили. То же можно сказать и о мирной революции в Ар-

мении (весна 2018 года), которую невозможно представить без ее неформального «народного» лидера Николы Пашиняна.

В современной России также есть политики, двигающиеся от национал-популизма начала 2000-х к нынешнему протестному, гражданскому (а вовсе не этническому), антикоррупционному и антиэлитарному популизму. Такой популизм может быть едва ли не единственной реальной альтернативой популизму,

основанному на ксенофобии.

***

Итак, в 2000-е в России стала постепенно изменяться этнополитическая ситуация. Традиционные для империи проблемы, а именно взаимоотношения этнических территорий и имперского центра, а также этнического сепаратизма автохтонных колонизированных народов и антисемитизма стали вытесняться новыми проблемами мигрантов и других обособленных слабо интегрированных в складывающееся национальное сообщество диаспор этнических меньшинств (например, цыган). Перемены базовых сторон этнополитической ситуации, отразившиеся в динамике ксенофобии, объясняет также подъем в России политического движения национал-популизма, проявившегося и в других странах глобального севера. Мы пытались на российских примерах показать многоликость популизма и его неоднозначное воздействие на динамику ксенофобии. Национал-популизм может выступать в качестве основной угрозы роста ксенофобии, тогда как социальный популизм способен содействовать трансформации этнических, расовых и религиозных фобий в гражданскую про-тестную активность

Так или иначе, но возможности противодействия вероятному росту ксенофобии во многом будут зависеть от выбора ответственными представителями российского общества стратегии поддержки тех или иных политических сил, уже заявивших о себе и проявившихся в современной России.

1 Подробнее см.: Паин Э, Федюнин С. Популизм и элитизм в современной России: анализ взаимосвязи // (принято к публикации). «Полис», 2019.

Список литературы

1. Delannoi G. La nation contre le nationalisme, ou la résistance des nations. Paris: Presses universitaires de France, 2018.

2. Jansen R Populist Mobilization: A New Theoretical Approach to Populism // Sociol. Theory. 2011. Vol. 29. No. 2. P. 82.

3. Krastev I. The populist moment [Электронный ресурс]. URL: https://www.eurozine. com/the-populist-moment/ (дата обращения: 17.12.2018).

4. Mudde C. The Populist Zeitgeist // Gov. Oppos. 2004. Vol. 39. No. 4. P. 542-563.

5. Акунин Б. Разговор с политиком [Электронный ресурс]. URL: https://borisakunin. livejournal.com/49763.html (дата обращения: 17.12.2018).

6. Афанасьев А. Пророчество Жириновского сбывается: мы помоем сапоги в Индийском океане? [Электронный ресурс]. URL: https://tsargrad.tv/articles/ prorochestvo-zhirinovskogo-sbyvaetsja-my-pomoem-sapogi-v-indijskom-okeane_97825 (дата обращения: 17.12.2018).

7. Белковский С. Лучше Путин, чем Навальный — МК [Электронный ресурс]. URL: https://www.mk.ru/specprojects/free-theme/ article/2013/09/04/910383-luchshe-putin-chem-navalnyiy.html (дата обращения: 17.12.2018).

8. Брицкая Т. Языковой барьер. В Республике Коми идут баталии. Пока словесные: людей разделил приказ чиновников [Электронный ресурс]. URL: https://www.novayagazeta.ru/ articles/2017/11/15/74562-yazykovoy-barier (дата обращения: 17.12.2018).

9. Гатинский А. Путин сравнил Навального с «бегающим по площадям Саакашвили» : Политика : РБК [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/14/12/201 7/5a326c7a9a7947629623b45f (дата обращения: 17.12.2018).

10. Гельман З. (Реховот). «Ядовитые грибы» Максима Шевченко [Электронный ресурс]. URL: http://www.newswe.com/index. php?go=Pages&id=3960&in=view (дата обращения: 17.12.2018).

11. Дятлов В.И. «Желтая опасность» как орудие «мирового еврейского заговора»: на границе «великих ксенофобий» // Азиатская Россия. 2010. С. 313—329.

12. Железнов А. Идеолог «Новороссии» Стрелков: Холокост спровоцировали евреи — Алексей С. Железнов. Странник и пришелец [Электронный ресурс]. URL: https://

grimnir74.livejournal.com/10619403.html (дата обращения: 17.12.2018).

13. Зубаревич Н. и др. Стресс-тест на полРоссии технологии электорального доминирования и их ограничения. Анализ региональных выборов 2018 г. , 2018.

14. Зюганов Г.А. О русских и России [Электронный ресурс]. URL: https://kprf.ru/ personal/zyuganov/zbooks/25058.html (дата обращения: 17.12.2018).

15. Катин В. Цыгане — жертвы расизма в Европе [Электронный ресурс]. URL: http:// www.ng.ru/world/2000-08-25/6_gitanes. html (дата обращения: 17.12.2018).

16. Кожевин И. Тихий уральский поселок превратился в ночное поле боя [Электронный ресурс]. URL: https://www.vesti. ru/doc.html?id=499194 (дата обращения: 17.12.2018).

17. Маффесоли М. Каждому свое племя: от контракта к пакту // Посредник. Массмедиа, общество и культура / под ред. В.А. Подо-рога. М.: Институт философии РАН, 2016.

18. Михник А., Навальный А. Диалоги. , 2015. 104 с.

19. Мовчан А., Сеньшин Е, Задорожный А. Навальный все чудовищно упрощает. Он хочет власти здесь и сейчас. [Электронный ресурс]. URL: https://carnegie.ru/2017/07/13/ ru-pub-71542 (дата обращения: 17.12.2018).

20. Мукомель В.И. Интеграция мигрантов: вызовы, политика, социальные практики // Мир России. Социология. Этнология. 2011. № 1.

21. Николенко К. КПРФ и «русский вопрос» [Электронный ресурс]. URL: http:// comstol.info/2013/05/politika/6632 (дата обращения: 17.12.2018).

22. Отчет о проведенном «Левада-Центром» по заказу РЕК социологическом исследовании. Параметры ксенофобии, расизма и антисемитизма в современной России. М.: Левада-Центр, 2018.

23. Паин Э.А. Этнополитический маятник. Динамика и механизмы этнополитических процессов в постсоветской России. М.: Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2004a. С. 239—240.

24. Паин Э.А. Между империей и нацией. Модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М.: Новое издательство, 2004b. 248 с.

25. Паин Э.А. Современный русский национализм в зеркале рунета // Россия — не Украина: современные акценты национа-

лизма / под ред. А. Верховский. М.: Центр «Сова», 2014. С. 8-31.

26. Паин Э.А., Федюнин С.Ю. Нация и демократия. Перспективы управления культурным разнообразием. М.: Мысль, 2017. С. 244-258.

27. Паин Э.А., Федюнин С.Ю. Популизм и эли-тизм в современной России: анализ взаимосвязи // Полис. 2019. № 1.

28. Полонский И. «Цыганский вопрос»: есть ли решение? [Электронный ресурс]. URL: https://www.sensusnovus.ru/ analytics/2013/05/12/16358.html (дата обращения: 17.12.2018).

29. Прокофьев В. Почему во Франции усиливаются антисемитские настроения [Электронный ресурс]. URL: https:// rg.ru/2018/01/10/pochemu-vo-francii-usilivaiutsia-antisemitskie-nastroeniia.html (дата обращения: 17.12.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Снегирь О. Полковник Квачков и «русский православный социализм» [Электронный ресурс]. URL: http://www.krasnoetv.ru/ node/27593 (дата обращения: 17.12.2018).

31. Тольц М.С. Евреи на постсоветском пространстве : новые демографические данные // 2016. Т. 693-694. С. 1-22.

32. Шимов Я. Противовес Навальному появится сразу; [Электронный ресурс]. URL: https://www.svoboda.org/a/28623381.html (дата обращения: 17.12.2018).

33. Щербакова Е.М. Миграция в России, предварительные итоги 2017 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.demoscope. ru/weekly/2018/0763/barom01.php (дата обращения: 17.12.2018).

34. Предвыборная программа КПРФ. «Политика большинства призвана побеждать. Вернуть украденную у нас Родину!» [Электронный ресурс]. URL: www.kprf.ru, 12.10.2011.

35. Россия. Демография еврейского населения Российской империи (1772-1917): Электронная еврейская энциклопедия ОРТ [Электронный ресурс]. URL: https://eleven. co.il/jews-of-russia/general/15443/ (дата обращения: 17.12.2018).

36. France: un portrait de la population juive [Электронный ресурс]. URL: https://www. religion.info/2002/12/05/france-un-portrait-de-la-population-juive/ (дата обращения: 17.12.2018).

37. Германия обогнала Израиль по интенсивности еврейской миграции [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/ news/2003/06/06/germany/ (дата обращения: 17.12.2018).

38. Religionen: In Deutschland leben mehr

Muslime als erwartet [Электронный ресурс]. URL: https://www.welt.de/politik/ article3984811/In-Deutschland-leben-mehr-Muslime-als-erwartet.html (дата обращения: 17.12.2018).

39. Цыгане - изгои Европы [Электронный ресурс]. URL: https://inosmi.ru/ europe/20100824/162385444.html (дата обращения: 17.12.2018).

40. Около 3 тысяч человек вышли на акцию протеста в Болгарии [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/polit/1451431. html (дата обращения: 17.12.2018).

41. В России может появиться омбудсмен по правам цыган [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/news/508503 (дата обращения: 17.12.2018).

42. Население России. 2010-2011. 18-19-й ежегодный демографический доклад / под ред. А.Г. Вишневского. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. 462 с.

43. Antisemitism. Overview of data available in the European Union 2004-2015 // 2014.

44. Африканцам не рады в России [Электронный ресурс]. URL: https://inosmi.ru/ social/20160612/236835030.html (дата обращения: 17.12.2018).

45. Злоключения африканцев в России. Как живут африканские беженцы и мигранты в России [Электронный ресурс]. URL: https:// www.gazeta.ru/social/2016/11/29/10385585. shtml (дата обращения: 17.12.2018).

46. Чувашские старейшины заявили об «ущемлении» языков малых народов [Электронный ресурс]. URL: https:// ch.versia.ru/chuvashskie-aksakaly-zayavili-ob-ushhemlenii-yazykov-malyx-narodov (дата обращения: 17.12.2018).

47. Проблема антисемитизма в глазах евреев и других групп российского городского населения. М.: Левада-Центр, 2018.

48. Три линии. Вопреки мрачным прогнозам, Германия не рухнула под напором беженцев. Как немцы решают проблемы массовой миграции? [Электронный ресурс]. URL: https://www.novayagazeta.ru/ articles/2018/10/24/78326-tri-linii?utm_ source=push (дата обращения: 17.12.2018).

49. ЛДПР будет спасать человечество от термоядерной войны вместе с неонацистами [Электронный ресурс]. URL: https://www. sova-center.ru/racism-xenophobia/news/ racism-nationalism/2018/06/d39572/ (дата обращения: 17.12.2018).

50. Программа Алексея Навального [Электронный ресурс]. URL: https://2018.navalny. com/platform/ (дата обращения: 17.12.2018).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.