Научная статья на тему 'Башкиро-казахские отношения в XVIII веке'

Башкиро-казахские отношения в XVIII веке Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

284
46
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Бижанова М. Р.

В данной статье рассматриваются история башкиро-казахских взаимоотношений XVIII в. На основе анализа родоплеменной структуры показаны их единые этнические корни. Значительное место в работе уделено мероприятиям политики царизма направленной на разъединение двух родственных народов.

Текст научной работы на тему «Башкиро-казахские отношения в XVIII веке»

146

раздел ИСТОРИЯ

УДК 39

ББК 63. 3 (2 Рос. Баш)

БАШКИРО-КАЗАХСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В XVIII ВЕКЕ Бижанова М.Р.

В данной статье рассматривается история башкиро-казахских взаимоотношений XVIII в. На основе анализа родоплеменной структуры показаны их единые этнические корни. Значительное место в работе уделено мероприятиям политики царизма, направленной на разъединение двух родственных народов.

Исследование башкиро-казахских этнокультурных взаимодействий XVIII - 1 половины XIX вв. приводит к следующим результатам. Этнические связи башкир и казахов уходят своими корнями в эпоху бронзы. В этот период обширные пространства Сибири, Приуралья, Казахстана и Средней Азии были заселены родственными по происхождению и общности исторических судеб племенами Андроновской культуры. Общность языка явилась основой общения башкирского и казахского народов. В формировании башкирского народа как этноса участвовали многие народы по мере их передвижения и переселения на Урале. На процесс тюр-кизации башкирского народа повлияли племена -выходцы из Приаралья и Средней Азии. В этногенезе башкир можно выделить три крупных этапа тюркской миграции.

Контакты, которые зародились в эпоху бронзы, окрашиваются в новые тона в тюркский период. С приаральско-сырдарьинском временем этнической истории связаны общие для казахов и башкир этнонимы усунь-уйшин, ягалбайлы-жагалбайлы, тамьян-тама-тана. XIV-XV вв. были периодом, во многом определяющим в появлении тех этнокультурных признаков, которые и сегодня характеризуют башкир и казахов. В этническом составе кып-чакской миграции в Башкирию выделяются несколько родоплеменных групп: кыпчакская, катай-ская, табынская и минская. Все они вышли из недр Дешт-и-Кипчака. Кыпчакская группа наряду с кып-чакскими включала печенежские (канлы), огузские (туркмен) и тюркизированные монгольские (гэрэй, гэрэ) образования. Башкирско-казахские этноними-ческие параллели позволяют установить этническую близость башкир не только к племенам соседнего Башкирии Младшего жуза казахов (табын, теляу, таз-тазлар, тама-тана, ягалбай, байулы, кере-ит, маскар, жети-уру), но и Среднего (кыпчак, кара-кыпчак, кара-герей, ктай, найман) и Старшего (канглы, дулат, усунь, кармыш, бадрак, тастар, байдар, бесъ-тэнъ-бала) жузов. [1] Многие башкирско-казахские соответствия восходят к кыпчакской эпохе, хотя истоки этнической общности разных слоев башкирского, казахского и др. народов теряются, как показано в исследовании, в истории кочевых и оседлых племен Азии I тыс. н. э. Дополнением к этнонимическим аналогиям являются башкирские и казахские тамги. Не только сходство, но и тождественность тамг подтверждает родственность

башкирских и казахских племен. Еще одним доказательством тесных этнических взаимодействий башкир и казахов является распространенность в южной части Башкирии южносибирского типа, т. к. южная Башкирия остается основным районом кып-чакской миграции. Последующее развитие башкиро-казахских взаимодействий связано с Ногайской ордой, одним из крупных государственных объединений, возникших в ходе распада Золотой Орды. В XIV-XV вв. в нее входила территория южной и центральной Башкирии, а также западная часть Казахстана, племена алшын, кыпчаков, найманов, аргынов, канглы, кунгратов, кенгересов, карлуков, алаш, тама и др.

Рост интенсивности башкиро-казахских контактов относится к началу XVIII в. и связан с событиями в восточном Казахстане, в частности с обострением казахско-джунгарских отношений. В 20-х г. XVIII в. около 30 тысяч казахов Младшего жуза под давлением джунгаров перешли Эмбу и приблизились к Яику. Казахские племена расселились по Тоболу, его западному притоку Ую. Здесь они вошли в более тесное, чем раньше, соприкосновение с башкирами. Взаимоотношения башкир и казахов были очень сложными. Совместные выступления и походы против исетских казаков, русских оборонительных линий, брачные контакты сочетались и уживались с взаимными набегами, угоном скота. Казахи нередко участвовали в башкирских восстания. После поражения восстания 1755 г. перешли Яик и ушли в Казахстан 10 тысяч семей башкир. В целом мирные, дружественные отношения башкир и казахов обострялись в результате политики царизма, который стремился натравить один народ на другой. Результатом этой политики явилось нападение казахов на башкир - участников восстания 1755 г., укрывшихся в казахских степях. Царизм всячески стремился ограничить, а то и вовсе прекратить общение башкир и казахов. С этой целью на рубеже 30 - 40 гг. XVIII (в период деятельности Оренбургской экспедиции) происходит укрепление границ России по рекам Яику, Ую, Самаре. Начинается превращение Башкирии во внутреннюю область Российской империи; за десять лет (1735 -1745 гг.) здесь сооружается 28 крепостей и редутов. Большинство из них располагается на границе Башкортостана и Казахстана. С этой же целью в XIX в. были построены Новоилецкая укрепленная линия (1811-1826 гг.) и Новая линия (1835-1845

Вестник Башкирского университета.2006.№4.

147

гг.). Форты и крепости последней протянулись от Орска до Троицка. В эти же годы башкиры были вытеснены из Чижинских разливов в Саратовской губернии, а вдоль и вокруг Новоилецкой и Новой линий поселены Уральские и Красноуфимские казаки. [2]

Большой интерес представляют вопросы, связанные с взаимодействием и взаимовлиянием традиционной культуры башкир и казахов в XVIII в. Преемственность культуры в некоторой степени, как известно, предполагает и генетическую связь поколений. Различные домашние промыслы, приспособленные к обслуживанию кочевого хозяйства и быта и игравшую большую роль при кочевом образе жизни, почти одинаковы. Сырье (шерсть, кожа и т. д.) получали в собственном хозяйстве и редко прибегали к закупкам на рынке. Среди них нужно указать, прежде всего, на изготовление войлока, получившего в повседневной жизни кочевника огромное значение. Производство войлочных изделий объясняется кочевым образом жизни и существованием юрты как основного жилища башкир и казахов. Основным сырьем для выделки различных предметов была шерсть овец, верблюдов, пух и волос коз, а также конский волос. Изделия из шерсти известны, по крайней мере, со скифского времени, она была основным исходным материалом для домашних производств многих народов евразийских степей. Культурные контакты племен евразийских степей, Средней Азии и Казахстана возникли на основе сходности экономического уклада и участием некоторых племен в этническом формировании тюркских и монгольских народов. Сходные приемы в производстве башкирских и казахских войлока, ткачестве, вышивке, а также их языковое созвучие в терминах говорят об глубоких корнях контактов этнических предков башкир и казахов. Необходимо отметить, что домашние промыслы были господствующими в области женского труда и имели определенную направленность -создание предметов быта. Женщины валяли войлоки, ткали различные предметы, вышивали. Здесь не было специализации по отдельным работам. Почти каждая женщина владела навыками в различных домашних промыслах. Большую роль в развитии промыслов играло участие родственников и соседей в общем процессе производства в так называемой помощи по созданию различных бытовых и художественных изделий. При характеристике особенностей материальной культуры в области домашнего быта башкир и казахов необходимо под-

черкнуть, что и здесь кочевой образ жизни наложил свой своеобразный отпечаток. Прежде всего, это сказалось на жилище, его форме, материале, конструкции, внутреннем убранстве. Необходимость часто менять местожительство в связи с постоянным кочеванием заставила кочевников постепенно выработать особый переносный тип жилища, являющийся одним из наиболее ярких признаков кочевого быта. У башкир и казахов это была легкая и довольно прочная юрта, которую можно быстро разобрать, навьючить на нескольких верблюдов и лошадей и быстро, в один час, установить по приезде на новое место. По сведениям, собранным у населения южных районов Башкирии, можно проследить заимствования у казахов в устройстве юрт, во внутреннем убранстве и интерьере.

Большое влияние на быт башкир и казахов оказывали ислам в сочетании с доисламскими верованиями - культом неба, культом предков, культом огня. По прежним представлениям башкир и казахов мир был населен множеством духов, большей частью вредящих человеку (ен - жын, пери, шайтан, дейеу - дэу, Алп - Алып и т. д.). Для охраны от злых духов употребляли разнообразные обереги-амулеты. Выполнялось изгнание, т. е. лечение от переселившихся духов шаманами - баксы.

Народные предания сохранили следы разносторонних связей башкир с казахами, чрезвычайно интересными представляются при этом отражения в них этнических связей. Следует учесть также наличие этнических групп под названием «казах» в родоплеменной системе башкир. В преданиях нашли отражение как дружественные контакты между двумя народами, так и некоторые взаимные столкновения. Народные предания осуждают кровопролитие, взаимную вражду, пропагандируют гуманистические идеи. Следы башкиро-казахских связей наиболее явственны у юго-восточных башкир. В первой половине XIX в. наблюдается массовое переселение и причисление казахов Младшего жуза в башкирские земли. Это было вызвано обострением внутриполитической борьбы и сильнейшими джутами.

Взаимоотношения и взаимовлияние башкир и казахов друг на друга в хозяйственной и социальной жизни, в быту, обычаях, в традициях культуре достигли значительной степени уже в дореволюционный период. Однако эти отношения определялись и ограничивались не только историческими, социально-экономическими, но и общественнополитическими условиями.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кузеев Р. Г. Роль исторической стратификации родоплеменных названий в изучении этногенеза тюркских народов Восточной Европы, Казахстана и Средней Азии. - М., 1973. С. 2,12.

2. Кузеев Р. Г. Историческая этнография башкирского народа. - Уфа: Башкнигоиздат, 1978. С. 180.

Поступила в редакцию 18.09.06 г.