Научная статья на тему 'Армяне Москвы. От прошлого к настоящему'

Армяне Москвы. От прошлого к настоящему Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
280
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРМЯНСКАЯ ОБЩИНА / МОСКОВСКИЕ АРМЯНЕ / ФОРМИРОВАНИЕ ДИАСПОРЫ / ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ / ПРАВОСЛАВНЫЕ АРМЯНЕ / РУССКО-АРМЯНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / ARMENIAN COMMUNITY / ARMENIANS OF MOSCOW / DIASPORA FORMATION / ETHNO-CULTURAL TRADITIONS / ORTHODOX ARMENIANS / RUSSO-ARMENIAN RELATIONS / TITULAR POPULATION / INTOLERANCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Царёва Тамара Вадимовна

Этнокультурную историю армянского народа трудно представить без истории его диаспоры, составляющей теперь, в начале XXI в., почти две трети его общей численности. На сегодня российская диаспора (под диаспорой мы понимаем существование части целого, находящейся в отрыве от оставшейся массы) является одной из самых крупных в мире и относительно рано сформировавшейся. И это не случайно, поскольку именно в России как в близком по духу христианском государстве уже издавна было создано несколько армянских поселений, а впоследствии, начиная со второй половины XVII в., армянский народ, разделенный в 1639 г. между Османской империей и сефевидским Ираном, в поисках союзников в своей национально-освободительной борьбе стал всё больше ориентироваться на Россию. С начала XIX в. (после присоединения большей части Восточной армении к Российской империи) жизнь восточных армян была уже тесно связана с Россией. Одним из российских центров притяжения армян стал столичный город Москва, который со временем превратился в важный центр просвещения и культуры армянского народа. В связи с ростом числа мигрантов появляется ряд проблем, одна из которых этническая интолерантность. Это явление инициирует возникновение напряжения между местным населением и мигрантами, которые по конфессиональным, этническим, расовым, социальным, культурным параметрам могут существенно отличаться от титульного населения. Цель данной статьи освещение основных этапов формирования армянской диаспоры в Москве (главным образом, с использованием документального и литературного фактологического материала), а также ее современного этнокультурного развития на основе анализа данных, полученных автором в ходе полевого исследования, в частности, анкетирования группы московских армян в 2012-2013 гг. работа является фактически первым обобщающим историко-этнографическим исследованием об армянах, проживающих на территории Москвы в разные исторические периоды, в том числе и в настоящее время.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Armenians of Moscow. From the past to the present

It is difficult to imagine the ethnocultural history of the Armenian people without considering the history of its diaspora, which today, beginning of the 21st century, constitutes almost two-thirds of the population’s total number. At present, the Russian diaspora (by diaspora, the author intends the existence of a part of the whole population living separated from the remaining mass) is one of the largest in the world and which was established relatively early. And this was not accidental, since it was precisely in Russia, as a close in spirit Christian state, that several Armenian settlements were already based. Subsequently, from the beginning the second half of the 17th century, the Armenian people, divided in 1639 between the Ottoman Empire and Safavid Iran, in search for allies in their national liberation struggle began to direct themselves more on Russia. From the beginning of the 19th century (after the accession of the greater part of Eastern Armenia to the Russian Empire), the life of Eastern Armenians was already closely tied with Russia. One of the main Russian centers of attraction for Armenians was the capital city of Moscow, which eventually became an important center of education and culture of the Armenian people. Due to the growing number of migrants, a number of problems arose, one of which is ethnic intolerance. This phenomenon initiates the appearance of tensions between the local population and the migrants, which by confessional, ethnic, racial, social, cultural parameters could significantly differ from the titular population. The aim of this article is to highlight the main stages in the formation of the Armenian diaspora in Moscow (primarily using documentary and literary factual material), as well as its modern ethno-cultural development based on an analysis of the data retrieved by the author during her field study, including, through questionnaires handed out to a group of Moscow Armenians in 2012-2013. This study is in fact the first generalizing historical and ethnographic study of Armenians living on the territory of Moscow in various historical periods, including at the present time.

Текст научной работы на тему «Армяне Москвы. От прошлого к настоящему»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2018. № 4

т.В. Царёва*

армяне москвы. от прошлого к настоящему

T.V. Tsareva

armenians of Moscow. from the past to the present

Аннотация. Этнокультурную историю армянского народа трудно представить без истории его диаспоры, составляющей теперь, в начале XXI в., почти две трети его общей численности. На сегодня российская диаспора (под диаспорой мы понимаем существование части целого, находящейся в отрыве от оставшейся массы) является одной из самых крупных в мире и относительно рано сформировавшейся. И это не случайно, поскольку именно в России как в близком по духу христианском государстве уже издавна было создано несколько армянских поселений, а впоследствии, начиная со второй половины XVII в., армянский народ, разделенный в 1639 г. между Османской империей и сефевидским Ираном, в поисках союзников в своей национально-освободительной борьбе стал всё больше ориентироваться на Россию. С начала XIX в. (после присоединения большей части Восточной Армении к Российской империи) жизнь восточных армян была уже тесно связана с Россией. Одним из российских центров притяжения армян стал столичный город Москва, который со временем превратился в важный центр просвещения и культуры армянского народа. В связи с ростом числа мигрантов появляется ряд проблем, одна из которых — этническая инто-лерантность. Это явление инициирует возникновение напряжения между местным населением и мигрантами, которые по конфессиональным, этническим, расовым, социальным, культурным параметрам могут существенно отличаться от титульного населения. Цель данной статьи — освещение основных этапов формирования армянской диаспоры в Москве (главным образом, с использованием документального и литературного фактологического материала), а также ее современного этнокультурного развития на основе анализа данных, полученных автором в ходе полевого исследования, в частности, анкетирования группы московских армян в 2012-2013 гг. Работа

*

Царёва Тамара Вадимовна, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Tsareva Tamara Vadimovna, Candidate of Historical Sciences, Research Associate, N.N. Miklouho-Maclay Institute of Ethnology and Anthropology at the Russian Academy of Sciences

+7-926-902-18-43; Tamara-asribekova@yandex.ru

является фактически первым обобщающим историко-этнографическим исследованием об армянах, проживающих на территории Москвы в разные исторические периоды, в том числе и в настоящее время.

Ключевые слова: армянская община, московские армяне, формирование диаспоры, этнокультурные традиции, православные армяне, русско-армянские отношения.

Abstract. It is difficult to imagine the ethnocultural history of the Armenian people without considering the history of its diaspora, which today, beginning of the 21st century, constitutes almost two-thirds of the population's total number. At present, the Russian diaspora (by diaspora, the author intends the existence of a part of the whole population living separated from the remaining mass) is one of the largest in the world and which was established relatively early. And this was not accidental, since it was precisely in Russia, as a close in spirit Christian state, that several Armenian settlements were already based. Subsequently, from the beginning the second half of the 17th century, the Armenian people, divided in 1639 between the Ottoman Empire and Safavid Iran, in search for allies in their national liberation struggle began to direct themselves more on Russia. From the beginning of the 19th century (after the accession of the greater part of Eastern Armenia to the Russian Empire), the life of Eastern Armenians was already closely tied with Russia. One of the main Russian centers of attraction for Armenians was the capital city of Moscow, which eventually became an important center of education and culture of the Armenian people. Due to the growing number of migrants, a number of problems arose, one of which is ethnic intolerance. This phenomenon initiates the appearance of tensions between the local population and the migrants, which by confessional, ethnic, racial, social, cultural parameters could significantly differ from the titular population. The aim of this article is to highlight the main stages in the formation of the Armenian diaspora in Moscow (primarily using documentary and literary factual material), as well as its modern ethno-cultural development based on an analysis ofthe data retrieved by the author during her field study, including, through questionnaires handed out to a group of Moscow Armenians in 2012-2013. This study is in fact the first generalizing historical and ethnographic study of Armenians living on the territory of Moscow in various historical periods, including at the present time.

Keywords: Armenian community, Armenians of Moscow, diaspora formation, ethnocultural traditions, Orthodox Armenians, Russo-Armenian relations, titular population, intolerance.

* * *

Судьба армянского народа сложилась так, что на протяжении многих веков он был вынужден создавать свои материальные и духовные ценности не только на своей этнической территории, но и в возникших во многих странах армянских поселениях. В мире мало кому удавалось проявить (в условиях массового переселения, осуществленного в целях самосохранения) умение адаптироваться

к жизни народов других стран; проводить широкую экономическую и культурную деятельность, сохраняя при этом в новых условиях свою национальную самобытность1. Армяне — народ, представителей которого сейчас можно встретить практически в любой стране мира, при этом численность армян за рубежом не менее чем в два раза превышает численность их в самой Республике Армения.

Находясь на пересечении важнейших путей между Востоком и Западом, Армения не раз служила ареной «выяснения» политических интересов, опустошительных войн и насильственных переселений, а в XVII в. она была уже в третий раз разделена между воюющими друг с другом Ираном и османской Турцией.

В последующем миграции армян увеличивались в силу жестокого социально-политического и национально-религиозного гнета, массовых гонений и насильственных переселений во время многочисленных войн. Наиболее тяжелые потери армянский народ понес в годы Первой мировой войны, когда весной 1915 г. правящие круги Турции организовали геноцид армян на их исторической родине, в Западной Армении, в результате которого погибло свыше 1,5 млн человек.

К числу стран, где армяне получили возможность мирной жизни и созидательной деятельности, относится россия, на территории которой в разные исторические периоды было создано несколько армянских поселений, большинство из которых постоянно пополнялось соотечественниками из Армении. Немалую роль в миграциях армян в россию играли также социально-экономические и культурные факторы.

Христианская Армения уже с давних времен тяготела к православной России, в которой видела возможную защиту. Если на первых порах наиболее образованные представители армянского народа связывали избавление от чужеземного гнета с христианской Европой (куда они неоднократно посылали специальные посольства), то, поняв, что на помощь ни римского папы, ни европейских королей полагаться нельзя, деятели армянского освободительного движения стали связывать свои надежды с Россией.

На новом месте любая армянская община должна была начинать с нуля создавать свой быт, возрождать связи в торговле, ремеслах и культуре. Естественно, что переселенцам гораздо лучше и спокойнее жилось в христианских странах, где армяне могли рассчитывать на физическую безопасность и религиозную терпимость.

1 Атаджанян И.А. Из истории армяно-русских взаимоотношений с X по XVIII в. Ереван, 2006. С. 5.

Традиции древней культуры, многовековые навыки в торговле, разных ремеслах, в военном деле снискали им уважение всюду, где они селились2.

Армянские поселения на территории России существовали в двух видах — в виде общин, имевших очаги духовной жизни, — церковь, школу и т.п., и колоний, имевших кроме этого и внутреннее самоуправление — магистрат, суд и т.д. Если армянские колонии формировались преимущественно на Юге России (что являлось результатом политики царского правительства, привлекавшего армян и представителей других христианских народов для заселения и хозяйственного освоения приобретенных Россией новых земель), то в крупных городах (таких, как например Москва или Санкт-Петербург) образовывались армянские общины.

Армянские колонии и общины, сформировавшиеся на территории России, сыграли заметную роль в экономическом развитии страны. Так, по словам академика М.Н. Тихомирова, «видное место в международной торговле, происходившей на волжском пути, принадлежало армянским купцам»3.

Начиная с XIV в., периода возвышения Московского княжества, армяне, слывя отличными ремесленниками, врачами, посредниками в торговле между странами Востока и Россией, становятся частыми и желанными гостями в Москве.

Первое письменное упоминание об армянах в Москве относится к летописному повествованию о московском пожаре в 1390 г., когда «некий ерменин» Авраам чуть было не спалил столицу (в то время она вся умещалась в кремлевских стенах). Загорелась, видимо, кухня, огонь перекинулся на соседние дома, а потом и на «посад за городом», то есть в районе Китай-города. В начале XV в. уже здесь, в посаде, армяне основали свою общину4.

Добрососедству, свободному общению русских и армян способствовали взаимовыгодное сотрудничество и близость веры. В то же время известно, что на рубеже XIV-XV вв. митрополит Киприан выдвигал разного рода конфессиональные обвинения против армян называл их еретиками и рекомендовал православным не общаться

2 Амирханян А.Т. Тайны Дома Лазаревых. Фрагмент истории московской армянской общины XIV-XX вв. М., 1992. С. 16.

3 Тихомиров М.Н. Средневековая Россия на международных путях (К^-КУбв.). М., 1966. С. 105.

4 Абрамян А.Г. Краткий очерк истории армянских переселенческих очагов. Т. I. Ереван, 1964. С. 367; Григорьян К.Н. Из истории русско-армянских литературных и культурных отношений (X — начало XX в.). Ереван, 1974. С. 40.

с армянами5. Позднее, в 1423 г. в каноне посвящения в епископы особым пунктом священникам запрещалось венчать русских с последователями армянской конфессии. Однако М.Н. Тихомиров пишет, что несмотря на это «рядовые русские люди не чувствовали больших различий между православием и армянским вероисповеданием, охотно общались и пировали с армянами, допускали их в свои церкви, дружили и вступали с ними в брак»6.

В Москве в 80-90-х гг. XV в. упоминался ряд армянских коммерсантов, среди которых был особо известен некий Погос, скончавшийся в 1498 г. он был так богат, что после его смерти вопрос дальнейшего управления оставшимся в Москве его имуществом и товарами стал темой дипломатических переговоров между Московским великим князем Иваном III и турецким султаном Баязетом II.

Среди «гостей московских», селившихся на северной стороне ул. Покровка, в XVI-XVII вв. растет поселение армян. Если в конце XVI в. источники упоминают лишь единичные дворы московских армян, то уже век спустя число прибывших в столицу значительно увеличивается7.

Переселению армян на территорию Москвы способствовало следующее обстоятельство. В XV в. возрастает роль Казани как важного узлового пункта торговли между Россией и восточными странами (вызвано это было тем, что путями, проходящими через степи нижней Волги, уже не пользовались, а связи с Турцией еще не были налажены)8. Именно в это время, в 30-х гг. XV в., возникла армянская колония в Казани. Согласно летописным источникам, при осаде Казани войсками Ивана IV в 1552 г. жившие там армяне под угрозой смерти отказывались стрелять из своих пушек по русским, либо намеренно делали так, что посланные ими ядра не попадали в цель.

В благодарность за это после покорения Казани армянам были предоставлены определенные льготы как в этом городе, так и в Москве, куда они всё больше стремились. Например, для приезжавших в столицу армянских торговцев, промышленников, ремесленников в центре города, недалеко от Кремля, был построен Армянский постоялый двор.

В честь покорения Казанского ханства в Москве было начато возведение Покровского собора на Красной площади, завершив-

5 ХачикянЛ.С. Армяне в древней Москве и на путях ведущих в Москву. Ереван, 2009. С. 83.

6 Тихомиров М.Н. Древняя Москва. М., 1947. С. 142.

7 Амирханян А.Т. Указ. соч. С. 16.

8 Хачикян Л.С. Указ. соч. С. 20.

шееся в 1557 г. Иван IV и высшее московское духовенство решили, что храм должен быть посвящен тем святым, дни памяти которых приходились на числа, когда русские войска одерживали победы над татарами. Один из девяти приделов Покровского собора посвящен Григорию Арменскому9.

Иван IV не ограничился притвором Св. Григория в московском храме. Он повелел возвести в Казани отдельный храм Св. Григория Арменского, относящийся к русской православной церкви. Это был период широкой популяризации армянского святого в Московской Руси. Позже, в 1717 г. на месте армянского храма была построена Георгиевская церковь, которая, к сожалению, была разрушена в начале 1930-х гг. По сведениям церковного историко-археологиче-ского общества Казанской епархии, сначала она была деревянной, а белокаменной она стала в промежутке между 1767 и 1788 гг. Кроме того, в Казани уже в начале XVI в. была изготовлена одна из редких армянских рукописей — Евангелие, как указывают документы, «списанное плененным от татар армянином Василием во время нашествия их на армян в 1501 году». В свою очередь, русское книгопечатание в Поволжье, зародившееся в Свияжске и Казани в конце 1550-х гг., началось именно с переиздания армянского Евангелия.

При Иване IV многие армяне были поселены на постоянное жительство в той части Москвы, которая называлась Белым городом, где жили «обеленные», то есть свободные, люди из иностранцев, пользовавшиеся налоговыми льготами. Армянский двор был зафиксирован в официальном документе XVI в., в частности в объяснении к «Петрову чертежу» (План Москвы 1597 г.): в Белом городе, в районе Покровки, под цифрой 8 обозначен «двор польских купцов, с которыми граничит двор армянских купцов». На других, более поздних планах армянские дворы указаны также в районе Артамонова переулка и Ильинских ворот. На фрагменте плана Москвы 1661 г., на площади близ Ильинских ворот, там, где ныне расположен Политехнический музей, изображен Армянский двор, имевший форму вытянутого прямоугольника10.

Более постоянный и систематический характер армяно-русские контакты носят с середины XVII в. В это время развивались в основном торгово-экономические связи, а в последующие столетия, связующим звеном становятся не только экономические, но и культурные аспекты11.

9 Армянское войско в XVIII веке. Из истории армяно-русского военного содружества (Исследования и документы). Ереван, 1968. С. 43-44.

10 Амирханян А.Т. Указ. соч. С. 16.

11 Базиянц А.П. Над архивом Лазаревых. М., 1982. С. 3.

В Россию, в частности в Москву, стали приезжать на длительный срок или на постоянное жительство многие представители армянских деловых кругов и деятелей культуры12. В целях развития торговли с восточными странами русские цари поощряли деятельность армянских купцов, которые привозили им богатые дары. Примером может служить трон, хранящийся ныне в Оружейной палате Московского Кремля, который в 1660 г. привезли в подарок царю Алексею Михайловичу известные деятели армянской торговой компании из Новой Джуги (основанной в начале XVII в. армянской колонии в Иране, близ Исфахана) Ходжа Закар Саградов (Шериманян) и Григор Лусиков. Для украшения трона армянские купцы приобрели в Индии множество драгоценных камней, в числе которых были 800 алмазов. Трон был покрыт золотой басмой и сетчатыми чеканными накладками, украшенными драгоценными камнями. С боковых сторон в каждом ряду находилось по тринадцать алмазов, а между алмазными полосами было расположено по тринадцать красных алмазов и гранатов. Латинская надпись на троне гласит: «Могущественнейшему и непобедимому царствующему — сей трон, с величайшим искусством и тщанием сделанный, да будет счастливым предзнаменованием грядущего...»13. Во время аудиенции Закар Саградов подарил царю не только трон, но и искусно выгравированную на меди композицию «Тайная вечеря». Восхищенные мастерством армянских художников и ювелиров, представители Посольского приказа просили Саградо-ва пригласить в Россию «золотописцев, серебряных и золотых дел мастеров, гранильщиков и всяких художников», которые могли бы обучить своему искусству русских умельцев.

В 1666 г. в Москву прибыла новая армянская делегация в составе 40 человек, представлявшая ту же торговую компанию из Новой Джуги, во главе с Григором Лусиковым и Степаном Ромоданским. Они обратились к Алексею Михайловичу с прошением, в котором содержалась просьба разрешить представителям их компании провозить товары в Европу через Московское государство, что было выгодно и для России, так как она была заинтересована как в укреплении торговых и политических связей с Ираном, так и в экономическом ослаблении Турции. Такой договор, имевший особое значение для дальнейшего развития армяно-русских связей, был заключен в 1667 г. между Россией и Армянской торговой компанией Новой Джуги. Армянским купцам даровалась не только привилегия свободной

12 Тер-Саркисянц А.Е. История и культура армянского народа с древнейших времен до начала XIX в. М., 2005. С. 373.

13 Агаян Ц.П. Россия в судьбах армян и Армении. М., 1994. С. 59-61.

торговли на водных путях от Астрахани до Архангельска, но и право транзита через Россию в Западную Европу14.

С этой делегацией в Москву приехал талантливый армянский художник-иконописец Богдан (Иван) Салтанов. Его представили царю, после чего он был назначен придворным живописцем, получив большие привилегии, в частности право жить при Посольском дворе и быть обеспеченным всем необходимым. Проработав в Оружейной палате более 35 лет, Богдан Салтанов приобрел звание «первого художника двора» и был удостоен звания дворянина. Б. Салтанов стал первым в Москве иконописцем, кто начал писать иконы в живописном стиле. В 1670 г. им были написаны в дар царю Алексею Михайловичу две такие иконы — «Спасов образ и Богородицы», к Пасхе 1671 г. — «Образ Пречистыя Богородицы с Превечным Младенцем», а в 1686 г. он возглавил живописную мастерскую.

Салтанов писал большие полотна для дворца, украшал росписями, сохранившимися до наших дней, храмы Московского Кремля. Одной из последних работ, выполненных Салтановым и его учениками, были Триумфальные ворота в честь взятия русскими войсками крепости Азов в 1696 г., построенные при въезде из Замоскворечья на тогдашний Каменный мост15.

Во времена Алексея Михайловича имена московских армян встречались и среди служилых Посольского приказа, в административном аппарате государства (например, братья Борис и Иван Тавакаловы, Василий и Атанас Ивановы (Ованисяны) и другие).

Купцы приезжали не только часто, но и надолго. Об этом говорит челобитная 1666 г., поданная армянами — «Степаном Моисеевым с товарищами», в которой содержалась просьба «о дозволении им в бытность их для торговли в Российском государстве ходить в Русскую церковь исповедаться у православных священников и приобщаться святых тайн как содержащим христианскую веру»16. Можно предположить, что человек, спрашивающий разрешения исповедаться в другой стране, приехал не на короткий срок. По обыкновению армянские купцы, приезжая по делам в Москву, останавливались на постой в гостиных дворах либо в домах земляков, обосновавшихся в столице.

Новый импульс русско-армянские связи получили при Петре I, когда Россия превратилась в сильное государство, игравшее

14 Там же.

15 Агаян Ц.П. Указ. соч. С. 62-63; Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. Ч. II. М., 1838. С. 288.

16 Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. Ч. I. М., 1833. С. 333.

заметную роль в международных отношениях. К этому времени внешнеполитические интересы России стали во многом связываться с Востоком.

В указе Сената от 22 марта 1711 г. было положено начало далеко идущей петровской политике: «Персидский торг умножить и Армян как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда»17. Эта политика получила дальнейшее развитие и при других правителях Российского государства. Известна, в частности, грамота Павла I от 1799 г., в которой указывается на то, что благодаря трудолюбию, благонравию и примерному поведению армянского населения помимо утверждения всех предыдущих льгот и привилегий, им даруются новые. Вновь присоединенные земли были мало заселены, армяне, будучи прекрасными колонистами, «вызвали к жизни целую сеть торгово-промышленных центров, оживляя, обогащая страну»18.

Указ Петра I от 2 мая 1711 г. закреплял за армянскими купцами льготы, предусмотренные прежними договорами. По их просьбе пошлины с товаров взимались «не в порубежных городах», а только в Москве. Впервые армянам разрешался беспошлинный ввоз драгоценных камней.

С Петром I армяне связывали осуществление своих надежд на освобождение от персидского и турецкого ига. Еще в 1639 г. территория Армении была поделена между Османской империей (Западная Армения) и Ираном (Восточная Армения). Большинством населения Западной Армении были крестьяне, которые облагались непосильными налогами. Турецкие паши и курдские беки грабили и разоряли армянские селения. Генерал-майор Панкратьев в одной из докладных записок писал, что в г. Баязете турки производят «.разные насилия, убивают армян, отнимают жен, детей, имущество и обращают многих в магометанский закон»19.

В условиях экономического упадка Ирана феодальная эксплуатация крестьян была особенно жестокой. Налоги с населения взимались на несколько лет вперед20. Большая часть Восточной Армении входила в Эриванское ханство. Персидские феодалы применяли к армянским крестьянам самые бесчеловечные пытки — отрезание носа и ушей, выкалывания глаз и т.д. В 1678 г. эчмиадзинский католи-

17 Там же. С. 7.

18 Чалхушьян Г.Х. Армянский вопрос и армянские погромы в России (панисламизм). Ростов-на-Дону, 1905. С. 10.

19 Цит. по: Григорян З.Т. Указ. соч. С. 12.

20 Там же. С. 15.

кос Акоп обратился к России с просьбой взять под покровительство армян, проживающих в Иране.

Знаменательно появление накануне Персидского похода Петра I Декларации, в которой подчеркивалась заинтересованность правительства в дальнейшем привлечении армян в Россию. В частности, в обращении к армянскому народу говорилось: «Объявляем, дабы они внутрь нашего государства безо всякого опасения приезжали, и ежели пожелают селились и жили, и торги свои свободно и безо всякого препятствия отправляли, обнадеживая, что мы, не токмо их купечество защищать и к свободному отправлению оного всякое потребное вспоможение учинить повелели, но и еще, для вящей прибыли и пользы некоторым особливым привилегиями снабдевать и всемилостивейше жаловать будем»21.

Политика Петра I привела к значительному увеличению армянского населения России и в частности Москвы. Уже к концу XVII в. оно составило в столице почти 2 тыс. человек, и власти разрешили открыть на одной из главных улиц Китай-города, где преимущественно жили армяне, — Ильинке, на территории Посольского двора, армянскую церковь. После того как Посольский двор был закрыт и превращен в шелковую фабрику, армянскую церковь освятили на соседнем дворе дворянина Волкова: «...А как тот Волкова двор хозяином был продан, то оною церковь принуждено было перенесть в деревянный покой, состоящий за земляным городом близ самого поля, за Преснею рекою, месте, которое отдано грузинским царем Вахтангом армянской нации людям для поселения»22. Связано это было с переселением в Москву в 20-е гг. XVIII в., по приглашению Петра I, картлийского царя Вахтанга VI после его военного поражения в Грузии. Вместе с ним переселились 1185 человек, представители знатных фамилий Грузии, среди которых было много армян. Здесь, на Пресне, и была построена в 1745 г. армянская церковь Успения Пресвятыя Богородицы, а по Большой Грузинской улице — дома армянской церкви: «.в 1745 г. маия 16 дня, в Сенате по прошениям: 1-му московских жителей, армянских купцов, Богдана Христофорова с товарищи, о позволении им в исправлении в построенной в Москве в Китай-городе, между Ильинской и Никольской улиц, каменной церкви службы»23. Отдельное армянское кладбище в Москве при церкви Св. Успения упоминается с 1705 г. на Пресне. Его площадь составляла 0,7 га.

21 Армяно-русские отношения в XVIII в. Т. II, ч. 2. Ереван, 1967. С. 37.

22 Цит. по: Амирханян А.Т. Указ. соч. С. 19.

23 Армяно-русские отношения в XVIII в. С. 56.

В годы царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) начались гонения на армянскую церковь. Особым указом повелевалось все армянские храмы, кроме астраханского, закрыть: «...повелено церкви армянския, кроме одной каменной в Астрахани, все, как в Сенкт-Петербурге и в Москве и в Астрахани, недавно построенныя, упразднить и впредь позволения о строении оных не давать, о чем, куда надлежало из Сената и указы посланы»24. Армянский храм на Пресне то и дело опечатывали, но чиновники из Синода были бессильны закрыть храм. Один из представителей семьи Лазаревых (речь о них пойдет позже), Л.Н. Лазарев, как человек влиятельный, защищал в Синоде право соотечественников молиться в Москве. Он вложил большие средства в перестройку храма на Пресне в 1760-е г., а его сыновья пригласили художников, которые украсили интерьер этого храма иконостасом тончайшей работы. И церковь, и некрополь, о которых сохранилось мало сведений, были снесены в 30-х гг. XX в. Пустырь на его месте был застроен жилыми домами лишь в 1960-е гг.

Нужно отметить, что армянские храмы существовали почти во всех российских общинах, жизнь в которых строилась именно вокруг церкви как символа и средоточия национального единства, как важнейшего фактора сохранения национального духа, облика и языка. По словам священника Месропа Арамяна, христианство было для армян тем, ради чего они готовы были отдать то, что имели, в том числе и собственную жизнь. «В итоге сложился народ, который веками претерпевал невиданное мученичество за веру. Христианство было для нас не философией, не идеологическим инструментом, но экзистенциальной сущностью — тем, за что мы готовы были отдать жизнь. Именно этот дух был характерен для апостольского периода — мученическую смерть принимали как апостолы, так и их последователи, позднее канонизированные в качестве святых»25.

Роль церкви как важнейшего национального института расширила сферу ее деятельности. В начале формирования армянских общин именно церковь инициировала создание и организацию воскресных школ, многих женских, молодежных и иных организаций, проведение общинных мероприятий.

Как уже было сказано, в России в основном веротерпимостью относились к последователям иных конфессий, в том числе и к ар-

24 Армяно-русские отношения в XVIII в. С. 56.

25 Отец Месроп Арамян. О Православии Армянской Апостольской церкви. — URL: http://armchurch.ru/article/otec-mesrop-aramyan-o-pravoslavii-armyanskoy-apostolskoy-cerkvi/ (дата обращения: 18.04.2018).

мянам26. Однако есть сведения о существовании челобитной царю Алексею Михайловичу от армянских купцов, датированной 1666 г. В ней, в частности, говорится, что армянских купцов не пускают в православные храмы Москвы и Астрахани, а православные священники нередко отказываются приходить к умирающим или больным армянам, вследствие чего те умирают без исповеди и причащения. Тогда как русские, находящиеся на территории Армении, имеют свободный доступ в армянские храмы и не получают отказ от проведения таинств в случае необходимости27.

Петр I проявлял веротерпимость к инославным; во время персидского похода (1722-1723) он «присутствовал в храмах армянского исповедания, удостаивал и знатное духовенство своим посещением, приглашая армян к водворению в Россию». Первая армянская церковь была построена при Петре I в Астрахани; первоначально она была деревянной, а в 1706 г., согласно прошению армянина Богдана Готова, русский царь повелел «вместо деревянной церкви на том же месте построить каменную». Вскоре армянам было разрешено совершать богослужения в Москве: здесь им была определена для этого церковь на посольском дворе, «на время, чтобы приходить им туда на молитву»28. В период правления Петра I армянский храм находился на одной из главных улиц Китай-города — Ильинке, точнее на территории Посольского двора.

Вторая армянская церковь была построена в 1779 г. в Столповом (Армянском) переулке на средства братьев Лазаревых — Христофора и Ивана Лазаревичей, по проекту Ю.М. Фельтена, хотя разрешение на ее сооружение, по прошению И.Л. Лазарева, было получено еще в 1770 г.29 Она получила название Сурб Хач — церковь Святого Креста. В начале 20-х гг. XIX в. эта церковь перестраивалась под руководством крепостного архитектора И.М. Подъячева, а скульптуры для нее были сделаны И.П. Витали. Церковь была разрушена в 1920-е гг.

В 1841 г. Христофор Екимович Лазарев уступил свои владения церкви под строительство приюта для бедных армян. Здание приюта было возведено на средства армянского купца Исаака Каспарова. Известно, что братья Иван Екимович и Христофор Екимович Лазаревы, «будучи всегда наследственными благотворителями бедных Армян, содействовали этому полезному учреждению (Касперовский дом

26 Красножен М.Е. Иноверцы на Руси. Т. 1. Юрьев, 1900. С. 89.

27 Там же. С. 90.

28 Лебедев А. Вероисповедное положение армян в России до царствования Екатерины II (включительно). М., 1909. С. 7.

29 Базиянц А.П. Над архивом Лазаревых. С. 28.

приюта для бедных армян. — Т.Ц.) и пожертвовали прилегающее к церковной земле место свое, на котором и построен благотворителем Касперовский дом для приюта бедных армян при Московской Армянской церкви Воздвижения Честнаго Животворящего креста»30. Целью приюта для бедных армян в Москве являлось обеспечение всем необходимым (кров и приют) тех армян, которые по тем или иным обстоятельствам были лишены средств к существованию. Своим происхождением приют обязан Исайе Моисеевичу Касперовскому и Павлу Моисеевичу Меликову. Финансирование осуществлялось за счет спонсорских пожертвований армянской общины.

Третью армянскую церковь, Сурб Арутюн (Святого Воскресения), соорудили на «ваганьковском поле иждивением. двух братьев: Мины и Иоакима Лазаревичей Лазаревых. в лето. 1815-е июня 1 дня, в первопрестольной столице Москве»31, при армянском кладбище. Она сохранилась до наших дней.

Говоря об армянах Москвы, нельзя обойти стороной семью Лазаревых, оставившую глубокий след в истории не только московских, но и в целом российских армян. Глава этой семьи, Агазар (Лазарь) Назарович Лазарев, иранский армянин, богатый купец и промышленник, был человеком влиятельным, умным, предприимчивым. Он был зачислен на русскую дипломатическую службу, а в 1747 г. с женой, дочерью и четырьмя сыновьями навсегда покинул Иран и обосновался в Астрахани32. Позже, в 1758 г., он приезжает в Москву. Хорошо разбираясь в торговых делах, в экономике и финансах России, Лазарев и его семья выгодно вкладывали капиталы в горное и ювелирное дело. Они стали одними из самых богатых людей в России.

Лазаревы были владельцами мануфактур по производству шелковых и бумажных тканей, в том числе Фряновской фабрики, считавшейся одной из лучших в России: ее ткани шли на украшение покоев Зимнего дворца. Лазаревыми были расширены купленные ими горные заводы и соляные промыслы в Пермской губернии, а также созданы новые. В 1774 г. Лазаревы получили дворянское звание. В плеяде ярких личностей екатерининской поры историки неизменно выделяют Ивана (Ованеса) Лазаревича Лазарева — старшего сына Л.Н. Лазарева33. Крупнейший деятель армянского освободительного движения, просветитель, землевладелец, финансист и промышлен-

30 Касперовский дом для приюта бедных армян в Москве. М., 1889. С. 7.

31 Зиновьев А.З. Исторический очерк Лазаревского института восточных языков. М., 1863. С. 101.

32 Агаян Ц.П. Указ. соч. С. 136.

33 Амирханян А.Т. Указ. соч. С. 27.

ник, благотворитель — именно он задумал построить в подмосковном селе Фряново сохранившийся до наших дней каменный православный храм для фабричных рабочих, именно он стал основателем также сохранившейся Лазаревской усадьбы.

Иван Лазарев был одним из крупнейших благотворителей России. На свои средства он построил две армянские церкви в Санкт-Петербурге: Св. Екатерины (1780 г.) на Невском проспекте и Сурб Ару-тюн (Св. Воскресения) на Васильевском острове (1781 г.), где открыл градскую школу. В Москве, как упоминалось выше, на его средства была возведена в 1779 г. церковь Сурб Хач (Св. Креста). Кроме того, он не жалел средств на строительство православных храмов, богаделен, приютов, посильно помогал соотечественникам материально, открывал для детей-сирот разных национальностей приюты, не раз ходатайствовал лично перед Екатериной II по делам армян.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Армянское дворянство и армянская буржуазия в России содействовали приобщению армянской молодежи к культуре и науке. После окончания Отечественной войны 1812 г. брат Ивана Лазарева Еким Лазарев приступил к строительству учебного заведения в Москве. В 1816 г. Лазаревский институт восточных языков открыл свои двери. Основной целью Института являлось обеспечение достойным образованием армянских юношей для дальнейшего их служения в государственных учреждениях в качестве переводчиков с восточных языков.

С момента своего возникновения это учебное заведение было армяно-русским. Совместное обучение армян и русских в одном училище рассматривалось его основателями как полезное гражданское начинание в воспитании юношей, приобщение их к русской и европейской культуре. Среди общего количества армянских юношей, проходящих обучение в Институте, четвертая часть в обязательном порядке должна была состоять из детей духовенства, которые «кончив определенный курс наук. должны поступать в духовное звание»34. Сами воспитанники, согласно уставу, набираются из числа бедных или осиротевших юношей, которые «должны быть здорового сложения и со способностями, в удостоверение чего обязаны представлять предварительно в Совет Института от местных Духовных и Гражданских начальств... узаконенные свидетельства»35.

Учебный план предусматривал преподавание Закона Божиего, науки нравственно-политические (логика и нравоучение, политическая история); науки физико-математические; науки словесные (география, грамматика и риторика), изящные науки и ряда других

34 Там же. С. 9.

35 Там же.

дисциплин для армянского юношества, а также изучение восточных языков (персидский, турецкий и арабский), что имело важное значение как для России, так и для Армении, находящейся в пределах Ирана и Турции. Теми юношами, которые планировал рукоположение в духовный сан, дополнительно изучались курсы Догматического богословия, толкование Священного Писания, изучение Литургии и истории Церкви.

Роль Лазаревского института в деле армянского просвещения, развития наук, педагогики, общественно-политической мысли неоценима. В труднейшие для родины времена, находясь вне ее пределов, институт хранил духовное наследие народа, развивал и приумножал его, способствовал сохранению и росту национального самосознания. Лазаревский институт стал одним из центров востоковедения. Вместе с Московским университетом, а позже — с Восточной комиссией Московского археологического общества институт способствовал созданию московской школы отечественной ориенталистики36.

Армяне строили в Москве и различные промышленные объекты. Приехавший в 1717 г. в Москву из Новой Джуги Игнатий Шериман (Шериманян) совместно с русскими промышленниками создал здесь первую шелкоткацкую фабрику. Самую лучшую по тем временам в России шелкоткацкую фабрику построил в Москве Василий Хастатов вместе со своими братьями.

Вслед за Лазаревыми в Москве поселились и другие известные армянские семьи, многие из которых получали не только российское подданство, но и дворянские титулы: Арапетовы, Ахвердовы, князья Абемелек и Аргутинские, графы Лорис-Меликовы и Деляновы (Иван Давыдович Делянов был назначен в 1861 г. директором департамента Министерства народного просвещения; в 1880-1881 гг. Михаил Та-риэлович Лорис-Меликов занимал пост министра внутренних дел). Представители этих фамилий славились своей благотворительностью и даже становились крупными государственными деятелями.

Во второй половине XIX в. многие армянские купцы и промышленники, жившие в разных регионах Российской империи, имели в Москве магазины и торговые конторы, большей частью — в Черкасском переулке и на улицах Зарядья. Среди армян-купцов в Москве были известны Таманцевы, Поповы, Масловы, Бояджиев, Коротков, Мискинов; среди фабрикантов — Меликенцев, Лианозов и др.37 Лиа-нозовы были крупными нефтепромышленниками в Баку, но члены

36 Зулумян Б.С. Литературно-научная деятельность Лазаревского института восточных языков // Вторые Лазаревские чтения. М., 2006. С. 49.

37 Ананян Ж.А., Хачатурян В.А. Армянские общины России. Ереван, 1993. С. 29.

их большой семьи поселились и в Москве, и в Петербурге. Их именем была названа одна из подмосковных деревень, ставшая в наше время жилым массивом на севере столицы.

XX век был ознаменован трагическими событиями в судьбе армянского народа: это и геноцид 1915 г. (учиненный младотурецким правительством), и военные действия в Нагорном Карабахе. Это вызвало новые волны миграции беженцев из Армении. В 1915 г. в Россию успело убежать лишь триста с лишним тысяч армян, «которые распределены по различным пунктам Закавказья, в ожидании, когда им будет дана возможность вернуться на родные пепелища и восстановить свое разоренное хозяйство». Из письма от 1915 г. открывается следующая картина: «В пределы России прибыло более 200 беженцев, голодных, больных, терроризированных. Шли они по ужасным дорогам, через труднопроходимые перевалы, устилая путь трупами. Все — женщины и дети»38. Правительство царской России направляло много средств на поддержку и помощь армянским беженцам: «На содержание беженцев затрачено до сего времени [до 1915 г.] более полутора миллиона рублей. только на питательные нужды расходуется 30 000 рублей ежедневно»39.

Говоря о советском времени, нужно отметить, что национальную политику в СССР нельзя охарактеризовать однозначно. С одной стороны, на национальных окраинах создается экономическая база для многих нерусских народов, проходит подготовка кадров собственной интеллигенции по специальным программам. С другой стороны, происходит унификация культурных традиций. В советское время, когда предоставлялась свобода перемещения внутри страны, территориальная мобильность населения была связана, главным образом, с получением образования, распределением на предприятия, военной службой. С конца 80-х и особенно с начала 90-х гг. ХХ в. из Армении начался эмиграционный бум как реакция населения на сложившуюся в республике нестабильную военно-политическую и социально-экономическую ситуацию, социальную незащищенность. При этом прочная миграционная связь установилась между Арменией и Россией, где мигранты расселялись в крупных городах, в основном пополняя старожильческие диаспоры и образуя новые. Экономический кризис в Армении способствовал возникновению огромного потока трудовых мигрантов на территорию России. Причинами кризиса послужило разрушение хозяйственных связей с

38 Геноцид армян в Османской империи. Сб. документов / Под ред. М.Г. Нерси-сяна. Ереван, 1966. С. 264.

39 Там же.

предприятиями СССР, транспортная блокада со стороны Азербайджана и Турции, нарушение транспортного сообщения с Россией через Грузию в связи с развязанной там гражданской войной.

Общинная жизнь армян и других национальных меньшинств в советское время фактически прекратилась. Ее заменяли официальная «дружба народов», декады искусств национальных республик и «новая историческая общность людей — советский народ». Все многообразие армянской общинной жизни в Москве свелось тогда к функционированию в бывшем здании Лазаревского института Дома культуры Советской Армении, просуществовавшего с 1921 по 1953 г. Разрозненные попытки объединиться в группы, например для изучения языка, быстро гасли, ибо наталкивались на негативную реакцию властей. К середине 1987 г., в ходе объявленной перестройки, вышло постановление, разрешавшее создавать самодеятельные общественные объединения; в нем, среди прочего, упоминались и землячества по национальному признаку.

Начало возрождения армянской общинной жизни в Москве, как и в других городах России, датируется 1988 годом. Стимулом к национальной самоорганизации российских армян послужило начало Карабахского движения. На волне беспорядочных, неорганизованных форм протеста — пикеты, митинги, демонстрации, стихийные попытки оказания гуманитарной помощи Карабаху, Армении, беженцам — постепенно выкристаллизовывались различные формы общественной жизни армян Москвы и России

Говоря об основных причинах переезда армян на территорию Российской Федерации в XXI в., стоит выделить такие, как стремление к социально-культурному росту и повышению жизненного уровня. С 2000-х гг. преобладающей мотивацией переезда армян в Москву являлось сохраняющееся отсутствие работы и стремление к улучшению качества жизни, причем не только у мигрантов из Армении, но и у армян, переселявшихся в столицу из различных регионов России.

В 2012-2013 гг. нами было опрошено около 100 респондентов-армян разных возрастных и социальных категорий. Среди них были выделены четыре группы: 1) уроженцы Москвы; 2) армяне, проживающие в Москве от года до 10 лет; 3) от 10 до 20 лет и 4) более 20 лет. По результатам исследований можно сделать вывод, что армяне достаточно социально активны, легко адаптируются в иноэтничной среде, и их включенность в общую российскую среду трансформирует собственную этничность. Одним из главных отражений этой трансформации являются изменения в степени знания армянского языка. Если среди новоприбывших респондентов многие свободно владеют

армянским языком, то значительная часть старожилов демонстрирует средний уровень знания армянского языка и более высокий процент незнания его вообще. Помимо языка фундаментом идентичности является общность культуры и традиций, приверженность к которым является неотъемлемой часть сохранения национального самосознания. Московские армяне, главным образом новоприбывшие, знают и частично отмечают следующие народные праздники: Вардавар (праздник в честь Преображения Господня), Трндез (национальный праздник, посвященный Богине Астхик; главные действующие лица праздника — юноши и девушки, молодожены или те, кто собираются пожениться в текущем году), день матери, день Св. Саркиса, Пасха, Рождество и Крещение.

Полученные в ходе исследования данные отражают достаточно широкий спектр знаний армянами своей истории. На первом месте среди разного рода исторических событий были указаны принятие Арменией христианства (301 г.), создание национального алфавита (405 г.), геноцид армян в Османской империи в 1915 г., Карабахское освободительное движение (с 1988 г.).

Нужно отметить, что в армянском сознании национальная и церковная самоидентификация почти тождественны. другими словами, быть армянином и быть членом Армянской апостольской церкви почти одно и то же для традиционного армянского менталитета.

Тем интереснее изучение общин армян, приверженцев иных христианских течений. Ссылаясь на исторический опыт, можно утверждать, что те армяне, которые приняли православие или католичество (как пример — польские армяне, обращенные в католичество в XVII в.), со временем нередко утрачивали свой язык и этнокультурные традиции. Несмотря на то что светские историки и историки Армянской церкви практически не упоминали армян-хал-кидонитов (в силу того, что не считали их «истинными армянами»), установлено, что армяне-халкидониты составляли немалую часть армянского этноса.

Православные армяне Москвы собираются в приделе свщ. Григория Арменского Собора Василия Блаженного несколько раз в год: 24 апреля на панихиде по жертвам геноцида 1915 г.; 13 октября — в день памяти священномученика Григория Просветителя; 5 ноября — в день памяти священномученика Владимира Амбарцумова. Кроме этого, регулярно проходят встречи армянской православной общины в Зачатьевском ставропигиальном женском монастыре, в котором Сщмч. Владимира Московского (Амбарцумова) чтут особым покровителем. С ней он связан узами и духовного, и кровного

родства. Сщмч. Владимир является дедом по материнской линии настоятельницы монастыря, игумении Иулиании.

Особым памятным днем у армян всего мира является 24 апреля, день памяти жертв Геноцида. Важность этой даты как одной из центральных дат в армянской истории признают все респонденты. В этот день практически все национально-культурные формирования проводят различные мероприятия: посещение утренней Литургии; проведение Ночного Бдения; организация концертов, на которых читаются стихи, звучит национальная музыка; просмотр документальных фильмов, посвященных событиями 1915 г. и проч. К сожалению, все это приводит к некой разобщенности среди армянского населения Москвы, так как различные организации не стремятся к проведению совместного мероприятия с привлечением основной массы армян, а предпочитают самостоятельно и независимо от других проводить памятные мероприятия.

Согласно ответам наших респондентов, у многих дома имеются те или иные «национальные» предметы. Их условно можно разделить на «семейные», т.е. те, которые передаются из поколения в поколение, например, ковры, вазы, кофемолки, кофеварки, часы; и «национальные» — изображения хачкаров, книги по истории и культуре Армении, картины армянских художников, традиционные шерстяные одеяла, тюфяки, народные музыкальные инструменты, различные украшения.

наиболее сложным для респондентов оказался вопрос о дескрипции армянских традиций: какие именно из них являются армянскими, а какие общекавказскими, либо они просто происходят от христианского воспитания. Тем не менее, из полученных данных в ходе проводимого нами исследования, можем отметить следующее: около 90% респондентов считают важным сохранение традиции получения согласия родителей на брак и на частичное соблюдение свадебного обряда. Армяне строго соблюдают такие этнокультурные традиции, как прочность семейных и родственных уз, уважение к старшим, стремление сохранить свою веру.

Московские армяне, особенно уроженцы и старожилы, активно занимаются политикой, экономикой, наукой, культурой, бизнесом, коммерцией. Однако для многих из них, в основном мигрантов последних десятилетий, важной задачей является сохранение национальных традиций. Есть два пути реализации этой цели: индивидуальный (внутрисемейный) и социальный (участие в различных организациях). Сохранение традиций внутри семьи напрямую зависит от длительности пребывания на территории столицы и, как следствие, подвержено ассимиляционным процессам, которым в

определенной мере противостоят национально-культурные организации, поддерживая интерес среди своих участников к армянской культуре. В значительной степени это происходит за счет притока новых мигрантов, разделяющих традиционные армянские ценности. Результаты исследования показали, что чем сильнее, активнее включенность армянского населения в социально-культурную российскую среду, тем ограниченнее проявляется у них наследуемая этничность (язык, приверженность к национальным традициям).

Длительное нахождение на территории неконфронтационной России, с которой Армению связывают давние дружественные отношения, с единой христианской верой, неизбежно ведет к ассимиляции, поскольку на таких территориях культурное смешение — процесс естественный и почти незаметный.

References

Abramyan A.G. Kratkij ocherk istorii armyanskih pereselencheskih ochagov [Short Outline of the History of Armenian Resettlement Centers]. T. 1. Erevan: Izdatel'stvo AN Armyanskoj SSR, 1964. 305 p.

Amirhanyan A.T. Tajny Doma Lazarevyh. Fragment istorii moskovskoj armyanskoj obshchiny XIV-XX vv. [The Secrets of the House of the Lazarevs. A Fragment from the History of the Moscow Armenian Community in the 14th-20th Centuries]. Moscow: MP "Vse dlya vas", 1992. 140 p.

Ananyan Zh.A., Hachaturyan V.A. Armyanskie obshchiny Rossii [Armenian Communities in Russia]. Erevan: Varandyan, 1993. 120 p.

Armyano-russkie otnosheniya vXVIIIv. [Armenian-Russian Relations in the 18th Century] T. II. Ch. 2. Erevan: Izdatel'stvo AN Armyanskoj SSR, 1967. 420 p.

Atadzhanyan I.A. Iz istorii armyano-russkih vzaimootnoshenij s X po XVIII v. [From the History of the Armenian-Russian Interrelations from the 10th to the 18th Centuries]. Erevan: Lingva, 2006. 153 p.

Baziyanc A.P. Nad arhivom Lazarevyh [On the Archive of the Lazarevs]. Moscow: Nauka, 1982. 160 p.

Chalhush'yan G.H. Armyanskij vopros i armyanskie pogromy v Rossii (pan-islamizm) [The Armenian Question and the Armenian Riots in Russia (Pan-Islamism)]. Rostov-na-Donu: Elektropechatnya A. Ter-Abramian, 1905. 96 p.

Grigor'yan K.N. Iz istorii russko-armyanskih literaturnyh i kul'turnyh otnosh-enij (X - nachalo XXv.) [From the History of the Russian-Armenian Literary and Cultural Relations (10th-20th Centuries)]. Erevan: Izdatel'tvo AN Armyanskoj SSR, Institut literatury imeni M. Abegyana, 1974. 366 p.

Hachatryan A.N. Armyanskoe vojsko vXVIIIveke. Iz istorii armyano-russkogo voennogo sodruzhestva (Issledovaniya i dokumenty) [The Armenian Army in the 18th Century. From the History of the Armenian-Russian Military Concord (Studies and Documents)]. Erevan: Izdatel'stvo AN Armyanskoj SSR, 1968. 476 p.

Hachikyan L.S. Armyane v drevnejMoskve i naputyah, vedushchih vMoskvu [Armenians in Ancient Moscow and on the Routes Leading to Moscow]. Erevan: Nairi, 2009. 163 p.

Kasperovskij dom dlya priyuta bednyh armyan v Moskve [The Kasperov House for Sheltering the Poor Armenians in Moscow]. Moscow: Tipolitografiya N.I. Kumanina, 1889. 23 p.

Krasnozhen M.E. Inovercy na Rusi [Other Confessions in Rus']. T. I. Yur'ev: Tipografiya K. Mattisena, 1900. 23 p.

Lebedev A. Veroispovednoe polozhenie armyan v Rossii do carstvovaniya Ekateriny II (vklyuchitel'no) [The Religious Status of Armenians in Russia Before the Reign of Catherine II (Inclusive)]. Moscow: OIDR, 1909. 29 p.

Otec Mesrop Aramyan. Opravoslavii Armyanskoj apostolskoj cerkvi [Father Mesrop Aramyan. On the Orthdox Armenian Apostolic Church]. - URL: http:// armchurch.ru/article/otec-mesrop-aramyan-o-pravoslavii-armyanskoy-apostol-skoy-cerkvi/

Tihomirov M.N. Srednevekovaya Rossiya na mezhdunarodnyh putyah (XIV-XVvv.) [Medieval Russia on International Routes (14th-15th Centuries)]. Moscow: Nauka, 1966. 176 p.

Zinov'ev A.Z. Istoricheskij ocherk Lazarevskogo instituta vostochnyh yazykov [A Historical Sketch of the Lazarev Institute of Eastern Languages]. Moscow: Tipografiya Lazarevskogo instituta vostochnyh yazykov, 1863. 149 p.

Zulumyan B.S. Literaturno-nauchnaya deyatel'nost' Lazarevskogo instituta vostochnyh yazykov [The Literary-Scientific Work of the Lazarev Institute of Eastern Languages] // Vtorye Lazarevskie chteniya [The Second Lazarev Readings]. Moscow: s. l., 2006, p. 80-89.

nocrynuna B pega^Mro 4 mbhh 2018 r.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.