Научная статья на тему 'БУРЯТСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕЗЬБА ПО КОСТИ. ТВОРЧЕСТВО БАТО-МУНКО ЧИМИТОВА'

БУРЯТСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕЗЬБА ПО КОСТИ. ТВОРЧЕСТВО БАТО-МУНКО ЧИМИТОВА Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
540
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОСТОРЕЗНОЕ ИСКУССТВО / РЕЛЬЕФ / ПЛАСТИКА / СКУЛЬПТУРА МАЛЫХ ФОРМ / НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ДУХОВНЫЕ ТРАДИЦИИ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Алексеева Татьяна Евгеньевна

В статье рассматривается незаурядное явление в декоративно-прикладном искусстве Бурятии, охватывающее период более пятидесяти лет. Это самобытное творчество народного художника Республики Бурятия Бато-Мунко Балтуевича Чимитова. Его уникальность заключается в томчто художник является единственным представителем бурятской художественной резьбы по кости с ярким национальным колоритом. За многолетнюю творческую деятельность Бато-Мунко Чимитов создал большое количество произведений декоративного искусства из разных сортов кости: бивней мамонтов, моржовой кости и зубов кашалота, а также цевки - трубчатой кости крупного рогатого скота.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BURYAT ARTISTIC BONE CARVING. CREATIVE WORK OF BATO-MUNKO CHIMITOV

The article examines an outstanding phenomenon in the decorative and applied arts of Buryatia over the past decades, covering a period of more than fifty years. This is the original work of the people's artist of the Republic of Buryatia Bato-Munko Baltuevich Chimitov. The uniqueness of his work lies in the fact that for more than half a century the artist has been the only representative of the Buryat artistic bone carving with a bright national identity. For many years of artistic work B.-M. Chimitov created a great amount of items made out of different kinds of bone: mammoth tusk, walrus bone, whale tooth and cattle bone.

Текст научной работы на тему «БУРЯТСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕЗЬБА ПО КОСТИ. ТВОРЧЕСТВО БАТО-МУНКО ЧИМИТОВА»

УДК 745.55 Т. Е. Алексеева

Национальный музей Республики Бурятия Улан-Удэ, Россия

БУРЯТСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕЗЬБА ПО КОСТИ.

ТВОРЧЕСТВО БАТОМУНКО ЧИМИТОВА

В статье рассматривается незаурядное явление в декоративно-прикладном искусстве Бурятии, охватывающее период более пятидесяти лет. Это самобытное творчество народного художника Республики Бурятия Бато-Мунко Балтуевича Чимитова. Его уникальность заключается в том, что художник является единственным представителем бурятской художественной резьбы по кости с ярким национальным колоритом. За многолетнюю творческую деятельность Бато-Мунко Чимитов создал большое количество произведений декоративного искусства из разных сортов кости: бивней мамонтов, моржовой кости и зубов кашалота, а также цевки - трубчатой кости крупного рогатого скота.

Ключевые слова: косторезное искусство; рельеф; пластика; скульптура малых форм; национальные и духовные традиции.

Б.-М. Б, Чимитов. Янжима. 2018. Мамонтовая кость, резьба. 16,5x10x7

Собственность автора

Творчество Чимитова Бато-Мунко Балтуевича - яркая и значительная страница в истории декоративно-прикладного искусства Бурятии1. Он является единственным сегодня профессиональным мастером, который занимается художественной резьбой по кости.

В народном творчестве бурят искусствоведы, ученые, изучавшие в исторической ретроспективе хозяйственный уклад, быт и культуру бурятского этноса, в первую очередь выделяли художественную обработку дерева, металла и мягкого материала как традиционные виды народных ремесел, тесно связанных с кочевым скотоводством. Они не рассматривали другие формы декоративного искусства (резьбу по кости, камнерезное искусство и кера-

мику), которые, хотя и занимали определенное место в культуре монголоязычных народов, но не играли такой большой роли [8, с. 5]. Предметы народного искусства XVIII - начала XX веков, находящиеся в музеях Бурятии, свидетельствуют о преобладании художественных произведений, выполненных в традиционных материалах. Как у любого народа, не имеющего развитого профессионального светского искусства, у бурят потребность в творчестве находила выражение в украшении жилища, одежды и бытовых предметов.

Своеобразие художественно-эстетических взглядов определялось особенностями труда и жизни в конкретных природно-климатических условиях, а также тесными взаимосвязями с соседними пле-

менами, народами и странами [9, с. 60]. Во второй половине XX века художественная торевтика и серебро, резьба по дереву, шитье одежды с использованием национальных мотивов и плетение гобеленов из конского волоса являлись ведущими видами бурятского декоративного творчества, но в это время декоративно-прикладное искусство Бурятии обогатилось новыми художественными формами и материалами, такими как стекло, керамика, фарфор и резная кость.

Исторически использование кости и рогов домашнего скота имело утилитарный характер.

В 1935 году была организована первая археологическая экспедиция краеведческого музея в долине Уды. Обнаруженные уникальные памятники позднего средневековья XVII-XVIII вв. говорят о бытовом использовании предметов из кости, например на-лучника для монгольского лука из юфти с накладками из кости, наконечников стрел, а также стрел с костяными свистунками (древки стрел) [6, с. 155].

Кости скота, особенно овец, употреблялись для различных игр. Эти костяшки являлись по существу единственными игрушками для детей, которые давали различным косточкам название пяти видов домашних животных, составлявших экономическую основу бурят. Одной из разновидностей игр среди взрослых являлось соревнование, кто первым ударом кулака сломает отросток реберной кости коровы или быка (кээр хухал-га). Из рогов варили клей, использовали их для кормления грудных детей и изготовления луков для стрельбы [2, с. 10].

Художественная обработка кости по буддийским традициям встречается в музеях в виде редких ритуальных буддийских предметов с виртуозной резьбой в китайском стиле.

Первые изделия художественной резьбы по кости в декоративном искусстве Бурятии XX века были представлены на художественной выставке во время II Декады бурятского искусства и литературы в Москве в 1959 году. В экспозиции был показан разнообразный ассортимент прикладных предметов: каран-

дашницы, игольницы, пудреницы, вазоны, ларцы с сюжетной рельефной резьбой, выполненные мастерами промысловой артели «Кооператор-комсомолец», руководимой В. Ладенковым [7, с. 43-44].

Исстари резных дел мастера использовали для работы благородную кость - бивни мамонтов, моржовую кость и зубы кашалотов для изготовления ценных, редкой красоты изделий. Но эти материалы были в дефиците для бурятских мастеров, поэтому чаще всего резьба по кости ими проводилась на цевке. Цевка - трубчатая кость крупного рогатого скота. Природная цилиндрическая форма цевки позволяла искусно вписывать в нее сюжетные сценки, фигурки людей, птиц, зверей.

В 1960-е годы непродолжительный период работал над созданием произведений из кости выпускник Холмогорского профессионального училища резьбы по кости Г. Васильев, заслуженный художник РСФСР, действительный академик Российской академии художеств. Но для выражения своих творческих устремлений мастер все-таки обратился к дереву, которое отвечало его внутреннему желанию и влечению. Непохожая пластика, теплота, красочная структура дерева давали художнику возможность в монументальных, обобщенных формах выразить личное восприятие окружающего мира.

В течение 10 лет в декоративном искусстве Бурятии существовал пробел в художественной обработке кости, пока не появился молодой талантливый Б.-М. Чимитов, косторез, придавший своим творчеством искусству резьбы по кости колоритный национальный характер.

Бато-Мунко Балтуевич родился в 1954 году в селе Арбузово Селенгинского района Бурятской АССР. Традиционно склонность к художественному творчеству передавалась в бурятских родах по наследству. В каждом улусе всегда были свои мастера в том или ином ремесле. Так и дед Бато-Мунко Балтын Чимит в своем селе был известным «модон дарханом» (мастером по дереву). Дарханами было принято называть талантливых чекан-

Б.-М. Б. Чимитов. Бурятский нож. 2019.

Мамонтовая кость, резьба. 35x4x4

Собственность автора

щиков, резчиков, скульпторов, ПЛОТНИКОВ, лучников, мастеров полихромной росписи, поскольку каждый труженик был художником, который стремился создать вещь не только полезную, но и красивую в своей обыденной практичности [4, с. 3].

Б.-М. Чимитов вспоминает, что еще в детские годы он любил рисовать, как и все дети в юном возрасте, и в 3-м классе учительница начальных классов обратила внимание на его рисунки и предложила мальчику участвовать в редколлегии школьной газеты. В старших классах он оформил кабинет литературы портретами писателей. Увлекаясь спортом, футболом, юноша акварелью на большом листе ватмана изобразил сборную Бразилии, чем удивил не только одноклассников, но и учителей и других учащихся. После окончания Загуйстайской средней школы несколько месяцев работал на судостроительном заводе в Улан-Удэ, занимался выжиганием.

Для подготовки к поступлению в художественное училище Бато-Мунко посещал художественную школу, где преподавал Энкеев Булат Дагбаевич, известный в декоративном искусстве Бурятии резчик по дереву. Он и посоветовал ему поступать в Абрамцевское художественно-промышленное училище. В 1972 году Б.-М. Чимитов поступил в прославленное училище.

История известного в России учебного заведения началась в знаменитой подмосков-

ной усадьбе Абрамцево С. Мамонтова в 1870 году, который со своей супругой объединил представителей русской культуры, организовав своеобразный творческий кружок. В 1885 году по инициативе Е. Мамонтовой и активной поддержке В. Васнецова, Е. и В. Поленовых, И. Репина, М. Врубеля, В. Сурикова, В. Серова, М. Антокольского, М. Нестерова, К. Коровина, И. Остроухова в усадьбе была открыта художественно-столярная мастерская. В кружке уделяли большое внимание проблемам сохранения и развития традиций русского народного творчества. Здесь крестьянских детей успешно обучали искусству изготовления деревянной резной мебели, вышивки, ткачества и керамики.

В XX веке и в 1970-е годы, когда учился Б.-М. Чимитов, Абрамцевское художественно-промышленное училище готовило мастеров по специальностям: «Художественная обработка дерева», «Художественная керамика», «Художественная обработка металла», «Художественная обработка камня», «Художественная обработка кости». Во время учебы студенты имели великолепную возможность изучать, практиковаться и совершенствовать свое мастерство в ведущих центрах косторезного искусства России: в 1973 году - пленэр на Соловках, в 1974 -практика в Холмогорах и, наконец, в 1975 году - в Тобольске.

Самая древняя в России, холмогорская резьба с XVII века характеризуется ажурной плоскорельефной резьбой, миниатюрностью, проработкой изображений с ювелирной тонкостью. В основе ажурного орнамента - традиционный холмогорский завиток, который мастера варьируют бесчисленное множество раз [1, с. 21]. Тобольские же мастера искусны в области миниатюрной скульптуры. Они создавали скульптурные группы, отражающие быт народов Севера, животный мир.

Учеба способному студенту давалась легко. Он, как губка, впитывал тончайшие нюансы в приемах и способах резьбы по кости и был лучшим студентом на курсе. Ему одному доверили делать диплом из ценного материала - мамонтовой кости. Выпускник проде-

монстрировал не только мастерство обработки материала, но и, что особенно важно, свои творческие возможности и художественный вкус. Получив отличное образование и практические знания в знаменитых косторезных центрах России, молодой специалист по распределению вернулся в 1976 году в Улан-Удэ на опытный завод художественных изделий и сувениров. Организовал цех по выпуску изделий из кости, проявил творческую индивидуальность в разработке эскизов художественной сувенирной продукции.

В 1980 году в Москве состоялись XXII Олимпийские игры. Все центры народных промыслов Советского Союза, в том числе бурятский опытный завод, принимали участие в отборочном конкурсе на художественное сувенирное изделие с эмблемой Олимпиады. Из Бурятии был утвержден сувенир из кости Б.-М. Чимитова с рельефным изображением спортивных состязаний и озера Байкал. Для Летних Игр было выполнено всего несколько экземпляров, поскольку вырезались изделия вручную и представляли художественную ценность.

В последующие годы Чимитов был главным художником завода, основного учреждения 1980-х годов, где на производственном уровне возрождались традиционные виды творчества бурят, а также керамика и резьба по кости с адаптацией народного ремесла к требованиям современного общества.

Художественная сувенирная продукция завода всегда пользовалась успехом в Советском Союзе и за рубежом. В 1989 году Б.-М. Чимитову написала письмо коллекционер из Германии Анна Тинелт, которая в Москве приобрела сувенир из кости: она выразила свое восхищение тонкой и изящной работой и пригласила мастера и его семью в Лейпциг. Во время поездки они посетили Берлин, а самое главное - жемчужину Саксонии Дрезден с его знаменитой картинной галереей. Художник многое почерпнул для себя и, главное, познакомился с единственным косторезом Германии, который показал ему свою мастерскую, поразившую Б.-М. Чимитова

большим количеством прекрасных предметов из кости.

В 1994 году состоялась знаменательная поездка в Гамбург на рождественскую ярмарку, куда Министерством культуры России были отобраны три представителя народных промыслов Восточной Сибири: косторез Б.-М. Чимитов, ювелир Б. Жамбалов из Бурятии и якутская мастерица по меху Романова. Выставка-продажа была организована в Музее декоративно-прикладного искусства Гамбурга. Художники показывали мастер-классы и имели возможность реализовывать свои изделия.

Самостоятельные работы Б.-М. Чимитов стал вырезать еще в училище, участвуя в студенческих выставках. Одна из ранних работ «Первые шаги» выполнена под впечатлением практики в Тобольске в 1975 году. Скульптурная миниатюра сделана из зуба кашалота почти круглой формы и представляет характерную для тобольской резной кости тему быта северных народов: бабушка помогает внуку делать первые шаги, оба одеты в национальные одежды. Незатейливый сюжет, красивый, гладко отшлифованный материал, округлая пластика вызывают теплые чувства при взгляде на вечный мотив человеческого бытия.

С 1977 года Б.-М. Чимитов является участником разного уровня выставок, а в 1989

Б.-М. Б. Чимитов. Чингисхан. 2020. Мамонтовая кость, резьба. 17x10,5x10,5

Собственность авто/т

году был принят в члены Союза художников России. За десятилетия творческой деятельности Бато-Мунко Чимитов создал более ста произведений декоративного искусства из разных сортов кости - бивней мамонтов, моржовой кости и зубов кашалота, а также цевки. Все художественные изделия мастера можно выделить по их прикладному назначению: оригинальные женские украшения, интересные предметы бытового применения (шкатулки, коробочки, карандашницы, стаканчики, табакерки), разнообразные типы ножей, скульптура малых форм, сюжетные рельефы, традиционные бурятские шахматы и произведения буддийской тематики.

Женские украшения в виде подвесок, колье, перстней, комплектов из нескольких предметов показывают знание свойств различных материалов и умелое владение художником техниками обработки серебра и мельхиора. Подвески и серьги, входящие в состав комплектов или выполненные отдельно, характеризуются стилизованными чертами национального бурятского ювелирного искусства XIX века. Традиционно массивные нагрудные украшения, серьги имели многочастную структуру, в которой элементы вертикально соединялись друг с другом и обычно заканчивались колокольчиками, издававшими при ходьбе мелодичный звон. С детства такие украшения мастер видел у своей матери и сельских женщин. Они вошли в сердце художника на генном уровне, и в каком бы материале ни работал мастер, его душа возвращается к знакомым с детства высоким образцам ювелирного искусства прошедших веков, выделяя национальную архитектонику предметов.

В фондах художественного музея хранятся замечательные изделия из кости Б.-М. Чи-митова. Декоративный комплект, состоящий из подвески, перстня, браслета и сережек, сделан из мельхиора с ажурными вставками из цевки. Из, казалось бы, обыденного материала художник создает тонкий, ажурный растительный узор с лотосом в центре. И здесь он также использует многочастную вертикальную композицию, символически

напоминающую традиционную двухуровневую амулетницу (гуу).

Привлекает внимание интересный перстень с резным кораллом, находящийся в Серебряном фонде. Перстень уникален своей коралловой вставкой, на которой вырезан маскарон. Традиция изображения стилизованных львов относится к эпохе хунну. «Звериный стиль» знаменитых сибирских бронз как бы перешел с древних предметов на бурятские мужские украшения. Маскароны в виде фронтальных изображений львиных морд, а также драконов, оберегающих своих владельцев, часто изображаются на серебряных мужских и женских украшениях. Этот мотив встречается в некоторых работах мастера, посвященных буддийской тематике.

Особое творческое предпочтение Б.-М. Чимитов отдает оформлению ножей. Бурятский фольклор придавал ножу значение оберега от всего злого, а огниво символизировало приобщение к стихии огня, очищение. Когда в семье рождался мальчик, было принято дарить мужские принадлежности: нож в ножнах, лук со стрелами, седло, чтобы защитить наследника рода от «нечистой силы», пожелать ему богатства и благосостояния [3, с. 85].

Именно в работе с ножами проявляется яркая самобытность художника. Ножи разных форм декорированы резной костью разнообразными способами и приемами. Бурятские ножи выполнены в традиционной стилистике. Деревянная рукоять и ножны, а также подвеска к ножу украшены резными обкладками из кости. Художник успешно сочетает тонированное дерево со светлой ажурной поверхностью кости, узор которой выделяется на фоне темного дерева (национальный нож и трубка, 1984; национальный нож «Лотос», 1990). Изысканно смотрятся ажурные накладки с растительными завитками, которые гармонично сочетаются с геометрической резьбой по дереву у ножа на подставке «Ажур» 2000 года.

На последующих этапах творчества мастер, тонко чувствующий материал, тщательно подбирает сорт кости, соответствующий

его художественному замыслу для оформления ножа и применяет необходимые приемы декорирования. В именных ножах «Соболь» (2000), «Сарлыки Саян» (2001), «Арсалан» (2006), «Дракон» (2012) и др. мастер использует благородную мамонтовую кость, гармонично вписывает рельефные изображения животных в ажур, а в некоторых предметах сплошной низкий рельеф занимает всю поверхность ножен и ножа, чередуясь с гравировкой. Для большей выразительности художник использует тонированную кость, например в ноже на подставке «Нерпа» (2011). Орнаментальные мотивы, используемые автором в декоре, диктуются самим материалом и основываются на использовании древних простых символов - круга, рогов, плетенки - в оригинальной композиции. Ясные, четкие линии рисунка, переплетаясь, создают удивительную цельность и гармонию. Благодаря орнаментальному декору бытовой предмет даже самой простой формы становится произведением искусства.

Заданная утилитарная форма стаканчиков, табакерок, шкатулок, карандашниц благодаря творческой фантазии художника дополняется небольшими деталями, штрихами, которые придают им нарядность и декоративность, выделяя их из круга обыденных вещей. Например, декоративному стаканчику «Соболь» и карандашнице автор фигурно проработал верхний край, но совершенно по-разному решил оформление поверхности. В стаканчике вся поверхность декорирована сплошной рельефной резьбой, изображающей соболя в лесу. А в карандашнице гладкая поверхность тулова переходит в утонченный ажур, завершающийся фигурной каймой. Основание художник украсил рельефными лепестками лотоса, которые придают прозаической вещи не только изысканность, но и национальный колорит.

Особый интерес представляют шкатулки разных форм и технических исполнений, хранящиеся в фонде декоративно-прикладного искусства Художественного музея имени Ц. Сампилова. Например, наборный прямоугольный ларец с чередующимися пла-

стинами темно-коричневого и белого цветов с ажурными вставками по сторонам и на крышке. Декор из листьев выполнен цветной гравировкой. Другая шкатулка - квадратная в основе коробочка с округлыми сторонами под крышкой из мельхиора, украшенная рельефным изображением лотоса. Декоративная шкатулка «Степная мелодия», молочного цвета из мамонтовой кости, имеет форму, расширяющуюся кверху. В центре каждой стороны - ажурные вставки с рельефными изображениями фигур в национальных костюмах, играющих на музыкальных инструментах.

В декоративных панно Б.-М. Чимитов умело использует контрастность двух материалов - дерева и кости. Уже отмечалось изысканное сочетание ажурной резьбы на фоне тонированного дерева в ножах, выполненных автором. В панно, в этих своеобразных картинах, мастер использует технику накладки изображений, вырезанных из кости, на фигурный деревянный фон («Бурятия», «Улигершин»), В декоративном панно «Улан-Удэ» (1998) он впервые обратился к архитектурной композиции из знаковых строений Улан-Удэ (Театр оперы и балета, башня Дома радио, Одигитриевский собор, скульптура «Матери Бурятии»), Из цельного куска цевки мастер вырезал городской мотив, характеризующийся классической цельностью. Он выделил композиционный центр в виде статуи, стоящей в окружении известных для жителей столицы зданий. Изображения, расположенные друг за другом в низком рельефе, создают условное пространство и объем.

Относительно небольшие размеры кости, пластическая и декоративная выразительность дают возможность широко использовать этот материал в скульптуре малых форм. В мелкой пластике ярко проявилась национальная самобытность Б.-М. Чимитова не только в тематическом разнообразии, но и в народном понимании и восприятии мира. К автохтонной традиции относится анималистическая тематика, которая отражалась в изображениях пяти видов домашнего скота «табан хушуу мал» (лошадь, корова, коза,

Б.-М. Б. Чимитов. Гэсэр. 2021. Мамонтовая кость, резьба. 10x4,5x11 Собственность авторы

овца, верблюд), 12-летнего цикла восточного календаря, животных буддийской иконографии. Вырезая фигурки животных, художник использует мамонтовую кость и цевку. Пластическая обработка скульптурных миниатюр традиционна. Несмотря на общие стилевые черты, мастер вносит личностное отношение, интерпретируя анималистический мотив. Быки, коровы, сарлыки, верблюды наделяются характерными признаками, динамикой, увиденной в реальности.

Главным и важным моментом в творчестве Б.-М. Чимитова было обращение к об-

разам буддийского искусства.

Распространение буддийской веры среди кочевников сопровождалось длительным процессом ассимиляции и трансформации традиционных верований и обычаев [5, с. 131]. К концу XIX века буддизм проник во все сферы духовной и бытовой жизни бурятского общества и сложился как традиционное верование народа. Дарханы и народные умельцы привлекались к иконописным, скульптурным и оформительским работам в главных центрах ламаизма Бурятии, буддийских храмах. Один из самых древних в республике - Тамчинский дацан Селенгинского

района, в котором, возможно, работали деды и прадеды художника.

Уважительное и трепетное отношение к вере своих предков позволило мастеру, получив благословление, выполнить в малой пластике и рельефе иконографические образы: «Белый старец» (1988), «Жамсаран» (1989), «Будда Шакьямуни» (1995), «Субур-ган» (2002), «Тамчинский дацан» (2011), икона «Лама Д.-Д. Итигэлов» (2012).

Популярный образ «Белого старца» выполнен по традиционной иконографии, соответствующей народным представлениям образа как культа природы и предков. Художник изображает его сидящим на лотосовом троне под деревом, в руках он держит посох и четки - знаки благопожелания.

Все произведения на буддийскую тематику исполнены в разных техниках, в разных видах кости и очень притягательны своей духовной чистотой и откровением.

Скульптурные произведения малых форм «Жамсаран» и «Будда», держащий чашу в двух руках, созданы в 1989 году. Виртуозная резьба в лучших традициях бурятской пластики придают миниатюрам монументальность.

Величественным спокойствием веет от скульптурного рельефа «Лама Д.-Д. Итигэлов. Икона», выполненного в 2012 году из мамонтовой кости. Лама сидит на лотосовом троне в каноничной позе, в правой руке он держит четки. В последующие годы художник изменил композицию рельефа. Фигура ламы располагается в аркообразной нише, обрамленной рельефными цветовыми вставками восьми буддийских драгоценностей на фоне ажурного растительного орнамента. Внизу под лотосовым троном изображен маскарон. Сокровенный образ XII Пандито Хамбо-ла-мы Даши-Доржо Итигэлова хранят в душе верующие буддисты мира как явление чуда, феномена нетленного тела. Художник выполнил несколько вариантов иконы, последний он подарил на открытии возрожденного Ян-гажинского дацана в 2020 году2.

В 2014 году Б.-М. Чимитов создал значительное произведение «Бурятские шахматы».

Вырезать 32 шахматные фигуры и доску - это кропотливый и скрупулезный труд. Немногие художники берутся за работу над шахматами. В Художественном музее имени Ц. Сампило-ва хранятся шахматы одного мастера Г. Ленхо-боева, вырезанные из камня (агальматолит). Б.-М. Чимитов свои шахматы выполнил из кости. Символика бурятских шахматных фигур отличается от символики, принятой в международных шахматах: король - в виде старца, восседающего на троне; ферзь-барс; вместо слона - верблюд; конь; ладья в форме юрты и пешка - детеныш барса, который, пройдя все этапы, становится ферзем. Художник все фигуры выполнил из мамонтовой кости с тонким чувством соразмерности оригинальной формы и красоты материала. Цветовое различие традиционно определяется по цоколю фигур. Доска в виде драгоценной шкатулки сплошь покрыта пластинами из кости с рельефным и ажурным орнаментом.

Художник всегда полон идей и создает произведения, уделяя особое внимание рельефу, объемно-пространственным сюжетным композициям и традиционным бурятским ножам.

На костяных пластинах овальной формы мастер вырезал в плоскостном рельефе изображения известных бурятских художников Д.-Н. Дугарова и М. Эрдынеева. Первый опыт обращения к портретному жанру оказался удачным. Следуя особенностям жанра, художник отобразил индивидуальный внешний облик и характерные черты внутреннего мира моделей.

Декоративные панно «Алан-Гоа» и «Литэ» выполнены в авторской манере, когда рельефы из кости, составляющие сюжетную композицию, прикрепляются к деревянной основе. Все свои рельефы и другие произведения художник, согласно замыслу, декорирует характерными завитками в виде узоров бурятского орнамента «бараньи рога», который лежит в основе его ажура с растительными элементами. Алан-Гоа -легендарная принцесса, прародительница монгольского этноса, на другом панно изображен 12-летний восточный календарь (литэ).

Рельеф «Алан-Гоа» и бурятский нож «Верблюды» участвовали в VII Фестивале-выставке косторезного искусства народов России, про-

ходившем с 17 по 20 октября 2019 года в Якутске. По итогам смотра-конкурса произведений косторезного искусства «Сказ на бивне мамонта» Б.-М. Чимитов был удостоен Гран-при. Художник впервые принял участие в таком знаменательном событии, и его творчество было достойно оценено коллегами и искусствоведами.

В этом же году состоялось не менее важное событие мирового уровня - II Международный фестиваль «Косторезное искусство народов мира», который проходил в Магадане с 26 по 28 октября 2019 года. Художник был награжден дипломом I степени в номинации «Духовность в искусстве» по итогам участия во II Международном фестивале.

За последние годы Б.-М. Чимитов создал большое количество значительных произведений, которые участвовали в исторически важных фестивалях косторезного искусства в России (в том числе в 2020 г. в Салехарде) и мире.

Хочется отметить произведения малой пластики, созданные в последние годы. В скульптуре «Скачки» (2019) художник изобразил наездника на верблюде. Двугорбый верблюд был одним из пяти видов домашнего скота, составлявших основу материального быта бурят-кочевников. Во время праздников, свадебных торжеств устраивались скачки на верблюдах, которые развивали приличную скорость. Наездник в национальной зимней одежде подгоняющим жестом правой рукой бьет верблюда, бегущего иноходью. Быстрое движение животного мастер изобразил в соответствии с народной эстетической традицией, выделяя упитанность и дородность.

Особенности национального вкуса и ценностных характеристик проявляются в его работах, выполненных в 2019-2020-х годах: «Чингисхан», «Гэсэр» и «Янжима». Персонажи скульптурных композиций - мифологические и исторические образы, феномен которых исследуется в науке не одним поколением ученых и отображается в разных видах искусства. Гэсэр, легендарный богатырь одноименного бурятского героического эпоса, изображен всесильным батором, спустившимся с небес, чтобы победить зло на Земле. Фольклорный памятник опи-

сывает героя сильным и могучим на могучем коне. Таким видел его народ в былинных сказаниях, таким изобразил Гэсэра мастер. Он стреляет из лука в динамичном развороте назад. Обращение к образу Чингисхана - сокровенная тема для бурят и монголоязычных народов. Художник создает великий образ основателя Монгольской империи. Хан сидит на троне, спинка которого украшена штандартами императорской власти. Небольшая по размерам скульптура выражает величие и монументальность великого монгола, а также спокойствие и мудрость.

Творчество Чимитова Бато-Мунко Балтуе-вича, народного художника Бурятии, выделяется своей самобытностью и национальным характером, отвечает миропониманию и мировосприятию бурятского народа и широко известно в республике и за ее пределами. Он единственный профессиональный художник, работающий по кости. Его произведения хранятся в Художественном музее имени Ц. Сам-пилова (Улан-Удэ), в Государственном музее Востока (Москва), в Национальном музее Монголии (Улан-Батор), в частных коллекциях. В настоящее время мастер продолжает успешно работать в любимом материале и полон творческих идей и проектов.

Примечания

1. Чимитов Бато-Мунко Балтуевич, народный художник Республики Бурятия (2004)

1987 - заслуженный художник Республики Бурятия

1989 - член Союза художников России

2004 - персональная выставка в Республиканском художественном музее им. Ц.С. Сампилова (Улан-Удэ).

2. Янгажинский дацан был возрожден на народные средства в 2020 году. Действовал с 1830 по 1938 год. С 1903 по 1911 год в Янгажинском дацане служил настоятелем (шэрээтэ-лама) Даши-Доржо Итигэлов, будущий XII Пандито Хамбо-лама. При Янгажинском дацане была создана школа буддийской скульптуры, основателем которой являлся талантливый скульптор, иконописец Санжи-Цыбик Цыбиков (1877-1934), ученик Даши-Доржо Итигэлова.

Литература

1. Абросимова, A.A., Каплан, Н.И., Митлянская, Т.Б. Художественная резьба по дереву, кости и рогу. - Москва : Высшая школа, 1984. - 160 с.

2. Батуева, И.Б. Бурятия на рубеже XIX-XX веков. -Улан-Удэ : ВСГИК Общественно-научный центр «Сибирь», 1992. - 74 с.

3. Басаева, К.Д. Семья и брак у бурят: вторая половина XIX - начала XX века. - Новосибирск : Наука, 1980. -224 с.

4. Каталог выставки из фондовых материалов Бурятского республиканского краеведческого музея имени М.Н. Хангалова и Художественного музея им. Ц.С. Сампилова / Мин-во культуры Бурятской АССР, Союз художников РСФСР, Гос. музей искусств народов Востока ; сост. Н.Б. Бадлаева, K.M. Герасимова ; [вступ. ст. К. Герасимовой, И. Соктоевой]. - Москва, 1970. - 40 е., 12 л. ил. - Заглавие обложки : Искусство Бурятии XVIII-XIX веков.

5. Герасимова, K.M. Обряды защиты жизни в буддизме Центральной Азии / Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние ; Бурят, науч. центр ; Ин-т монголоведения, буд-дологии и тибетологии. - Улан-Удэ : БНЦ СО РАН, 1999,- 159 с.

6. Именохоев, Н.В. Погребальные памятники XVII-XVIII вв. долины р. Уды (по материалам Хоринской экспедиции 1935 года) // Региональные музеи: настоящее и будущее. - Улан-Удэ, 2003. - С. 152-157.

7. Каталог выставки бурятского изобразительного искусства / М-во культуры РСФСР, М-во культуры Бурятской АССР, Оргкомитет Союза художников РСФСР, Бурятское отд-ние Союза художников РСФСР. - Москва, 1959. - 46 с.

8. Кочешков, Н.В. Декоративное искусство монголоязычных народов XIX - середины XX века. - Москва : Наука, 1979. - 207 с.

9. Соктоева, И.И. Изобразительное и декоративное искусство Бурятии / отв. ред. В. Ц. Найдаков ; АН СССР, Сиб. отд-ние, Бурят, фил., Бурят, ин-т обществ. наук. - Новосибирск : Наука, 1988. - 157 с.

Об авторе

Алексеева Татьяна Евгеньевна - искусствовед, заслуженный работник культуры Республики Бурятия, ГАУК «Национальный музей Республики Бурятия», зав. сектором хранения «Изобразительное искусство» E-mail: t.e.alekseeva@mail.ru

BURYAT ARTISTIC BONE CARVING.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

CREATIVE WORK OF BATO-MUNKO CHIMITOV

Alekseeva Tatiana Evgenievna Art critic, honored worker of culture of the Republic of Buryatia, head of the art storage sector, National Museum of the Republic of Buryatia

Abstract: The article examines an outstanding phenomenon in the decorative and applied arts of Buryatia over the past decades, covering a period of more than fifty years. This is the original work of the people's artist of the Republic of Buryatia Bato-Munko Baltuevich Chimitov. The uniqueness of his work lies in the fact that for more than half a century the artist has been the only representative of the Buryat artistic bone carving with a bright national identity. For many years of artistic work B.-M. Chimitov created a great amount of items made out of different kinds of bone: mammoth tusk, walrus bone, whale tooth and cattle bone.

Keywords: bone carving art; relief;plastic; small sculpture; national and spiritual traditions.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.