Научная статья на тему 'Башкирские народные инструменты в сфере современного профессионального музыкального образования. От курая до компьютера'

Башкирские народные инструменты в сфере современного профессионального музыкального образования. От курая до компьютера Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
129
5
Поделиться
Ключевые слова
БАШКИРСКИЕ НАРОДНЫЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ / BASHKIR FOLK MUSICAL INSTRUMENTS / МЕДИАТЕХНОЛОГИИ / MEDIA TECHNOLOGIES / ЭТНОМУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ETHNIC MUSIC EDUCATION

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Сагитов Р.Р.

Предмет исследования статьи башкирские народные инструменты (далее БНИ). Основной недостаток известных исследований БНИ музыкально-этнографический метод, где конструкция фоноорудий и исполнительские приёмы рассматривались в качестве социально-исторических иллюстраций, изучение звуковой среды ограничивалось высотой и длительностью, практически не дифференцировался тембральный сектор, единичны исследования корпоромузыкальных проявлений и микротоновости. Оставлен без внимания пласт национального инструментализма, основанный на медиатехнологиях, отмечаемой в систематике Хорнбостеля-Закса в классе «Электрофоны». В учебных пособиях рассматриваются только 4 инструмента (курай, кубыз, думбыра и кыл-кубыз), хотя современная этнография оперирует уже 54 наименованиями. Цель представленной статьи освещение поставленных вопросов в контексте образовательной системы, где наряду с обзором жанров, форм и разновидностей инструментального фольклора кратко отмечается взаимодействие устного и письменного профессионализма. Основным ориентиром заявленной темы является традиционное коллективное музицирование и многоголосные проявления, редко анализируемые в этнографии, где башкирская монодия часто трактуется как сольное одноголосие. Изучение БНИ с применение цифровых технологий основано на многолетней работе автора статьи, связанной со сбором и обработкой народных мелодий. Велась работа по их нотированию и систематизации по степени фактурной насыщенности от «акустического» одноголосия наигрышей на курае до компьютерных сэмплов и паттернов с использованием программ-конвертеров. В качестве вывода поставлен вопрос об обеспечении урока музыки обновлённым материалом по БНИ с применением современных медиасредств.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Сагитов Р.Р.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

BASHKIR FOLK INSTRUMENTS IN THE SPHERE OF MODERN PROFESSIONAL MUSICAL EDUCATION. FROM THE KURAI TO THE COMPUTER

The subject of the study of the article is the Bashkir folk instruments (BFI). The main drawback of the well-known studies of the BFI is the musical and ethnographic method, where the design of the phonooroons and performing techniques are considered as socio-historical illustrations, the study of the sound environment is limited by the height and duration, the timbre sector is not differentiated, and corpuscultural manifestations and microtonicity are little studied. The layer of national instrumental ism, based on media technologies, noted in the Hornbostel-Sachs taxonomy in the class of “Electrophones”, is ignored. Only 4 instruments (kurai, kubyz, dumbyra and kyl-kubyz) are considered in the textbooks, although modern ethnography already operates with 54 names. The purpose of the article is to highlight the issues raised in the context of the educational system, where along with a review of genres, forms and varieties of instrumental folklore the author briefly notes the interaction of oral and written professionalism. The main focus of the stated topic is the traditional collective music making and polyphonic expressions, rarely analyzed in ethnography, where the Bashkir monody is often treated as solo monogamy. The study of BFI with the use of digital technologies is based on the author''s many years of work related to the collection and processing of folk melodies. The research is conducted on their notation and systematization according to the degree of texture saturation from the “acoustic” odnolosiya gigantic on the kurai to computer samples and patterns using converter programs. As a conclusion, the author raises a question about providing a music lesson with updated material on BFI with the use of modern media.

Текст научной работы на тему «Башкирские народные инструменты в сфере современного профессионального музыкального образования. От курая до компьютера»

оказался достаточным, чтобы при нажатии на клавишу синтезатора, фаланга пальца удерживалась в нужном положении.

Одна из основных проблем современного учебного процесса в ДШИ / ДМШ - это поддержка интереса ребёнка к занятиям и овладению им азами исполнительского мастерства на музыкальном инструменте. Современные дети, привыкшие к ярким динамичным мультфильмам, компьютерным играм, мобильным телефонам и смартфонам, тяготятся монотонным, кропотливым и весьма трудоёмким учебным процессом в ДШИ / ДМШ на традиционных инструментальных отделениях. Одними из самых популярных сейчас являются вокально-хоровые отделения музыкальной школы, обучение на которых не требует от детей больших усилий по сравнению с любым инструментальным отделением. И эта тенденция увеличива-

Библиографический список

ется с каждым годом. Именно поэтому открытие в ДШИ/ДМШ классов специального инструмента - ЭМИ и цифрового баяна/ аккордеона, а также грамотное использование этих инструментов в учебном процессе на всех инструментальных отделениях школы, сочетание их с другими акустическими традиционными инструментами, позволит сохранять традиционные классические музыкальные школы, внедряя инновационные формы работы в учебный процесс, сделав учебный процесс ярким, динамичным и интересным [10; 11; 12]. Именно для таких детей, ориентированных на общеэстетическое гармоничное развитие личности, желающих приобщиться к музыке, но не готовых долго ждать отдалённых результатов своего труда (каких большинство в ДШИ/ДМШ), ЭМИ будут идеальными партнёрами в творческом процессе.

1. Петрова H.H. Цифровой баян: новые возможности на основе старых традиций. Инновационные формы преподавания в ДМШ и ДШИ. Ответственный редактор-составитель Е.В. Орлова, A.B. Чернышов, Л.К Шайхутдинова. Mосква: Mежд. центр «Искусство и образование», 2013: 53 - 55.

2. Горбунова И.Б. Mузыкально-компьютерные технологии в образовании педагога-музыканта. Современное музыкальное образование - 2014: материалы XIII Международной научно-практической конференции. Под общей редакцией И.Б. Горбуновой. 2014: 32 - 38.

3. Горбунова И.Б. Mузыкально-компьютерные технологии в перспективе DIGITAL HUMANITIES. Общество: философия, история, культура. 2015; 3: 44 - 47.

4. Горбунова И.Б. Mузыкально-компьютерные технологии и аудиовизуальный синтез: актуальное значение и перспективы развития. Теория и практика общественного развития. 2014; 19: 162 - 168.

5. Горбунова И.Б. Информационные технологии в музыке и комплексная модель её семантического пространства. Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Гуманитарные и общественные науки. 2014; 4 (208): 152 - 161.

6. Горбунова И.Б., Чибирев C.B. Mузыкально-компьютерные технологии и проблема моделирования процесса музыкального творчества. Региональная информатика «РИ-2014»: материалы XIV Санкт-Петербургской международной конференции. Санкт-Петербург. 2014: 293 - 294.

7. Горбунова И.Б. Hовые художественные миры. Интервью профессора РГПУ им. А.И. Герцена И.Б. Горбуновой. Музыка в школе. 2010; 4: 11 - 14.

8. Воронов A.M., Горбунова И.Б., Камерис А., Романенко Л.Ю. Mузыкально-компьютерные технологии в школе цифрового века. Вестник Иркутского государственного технического университета. 2013; 5 (76): 240 - 246.

9. Белов Г.Г., Горбунова И.Б. Hовый инструмент музыканта. Общество: философия, история, культура. 2015; 6: 135 - 139.

10. Белов Г.Г., Бергер H.A., Горбунова И.Б. Общее музыкальное образование в школе цифрового века. Научное мнение. 2014. № 10-2: 22 - 34.

11. Горбунова И.Б., Заливадный M.C., Хайнер Е. Mузыкально-компьютерные технологии как информационно-трансляционная система в школе цифрового века. Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2014; 4 (39): 99 - 103.

12. Горбунова И.Б. Интерактивные сетевые технологии обучения музыке и музыкально-компьютерные технологии. Мир науки, культуры, образования. 2016; 1 (56): 126 - 131.

References

1. Petrova N.N. Cifrovoj bayan: novye vozmozhnosti na osnove staryh tradicij. Innovacionnye formyprepodavaniya vDMSh iDShI. Otvetstven-nyj redaktor-sostavitel' E.V. Orlova, A.V. Chernyshov, L.N. Shajhutdinova. Moskva: Mezhd. centr «Iskusstvo i obrazovanie», 2013: 53 - 55.

2. Gorbunova I.B. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v obrazovanii pedagoga-muzykanta. Sovremennoe muzykal'noe obrazovanie - 2014: materialy XIII Mezhdunarodnojnauchno-prakticheskoj konferencii. Pod obschej redakciej I.B. Gorbunovoj. 2014: 32 - 38.

3. Gorbunova I.B. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v perspektive DIGITAL HUMANITIES. Obschestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura. 2015; 3: 44 - 47.

4. Gorbunova I.B. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii i audiovizual'nyj sintez: aktual'noe znachenie i perspektivy razvitiya. Teoriya ipraktika obschestvennogo razvitiya. 2014; 19: 162 - 168.

5. Gorbunova I.B. Informacionnye tehnologii v muzyke i kompleksnaya model' ee semanticheskogo prostranstva. Nauchno-tehnicheskie ve-domosti Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo politehnicheskogo universiteta. Gumanitarnye i obschestvennye nauki. 2014; 4 (208): 152 - 161.

6. Gorbunova I.B., Chibirev S.V. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii i problema modelirovaniya processa muzykal'nogo tvorchestva. Region-al'naya informatika «RI-2014»: materialy XIV Sankt-Peterburgskoj mezhdunarodnoj konferencii. Sankt-Peterburg. 2014: 293 - 294.

7. Gorbunova I.B. Novye hudozhestvennye miry. Interv'yu professora RGPU im. A.I. Gercena I.B. Gorbunovoj. Muzyka v shkole. 2010; 4: 11 - 14.

8. Voronov A.M., Gorbunova I.B., Kameris A., Romanenko L.Yu. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v shkole cifrovogo veka. Vestnik Irkutsk-ogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta. 2013; 5 (76): 240 - 246.

9. Belov G.G., Gorbunova I.B. Novyj instrument muzykanta. Obschestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura. 2015; 6: 135 - 139.

10. Belov G.G., Berger N.A., Gorbunova I.B. Obschee muzykal'noe obrazovanie v shkole cifrovogo veka. Nauchnoe mnenie. 2014. № 10-2: 22 - 34.

11. Gorbunova I.B., Zalivadnyj M.S., Hajner E. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii kak informacionno-translyacionnaya sistema v shkole cifrovogo veka. Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Novye gumanitarnye issledovaniya. 2014; 4 (39): 99 - 103.

12. Gorbunova I.B. Interaktivnye setevye tehnologii obucheniya muzyke i muzykal'no-komp'yuternye tehnologii. Mir nauki, kul'tury, obrazovaniya. 2016; 1 (56): 126 - 131.

Статья поступила в редакцию 30.05.17

УДК 7; 18:7.01

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Sagitov R.R., senior lecturer, Head of Department of Musical Instruments and Music and Computer Technologies, Institute of Pedagogy, Bashkir State Pedagogical University n.a. M. Akmullah (Ufa, Russia), E-mail: ritaem@mail.ru

BASHKIR FOLK INSTRUMENTS IN THE SPHERE OF MODERN PROFESSIONAL MUSICAL EDUCATION. FROM THE KU-

RAI TO THE COMPUTER. The subject of the study of the article is the Bashkir folk instruments (BFI). The main drawback of the well-known studies of the BFI is the musical and ethnographic method, where the design of the phonooroons and performing techniques are considered as socio-historical illustrations, the study of the sound environment is limited by the height and duration, the timbre sector is not differentiated, and corpuscultural manifestations and microtonicity are little studied. The layer of national instrumental-

ism, based on media technologies, noted in the Hornbostel-Sachs taxonomy in the class of "Electrophones", is ignored. Only 4 instruments (kurai, kubyz, dumbyra and kyl-kubyz) are considered in the textbooks, although modern ethnography already operates with 54 names. The purpose of the article is to highlight the issues raised in the context of the educational system, where along with a review of genres, forms and varieties of instrumental folklore the author briefly notes the interaction of oral and written professionalism. The main focus of the stated topic is the traditional collective music making and polyphonic expressions, rarely analyzed in ethnography, where the Bashkir monody is often treated as solo monogamy. The study of BFI with the use of digital technologies is based on the author''s many years of work related to the collection and processing of folk melodies. The research is conducted on their notation and systematization according to the degree of texture saturation from the "acoustic" odnolosiya gigantic on the kurai to computer samples and patterns using converter programs. As a conclusion, the author raises a question about providing a music lesson with updated material on BFI with the use of modern media.

Key words: Bashkir folk musical instruments, media technologies, ethnic music education.

Р.Р. Сагитов, доц., зав. каф. музыкальных инструментов и музыкально-компьютерных технологий Института педагогики Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, г. Уфа, Е-mail: ritaem@mail.ru

БАШКИРСКИЕ НАРОДНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ В СФЕРЕ СОВРЕМЕННОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. ОТ КУРАЯ ДО КОМПЬЮТЕРА

Предмет исследования статьи - башкирские народные инструменты (далее - БНИ). Основной недостаток известных исследований БНИ - музыкально-этнографический метод, где конструкция фоноорудий и исполнительские приёмы рассматривались в качестве социально-исторических иллюстраций, изучение звуковой среды ограничивалось высотой и длительностью, практически не дифференцировался тембральный сектор, единичны исследования корпоромузыкальных проявлений и микротоновости. Оставлен без внимания пласт национального инструментализма, основанный на медиатехнологиях, отмечаемой в систематике Хорнбостеля-Закса в классе «Электрофоны». В учебных пособиях рассматриваются только 4 инструмента (курай, кубыз, думбыра и кыл-кубыз), хотя современная этнография оперирует уже 54 наименованиями. Цель представленной статьи - освещение поставленных вопросов в контексте образовательной системы, где наряду с обзором жанров, форм и разновидностей инструментального фольклора кратко отмечается взаимодействие устного и письменного профессионализма. Основным ориентиром заявленной темы является традиционное коллективное музицирование и многоголосные проявления, редко анализируемые в этнографии, где башкирская монодия часто трактуется как сольное одноголосие. Изучение БНИ с применение цифровых технологий основано на многолетней работе автора статьи, связанной со сбором и обработкой народных мелодий. Велась работа по их нотированию и систематизации по степени фактурной насыщенности от «акустического» одноголосия наигрышей на курае до компьютерных сэмплов и паттернов с использованием программ-конвертеров. В качестве вывода поставлен вопрос об обеспечении урока музыки обновлённым материалом по БНИ с применением современных медиасредств.

Ключевые слова: башкирские народные музыкальные инструменты, медиатехнологии, этномузыкальное образование.

Сегодня наблюдается невероятный подъём популярности цифровой музыки, молодое поколение с легкостью осваивает передовые музыкально-компьютерные технологии (МКТ) [1; 2], продукт которых заполонил, казалось бы, всё звуковое пространство. Глобализация сформировала новые направления, объединяющие различные культуры, течения, стили и жанры, определила взаимоотношению академической музыки с фольклором и искусственными тембрами [3; 4]. Наступил период, когда на фоне перемены культурных приоритетов возникла необходимость выбора пути и преодоления границ между традиционной, академической и компьютерной музыкой, налаживанием мостов между народной, академической и общегуманитарной педагогикой [5; 6].

Этому способствует появление многочисленных разработок, где значительное место уделяется этноинструментализму. Так, согласно программе «Музыка» [7] для изучения учащимися младших классов включаются 25 произведений (или фрагментов) русских композиторов прошлого столетия, 26 - зарубежных, 91-советских, 28-народной музыки; из них 92 вокальных сочинения и 78 инструментальных.

Уже в первом полугодии 3-го класса учащимся даются первые сведения о курае и кубызе, думбыре, гармонике, тальянке, скрипке, мандолине. Показывается популярность использования в качестве музыкальных инструментов различных духовых и самозвучащих инструментов (свистулек, травинок, предметов домашней утвари и обихода - пуговицы, подноса, ложек).

Составители программы рекомендуют уже здесь давать элементарные сведения о классификации музыкальных инструментов башкир: духовая группа (курай), щипковая (кубыз), струнно-щипковая (думбыра), ударная (донгыр и дыбыл). Несмотря на то, что выбрана не самая удачная система классификации - по способу звукоизвлечения, - её можно использо-

вать для первого обращения к башкирской инструментальной культуре.

К сожалению, авторы программы рекомендуют знакомство с музыкальными инструментами ограничить младшими классами, хотя тема народных фоноорудий1 могла быть интересной и в следующих классах.

В известном труде Ю.Б. Алиева «Настольная книга школьного учителя-музыканта» народным музыкальным инструментам уделено немного места, так как автор делает акцент на слушание музыки и основывает музыкальную практику на хоровом (ансамблевом) пении. Тем не менее, и здесь рекомендовано начинать знакомство с инструментами с младшего школьного возраста (1 - 4 классы). Первоначально это - игра на простейших музыкальных инструментах, затем - музицирование в своеобразном оркестре [8, с. 28].

Народные инструменты - отражение национального колорита традиции, обычаев; это - песня и зеркало души каждого отдельно взятого народа. У каждого народа есть свой любимый инструмент, который является материальным символом и отражением духовной культуры этноса. К сожалению, нехватка фактологического материала приводит к тому, что в современных академических учебных пособиях по культуре Башкортостана список национальных инструментов ограничивается перечислением всего четырёх наименований (курай, кубыз, думбыра, кыл-кубыз) [9], хотя в рабочих учебных программах их семь [7]. А в органологическом исследовании РГ. Рахимова [10] рассматриваются уже 46 национальных фоноорудий, в работе Л.Ф. Иш-мурзиной [11] этот список расширен до 54 наименований.

Становление, сохранение и развитие инструментального искусства, определили актуальность и проблему заявленной темы.

Башкирские народные инструменты (далее - БНИ) - предмет исследования различных научных направлений - истори-

1 Фоноорудия- звучащие предметы, используемые в различных сферах культурной деятельности человека. Сюда, кроме собственно музыкальных инструментов, включены инструменты прикладные, сезонные, из природного материала и др. В этот же ряд входит терминэт-ноинструменты (народные инструменты).

ческих, археологических, лингвистических, этнографических, музыковедческих и других2. В известных работах, посвящённых башкирскому традиционному инструментализму, до настоящего времени преобладал музыкально-этнографический метод, где конструкция инструмента и исполнительские приёмы рассматривались с позиций социально-исторического музейного экспоната. Изучение звуковой среды бытования БНИ ограничивалось высотой и длительностью, в то время как национальная музыкальная культура свободно оперирует многотембровыми прикладными фоноорудиями без определённой высоты, которые в музыкальной этнографии либо игнорировались, либо отмечались схематично. До сих пор не дифференцирован тембральный сектор БНИ, единичны исследования корпоромузыкальных проявлений3 и микротоновости. Оставлен без внимания пласт национального музицирования, основанный на атрибутах культурной глобализации (медиатехнологии), где компьютер является равноправным музыкальным инструментом, отмечаемой в структурной систематике Хорнбостеля-Закса как «Электрофоны».

Методы исследования БНИ должны иметь комплексный характер, обусловленный широким спектром поставленных задач, где концептуальной основой является сочетание норм, существующих в историческом и теоретическом музыкознании с научно обоснованными подходами, сложившимися в этнографии, истории и педагогике. С этих позиций феномен башкирского мо-нодийного инструментализма должен освещаться с двух сторон.

Первая базируется на систематизации основных компонентов традиционного музицирования, имеющих устоявшиеся академические дефиниции (бурдонирование, гетерофония, мономе-лодийность, одноименность, остинатность, унисон).

Вторая рассматривает внутреннюю систему развития этнического инструментального творчества с применением цифровых технологий.

Цель представленной статьи - освещение общей проблемы изучения БНИ в контексте образовательной системы, где, наряду с обзором жанров, форм и разновидностей инструментального фольклора, кратко отмечается взаимодействие устного и письменного педагогического профессионализма. Основным ориентиром являлось коллективное музицирование и многоголосные проявления, редко анализируемые в научных трудах, где башкирская монодия часто трактуется как сольное одноголосие.

Длительный исторический путь БНИ обусловил формирование его устойчивых исполнительских характеристик, к которым, кроме коллективности, можно отнести традиционность, импро-визационность, устность, анонимность, вариативность и другие компоненты. Даже в настоящее время народные инструментальные наигрыши проявляют черты многожанровости и сопровождающего синкретизма.

Многогранное и сложное формирование этногенеза башкир отразилось на музыкальной культуре, где даже в период культурной глобализации наблюдается бесконфликтный синтез мелодизации со звукоподражательностью, значительное место занимает корпоромузыка, в составе которой наличествуют горловое пение озляу и имитаторское искусство. Вышеназванные виды музицирования являются многокомплексным культурным пластом, где духовная и материальная культура включают в себя многие аспекты. Это и язык, с его определёнными нюансами в звукопроизношении, и органично связанные инструментальные номера в трудовых народных праздниках-обрядах (сабантуй, каргатуй, каз умэхе и т. д.).

Национальная традиция - стремление к самодостаточности и довольствование минимальными средствами, что отмечал ещё С. Рыбаков [12]. Другой обычай - толерантность и взаимодействие с культурами народов Урало-Поволжского региона позволили башкирам освоить подходящие музыкальные инструменты и приемлемые инструментальные наигрыши. Видимо поэтому исследователи неоднократно фиксировали в башкирском инструментарии неожиданные музыкальные орудия (гармоника, гэзле, хорнай, камыш-курай, шакылдак, шугур, буз и др.) и специфические наигрыши, нехарактерные для монодийной культуры [10].

Основным занятием башкирских племён уральского предгорья традиционно считалось скотоводство, переходящее от

кочевого образа жизни к осёдлому, в основе которого было разведение коней, овец и крупного рогатого скота. Отсюда и преобладание в музыкальной культуре этого региона инструментов растительного и животного происхождения. Животноводческое хозяйство дало жизнь специфическим хордофонам (фрикционному кыл-кубызу и щипковой думбыре), о появлении которых сохранилось множество легенд и сказаний. Пастушья деятельность выделила музыкальные тростники (курай и камыш-курай), а также шалмеи (тростевой хорнай). Трудовая деятельность по обработке продуктов животноводства и птицеводства, таких, как кожа, волос и жилы животных, перья птиц пробудила к жизни специфические аэрофоны, хордофоны и мембранофоны.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так называемые «аулы» (башк. - ауыл) были не только родовыми центрами, но и центрами культуры. В сезонное кочевание (весеннее - язлау, летнее - яйляу, осеннее - кэзляу) башкиры целыми семьями переезжали на место выпаса скота, где устанавливались временные войлочные юрты, способные на короткое время защищать людей от ненастья. В этих условиях труд был коллективным, а проживание в ограниченном пространстве инспирировало совместный досуг, включающий коллективное музицирование [Рахимов, 2008]. Здесь активно функционировали тихо звучащие музыкальные орудия, такие, как прикладные и специальные сольные и аккомпанирующие идиофоны («Таяк», «Тояк», «Кабырсак», «Кэмбез» и «Кубыз»), свободные мирлито-ны («Каба», детский «Тэйес» и шуточный «Хайран»), хордофоны («Янкыл-кубыз», «Гезле»), аэрофоны («Бызылдак», «Камыш-ку-рай», «Таштургай»). В этом ряду стоит и курай - инструмент, изготавливаемый из тростника буквально за считанные минуты.

Автор статьи считает, что истории башкирских музыкальных инструментов в музыкальной педагогике уделено недостаточно внимания. Практически ни в одном учебном пособии нет сведений, что первое упоминание о традиционном инструментарии башкир связано с именем Ахмад ибн-Фадлана ибн-аль-'Аббаса ибн-Рашида ибн-Хаммада, клиента Мухаммада ибн-Сулайма-на, посла аль-Муктадира (больше известного как Ибн-Фадлан), который в 921-922 гг. совершил путешествие из багдадского халифата в Волжскую Булгарию. Ибн-Фадлан оставил письменное упоминание о некоем музыкальном инструменте, название которого в русской транскрипции пишется «Тунбур». Если провести аналогию с древневосточным танбуром, то речь могла идти о предшественнике большинства щипковых и фрикционных струнных инструментов.

В конце XVIII века о национальном инструментарии появилось следующее упоминание: «Музыкальный инструмент башкир - дудка о пяти ладах, или курай, балалайка, бандура в виде небольшой гитары, но круглой формы о пяти струнах, гудок в виде скрипки, на которой тоже играют смычком, кобыз железный, у русских называемый органчиком и рыле...» [13, с. 83].

С этого времени фрагментарные сведения о БНИ стали появляться регулярно.

Начало органологического подхода к БНИ было положено в работе С.Г. Рыбакова «Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта» [12], где кроме слуховых расшифровок инструментальных наигрышей, приведены истории их создания, даны сведения о прославленных кураистах и скрипачах.

Еще одно основополагающее исследование связано с именем С. Руденко [14]. Наряду с опубликованием документов, касающихся антропологии и материальной культуры, учёный коснулся проблемы башкирского досугового инструментария.

Систематическое и в какой-то мере плановое изучение БНИ началось после революционных преобразований 1917 г. Из значительных работ этого времени выделяется монография Л.Н. Лебединского «Башкирские народные песни и наигрыши» [15]. Исследование отличается полнотой охвата практически всех бытующих в то время видов музыкального фольклора, а также записью музыкальных примеров с помощью технических средств - фонографом. Сбор, изучение, публикация произведений народного творчества и публикация результатов исследований принимают особенно интенсивный характер в 1960 - 1990 гг. (М.П. Фоменков, Н.В. Ахметжанова, Ф.Х. Камаев, Р.Г. Рахимов и др.). Всплеск интереса к традиционной инструментальной культуре в начале 21 в. инициировал появление исследования

2 В отличие от песенного творчества, связанного с изменяющейся и перманентно развивающейся вербальностью, музыкальный инструмент не имеет возможности изменения источника звука и способа звукоизвлечения, предусмотренного конструкцией, и сохраняет свою специфику на протяжении значительного времени.

3 Корпоромузыка - (лат. - сorpus, согрого - тело). Термин введён в научный оборот И.В. Мациевским, буквальный перевод - «музыка из тела».

Л.Ф. Ишмурзиной, основанного на полевом, архивном и рукописном материале. В это время же стал накапливаться фольклорный фонд, значительно расширивший круг изучаемых жанров и проблем, связанных с совершенствованием методики сбора материала, получивших обобщение в работе РГ. Сагадеевой [16]. Изучение БНИ и их практическое применение при создании компьютерных аранжировок связано с многолетней работой автора представленной статьи. Наряду со сбором, обработкой и публикацией народных мелодии велась работа по их нотированию и классификации [17]. Частично это направление в виде расшифровки полевых записей с применением программ-конвертеров затронуто в работах М.С. Алкина [18] и Л.Ф. Ишмурзиной [11].

В настоящее время в башкирской фольклористике выработались различные подходы к классификации инструментальных наигрышей, основными из которых являются национально-терминологические характеристики темп и мелодики: озон кюй (долгий, протяжный напев), кыска кюй (короткий, скорый напев), халмак кюй (умеренный напев или спокойная песня). Данные термины чаще всего использовались во многих книгах и сборниках, посвящённых башкирской народной музыке. Этой систематикой пользовался С.Г. Рыбаков, который в дополнение к систематизации в своей работе отметил сохранившуюся среди башкир способность к поэтическому творчеству и импровизации: «По поводу почти каждой мелодии они (башкиры) сообщали легенды и сказания» [9, с. 113 - 114]. В современных исследованиях, наряду с национально-терминологическими характеристиками, инструментальные наигрыши систематизируются по степени фактурной насыщенности от «акустического» одноголосия наигрышей на курае до компьютерных сэмплов и паттернов [17].

Теоретические положения исследователей послужили стимулом для дальнейшего изучения фактуры инструментальных наигрышей. Изучению процессов формообразования в башкирских инструментальных произведениях посвящены кандидатская и докторская диссертации Р.Ф. Зелинского. В них вошли сведения о строении и бытовании башкирского курая, а также анализ инструментальных курайных версий протяжных песен. При изучении ладомелодического строения последних автором был использован статистический метод исследования.

В работах Р. Г. Рахимова систематизированы основные проявления инструментального многоголосия по насыщенности фактуры: от латентного состояния до своеобразного гомофон-но-гармонического вида, основанного на развитии традиционной ориентальной монодии [Рахимов, 2007]. Данное направление продолжено в уже упоминавшихся выше исследованиях Л.Ф. Иш-мурзиной и Р.Г. Сагадеевой.

Из исследований этого направления следует отметить разработку перспективной темы по национальному многоголосию в его гетерофонном воплощении, которая была затронута ещё С.И. Руденко: «...озон кой исполнялся либо певцом, либо инструменталистом на курай (курайсы), либо дуэтом певца и кураиста в стиле гетерофонного одноголосья» (курсив наш - Р.С.) [11, с. 261].

Основные представители башкирского инструментария - ку-рай и кубыз, - имеют многовековую историю и характерный репертуар. Долгое время они служили иллюстрацией башкирской мелодики, как одноголосия с элементами гетерофонии (курай в ансамбле) и бурдона (узляу курая и звучание язычка кубыза).

В мировой практике курай известен как «УегйсаШ^е, similarBashkirKuray» (англ. - «Вертикальная флейта, подобная башкирскому кураю»). Значимость этого инструмента настолько высока, что в Государственном флаге и Государственном гербе Республики Башкортостан присутствует символическое изображение цветка курая, а его звучание используется при официальном исполнении Государственного гимна.

Национальные идиофоны, как правило, не имеют высоты звучания и часто рассматриваются как шумовые фоноорудия и различаются по тембру, динамике и продолжительности звучания. Исключение составляет группа маультроммелей (идио- и гетероглоттические варианты), представленная кубызами.

Кубыз (кумыз) - деревянный или металлический варган, бытовал среди башкир практически повсеместно. С.И. Руденко, изучая башкирские традиции, посетил национальный праздник, где на кубызах случайно играли только женщины и дети, без участия мужчин, сделал ошибочный вывод: «Специфические условия, в которых находилась женщина-башкирка после распространения

в Башкортостане ислама вызвали подобное использование кубыза. Лишённая мужского общества... молодая башкирская женщина... должна была искать пути к выражению своих чувств в музыке. Тихое и нежное звучание кубыза едва слышно: под его звуки можно тихо петь и бесшумно танцевать. с другой стороны, кубыз настолько мал, что хранение его. не представляет трудностей. Женские пляски. охарактеризованы умеренным темпом и исполнялись. под аккомпанемент кубыза» [11]. Таким образом, долгие годы в этномузыкологии повторялось ошибочное мнение о назначении кубыза исключительно, как «музыкального инструмента женщин и детей», несмотря на деятельность вир-туоза-кубызиста Мира РА. Загретдинова и его последователей.

Культурная глобализация начала XXI века связала БНИ с цифровыми технологиями.

Первое появление диджитального аккомпанемента отмечено в башкирской музыке в 1984 г. [10], а в настоящее время уже нет ни одной сферы национальной культуры, где бы ни применялись медиа-наработки. Башкирская музыка исторически мгновенно среагировала на наработки компьютерной субкультуры, а молодое поколение с восторгом принимает условия нового направления и с легкостью применяет МКТ даже к аутентичным образцам. Появились инструментальные композиции, микширующие «живой» тембр национальных инструментов (чаще всего - курая и кубыза) с MIDI. Одним из первых в этом направлении стал работать Р. Юлдашев - выпускник класса кларнета и класса курая УГИИ им. З. Исмагилова. Организованный им ансамбль «Курайсы» записывает и тиражирует аранжировки с башкирскими народными мелодиями и наигрышами с использованием сэмплов и паттернов MIDI-стандарта. Данное направление, с успехом воспринимаемое всеми демократическими слоями, имеет свое развитие.

Существует множество Интернет-ресурсов, где в открытом доступе можно обнаружить всевозможные обработки башкирских народных песен и наигрышей. Здесь есть записи начинающих инструменталистов и опытных электронных аранжировщиков, продолжающих и развивающих башкирские музыкальные традиции на новом уровне [17].

Удивительно, но в подобном смешивании разнородных стилей и жанров в компьютерных разработках сохранялся национальный колорит, где чётко отражается система, в чём-то дублирующая фактурную организацию национальной инструментальной монодии, но имеющую и свои отличия, раскрытие которых выходит за рамки предмета данной статьи.

Разновидности монодийной фактуры в виде аранжировки с применением VST-технологий не ограничиваются вышеперечисленными и представляют собой довольно пеструю картину с причудливым переплетением полифункциональной синкретич-ности различных стилей, жанров, тембров, заимствованных из культуры различных этносов. Однако, несмотря на кажущуюся эклектику, в цифровых аранжировках башкирских мелодий и наигрышей присутствует национальный колорит, который продолжает развиваться даже в условиях нивелирующей субкультурной музыкальной глобализации.

Основные Законы, такие, как Закон РФ и РБ «Об образовании», Концепция структуры и содержания общего среднего образования, Концепции государственной программы «Народы Башкортостана» и непрерывного этномузыкального образования в Республике Башкортостан и другие документы, самое пристальное внимание уделяют национальной школе и национальной культуре, куда входит и изучение башкирских народных музыкальных инструментов.

В настоящее время в работе педагога-музыканта сняты все ограничения и созданы все условия для созидания и творчества. Но для успешной работы педагог не должен замыкаться в рамках какой-то одной программы. Сам процесс проведения урока подсказывает и главное направление - на занятиях должна звучать «живая» музыка.

В серьёзной разработке и решении нуждаются вопросы музыкально-педагогической подготовки кадров, владеющих современным материалом национального инструментализма с применением современных медиасредств, без которых невозможна работа образованного учителя музыки [19; 20; 21]. Настоящая статья не претендует на решение всего комплекса проблем наполняемости урока музыки обновлённым фактологическим материалом, который по своему характеру являются многогранными и сложными.

Библиографический список

1. Горбунова И.Б. Феномен музыкально-компьютерных технологий как новая образовательная творческая среда. Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2004; Т. 4; № 9: 123 - 138.

2. Горбунова И.Б. Музыкально-компьютерные технологии в перспективе DIGITAL HUMANITIES. Общество: философия, история, культура. 2015; № 3: 44 - 47.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Белов Г.Г. , Горбунова И.Б. Новый инструмент музыканта. Общество: философия, история, культура. 2015; № 6: 135 - 139.

4. Горбунова И.Б., Чибирев С.В. Музыкально-компьютерные технологии и проблема моделирования процесса музыкального творчества. Региональная информатика «РИ-2014»: материалы XIV Санкт-Петербургской международной конференции. Санкт-Петербург, 2014: 293 - 294.

5. Горбунова И.Б., Заливадный М.С., Xайнер Е. Музыкально-компьютерные технологии как информационно-трансляционная система в школе цифрового века. Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2014; 4 (39): 99 - 103.

6. Горбунова И.Б. Интерактивные сетевые технологии обучения музыке и музыкально-компьютерные технологии. Мир науки, культуры, образования. 2016;1 (56): 126 - 131.

7. Музыка: Программа для 1 - S классов общеобразовательных школ, лицеев и гимназий. Авторы-составители Н.Г. Ямалетдинова, RX. Xусаинова. Уфа, 2003.

8. Алиев Ю.Б. Программа «Музыка» (1-S кл.). Москва Просвещение, 1993.

9. Галина Г.С. Башкирская народная музыка: учебное пособие. Уфа: Юитап, 2013.

10. Рахимов Р.Г. Башкирские инструментальные ансамбли устной традиции: этноорганология. Уфа: Издательство БГПУ, 2008.

11. Ишмурзина Л.Ф. Музыкальные инструменты традиционной и современной обрядовой культуры башкир: этноорганологическая систематизация. Автореферат диссертации ... кандидата искусствоведения. Магнитогорск, 2013.

12. Рыбаков С.Г. Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта. Уфа: Юитап, 2012.

13. Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей. 2-е изд., ч.2. Санкт-Петербург, 1799.

14. Руденко С.И. Башкиры: историко-этнографические очерки. Уфа: Юитап, 2006.

15. Лебединский Л.Н. Башкирские народные песни и наигрыши. Изд. 2-е и доп. Москва, 1965.

16. Сагадеева Р.Г. Гармоника в творчестве первых композиторов Башкирии. Автореферат диссертации ... кандидата искусствоведения. Магнитогорск, 2014.

17. Сагитов Р.Р. Баян и цифровые технологии в башкирской музыкальной культуре. Тамбов: Грамота, 2016; Ч. 1: 129 - 133.

18. Алкин М.С. Народное пение. Методика обучения исполнителя башкирской песни. Уфа: РУМЦО MK РБ, 2004 (на башк. яз.).

19. Горбунова И.Б. Музыкально-компьютерные технологии в образовании педагога-музыканта. Современное музыкальное образование - 2014: материалы XIII Международной научно-практической конференции. Под общей редакцией И.Б. Горбуновой. Санкт-Петербург, 2014: 32 - 38.

20. Воронов А.М., Горбунова И.Б., ^мерис А., Романенко Л.Ю. Музыкально-компьютерные технологии в школе цифрового века. Вестник Иркутского государственного технического университета. 2013; 5 (76): 240 - 246.

21. Белов Г.Г., Бергер Н.А., Горбунова И.Б. Общее музыкальное образование в школе цифрового века. Научное мнение. 2014; 10-2: 22 - 34.

References

1. Gorbunova I.B. Fenomen muzykal'no-komp'yuternyh tehnologij kak novaya obrazovatel'naya tvorcheskaya sreda. Izvestiya RossiJskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gercena. 2004; T. 4; № 9: 123 - 138.

2. Gorbunova I.B. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v perspektive DIGITAL HUMANITIES. Obschestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura. 2015; № 3: 44 - 47.

3. Belov G.G. , Gorbunova I.B. Novyj instrument muzykanta. Obschestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura. 2015; № 6: 135 - 139.

4. Gorbunova I.B., Chibirev S.V. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii i problema modelirovaniya processa muzykal'nogo tvorchestva. Region-al'naya informatika «RI-2014»: materialy XIV Sankt-PeterburgskoJmezhdunarodnoJ konferencii. Sankt-Peterburg, 2014: 293 - 294.

5. Gorbunova I.B., Zalivadnyj M.S., Hajner E. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii kak informacionno-translyacionnaya sistema v shkole cifro-vogo veka. Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Novye gumanitarnye issledovaniya. 2014; 4 (39): 99 - 103.

6. Gorbunova I.B. Interaktivnye setevye tehnologii obucheniya muzyke i muzykal'no-komp'yuternye tehnologii. Mirnauki, kul'tury, obrazovaniya. 2016;1 (56): 126 - 131.

7. Muzyka: Programma dlya 1 - S klassovobscheobrazovatel'nyh shkol, liceevigimnaziJ. Avtory-sostaviteli N.G. Yamaletdinova, R.H. Husaino-va. Ufa, 2003.

8. Aliev Yu.B. Programma «Muzyka» (1-S kl.). Moskva Prosveschenie, 1993.

9. Galina G.S. Bashkirskaya narodnaya muzyka: uchebnoe posobie. Ufa: Kitap, 2013.

10. Rahimov R.G. Bashkirskie instrumental'nye ansambli ustnoJ tradicii: 'etnoorganologiya. Ufa: Izdatel'stvo BGPU, 2008.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Ishmurzina L.F. Muzykal'nye instrumenty tradicionnoJ i sovremennoJ obryadovoJ kul'tury bashkir: 'etnoorganologicheskaya sistematizaciya. Avtoreferat dissertacii ... kandidata iskusstvovedeniya. Magnitogorsk, 2013.

12. Rybakov S.G. Muzyka ipesni ural'skih musul'man s ocherkom ih byta. Ufa: Kitap, 2012.

13. Georgi I.G. Opisanie vseh obitayuschih v RossiJskom gosudarstve narodov i ih zhiteJskih obryadov, obyknoveniJ, odezhd, zhilisch, veroispovedaniJiprochih dostopamyatnosteJ. 2-e izd., ch.2. Sankt-Peterburg, 1799.

14. Rudenko S.I. Bashkiry: istoriko-'etnograficheskie ocherki. Ufa: Kitap, 2006.

15. Lebedinskij L.N. Bashkirskie narodnye pesni i naigryshi. Izd. 2-e i dop. Moskva, 1965.

16. Sagadeeva R.G. Garmonika v tvorchestve pervyh kompozitorov Bashkirii. Avtoreferat dissertacii ... kandidata iskusstvovedeniya. Magnitogorsk, 2014.

17. Sagitov R.R. Bayan i cifrovye tehnologii v bashkirskoJ muzykal'noJkulture. Tambov: Gramota, 2016; Ch. 1: 129 - 133.

18. Alkin M.S. Narodnoe penie. Metodika obucheniya ispolnitelya bashkirskoJ pesni. Ufa: RUMCO MK RB, 2004 (na bashk. yaz.).

19. Gorbunova I.B. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v obrazovanii pedagoga-muzykanta. Sovremennoe muzykal'noe obrazovanie - 2014: materialyXIII MezhdunarodnoJnauchno-prakticheskoJkonferencii. Pod obschej redakciej I.B. Gorbunovoj. Sankt-Peterburg, 2014: 32 - 38.

20. Voronov A.M., Gorbunova I.B., Kameris A., Romanenko L.Yu. Muzykal'no-komp'yuternye tehnologii v shkole cifrovogo veka. Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta. 2013; 5 (76): 240 - 246.

21. Belov G.G., Berger N.A., Gorbunova I.B. Obschee muzykal'noe obrazovanie v shkole cifrovogo veka. Nauchnoe mnenie. 2014; 10-2: 22 - 34.

Статья поступила в редакцию 30.05.17

yflK 378

Yasinskaya O.L., sound engineer, Educational Methodical Laboratory "Musical Computer Technologies", Russian State Herzen Pedagogical University (St. Petersburg, Russia), E-mail: vikol91@mail.ru

FEATURES OF TEACHING MUSIC AND COMPUTER TECHNOLOGIES FOR STUDENTS OF NON-MUSICAL SPECIALTIES.

Intensive development of musical computer technologies has led to their extensive use in various kinds of musical creativity. This direction is actively developed in the system of teaching modern musician. Modern music and computer tools allow diversifying and enriching options for musicians to perform the material in real time. The article studies the main aspects of the problem of finding dependence between the structure of music and its impact on the emotional state of the listener. The article discusses the basic