Научная статья на тему 'Аспекты моделирования современной фразеологии'

Аспекты моделирования современной фразеологии Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1106
163
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА / ОККАЗИОНАЛЬНЫЙ ФРАЗЕОЛОГИЗМ / ПРИЁМЫ ОККАЗИОНАЛЬНОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ / ТРАНСФОРМАЦИЯ / МОДЕЛЬ / МОДЕЛИРОВАНИЕ / A PHRASEOLOGICAL UNIT / OCCASIONAL PHRASEOLOGY / AN OCCASIONAL PHRASEOLOGICAL UNIT / TRANSFORMATIONS OF PHRASEOLOGICAL UNITS / MODEL / MODELING

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Третьякова Ирина Юрьевна

Моделирование как метод широко применяется для изучения различных явлений, процессов. Во фразеологии моделирование используется в коннотативном, сопоставительном, функциональном аспектах. Одной из областей применения моделирования может стать окказиональная фразеология, где посредством моделирования процессов окказионального преобразования языковых фразеологизмов можно представить широкий ряд «продуктов» трансформаций окказиональных вариантов и окказиональных фразеологизмов, выявить преобразовательный потенциал фразеологических единиц.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

In phraseology modeling is used connotative, comparative and functional aspects. One of the fields in which modeling can also be used is occasional phraseology, where with the help of process-modeSUMMARY Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова 516 Y № 4, 2009 ling of occasional transformation of phraseology we can imagine the wide range of transformation on products occasional variants and occasional phraseological unit and to discover the transformation potential of phraseological unit.

Текст научной работы на тему «Аспекты моделирования современной фразеологии»

6. КешоковА.П. Путь // Собр. соч.: В 6 т. Т. 6. -Нальчик: Эльбрус, 2007. - С. 98-145.

7. Кешоков А.П. Грушевый цвет // Собр. соч.: В 4 т. Т. 3. - Нальчик: Эльбрус, 1985. - С. 405-771.

8. Кешоков А.П. Запах краски // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. - Нальчик: Эльбрус, 2006. - С. 389-397.

9. Кешоков А.П. Корни // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. -Нальчик: Эльбрус, 2006. - С. 3-371.

10. Кешоков А.П. Зеленый полумесяц // Собр. соч.: В 4 т. Т. 2. - Нальчик: Эльбрус, 1984. - С. 499853.

11. Кешоков А.П. Ангел // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. - Нальчик: Эльбрус, 2006. - С. 436-474.

12. Кешоков А.П. Сломанная подкова // Собр. соч.: В 4 т. Т. 3. - Нальчик: Эльбрус, 1985. - С. 207-405.

13. Кешоков А.П. Летающая тарелка // Собр. соч.: В 6 т. Т. 6. - Нальчик: Эльбрус, 2007. - С. 145-193.

14. Кешоков А.П. Дорогой гость // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. - Нальчик: Эльбрус, 2006. - С. 397-408.

15. Кешоков А.П. Чудесное мгновение // Собр. соч.: В 4 т. Т. 1. - Нальчик: Эльбрус, 1984. - 600 с.

16. Шаховский В.И. Категория эмоций в лексико-семантической системе языка. - Воронеж, 1987. - 192 с.

17. Кешоков А.П. Долина белых ягнят // Собр. соч.: В 4 т. Т. 3. - Нальчик: Эльбрус, 1985. - С. 6-207.

УДК 808.2 Т 665

И.Ю. Третьякова АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ

Моделирование как метод широко применяется для изучения различных явлений, процессов. Во фразеологии моделирование используется в коннотативном, сопоставительном, функциональном аспектах. Одной из областей применения моделирования может стать окказиональная фразеология, где посредством моделирования процессов окказионального преобразования языковых фразеологизмов можно представить широкий ряд «продуктов» трансформаций — окказиональных вариантов и окказиональных фразеологизмов, выявить преобразовательный потенциал фразеологических единиц.

Ключевые слова: фразеологическая единица, окказиональный фразеологизм, приёмы окказионального преобразования фразеологизмов, трансформация, модель, моделирование.

Моделирование является одним из активно применяемых методов иссле-. дования широкого круга предметов и явлений действительности. Формы моделирования разнообразны и используются в различных сферах науки, производства, искусства и др. В лингвистике, в частности во фразеологии, моделирование как метод также применяется для исследования процесса образования ФЕ, их синхронного и диахронного функционирования. В общем представлении моделирование - это исследование объектов познания на их моделях. Модель (в переводе с латинского modulus) также понятие неоднозначное: это и мера, образец, норма, и схема, структура, знаковая система [1З, с. З74].

Подобное разночтение слов «модель» и «моделирование» свидетельствует о неоднозначном понимании процессов, связанных с моделируе-мостью, объектов и результатов моделирования.

Неоднозначно трактуются модель и моделирование во фразеологии. На этапе становления фразеологии как науки и выделения фразеоло-

гизма как специфической языковой единицы вопрос о моделировании фразеологизма касался процессов образования фразеологических единиц (далее ФЕ). Далеко не все учёные признавали в принципе возможность моделирования во фразеологии. Так, Н.Н. Амосова, И.И. Чернышёва, утверждая, наряду с другими фразеологами, положение об идиоматичности, устойчивости фразеологического знака, отвергали тезис о предсказуемости построения, появления фразеологизмов (см. мнение И.И. Чернышёвой: «Построение структурно-семантической модели во фразеологии - задача неосуществимая» [14, с. 41]). Невозможность моделируемости фразеологизма, по мнению Н.Н. Амосовой, обусловлена тем, что каждый фразеологизм имеет своё индивидуальное, неповторимое значение, и не представляется реальным создание таких моделей, которые могли бы предсказать этот индивидуальный семантический результат [2, с. 10]. Иное мнение о моделируемости фразеологизмов высказывал С.Г. Гаврин, признавая, что, с одной стороны,

200

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2009

© И.Ю. Третьякова, 2009

«механизм образования различных языковых единиц - это своеобразный «чёрный ящик»: он недоступен непосредственному наблюдению», а с другой стороны - что «познание его возможно путём моделирования этого процесса» [4, с. 164]. Смоделировать процесс образования ФЕ попытался Ю.Я. Бурмистрович. Предполагая, что «модель образования первичных языковых единиц представляет собой план умственной деятельности человека по образованию таких единиц», учёный предложил в качестве версии следующий алгоритм (этапы) образования фразеологизмов: 1) подготовка идеального содержания к лексическому объективированию; 2) выбор мотивировочного средства; 3) выбор производящего; 4) выбор способа фразообразования; 5) добывание звуковой оболочки; 6) сцепление объективированного идеального содержания с добытой звуковой оболочкой [3, с. 117]. Учёный считал, что образование ФЕц можно представить следующим образом: «В голове у человека должны иметься знания о закономерных соответствиях между типами значений фразеологизмов и типами их структур, а также между типами семантических взаимоотношений между фразеологизмами и их «производящими». Знания такого рода и есть модели образования фразеологизмов, и процесс образования фразеологизмов осуществляется с использованием этих знаний» [2, с. 11].

В более поздних работах моделируемость во фразеологии признаётся как факт; учёные исследуют собственно структурные и структурно-синтаксические модели фразеологизмов. Однако изучение фразеологического моделирования предпринимается в иных аспектах. Само понятие моделирования затрагивает уже не столько протекание фразообразовательных процессов, сколько процессы типологии фразеологических единиц и установление универсальных характеристик фразеологических систем разных языков. Так,

А.Д. Райхштейн разработал метод фразеологического моделирования при сопоставлении немецкой и русской фразеологии [9]. (См. также исследования Ю.П. Солодуба [10], В.П. Губарева [5], М.Ф. Палевской [8]).

Процессы фразеологической моделируемос-ти рассматриваются в работах В.М. Мокиенко. Фразеологическую модель учёный понимает как «структурно-семантический инвариант устойчивых сочетаний, схематически отражающий относительную стабильность их форм и семанти-

ки» [7, с. 43]. Выявление фразеологических моделей базируется на внутренней форме (исконной мотивировке) фразеологизмов, обусловлено взаимодействием внутренней формы и целостной семантики фразеологических единиц; при этом составляются ряды фразеологизмов, объединённые сходством семантики и внутренней формы. Так как моделирование предполагает схематизацию, определённое отвлечение от конкретной формы и значения фразеологизма, то и модели фразеологизмов есть некие структурно-семантические схемы, под которые «подпадают» определённые фразеологизмы. Так, например, во фразеологическом ряду с общим значением 'бить, наказывать' автор выделяет несколько структурно-семантических моделей: «глагол дать + существительное или его перифраза со значением 'удар': дать порку, дать пощёчину; «глагол со значением 'ударить' + существительное или сочетание, обозначающее орудие удара: огреть дубинкой, хватить плетью: «глагол со значением 'ударить' + существительное или предложное сочетание, обозначающее направление удара: заехать в морду, наколотить загривок и т.д.

В.М. Мокиенеко предлагает использовать метод структурно-семантического моделирования для выявления фразеологических моделей в русском литературном языке, диалектах и в других (в первую очередь - славянских) языках; такое исследование позволяет определить вариантный диапазон фразеологизма и разграничить вариантность и синонимию фразеологических единиц; составление фразеологических моделей и анализ фразеологических рядов способствуют определению (реконструированию) исходной фразеологической модели, созданию максимально точного этимологического комментария фразеологизма; фразеологическое моделирование направлено на выявление особенностей образования фразеологических единиц и их функционирования.

Иную концепцию фразеологической модели предлагает А.М. Мелерович. По мнению учёного, «каждая ФЕ как элемент системы языка представляет собой смысловую схему, структурносемантическую модель, наполняющуюся в различных контекстах индивидуализированным смысловым содержанием. Это содержание конкретизируется применительно к разнообразным ситуациям в границах, определяемых параметрами смысловой схемы фразеологизма, его семантической структуры в системе языка» [6, с. 104].

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2009

201

Моделью в этом случае признаётся фразеологический инвариант - единица языковой системы. Фразеологический инвариант существует в сознании носителей языка как языковая фразеологическая единица, абстрагированная от конкретных ситуаций, как языковая единица, способная характеризовать типическую ситуацию, выразить типизированную характеристику лица, предмета, явления. Фразеологический инвариант воплощается в узуальный фразеологизм, максимально приближенный к инварианту в значении и форме или получающий смысловые нюансы, обусловленные особенностями ситуации общения, контекстом. (См. точку зрения Н.Ф. Алефиренко на значение и смысл ФЕ: «Языковой знак, с одной стороны, обладает значением, являющимся инвариантным, узуальным и обязательным аспектом его плана содержания, а с другой стороны, употребляясь в конкретном речевом акте, языковой знак приобретает вполне конкретный, нередко уникальный смысл, который в его плане содержания оказывается величиной вариативной, окказиональной» [1, с. 83].)

Итак, если под фразеологической моделью понимать фразеологическую единицу-инвариант, а соответствующие в речи (текстах) фразеологизмы как ряд фразеологических вариантов, наполняющих фразеологическую модель (со всеми их семантическими приращениями), то есть смысл говорить об окказиональном моделировании, то есть о построении различных окказиональных вариантов ФЕ, новых, речевых окказиональных фразеологизмов, имеющих в качестве деривационной основы фразеологическую единицу-инвариант, об описании широкой окказиональной фразообразовательной парадигмы, что, в конечном счёте, будет способствовать выявлению преобразовательного потенциала фразеологических единиц.

Фразеологическая модель-инвариант, становясь «образцом», по сути выполняет роль деривационного основания - той единицы, обладающей закреплённой в языке семантикой, коннотацией, образностью, семантической структурой, «отталкиваясь» от которой, авторы текстов при помощи приёмов окказионального преобразования ФЕ и создают окказиональные варианты и окказиональные фразеологизмы. (Описание такой окказиональной парадигмы имеет сходство с описанием словообразовательных гнёзд в лексике, где от непроизводного слова посредством различных способов словообразования образуются ряды

производных слов и - в конечном счёте - словообразовательное гнездо. [см. 11] Попытку описания словообразовательной системы как организованной совокупности реализованных и потенциальных слов предпринял И.С. Улуханов; учёный исследовал возможности системы языка по окказиональному заполнению узуально не реализованных единиц [12]).

Определяя моделью любую языковую ФЕ-ин-вариант, носитель языка образует на основе этого инварианта различные речевые варианты и окказиональные фразеологизмы. Такое окказиональное фразообразование происходит в речи в большинстве случаев намеренно, авторы текстов (речи) производят разнообразные трансформации разных фразеологизмов. Исследователь языка, опираясь на наблюдения на функционирующими в речи преобразованными языковых ФЕ, может не только делать выводы о способах трансформаций, фразеологических потенциях и структурно-семантических особенностях трансфор-мов, но и попытаться составить окказиональную парадигму того или иного языкового фразеологизма; такая парадигма представляет собой совокупность окказиональных вариантов и окказиональных фразеологизмов, которые потенциально могут появиться (или уже имели место быть) в различных речевых реализациях. Для составления такой парадигмы необходимы: 1) знания особенностей семантики и структуры языковой ФЕ; 2) знания приёмов окказионального преобразования ФЕ; 3) прогнозирование авторских интенций, обусловливающих окказиональные трансформации. В идеале такая парадигма может быть представлена как организованная совокупность реализованных и потенциальных единиц. При этом заключение о возможности / невозможности существования единиц может делаться на основе изучения реализованных единиц, степени их распространённости, продуктивности и отношений между ними.

Как показали исследования фразеологизмов, функционирующих в речи, наблюдается обусловленность характера и частотности преобразований ФЕ спецификой фразеологической семантики и структуры [см. 6]. Языковые фразеологические единицы (= фразеологические модели), имеющие различия в семантике и структуре, обладают разным преобразовательным потенциалом. Активность / пассивность фразеологических преобразований зависит от их (фразеологизмов)

202

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2009

грамматической структуры, синтаксической модели, изоморфизма содержания и формы, образности и некоторых «частных» семантических и образных особенностей.

Библиографический список

1. Алефиренко Н.Ф. Спорные проблемы семантики. - М.: Г нозис, 2005.

2. Бурмистрович Ю.Я. Образование фразеологизмов как процесс, осуществляемый по моделям (к постановке вопроса) // Вопросы семантики фразеологических единиц (на материале русского языка). Част I. Тезисы докладов и сообщений. - Новгород, 1971. - С. 9-12.

3. Бурмистрович Ю.Я. Основные моменты образования фразеологизмов // Системные связи и отношения фразеологизмов. Сб. науч. тр. -Свердловск, 1989. - С. 114-122.

4. Гаврин С.Г. Фразеология современного русского языка в аспекте теории отражения. -Пермь, 1974.

5. Губарев В.П. К проблеме семантики устойчивых словесных комплексов как сложных знаков прямой и косвенной номинации // Семантическая структура слова и фразеологизма. - Рязань, 1980. - С. 40-46.

6. Мелерович А.М. К вопросу о системной обусловленности индивидуально-авторских преобразований семантической структуры фразеологических единиц // Фразеологизмы в системе языковых уровней. - Ленинград, 1986. - С. 104-113.

7. Мокиенко В.М. Славянская фразеология. -М.: Высшая школа, 1980.

8. Палевская М.Ф. Основные модели фразеологических единиц со структурой словосочетания в русском языке XVIII века. - Кишинёв, 1971.

9. РайхштейнА.Д. Сопоставительный анализ немецко-русской фразеологии. - М.: Высшая школа, 1980.

10. Солодуб Ю.П. Русская фразеология как объект сопоставительного структурно-типологического исследования (на материале фразеологизмов со значением качественной оценки лица). - М.: МГПИ, 1985.

11. Тихонов А.Н. Словообразовательный словарь русского языка. В 2-х т. - М.: Русский язык, 1985.

12. Улуханов И.С. Единицы словообразовательной системы русского языка и их лексическая реализация. - М.: ИРЯ РАН, 1996.

13. Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1989.

14. Чернышёва И.И. Фразеологическая система немецкого языка. - М.: Высшая школа, 1970.

УДК 801

Е.В. Цветкова К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ КОСТРОМСКИХ ТОПОНИМОВ (на материале топонимии междуречья Покши и Мезы)

Костромская топонимия неоднородна, что проявляется в характере номинации, принципах и способах номинации, структуре и образовании, фонетической и грамматической оформленно-сти, особенностях функционирования. Микротопонимы и топонимы отличаются степенью известности, условиями, объемом и диапазоном функционирования, сферой употребления. Типология костромской топонимии строится на таких характеристиках названий географических объектов, как степень их приближенности к именам собственным, характер обозначаемых ими объектов, значение, особенности их возникновения, структура, способ образования, специфика употребления в речи.

Ключевые слова: ономастика, топоним, микротопоним, имя собственное.

Характеристика топонимов и микротопонимов, как наименований, занимаю. щих особое положение в системе имен, основывается на общепринятом определении имен собственных как слов, служащих для индивидуализации, выделения какого-либо объекта среди других объектов. Основное назначение этих обладающих специфическим значением слов - называть, именовать.

Топоним как лексическая единица может нести как минимум, так и максимум информации. Называя географический объект, топоним указывает, что данный объект обладает именем, -это и составляет минимальную информацию. К максимальной информации относят диахроническую информацию и функциональные типы информации. Диахроническая информация, содержащая заключенные в топонимии языковые

© Е.В. Цветкова, 2009

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2009І

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.