Научная статья на тему 'Анализ финансово-хозяйственной деятельности мусульманских зарегистрированных общин Ульяновской области в 1960-1980-х гг'

Анализ финансово-хозяйственной деятельности мусульманских зарегистрированных общин Ульяновской области в 1960-1980-х гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
244
62
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МУСУЛЬМАНСКАЯ ОБЩИНА / MUSLIM COMMUNITY / ТАТАРСКАЯ МАХАЛЛЯ / TATAR MAHALLA / ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ / DONATIONS / ФИНАНСОВЫЕ ОТЧЕТЫ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЩЕСТВ / FINANCIAL REPORTS / ДОХОДЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ОБЩИН / INCOME / РАСХОДЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ОБЩИН / COST / УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ / ULYANOVSK REGION / RELIGIOUS SOCIETIES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кобзев А.В.

В статье отражена история финансово-хозяйственной деятельности мусульманских зарегистрированных общин Ульяновской области в 1960-1980-е гг. Раскрывается регулирующая роль советского государства в экономической жизни религиозных приходов, рассматривается законодательное регулирование их финансовой деятельности, показаны основные формы и направления государственного контроля (такие, как регулярная проверка финансовых отчетов мусульманских общин). Анализируются источники их доходов и основные статьи расходов, прослеживаются их динамика и соотношение на протяжении 30 лет. В результате исследований выявлено, что основными статьями доходов были добровольные пожертвования верующих и сборы за исполнение религиозных обрядов. Расходы в советское время сводились к выплате заработной платы мулле, членам мутаваллиата. Кроме того, производились траты на хозяйственные нужды, оплату коммунальных услуг, обслуживание мечети и пр. Отмечается, что государство весьма серьезное внимание уделяло необходимости увеличения расходов религиозных обществ на финансирование деятельности различных фондов (фондов мира и охраны памятников культуры, отдела международных связей в Москве). Были изучены финансовые годовые, полугодовые и квартальные отчеты мусульманских общин, сохранившиеся в фонде уполномоченного Совета по делам религиозных культов по Ульяновской области Государственного архива Ульяновской области. Всего было проанализировано более 60 финансовых отчетов мусульманских общин за период с начала 1960-х и до конца 1980-х гг. Делается вывод, что, несмотря на антирелигиозную политику советского государства, зарегистрированные мусульманские общины Ульяновской области сумели заметно укрепить свое материальное положение, причем во многом это произошло благодаря поддержке татарского населения в форме добровольных пожертвований. Сам факт такой поддержки обеспечил мусульманским общинам некоторую автономность и независимость от всеохватывающего государственного контроля. Полученные результаты научного исследования позволяют восполнить отдельные пробелы в истории мусульманского сообщества в СССР и конфессиональной политики советского государства, экономической жизни религиозных обществ в послевоенный период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Analysis of financial and economic activity of registered Muslim communities of the Ulyanovsk region in 1960-1980

The article analyses the financial and economic activities of registered Muslim communities of the Ulyanovsk region in 1960-1980. The author analyzes the main sources of income and expenditure of religious communities, traces their dynamics and value for 30 years. The main items of expenditures in the Soviet times were cost of salary paid to mullah, members of mutavalliat, household expenses, utilities, maintenance of mosques and religious needs. The author considers legislative regulation of financial activity of Muslim communities in the Soviet Union. The author examines the basic forms and areas of State control, such as regular audit of financial statements of Muslim communities, statutory regulation of revenues and expenses. The State paid much attention to the need to increase expenditures of religious communities to finance various funds, such as peace fund, protection of cultural heritage fund, Department for International Relations in Moscow. The basis of the study was financial statements (annual, semi-annual and quarterly) of Muslim communities that survived in the fund of the Authorized Representative of the Council for Religious Affairs of the Ulyanovsk region. The author has analyzed more than 60 financial statements of Muslim communities for the period from early 1960s to late 1980s. The author has concluded that despite the anti-religious policy of the Soviet Union, the registered Muslim communities of the Ulyanovsk region managed to significantly strengthen their financial condition mainly owing to the support of the Tatar population in the form of donations. Such support provided Muslim communities with some autonomy and independence from the State control.

Текст научной работы на тему «Анализ финансово-хозяйственной деятельности мусульманских зарегистрированных общин Ульяновской области в 1960-1980-х гг»

Страницы истории

УДК 94(47).084.9

АНАЛИЗ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ деятельности мусульманских зарегистрированных общин

УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 1960-1980-е гг.

А.В. КОБЗЕВ, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории E-mail: alkobzev@yandex.ru Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова

В статье отражена история финансово-хозяйственной деятельности мусульманских зарегистрированных общин Ульяновской области в 1960-1980-е гг. Раскрывается регулирующая роль советского государства в экономической жизни религиозных приходов, рассматривается законодательное регулирование их финансовой деятельности, показаны основные формы и направления государственного контроля (такие, как регулярная проверка финансовых отчетов мусульманских общин). Анализируются источники их доходов и основные статьи расходов, прослеживаются их динамика и соотношение на протяжении 30 лет.

В результате исследований выявлено, что основными статьями доходов были добровольные пожертвования верующих и сборы за исполнение религиозных обрядов. Расходы в советское время сводились к выплате заработной платы мулле, членам мутаваллиата. Кроме того, производились траты на хозяйственные нужды, оплату коммунальных услуг, обслуживание мечети и пр. Отмечается, что государство весьма серьезное внимание уделяло необходимости увеличения расходов религиозных обществ на финансирование деятельности различных фондов (фондов мира и охраны памятников культуры, отдела международных связей в Москве).

Были изучены финансовые годовые, полугодовые и квартальные отчеты мусульманских общин, сохранившиеся в фонде уполномоченного Совета по

делам религиозных культов по Ульяновской области Государственного архива Ульяновской области. Всего было проанализировано более 60 финансовых отчетов мусульманских общин за период с начала 1960-х и до конца 1980-х гг. Делается вывод, что, несмотря на антирелигиозную политику советского государства, зарегистрированные мусульманские общины Ульяновской области сумели заметно укрепить свое материальное положение, причем во многом это произошло благодаря поддержке татарского населения в форме добровольных пожертвований. Сам факт такой поддержки обеспечил мусульманским общинам некоторую автономность и независимость от всеохватывающего государственного контроля. Полученные результаты научного исследования позволяют восполнить отдельные пробелы в истории мусульманского сообщества в СССР и конфессиональной политики советского государства, экономической жизни религиозных обществ в послевоенный период.

Ключевые слова: мусульманская община, татарская махалля, добровольные пожертвования, финансовые отчеты религиозных обществ, доходы мусульманских общин, расходы мусульманских общин, Ульяновская область

В дореволюционной России мусульманская община была автономной формой социальной

организации верующих. Ее основу составляла исторически сложившаяся и устойчиво функционировавшая система самофинансирования. Государство практически не вмешивалось в экономическую деятельность мусульманских приходов, ограничившись контролем за избранием служителей культа, порядком строительства мечетей, организацией приходов и частичным регулированием семейно-бытовых вопросов в жизни мусульман. Функционирование религиозной собственности в форме вакфов в мусульманских приходах, подведомственных Оренбургскому магометанскому духовному собранию, так и не получило соответствующей полной и обстоятельной законодательной регламентации государства. Такие институты, как приходские попечительства, регулярные пожертвования верующих, система общинного самоуправления, широкая благотворительная деятельность мусульманских торгово-промышленных кругов, позволяли мусульманским приходам в Российской империи успешно функционировать без поддержки государства.

В советское время в результате принудительной атеизации населения, свертывания всех основ религиозной жизни, сопровождавшихся репрессиями в отношении служителей культа, закрытием и в ряде случаев разрушением культовых строений, ликвидацией системы начального религиозного образования, и повсеместного утверждения государственной формы собственности существенно изменились социальные, политические, идеологические и финансово-экономические условия жизни мусульманских общин. Во многом они утратили прежний объем своего экономического суверенитета. Считается, что причинами этого послужили:

- разрушение института попечительства;

- ликвидация связанных с ним торгово-промышленных кругов, уничтоженных как класс, враждебный советскому государству.

Государственное вмешательство в деятельность религиозных общин началось с первых шагов советской власти. Уже в декрете об отделении государства и школы от церкви запрещалось взыскивать какие-либо сборы с населения в пользу религиозных сообществ. Затем вопросы государственного регулирования финансовых потоков в религиозных общинах были детализированы в ст. 2 Инструкции Народного комиссариата юстиции (НКЮ) РСФСР от 24.08.1918, циркуляре НКЮ РСФСР от 03.01.1919, Инструкции НКЮ и НКВД РСФСР от 27.04.1923. В этих документах были обозначены основные статьи

расходов общины, подтверждено право верующих в добровольном порядке собирать средства, необходимые для обслуживания основных расходов (приобретение предметов культа и хозяйственного обихода, покупка дров для отопления культовых зданий, содержание служителей культа). 08.04.1929 вышло постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях». Помимо подтверждения прежних положений оно вводило новые ограничения, обязывая верующих собирать средства только среди членов своего религиозного общества. Это означало, что изыскание средств за пределами общины, среди верующих других общин строго запрещалось. Такое нововведение безусловного сужало территориальные рамки возможного финансирования. Кроме того, в данном постановлении оговаривались механизм и способ учета имущества общины. Для ведения прихода и расхода денежных средств и иных материальных ценностей руководители общины обязывались вести специальные приходно-расходные книги.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны власти разрешили религиозным управлениям и подотчетным им органам заниматься хозяйственной деятельностью и открывать собственные счета в банке. Это давало мусульманским общинам легальные основания вести самостоятельную хозяйственно-финансовую деятельность, заметно укрепить свои институты и позиции в обществе, несмотря на общий антирелигиозный курс советского государства.

На основе изучения архивных документов - годовых, полугодовых и ежеквартальных финансовых отчетов зарегистрированных мусульманских общин Ульяновской области фонда уполномоченного по делам религиозных культов при Ульяновском облисполкоме, складывается впечатление, что доходы мусульманских общин Ульяновской области в 1960-1980-е гг. неуклонно росли. В 1968-1989 гг. они увеличились в 8 раз: с 13 тыс. 540 руб. до 114 тыс. 858 руб.1 (табл. 1).

1 По мнению З. Мосесова, бывшего заместителя министра финансов СССР, платежно-покупательная способность рубля в 1988 г составляла всего 40-45% от его платежно-покупатель-ной способности в 1961 г, когда была проведена очередная денежная реформа. С этого времени денежная система СССР не менялась вплоть до1991 г. Если взять за основу расчетов снижение покупательной способности рубля до 45%, то в 1989 г. 114 858 руб. обшдх доходов мусульманских общин Ульяновской области составят всего 51 686 руб. по уровню 1961 г. Соответственно в реальном выражении денежные доходы общин выросли всего в 3,8 раза, в то время как сам рубль за 1961-1988 гг. подешевел в 2,2 раза. URL: http://www.otechestvo. org.ua/main/20111/2202.htm.

Таблица 1

Динамика доходов и их соотношение в мусульманских

религиозных общинах Ульяновской области в 1968-1989 гг., руб.*

Местоположение прихода 1968 1969 1970 1971 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1989

Ульяновск 6 122 5 502 5 978 6 193 21 410 19 313 21 872 23 988 26 407 34 695 81 077

(45) (40) (35) (28) (57) (46) (46) (26) (41) (50) (71)

Старое Тимошкино 1 993 1 377 1 625 2 007 4 654 53 04 5 566 4 830 5 595 10 119

(15) (10) (9) (9) (12) (13) (12) (7) (8) (9)

Татарское Урайкино 2 759 3 336 5 166 8 886 5 711 6 236 5 846 6 894 7 991 9 022

(20) (24) (30) (40) (15) (15) (12) (8) (12) (16)

Абдреево 1 991 2 406 3 413 4 290 4 087 8 806 4 802 4 698 5 082 4 709 4 253

(15) (18) (20) (19) (11) (21) (10) (5) (8) (7) (4)

Уразовка 675 (5) 1 069 1 022 821 (4) 2 030 2197 2 839 2 682 3 654 3 060 3 122

(8) (6) (5) (5) (6) (3) (6) (4) (3)

Димитровград** 6 322 (13) 53 462 (58) 16 847 (26) 11 876 (17) 16 287 (14)

*В скобках указана доля прихода в общих доходах мусульманских религиозных общин области, %.

**В г. Димитровграде мусульманская община была зарегистрирована в 1983 г., финансовые отчеты соответственно формировались с момента регистрации общины.

Укрепление материальной базы религиозных объединений, увеличение их денежных поступлений в послевоенное время были связаны с новым явлением в общественной жизни страны - «урбанизацией» религиозной жизни. В результате сокращения числа зарегистрированных религиозных обществ в сельской местности упрочились позиции городских приходов, возросла численность прихожан, некоторые верующие из сельской местности стали удовлетворять свои религиозные потребности в городах. Видимо, это явление было характерно не только для РПЦ, но также для исламской конфессии. В это время наибольший рост доходов наблюдался в городских мусульманских приходах Ульяновска и Димитровграда, что объясняется общим более высоким уровнем жизни советских граждан (и мусульман в том числе) в городах, где заработная плата населения была весомей, чем на селе. В г. Ульяновске в 1964-1989 гг. доходы выросли более чем в 26 раз (с 3 090 до 81 077 руб.). По темпам роста доходов с ульяновской общиной не могла сравниться ни одна другая община области. Например, в махалля поселения Старое Тимош-кино доходы выросли в 12 раз, в селах Абдреево и Уразовка - в 7 раз, в селе Татарское Урайкино -в 5 раз, в г. Димитровграде - в 4 раза.

В общей структуре доходов всех мусульманских приходов области на ульяновскую общину приходилось в 1968-1971 гг. 28-45%, а в 1981-1986 гг. -26-50% всех денежных поступлений от верующих.

Своеобразную конкуренцию ульяновской общине создавали приходы мусульман г. Димитровграда и села Татарское Урайкино. В 1970-1971 гг. доля доходов общины села составила 30-40% общих доходов, а в г. Димитровграде в 1984 г. - 58%2. Во всех остальных общинах Ульяновской области она редко превышала 20% в общей структуре доходов мусульманского сообщества (см. табл. 1.)

Структура доходов мусульманской общины заметно отличалась от структуры доходов православной церкви. В последней чуть ли не основным источником доходов являлась продажа свечей и просвирен. В 1984 г. в пояснительной записке к статистическому отчету о деятельности религиозных объединений уполномоченный по делам религиозных культов М.В. Иванов отмечал, что почти половина всех денежных поступлений обеспечена за счет продажи свечей, предметов культа и религиозной литературы3. В мусульманской общине поступление доходов обеспечивалось за счет добровольных пожертвований верующих в религиозные праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам, в будние дни и по пятницам. Основную статью доходов мечетей, как подчеркивают эксперты, составляли добровольные пожертвования верующих - особенно во время религиозных праздников.

2 Большая доля доходов мусульманской общины г. Димитровграда в 1984 г. была связана с пожертвованиями на ремонт здания мечети.

3 Государственный архив Ульяновской области.

Значительно меньшую часть составляли доходы, получаемые за исполнение религиозных обрядов наречения имени (исем-кушу), на свадьбах (никах) и похоронах. Если судить по финансовым отчетам общин, доля добровольных пожертвований в структуре доходов в 1977-1981 и 1984 гг. составляла не менее 90%, остальная часть доходов приходилась на плату за исполнение религиозных обрядов. В 1982-1983, 1985 и 1987 гг. доля доходов, полученных за исполнение религиозных обрядов, колебалась в пределах 17-32%, а в 1988-1989 гг. достигла рекордной доли в 43% (табл. 2).

Во второй половине 1980-х гг. это могло быть связано с несколькими обстоятельствами. В это время на фоне либерализации общественно-политической жизни страны заметно оживились процессы религиозного возрождения в СССР, расширились возможности верующих, возросла численность граждан, более открыто заявлявших о своем отношении к вере, религии и обрядам (соответственно материально поддерживавших деятельность религиозных приходов).

Рост доходов мусульманских общин, фиксируемый на протяжении 1960-1980-х гг., свидетельству-

ет об устойчивой финансовой поддержке, которую оказывало население религиозным институтам. В целях увеличения доходов общины, например, в Башкирской АССР накануне праздника Уразы-байрам муллы в проповедях неоднократно напоминали, что внесение за каждого члена семьи фитра (пожертвования) в мечеть является первой из пяти обязанностей мусульман, предписанных Кораном.

Величина некоторых доходов мусульманской общины носила сезонный характер - зависела от месяцев, на которые приходились главные религиозные праздники в исламе — Ураза-байрам и Курбан-байрам. Об этом свидетельствует помесячное распределение пятничного сбора в селе Абдреево в 1968 г., зафиксированное в годовом кассовом отчете общины. Религиозные праздники по лунному календарю приходились: Ураза-байрам - на декабрь-январь, Курбан-байрам - на март. Денежные сборы в эти месяцы составили 920,7 руб., а во все остальные -всего 669,19 руб., т.е. на 27% меньше. В среднем в месяц в мечеть поступало от верующих по 95,64 руб., а во время религиозных праздников в 1968 г. было собрано 460,35 руб., или в 4,8 раза больше, чем в обычные месяцы.

Таблица 2

Структура доходов и их соотношение в зарегистрированных мусульманских общинах Ульяновской области в 1977-1989 гг. *

Год Добровольные пожертвования Плата за религиозные обряды Продажа предметов культа и литературы Общие доходы

1977 25,2 (91)** 2,4 (9) 27,6

1978 28,8 (92) 2,4 (8) 31,2

1979 334,1 (92) 3,1 (8) 37,2

1980 31,3 (90) 3,6 (10) 34,9

1981 33,4 (91) 3,2 (9) 36,6

1982 34,2 (82) 7,6 (18) 41,8

1983 32,2 (68) 14,3 (32) 47,8

1984 94 (97) 3,4 (3) 97,4

1985 42 (72) 16,6 (28) 58,6

1987 57 (83) 12 (17) 69

1988 84 (55) 65 (43) 3 (2) 152

1989 82 (56) 62 (43) 2 (1) 146

*Данные, представленные в табл. 2, несколько расходятся с данными табл. 1. Источником сведений для табл. 1 послужили финансовые отчеты мусульманских приходов. Табл. 2 составлена на основе ежегодных отчетов уполномоченных. Расхождения за 1981, 1982, 1983 гг. в общем-то незначительные - в пределах 0,6-1,2 тыс. руб., чего нельзя сказать о 1984, 1985 и 1989 гг. В 1984 г. в отчете уполномоченного указана цифра на 5,7 тыс. руб. превосходящая общие данные финансовых отчетов общин. В 1985 г. в отчете уполномоченного, наоборот, не досчитали 6,2 тыс. руб. Наконец, в 1989 г. в отчете уполномоченного указана сумма доходов мусульманских общин области в 146 тыс. руб., в то время как по финансовым отчетам общин доходы составили всего 114,8 тыс. руб., правда, без доходов общины села Татарское Урайкино. Вероятно, расхождение может быть связано именно с этим обстоятельством. Аналогичным образом обстоит дело с расхождениями данных за 1984 г. Так, общая сумма доходов по финансовым отчетам общины не включает сведений финансовой деятельности общины села Старое Тимошкино по той простой причине, что в архивных материалах фонда уполномоченного их не удалось обнаружить. Единственное, что не вписывается в эту логику, так это расхождения за 1985 г., о них приходится лишь только догадываться. **В скобках дана доля источника доходов в общем объеме доходов мусульманских общин области, %.

Но в целом ряде общин Ульяновской области основным источников доходов все же оставался добровольный пятничный сбор средств в течение всего года. Так, в той же общине Абдреево в 1966— 1972 гг. эти доходы выросли с 61,4 до 83,3%. При этом доля доходов в религиозные праздники сильно колебалась (с 5,3 до 22,1%) и в общей структуре не превышала пятой части всех средств. Аналогичная ситуация наблюдалась в общине села Татарское Урайкино в 1967-1968 гг., в которой доходы от пятничного сбора составляли 80%, а в религиозные праздники не превышали и пятой части. В поселке Старое Тимошкино доходы от пятничного сбора за редким исключением (1968 г. - 49,3%) в 1962-1972 гг. составляли не менее 50%. Наконец, в общине г. Ульяновска в 1964-1972 гг. доходы от пятничного сбора средств выросли с 47,4% в 1968 г. до 64,1% в 1972 г. и составляли уже две трети всех средств, получаемых в течение года. При этом доля средств, поступивших во время религиозных праздников в 1968-1972 гг., медленно уменьшалась: с 45,3 до 28,2%. В 1981-1986 гг. соотношение доходов от пятничного сбора и во время религиозных праздников в общинах г. Ульяновска, поселениях Татарское Урай-кино, Старое Тимошкино сохранялось в прежних пропорциях: 60,2-85,5% и 11,2-20,2%.

В абсолютном выражении денежные сборы мусульманских общин Ульяновской области во время религиозных праздников неуклонно росли. В 1966-1987 гг. сборы во время Уразы-байрама и Курбан-байрама увеличились в 5 раз. При этом сборы во время Уразы-байрама были несколько больше, чем во время Курбан-байрама. Так, доходы в Уразу-байрам в 1966-1987 гг. составляли не менее 60% и только в 1971, 1979-1981, 1983-1985 гг. опускались ниже, колеблясь в пределах 52-59%.

Ликвидация частной собственности, нивелирование доходов советских граждан, запрет на коммерческую деятельность, классовые чистки 1920-1930-х гг. фактически уничтожили и без того немногочисленный слой богатых и состоятельных людей и тем самым предопределили полное исчезновение вакфов как одного из источников доходов мусульманских общин, вместе с которыми сошла на нет и религиозная благотворительность мусульман. В Среднем Поволжье институт вакфов4 стал форми-

4 Вакф (аукафи вукуф, в переводе с арабского - ограничение, связывание) представляет собой неотчуждаемое имущество, переданное на цели, определенные его учредителем. Институт вакфа - это типичный пример расщепления права собс-

роваться достаточно поздно - во второй половине XIX в. в связи с развитием буржуазных отношений, способствовавших появлению слоя предприимчивых и богатых людей, тративших немалые средства на содержание приходов. Форма бытования вакфов (денежный капитал, зерно, вещи, недвижимость, в редких случаях - земля), размеры, небольшое количество юридических актов такой передачи по Симбирской губернии подтверждают общий тезис исследователя А. Юнусовой о «недостаточной развитости экономических принципов существования мусульманской общины», связанных с функционированием вакфов как одной из особенностей ислама во внутренних губерниях России. Анализ домашних и нотариальных духовных завещаний татар-мусульман Симбирской губернии показывает, что передача части или всего имущества в вакфную собственность прихода не имела широкого распространения. После изучения 62 духовных завещаний, обнаруженных в фондах судов Государственного архива Ульяновской области, за вторую половину XIX - начало XX в. только в шести случаях была отмечена такая передача. Естественно, что в советское время подобные акты были и вовсе невозможны. Вместе с ними прекратились крупные денежные пожертвования отдельных богатых лиц, в ряде случаев являвшиеся одним из важных источников доходов мусульманского прихода. Некоторое возрождение этой практики наблюдалось в 1980-х гг. Например, в кассу общины г. Ульяновска в 1983-1984 гг. 4 974 руб. единовременно пожертвовал Р. Фаизов, а в 1985-1986 гг. также поступил С. Хасият, передав в кассу мечети 7 389 руб.

В 1920-е гг., по мнению исследователей, еще сохранилась память о дореволюционной практике пожертвований в пользу мечетей и духовенства в мусульманских общинах. В тот период серьезные финансовые вложения осуществляли зажиточные крестьяне и городские торговцы, сумевшие аккумулировать в своих руках значительные денежные средства в условиях начавшегося НЭПа. Это давало возможность на некоторое время частично сохранить и институт попечительства в мусульманских общинах.

твенности, при котором правомочия владения и пользования имуществом переходят к бенефициариям, а распоряжение ограничено волеизъявлением учредителя вакфа. Поскольку в Коране о вакфе напрямую ничего не говорится, мусульманские исследователи рассматривают данный институт в контексте стихов, посвященных вопросам благотворительности.

Частичное функционирование вакфной собственности в Ульяновской области прослеживается в 1960-х гг. Об этом позволяет говорить опись имущества мечети поселка Старое Тимошкино Барышского района. По описи на 01.10.1961 на балансе числилось имущество на сумму 650,98 руб. Более того, в период с 18.01.1959 по 02.07.1961 от верующих в мечеть поступило 17 одеял, 3 покрывала, 1 шкаф для бумаг и 4 ковра. Следует отметить, что по шариату в вакф можно передать не только недвижимое имущество, но и предметы личного пользования. Насколько сами верующие описывали это явление с помощью термина вакф, сказать сложно. Однако они вполне четко осознавали факт дарения личного имущества в пользу мечети. Об этом свидетельствует случай, произошедший в общине г. Димитровграда. В ответ на заявление В. Аши-рова о пропаже ковровой дорожки, председатель исполнительного органа мечети С.И. Баязитов в мае 1986 г. в обращении к уполномоченному писал, что дорожка, подаренная мечети вдовой Кагармановой, «... как дар мечети... никуда не девалась, постелена на полу».

Структура доходов и особенно расходов мусульманской общины в советское время также претерпела существенные изменения. Из статей расходов исчезли отчисления на религиозное образование и содержание школ в связи с полной ликвидацией таковых и широким распространением светского образования. Во второй половине XIX — начале XX в. в Симбирской губернии существовала достаточно разветвленная сеть мусульманских школ. В 1870-1915 гг. их численность выросла в 2,7 раза -с 79 до 218. Практически все они содержались на средства родителей учащихся либо за счет прихода. В некоторых общинах школы частично содержались на средства прихожан, частично за счет учащихся. Добровольные пожертвования прихожан шли на ремонт, освещение и отопление. Немногочисленные школы губернии, построенные и на пожертвования состоятельных мусульман, как правило, содержались за их же счет.

В советское время структура расходов религиозных общин достаточно четко была обозначена в постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.1929 «О религиозных объединениях». В нем предписывалось расходовать пожертвования верующих исключительно на цели, связанные с содержанием молитвенного здания, культового имущества, наймом служителей культа и содержанием органов самоуправления.

В 1920-е гг. помимо упомянутого постановления издавались специальные циркуляры и инструкции, регулировавшие расходы религиозных общин и детализировавшие отдельные статьи обязательных расходов по содержанию имущества.

Интересно, что уже 24.08.1918 НКЮ РСФСР обязал религиозные общества оплачивать текущие расходы, связанные с ремонтом зданий, отоплением, страхованием имущества, оплатой долгов, местные сборы. 31.03.1923 вышел циркуляр НКВД РСФСР, с одной стороны, запрещавший взимать арендную плату с верующих за пользование культовым зданием, с другой - разрешавший взимать налог с земельного участка, на котором располагалось строение, относящееся к культу. Подобная плата за земельные участки не взималась в сельской местности и распространялась только на городские религиозные общины. Для них размер налоговой ставки не должен был превышать обычных ставок, принятых для усадебных земель. 03.09.1923 Народный комиссариат финансов (НКФ) СССР постановлением «Об обложении местных налогов со строений зданий, предназначенных для богослужебных целей» ввел налог на здания культа. По этому документу налогом облагались только городские культовые здания. Сумма налога не должна была превышать 1/8 стоимости самого здания в год. Причем в стоимость здания не включали внутреннее устройство и оборудование, предметы культа. В случае неуплаты налога в течение двух месяцев местные органы власти имели право ходатайствовать о расторжении договора на пользование зданием и изъять его. В течение осени 1923 г. НКВД и НКФ СССР в специальных циркулярах строго запрещали взимать арендную плату за пользование культовым зданием.

Другой общеобязательной статьей расходов было страхование культового здания. Согласно циркуляру НКЮ РСФСР и Главного правления Госстраха СССР от 13.03.1924 N° 655 «Об обязательном неокладном страховании зданий, служащих религиозным целям» страховалось только само здание. Считается, что в предвоенные годы выплачиваемые мусульманскими общинами суммы по земельному налогу и страхованию были достаточно крупными и весьма обременительными для религиозных сообществ.

В послевоенное время структура расходов мусульманской общины стала более разнообразной. Условно ее можно подразделить на следующие группы:

- зарплаты;

- хозяйственные расходы;

- расходы на коммунальные услуги;

- средства на обслуживание мечети;

- расходы на религиозные нужды;

- отчисления в различные фонды, предназначенные для обслуживания идеологических интересов советского государства.

К последним относились денежные отчисления мусульманских общин в фонды мира и охраны памятников культуры, отдел международных связей в Москве. Отдел, в частности, «обеспечивал международные связи с единоверцами» и преследовал вполне конкретную цель - знакомить широкие исламские круги с советской действительностью, что должно было способствовать «разоблачению антисоветской пропаганды по вопросам положения ислама в СССР». Отдельную статью расходов общины составляли командировочные и почтовые услуги. Наконец, часть средств мусульманской общины шла на содержание административного аппарата исламской конфессии в Уфе. Были также расходы на совершение паломничества, оказание помощи сиротам и иные благотворительные цели, хотя это и было запрещено законом.

Расходы мусульманских общин на зарплату обслуживающему персоналу представляли выплаты сторожам, уборщицам и мулле. В некоторых общинах (например, в г. Ульяновске) зарплату от общины получал также председатель исполнительного органа. Подобные расходы могли позволить себе действительно богатые приходы. Иногда мусульманская община оказывала посильную социальную помощь верующим, выражающуюся в выделении средств на похороны или ремонт квартиры. Правда, масштабы такой помощи были незначительными. Государство рассматривало ее как благотворительную деятельность, являющуюся нарушением законодательства о религиозных культах и соответственно недопустимую для религиозных организаций. Например, в марте 1970 г. в предписании председателя поселкового сельсовета села Татарское Урайкино «Об устранении и недопущении впредь беззаконности и вольности в своей религиозной деятельности служителем культа» говорилось, что местная община ведет благотворительную деятельность, т.е. незаконно раздает деньги верующим под видом оказания материальной, лечебной помощи и пр.

Часть средств расходовалась на религиозные нужды - приобретение «татарского» календаря,

похоронных носилок (ченаза), тканей для завертывания тел умерших. Коммунальные расходы представляли выплаты общины за пользование светом, водой, отопление, страхование мечети и налог на недвижимость и землю.

Содержание мечетей и духовных лиц полностью приобрело денежную форму, утратив натуральный характер, имевший место до революции. Муллы стали оплачиваемыми служащими прихода. При этом в связи с национализацией земли государством они потеряли все права на ее владение и пользование.

Как известно, деятельность мусульманской общины контролировалась уполномоченными Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР. Контроль государства охватывал практически все сферы жизни мусульманской общины: избрание и назначение служителей культа, мутаваллиата, исполнение религиозных обрядов, доходы и расходы общины. Судя по документам, контроль государства за финансовой деятельностью общины заключался в проверке предоставляемых общинами квартальных, полугодовых и годовых отчетов, в регулировании доходов и расходов мусульманского прихода. Его осуществляли представители районных исполнительных комитетов, районные финансовые инспекторы, уполномоченный по делам религиозных культов. Регулярный учет доходов мусульманских общин был организован с начала 1960-х гг. под руководством уполномоченных Совета по делам религиозных культов. На низовом уровне контроль возлагался на исполнительные комитеты сельсоветов. В 1972 г. председатель Карсунского районного исполнительного комитета докладывал уполномоченному, что исполнительный комитет Сосновского сельсовета «... систематически следит за религиозной обстановкой в с. Уразовка... и анализирует источники доходов».

Цели контроля, как недвусмысленно указывают информационные отчеты районных исполнительных комитетов, уполномоченного по делам религий, заключались в следующем:

- по возможности сократить расходы мусульманских общин на религиозные нужды;

- увеличить денежные отчисления в различные фонды.

Например, в 1968 г. уполномоченный указывал верующим поселка Старое Тимошкино на недопустимость расходов на ремонт кладбища. Верующие этого селения в течение 1967-1968 гг. потратили

на ремонт двух кладбищ 834,22 руб., что составило от 20 до 34% всех расходов общины. В то же время отчисления в отдел международных связей едва достигли 255 руб., или 8% всех расходов прихода. В информационном отчете Барышского районного исполнительного комитета за 1976 г. говорилось, что религиозные общества ежемесячно сообщают о производимых расходах и получаемых доходах, и эти данные используются, чтобы предотвратить незаконное расходование средств на ремонт зданий и приобретение имущества без разрешения. Более того, текущий ремонт культового здания не мог быть осуществлен без соответствующего разрешения властей. В частности, в 1979 г. верующие г. Ульяновска обратились с просьбой в Ленинский районный исполнительный комитет за разрешением заменить сгнившую боковую стенку мечети. В 1984 г. за разрешением переоборудовать здание под мечеть и построить на участке туалет в горисполком обратились верующие зарегистрированной религиозной общины г. Димитровграда.

Результаты проверок финансовой документации мусульманских общин были разными. В случае нарушений или неудовлетворительного ведения документов казначеи общины приглашались в районный исполнительный комитет «для беседы». Так произошло в 1976 г. в общине села Уразовка Карсунского района. Уже в следующем 1977 г. нарушений допущено не было. А в общине села Абдреево в 1977-1981 гг., как отмечали представители местных органов власти, все денежные приношения учитывались правильно, квартальные и годовые отчеты предоставлялись регулярно и своевременно.

В ежегодных отчетах уполномоченный неоднократно писал о необходимости увеличения «добровольных» перечислений в фонды. Так, в 1977 г. он отмечал, что по сравнению с 1976 г. остаток денежных средств мечетей вырос на 7 тыс. руб., что свидетельствует о недостаточной результативности работы уполномоченного и местных органов власти с руководством мечети в деле повышения их активности в добровольных перечислениях свободных средств в фонд мира и другие фонды. В 1979 г. уполномоченный подчеркивал, что в связи с возросшими доходами религиозных общин с их исполнительными органами ведется работа, чтобы привлечь их к более активному участию в перечислении свободных денежных средств в фонды мира и охраны памятников истории и культуры. В

разные годы эти взносы составляли от 5 до 30% всех расходов общины, но в целом в 1977-1985 гг. они сокращались. По официальным данным за 1989 г., процент отчислений на эти цели снизился с 30 до 6%. Такой спад объяснялся тем, что религиозные общины стали интенсивно укреплять собственную материальную базу. Кроме того, нельзя не учитывать и общее изменение общественно-политической ситуации в стране, ослабление идеологического и административного контроля государства за обществом и религиозными институтами в том числе. Вплоть до конца 1980-х гг. система мер по ограничению финансовой деятельности религиозных объединений осуществлялась в русле общей государственной политики по отношению к религии и применительно к церкви. Это именовалось как «снятием жировых отложений».

Так же как и доходы, общие расходы в мусульманских общинах Ульяновской области в 1966-1986 гг. возросли многократно - в 20 раз (с 6 299 до 130 433 руб.) (табл. 3).

Среди отдельных общин эти расходы распределены весьма неравномерно. В 1968-1989 гг. порядка 46-57% всех расходов приходилось на махалля г. Ульяновска. Только в 1984-1985 гг. их доля снизилась до 22-24%. Соответственно в прочих мусульманских общинах области доля расходов составляла 43-54% (табл. 4).

Темпы роста расходов также были различными и подчас несопоставимыми. Так, в ульяновской общине в 1966-1986 гг. расходы возросли в 50 раз. Такие темпы роста расходов на порядок превосходили расходы в других мусульманских общинах области. В мечетях селений Старое Тимошкино, Татарское Урайкино, Уразовка, г. Димитровграда расходы выросли максимум в 5-8 раз.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оценка соотношения доходов и расходов мусульманских общин за 1966-1989 гг. показывает, что им не всегда удавалось перекрывать расходы только на основе текущих средств, полученных в течение года. В 1986 и 1989 гг. было зафиксировано превышение расходов над доходами (табл. 5).

Этот бюджетный дефицит периодически возникал во всех официально действовавших мусульманских общинах. В Ульяновске он был зафиксирован в 1971-1972, 1982, 1986 и 1989 гг., в мечети поселка Старое Тимошкино - в 1963-1964, 1970, 1972, 1981-1982 и 1985 гг., в селе Татарское Урайкино - в 1982, 1985-1986 гг., в махалля г. Димитровграда - в 1986, 1989 и 1990 гг., в религиозном обществе села

Страницы истории Chapter of history - 68 -

Таблица 3

Динамика расходов мусульманских религиозных общин Ульяновской области

в 1962-1989 гг., руб.

Год Ульяновск Старое Тимошкино Татарское Урайкино Абдреево Уразовка Димитровград* Всего

1966 3 848 1 410 1 041 6 299

1967 3 594 1 741 1 668 1 092 8 095

1968 3 810 1 209 1 163 2 189 488 8 371

1969 5 285 1 372 1 281 7 938

1970 5 776 1 830 2 078 9 684

1971 6 311 1 531 1 984 9 826

1972 7 805 2 355 2 218 12 378

1981 16 200 4 671 5 383 2 855 1 671 31 083

1982 20 731 6 043 6 240 4 651 2 542 40 207

1983 16 566 5 289 5 428 2 344 2 241 3 088 34 956

1984 15 207 6 392 3 168 2 308 41 766 69 342

1985 11 807 4 901 10 703 3 929 2 758 14 683 487 85

1986 45 594 5 448 9 056 6 200 2 217 12 406 80 561

1989 87 524 7 196 9 912 2 055 23 746 130 433

*В г. Димитровграде мусульманская община была зарегистрирована в 1983 г., финансовые отчеты соответственно формировались с момента регистрации общины.

Таблица 4

Соотношение доли расходов в мусульманских религиозных общинах Ульяновской области в 1968-1989 гг., руб.*

Год Ульяновск Старое Тимошкино Татарское Урайкино Абдреево Уразовка Димитровград Всего

1968 3 810 (46) 1 209 (14) 1 163 (14) 2 189 (26) 488 (6) 8 371

1981 16 200 (52) 4 671 (15) 5 383 (17) 2 855 (9) 1 671 (5) 31 083

1982 20 731 (51) 6 043 (15) 6 240 (16) 4 651 (12) 2 542 (6) 40 207

1983 16 566 (47) 5 289 (15) 5 428 (16) 2 344 (7) 2 241(6) 3 088 (9) 34 956

1984 15 207 (22) 6 392 (9) 3 168 (5) 2 308 (3) 41 766 (60) 69 342

1985 11 807 (24) 4 901 (10) 10 703 (22) 3 929 (6) 2 758 (6) 14 683 (30) 48 785

1986 45 594 (57) 5 448 (7) 9 056 (11) 6 200 (8) 2 217 (3) 12 406 (15) 80 561

1989 87 524 (67) 7 196 (6) 9 912 (8) 2 055 (2) 23 746 (18) 130 433

*В скобках представлена доля прихода в общих расходах мусульманских религиозных общин области, %.

Уразовка - в 1982 г., в общине села Абдреево - в 1968, 1986 и 1989 гг. Данный факт объясняется тем, что расходы были текущими и вероятно не всегда соотносились с имеющимися доходами, тем более с доходами, которые должны были поступить в общину в течение года. При этом необходимо иметь в виду, что не менее двух третей всех денежных средств общины собирались в течение года и не более трети - во время религиозных праздников.

Превышение расходов над доходами в отмеченные годы в отдельных общинах было различным и в целом колебалось в пределах 0,4-46% от доходов, поступавших в течение года. Имело место и 133%-ное превышение расходов над доходами в общине села Абдреево в 1989 г. В махалля г. Ульяновска в 1971-1972, 1982 и 1989 гг. расходы превышали доходы на 3-8%. В религиозном обществе мусульман поселка Старое Тимошкино в 1963, 1966, 1970, 1982

Таблица 5

Соотношение общих доходов и расходов мусульманских общин Ульяновской области в 1966-1989 гг., руб.

Год Доходы Расходы Баланс доходов и расходов

1966 6 679 6 299 380

1967 10 025 8 095 1 930

1968 13 540 8 371 5 538

1969 13 690 7 938 5 772

1970 17 204 9 684 7 520

1971 22 197 9 826 12 371

1972 13 974 12 378 1 596

1981 37 892 31 083 6 810

1982 41 856 40 207 1 650

1983 47 766 34 956 12 812

1984 91 724 69 342 22 382

1985 64 811 48 785 19 028

1986 68 957 80 561 -11 609

1989 114 858 130 433 -15 575

гг. этот показатель колебался в пределах 13-15%, а в 1981 и 1985 гг. составлял всего 0,3-1,5%. В общине села Татарское Урайкино в 1982, 1986 гг. расходы превысили текущие доходы всего на 0,06-0,4%, и только в 1985 г. этот показатель вырос до 34% (более чем на треть), превысив текущие доходы общины. В Димитровграде в местном мусульманском сообществе отмеченное превышение расходов над доходами в 1986 и 1990 гг. составило всего 2-4%, а в 1989 г. -46%, т.е. чуть менее половины.

Анализ структуры расходов общин позволяет утверждать, что превышение расходов над доходами религиозных обществ мусульман Ульяновской области более чем на 31-46% объяснялось двумя основными причинами.

Первая и самая главная причина была связана с отчислениями общин в Духовное управление мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС), отдел международных связей и фонд мира. В махалля села Абдреево в 1986 г. эти отчисления в совокупности составили 79,5%. В 1989 г. в Уфу на юбилей в связи с празднованием 200-летия Оренбургского магометанского духовного собрания было направлено 9 912 руб. (61% от общей суммы расходов за год). К примеру, община г. Димитровграда в 1989 г. направила в Уфу 7 420 руб., или 31,2% всех своих расходов. В религиозном обществе мусульман поселка Старое Тимошкино в 1964 г. 30,2% (459 руб.) всех расходов составили отчисления в Москву.

Вторая причина связана с обслуживанием внутренних потребностей общины. В приходе поселка Старое Тимошкино в 1964 г. 32,3% расходов составили траты на коммунальные услуги. В приходе г. Ульяновска в 1986 г. 59,1% (26 975 руб.) всех расходов составили: приобретение дома для общины (25 000 руб.), госпошлина (375 руб.), покупка мебели (597 руб.), подъемные (1 000 руб.). Купленный дом предназначался для проживания нового имама общины г. Ульяновска А. Дебередеева, направленного муфтием Т. Таджуддином.

Обычно дефицит покрывался за счет общей суммы денежных средств. Она складывалась из доходов общины за год и остатка денежных средств после расходов за предыдущий год. Этот остаток, как правило, хранился в сберегательной кассе и частично в кассе мечети. В 1966-1989 гг. общая сумма денежных средств увеличилась в 15 раз с 11 469 до 178 739 руб. На всем протяжении этого времени баланс между общими денежными

средствами и расходами общин оставался положительным.

Соотношение между доходами и остатком денежных средств в структуре их общей суммы колебалось на всем протяжении 1966-1989 гг.: доля доходов в разное время составляла 42-66%, соответственно доля остатка денежных средств - 34-58%.

В 1966-1989 гг. доходы мусульманских общин области выросли в 17 раз, при этом общая сумма остатка денежных средств увеличивалась несколько медленнее - всего в 13 раз. Финансовое положение татарских махалля в это время оставалось достаточно стабильным. Они практически не испытывали серьезного дефицита денежных средств. Растущие денежные сбережения позволяли им оперативно и своевременно реагировать на различные трудности и перекрывать периодическое превышение расходов над доходами.

Изучение финансовых отчетов мусульманских приходов Ульяновской области и отчетов уполномоченных Совета по делам религиозных культов показывает, что на протяжении 1960-1980-х гг. наблюдался устойчивый рост доходов мусульманских общин. Можно сказать, что, пережив тяжелые 1930-1940-е гг., они смогли существенно укрепить свои экономические позиции. Татарское население оказывало им заметную финансовую поддержку: значительная часть денежных доходов мусульманских общин формировалась за счет добровольных пожертвований граждан. Регулирующее воздействие советского государства заметно сказывалось на видах источников доходов и статьях расходов мусульманских общин. Некоторые из них (вакфы, крупные денежные пожертвования, отчисления на содержание религиозных школ) в связи с изменением общественной системы, утверждением государственной собственности и принудительной атеизацией общества прекратили свое существование. Другие источники видоизменились -приобрели исключительно денежную форму выражения. Появились новые статьи расходов, ранее не характерные для финансово-экономической деятельности дореволюционной татарской махалля:

- земельные и страховые сборы;

- оплата коммунальных услуг;

- отчисления в различные государственные фонды в целях обслуживания идеологических интересов советского государства.

Вплоть до распада СССР религиозные общины не имели легальной возможности направлять свои

денежные средства на решение задач образовательного, просветительского, благотворительного ' характера. Однако начиная с середины 1980-х гг. прослеживается возрождение практики вакфных дарений в форме крупных частных денежных пожертвований, доходивших до нескольких тысяч рублей. Собственно добровольные пожертвования населения на нужды религиозной общины сохранили свою значимость и в советское время, обеспечив ее некоторую автономность и независимость от всеохватного государственного контроля.

Список литературы

1. Загидуллин И.К. Вакуфы в имперском правовом пространстве. Ислам и благотворительность. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани, 2006. С.44-102.

2. Ислам и мусульманская культура в Среднем Поволжье. Очерки. Казань: Мастер Лайн, 2002. 452 с.

3. Королев А.А. К вопросу о финансовой деятельности мусульманских объединений СССР во второй половине 1940 - первой половине 1980-х гг. (по материалам Пензенского региона) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2008. № 1. С. 126-130.

4. Королев А.А., Королева Л.А. Власть и ислам в СССР в послевоенный период (по материалам Пензенского региона). Архангельск: ИЦ Поморского университета, 2008. С. 25-30.

5. Королев А.А., Королева Л.А. «Модернизация» ислама в СССР. 1950-1980 гг. (по материалам проповедей мусульманского духовенства Среднего Поволжья). Барнаул: АлГУ, 2008. С. 113-116.

6. Королев А.А. К вопросу о государственно-исламских отношениях в СССР в 1940-1980 гг. (по материалам Среднего Поволжья). СПб.: Книжный дом, 2008. С. 41-48.

7. Королев А.А., Клюшина Л.В. Религиозные i организации Пензенской области (вторая половина 1940 - первая половина 1960-х гг.). Пенза: ПГУАС, 2004. 196 с.

8. Королев А.А. Мусульманские религиозные организации Среднего Поволжья во второй половине 1940 - первой половине 1980-х гг. (по материалам Пензенского региона). Пенза: ПГУАС, 2007. 304 с.

9. Маслова И.И. Совет по делам религий при Совете Министров СССР и Русская Православная Церковь (1965-1991 гг.) // Российская история. 2005. № 6. С. 52-65.

10. Мухаметзянов А.А., Миннуллин И.Р. Трансформация институтов мусульманской общины Татарстана (1920-1930-е гг.). Нижний Новгород: Медина, 2008. 148 с.

11. Сулаев И.Х. Официальное мусульманское духовенство в советском Дагестане // Вопросы истории. 2006. № 12. С. 152-156.

12. Чичкин А. Хрущевские «фантики». Полвека тому назад, в 1961 году, в СССР была осуществлена денежная реформа. URL: http://www.otechestvo.org. ua/main/20111/2202.htm.

13. Юнусова А.Б. Ислам в Башкортостане. М.: Логос, 2007. 352 с.

14 . Adeeb К. The politics of Muslim cultural reform (Jadidism in Central Asia). Berkeley, Los Angeles, London. University of California Press. 1998. 335 p.

15 . Akiner S. Islamic peoples of the Soviet Union: An Historical and Statistical Handbook. London. KPI. 1986. 462 p.

16 . Anderson N. Law reform in the Muslim World . London. University of London, Athlone Press. 1976. 176 p.

17. Babakhan Ziyauddin Khan Ibn Ishan . Islam and the Muslims in the Land of Soviets Moscow Progress Publishers. 1980. 181 p.

18. Bennigsen A., Broxup M. The Islamic Threat to the Soviet State. London. Croom Helm. 1983. 170 p.

19. Bennigsen A., Wimbush S. Muslims of the Soviet Empire: A Guide. London. Hurst. 1986. 294 p.

20. Conolly V. Beyond the Urals . Economic development in Soviet Asia. London. Oxford University Press. 1967. 420 p.

21. Dulles D.F . War or Peace . NY. John Wiley and Sons. 1950. 2881 р.

Finance and credit Chapter of history

ISSN 2311-8709 (Online) ISSN 2071-4688 (Print)

ANALYSIS OF FINANCIAL AND ECONOMIC ACTIVITY OF REGISTERED MUSLIM COMMUNITIES OF THE ULYANOVSK REGION IN 1960-1980

Aleksandr V. KOBZEV

Abstract

The article addresses the financial and economic activities of registered Muslim communities of the Ulyanovsk region in 1960-1980. The author analyzes the main sources of income and expenditure of religious communities, traces their dynamics and value for 30 years. The main items of expenditures in the Soviet times were cost of salary paid to mullah, members of mutavalliat, household expenses, utilities, maintenance of mosques and religious needs . The author considers legislative regulation of financial activity of Muslim communities in the Soviet Union. The author examines the basic forms and areas of State control, such as regular audit of financial statements of Muslim communities, statutory regulation of revenues and expenses. The State paid much attention to the need to increase expenditures of religious communities to finance various funds, such as peace fund, protection of cultural heritage fund, Department for International Relations in Moscow. The basis of the study was financial statements (annual, semi-annual and quarterly) of Muslim communities that survived in the fund of the Authorized Representative of the Council for Religious Affairs of the Ulyanovsk region. The author has analyzed more than 60 financial statements of Muslim communities for the period from early 1960s to late 1980s. The author has concluded that despite the anti-religious policy of the Soviet Union, the registered Muslim communities of the Ulyanovsk region managed to significantly strengthen their financial condition mainly owing to the support of the Tatar population in the form of donations . Such support provided Muslim communities with some autonomy and independence from the State control

Keywords: Muslim community, Tatar Mahalla, donations, financial reports, religious societies, income, cost, Ulyanovsk region

References

1. Zagidullin I.K. Vakufy v imperskom pravovom prostranstve. Islam i blagotvoritel'nost' [Waqfs in the

imperial legal framework. Islam and charity]. Kazan, Institute of History n.a. Sh. Mardzhani Publ., 2006, pp.44-102.

2. Islam i musul 'manskaya kul 'tura v Srednem Povolzh'e. Ocherki [Islam and Muslim culture in the Middle Volga region. Sketches]. Kazan', Master Lain Publ., 2002, 452 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Korolev A.A. K voprosu o finansovoi deya-tel'nosti musul'manskikh ob"edinenii SSSR vo vtoroi polovine 1940 - pervoi polovine 1980-kh gg (po ma-terialam Penzenskogo regiona) [Financial activity of Muslim associations of the USSR in the second half of 1940s - the first half of 1980s (the Penza region case)]. Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra Ros-siiskoi akademii nauk - News of Samara scientific center of Russian Academy of Sciences, 2008, no. 1, pp.126-130.

4. Korolev A.A., Koroleva L.A. Vlast' i islam v SSSR v poslevoennyi period (po materialam Penzenskogo regiona) [The authorities and Islam in the USSR during the post-war period (the Penza region case)]. Arkhangelsk, IC of Pomor University Publ., 2008, pp. 25-30.

5. Korolev A.A., Koroleva L.A. "Modernizat-siya" islama v SSSR. 1950-1980 gg. (po materialam propovedei musul'manskogo dukhovenstva Srednego Povolzh'ya) ["Modernization" of Islam in the USSR. 1950-1980 (on the materials of sermons of Muslim clergy of the Middle Volga area)]. Barnaul, Altai State University Publ., 2008, pp. 113-116.

6. Korolev A.A. K voprosu o gosudarstvenno-is-lamskikh otnosheniyakh v SSSR v 1940-1980 gg. (po materialam Srednego Povolzh 'ya) [The relations of the State and Islam in the USSR in 1940-1980 (on the materials of the Middle Volga area)]. St. Petersburg, Knizhnyi dom Publ., 2008, pp. 41-48.

7. Korolev A.A., Klyushina L.V. Religioznye or-ganizatsii Penzenskoi oblasti (vtorayapolovina 1940 -pervayapolovina 1960-kh gg.) [Religious organizations of the Penza region (the second half of 1940s - the first half of 1960s)]. Penza, Penza State University of Architecture and Construction Publ., 2004, 196 p.

8. Korolev A.A.Musul'manskie religioznye organ-izatsii Srednego Povolzh'ya vo vtoroi polovine 1940 -pervoi polovine 1980-kh gg. (na materialakh Penzen-skogo regiona) [The Muslim religious organizations of the Middle Volga area in the second half of 1940s -the first half of 1980s (on the materials of the Penza region)]. Penza, Penza State University of Architecture and Construction Publ., 2007, 304 p.

9. Maslova I.I. Sovet po delam religii pri Sovete Ministrov SSSR i Russkaya Pravoslavnaya Tserkov' (1965-1991 gg.) [Council for religions affairs at the Council of Ministers of the USSR and the Russian Orthodox Church (1965-1991)]. Rossiiskaya istoriya -Russian history, 2005, no. 6, pp. 52-65.

10. Mukhametzyanov A.A., Minnullin I.R. Trans -formatsiya institutov musul 'manskoi obshchiny Tatars-tana (1920-1930-e gg.) [Transformation of institutions of a Muslim community of Tatarstan (1920-1930)]. Nizhnii Novgorod, Medina Publ., 2008, 148 p.

11. Sulaev I.Kh. Ofitsial'noe musul'manskoe dukhovenstvo v sovetskom Dagestane [Official Muslim clergy in Soviet Dagestan]. Voprosy istorii - Issues of history, 2006, no. 12, pp. 152-156.

12 . Chichkin A . Khrushchevskie "fantiki". Polveka tomu nazad, v 1961 godu, v SSSR byla osushchestvlena denezhnaya reforma [Khrushchev's "candy wrappers". Half a century ago, in 1961, in the USSR the monetary reform was implemented]. Available at: http://www. otechestvo.org.ua/main/20111/2202.htm. (In Russ.)

13 . Yunusova A . B . Islam v Bashkortostane [Islam in Bashkortostan]. Moscow, Logos Publ., 2007, 352 p.

14. Adeeb K. The Politics of Muslim Cultural Reform (Jadidism in Central Asia). Berkeley, Los Angeles, London, University of California Press, 1998, 335 p.

15. Akiner S. Islamic Peoples of the Soviet Union: A Historical and Statistical Handbook. London, KPI, 1986, 462 p.

16 . Anderson N . Law Reform in the Muslim World . London. University of London, Athlone Press, 1976, 176 p.

17. Babakhan Ziyauddin Khan Ibn Ishan. Islam and the Muslims in the Land of Soviets. Moscow, Progress Publishers, 1980, 181 p.

18. Bennigsen A., Broxup M. The Islamic Threat to the Soviet State. London, Croom Helm, 1983, 170 p.

19. Bennigsen A., Wimbush S. Muslims of the Soviet Empire: A Guide. London, Hurst, 1986, 294 p.

20. Conolly V. Beyond the Urals. Economic Development in Soviet Asia. London, Oxford University Press, 1967, 420 p.

21. Dulles D.F. War or Peace. NY, John Wiley and Sons, 1950, 2881 p.

Aleksandr V. KOBZEV

Ulyanovsk State Pedagogical University named after I.N. Ulyanov, Ulyanovsk, Russian Federation alkobzev@yandex.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.