Научная статья на тему '«Агрессивная кинодиета» ТВ и студенчество'

«Агрессивная кинодиета» ТВ и студенчество Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

305
67
Поделиться

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Тарасов К.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Агрессивная кинодиета» ТВ и студенчество»

кушение на права и свободы СМИ, и здесь президент был прав. Но моральноэтические ограничения опять оказались зажаты рамками существующей «свободы» вседозволенности.

В 1999 г. появился новый документ -Хартия телерадиовещателей, подписанная основными вещательными каналами: ВГТРК, ОРТ, НТВ, ТВ-Центр, ТВ-6, Кеп-ТУ, СТС. Главные принципы, заложенные в Хартии, - обеспечение достоверности информации, защита прав и законных интересов граждан и организаций, уважение неприкосновенности частной жизни, отказ от демонстрации чрезмерной жестокости и насилия. Особое внимание уделялось сохранению чистоты русского языка в телерадиоэфире. Однако и этот доку-

мент не стал основополагающим при решении реальных проблем вещания. Более того, наше телевидение ступило на стезю показа и смакования бесконечных кровавых зрелищ, жестоких психологических конфликтов, силовых решений. Общество и личность оказываются незащищенными от психологических травм посредством телевизионного насилия. Острая проблема ждет своего решения.

Литература

1. ПознерВ.В. А ларчик (то бишь ящик) про-

сто открывался...// Дружба народов. -1999. - № 7. - С.156-157.

2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. - Статья 10, п.2.

К. ТАРАСОВ, кандидат социологических наук Московский государственный институт международных отношений

У каждого более или менее регулярного телезрителя наверняка сложилось определенное представление о масштабах и содержании репрезентации насилия в кинопрограммах ТВ. Имеется оно и у тех, кого беспокоит социальное влияние воссоздаваемой на телеэкране картины насильственного мира и кто требует соответствующей корректировки практической политики в телевизионном вещании. Личное впечатление, однако, фрагментарно и

«Агрессивная кинодиета» ТВ и студенчество

уже поэтому недостаточно для принятия ответственных решений.

Мировая наука о воздействии экранного насилия*

В изучении обсуждаемой проблемы свое веское слово должна сказать российская наука. Но по разным причинам она пока сделала лишь самые первые

* В соавторстве с М. Жабским.

шаги в этом направлении. И здесь она не может пройти мимо того огромного опыта, который накоплен за рубежом, прежде всего в США. Так уж получилось, что проблема воздействия экранного насилия была поставлена, эмпирически изучена и описана главным образом в США. Во Франции и Италии ее подвергли теоретическому осмыслению, в Англии - анализу в свете категорий морали.

Изучая общественное мнение, исследователи поначалу опрашивали учителей, руководителей детских клиник, работников суда, родителей и, наконец, самих детей. Подобные замеры мнений, естественно, не могли дать сколько-нибудь исчерпывающего и точного ответа на поставленный вопрос. Они продемонстрировали, скорее, остроту проблемы и стали поводом для соответствующих эмпирических исследований восприятия и воздействия образов агрессии и насилия. Прежде всего была зафиксирована частота посещения кино и просмотра телевизионных передач. Оказалось, что если учитывать, с одной стороны, время, которое люди посвящают просмотру кинопродукции на телеэкране, а с другой - удельный вес насилия в мире экрана, то можно констатировать, что «агрессивная кинодиета» потребляется прямо-таки в фантастических размерах.

Некоторые исследователи придерживались мнения, что сила воздействия экранного насилия в фильмах определяется количеством его потребления. Противники этой точки зрения обращали внимание на качественную сторону его демонстрации. Имевшиеся научные данные свидетельствовали, например, о том, что детей сцены насилия в вестерне не очень тревожат [1, с. 24]. Но их эффект явно усиливается в детективном фильме, а в фильмах ужасов они просто ошеломляют детей.

Осуществляя замеры воздействия

насилия в фильмах, исследователи обратились к двум исходным гипотезам. Одну подсказывали конкретные факты жизни, когда реальные преступления как бы повторяли ситуации и способы действия, которые ранее можно было видеть на экране. Особенно впечатляло то обстоятельство, что юные преступники нередко сваливали всю вину за содеянное на фильмы с насилием. Речь идет о гипотезе мимесиса (подражания). Другая гипотеза, катарсиса, восходит к широко известным философским взглядам Аристотеля. Подкреплялась она и психоаналитической концепцией, согласно которой общество накладывает массу ограничений на индивида, вынуждая его жить по «принципу реальности». В результате определенные, очень важные стремления человека не реализуются, вследствие чего он повергается в состояние фрустрации, т.е. дезорганизации сознания и деятельности, вызванное невозможностью достичь цели.

Одним из проявлений фрустрации являются враждебность и агрессивность, мстительность человека по отношению к обществу, которое ограничивает свободу его действий. Это первый, так сказать, пессимистический вывод о «реактивной природе агрессивности». Второй, оптимистический, сводится к мысли, что фрустрация блокируется склонностью человека руководствоваться существующими социальными нормами. И его агрессивные наклонности находят псевдоудовлетворение в процессе восприятия соответствующих кинокадров. Считается, что, отождествляя себя с преступником, гангстером, злодеем и т. д., зритель мстит обществу, наложившему на него бремя аскетизма. Тем самым он очищается, дает выход своему агрессивному заряду. Видеоматериал выступает как средство, включающее психофизиологические клапаны безопасности.

Изучению этой проблемы западные

- прежде всего американские - ученые посвятили великое множество эмпирических исследований. Пик научной активности пришелся на 1970-е гг. Работа щедро финансировалась из государственных бюджетов западных стран. При ЮНЕСКО и Информационном совете стран северной Европы по вопросам СМИ и исследований коммуникации в 1997 г. был образован Международный совет, специально занимающийся изучением влияния экранного насилия на детей и молодежь. Работу этого совета финансируют правительство Швеции и ЮНЕСКО. Совет ежегодно издает и распространяет по всему миру научный труд объемом в 400500 страниц. В частности, в 1998 г. были обнародованы итоги «глобального исследования» ЮНЕСКО по проблемам насилия в масс-медиа, проведенного в 23 странах среди ребят в возрасте 12 лет. В опубликованных материалах освещены пять вопросов: роль масс-медиа, в особенности ТВ, в жизни детей на глобальном уровне; причины, по которым дети увлеченно воспринимают насилие в масс-медиа; связь между насилием в масс-медиа и агрессивным поведением детей; культурные и гендерные различия в воздействии масс-медиа на агрессивное поведение детей; степень влияния на подражание образам агрессии в масс-медиа реального насилия в социальной среде (война и преступность), с одной стороны, и с другой - состояния технологического развития [2].

По результатам исследования, данных, подтверждающих гипотезу о катарсисе при восприятии экранного насилия, оказалось довольно мало, что можно истолковать как сравнительно редкое проявление катарсического эффекта в реальном коммуникативном процессе. Гораздо чаще подтверждалась гипотеза о мимесисе (подражании).

Уместно особо подчеркнуть, что в США к вопросам социальной роли кинопроизведений, показывающих образы агрессивного поведения, обратились даже правительственные органы. По их инициативе в 1968 г. была создана Национальная комиссия по изучению причин и предотвращению насилия. Спустя год комиссия, состоящая из группы ученых, представила свой вывод: просмотр телевизионных фильмов с насилием увеличивает вероятность агрессивного поведения подростков [3, с. 376].

Этому выводу недоставало определенности и категоричности. Поэтому с одобрения самого президента Р. Никсона в 1969 г. при Министерстве здравоохранения был создан Научно-консультативный комитет по изучению телевидения и социального поведения. Итоги трехлетней работы комитета, стоившей миллион долларов, были представлены в 1972 г. в пятитомном отчете. В тщательно продуманном заключении отмечалось: «...Имеется совпадение существенных экспериментальных свидетельств того, что восприятие насилия на экране кратковременно вызывает у некоторых детей агрессию, и значительно меньше определенных данных о том, что частое восприятие насилия предшествует некоторым длительным проявлениям агрессивного поведения. Это совпадение двух типов данных образует некоторый предварительный показатель причинной связи, но необходимо еще большое число исследований, прежде чем можно будет полностью доверять этим заключениям» [4, с. 9]. Это было первое признание на столь высоком уровне сомнительности гипотезы о катарсисе.

1970-е гг., как уже отмечалось, характеризовались особенно высокой активностью американской науки по рассматриваемой проблеме. Для обобщения полученных результатов в 1982 г.

был создан второй Научно-консультативный комитет по изучению взаимовлияния телевидения и социального поведения. Проанализировав данные 2500 (!) исследований, комитет подтвердил ранее сделанный вывод: насилие на экране способствует проявлению насилия в реальной жизни, особенно со стороны подростков [5, с. 106]. Таким образом, есть основания констатировать, что пессимистическое заключение о воздействии насилия на экране признано как в научных, так и в правительственных кругах США. И из этого, надо полагать, исходил президент Б. Клинтон, когда в последние годы своего правления призывал деятелей СМИ к большей умеренности и социальной ответственности в части распространения образов насилия и агрессивности. Этому призыву они, правда, вняли лишь после террористического акта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., осуществленного воистину с голливудским размахом: Голливуд объявил о сдержанности в производстве боевиков, демонстрирующих насилие.

Методика и результаты исследования

Исследование, проведенное нами в рамках научного проекта Международного независимого эколого-политоло-гического университета, осуществлено по оригинальной методике контент-анализа с привлечением многолетнего опыта ее применения в западной общественной науке. Для уяснения результатов исследования несколько предварительных замечаний.

Исходное понятие «насилие в фильме». Непосредственным источником деструктивного воздействия может быть агрессивная физическая сила в неорганической природе - землетрясение, ураган, извержение вулкана и т.п., в живой природе - поведение живот-

ных, в обществе - техногенные катастрофы. Картины подобного воздействия на человека встречаются во многих фильмах (например, в американских лентах «Идеальный шторм», «Парк Юрского периода», «Спасите Конкорд» и др.). Но чаще всего в фильмах отражается воздействие физической силы, исходящее от самого человека и общества. Порой, фантазируя по этому поводу, кинематографисты выводят на экране разного рода антропомор-физированные существа (например, в американских лентах «Робот-полицейский» и «Хищник»).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В нашем исследовании понятие «насилие» связывалось только с преднамеренным воздействием физической силы (естественной или технической) одного человека на другого. Насилие в фильме определялось как разновидность социального взаимодействия, в котором одно действующее лицо (или группа лиц) осуществляет негативное принуждение по отношению к другому действующему лицу (или группе лиц) посредством угрозы или реального применения физической силы, имеющее своим последствием телесные повреждения, моральный и имущественный ущерб.

Фильм относился к категории картин с насилием, если в нем им,елась хотя бы одна сцена агрессивного воздействия. При этом случайное причинение физического ущерба в расчет не принималось: например, когда полицейский метит в преступника, а попадает случайно в прохожего.

Исходя из принятого определения, в фильме выделялись и анализировались и отдельные сцены насилия - показ угрозы физического насилия, демонстрация ее осуществления или последствий.

Объект исследования. Им являлись игровые фильмы, показанные в прайм-тайм (с 19.00 до 23.00) шестью телека-

налами (государственным - РТР и наполовину государственным - ОРТ, независимыми - НТВ и ИЕК-ТУ, каналами молодежной ориентации - ТВ-6 и СТС) на протяжении двух месяцев -апреля-мая 2001 г.

На конкретной паре каналов выделялся 20-дневный период вещания, и каждый второй день анализу подвергался один фильм. Если в фильме не было ни одной сцены насилия, это фиксировалось в протоколе исследования и фильм далее не анализировался. Объектом исследования явилась выборка фильмов из 29 названий.

Все это позволило воссоздать в первом приближении картину тиражирования образов насилия в игровых фильмах.

По отдельным каналам и странам производства фильмы распределились следующим образом: РТР и ИЕК-ТУ -по 6, ОРТ, ТВ-6 и НТВ - по 4, СТС - 5; США - 12, Россия - 11, Австралия и Колумбия - по 2, Бразилия и Канада -по 1. Жанровый состав выборки фильмов таков (в процентах): комедия - 20,7, мелодрама, детектив и научная фантастика - по 17,2, триллер - 10,3, драма и боевик - по 6,9, приключенческий - 3,4%. Приведенные цифры примерно отражают расклад приоритетов в формировании кинорепертуара центральных каналов ТВ в прайм-тайм.

Средняя продолжительность фильма - 71,18 мин.

Выборкой фильмов охвачено 34,4 часа киновещания в прайм-тайм.

Состав кодировщиков.

Поскольку воздействие образов насилия зависит от зрительского «прочтения» фильма, а в исследовании речь шла об их влиянии на студенческую молодежь, ра-

боту кодировщиков целесообразно было поручить студентам, проведя с ними письменный и устный инструктаж. Каждая пара студентов анализировала 9-10 фильмов. В целях большей точности контент-анализа попавшие в выборку фильмы записывалась на видео. Протокол исследования заполнялся по итогам повторного восприятия кодировщиком фильма при его свободном воспроизведении на видеоносителе.

Масштабы показа насилия в кинопрограммах ТВ. Поскольку в реальных жизненных ситуациях, включая остроконфликтные, физическое насилие применяется сравнительно редко, у нас имелись серьезные основания выдвинуть и проверить по материалам контент-анализа гипотезу, что в этом отношении кинопрограммы центральных каналов ТВ, тиражирующие в прайм-тайм образы насилия едва ли не каждым фильмом, предлагают зрителям чудовищно искаженную картину социального мира. В ходе анализа установлено, что сцены насилия отсутствуют лишь в одном из 29 фильмов, оказавшихся в выборке. В остальных лентах их количество колеблется от 1 до 15. Причем в 17%

Диаграмма

Суммарная продолжительность сцен насилия в фильме

фильмов содержится 8-9 сцен насилия, в 7% - 14-15. В среднем на один фильм приходится около 6 сцен насилия.

Аналогичную картину дают замеры суммарной продолжительности сцен насилия в узких временных рамках фильма. Это видно по диаграмме: в каждом четвертом фильме сцены насилия занимают от 9 до 31 минуты. В каждом втором фильме они длятся от 5 до 31 минуты.

Продолжительность среднестатистической сцены насилия составляет почти 7 минут. На чистый показ насилия коммерческие амбиции кинематографистов и менеджеров ТВ отводят 9,5% экранного врем-ени.

В каждом втором фильме насилие вершат как минимум 7 персонажей, в каждом четвертом и того более - 17 персонажей. При показе 7% фильмов происходит воистину массовое нашествие насильников на домашние экраны. Здесь их уже целых три десятка. В среднестатистическом фильме, показанном в прайм-тайм по телевидению, уроки насилия молодежному зрителю преподносят 10 персонажей (это обычно мафиози, маньяки, ковбои, заключенные, проститутки, милиционеры и т. д.).

Перед взором зрителя предстает, по сути, картина некоего маргинального мира. И это существенный момент для понимания реального воздействия фильмов с насилием. Как показали зарубежные исследования, активное потребление «агрессивной кинодиеты» имеет своим следствием прежде всего снижение чувствительности зрителя к насилию на экране и в реальной жизни, возникновение представления о насилии как вполне приемлемой норме разрешения социальных конфликтов, смещение в отрицательную сторону восприятия социальной действительности. Такого рода воздействие более всего вероятно для сегодняшней России,

где все еще идет война, гремят взрывы в общественных местах мирных городов, стреляют по живым мишеням киллеры и т. д. В программах телеканалов реальные картины происходящего чудовищно перемежаются с виртуальными картинами насильственного мира.

Виртуальные картины в свете реальных обретают иной, более убедительный смысл, особенно в сознании подрастающего поколения. И их деструктивное воздействие, надо полагать, усиливается.

Содержание сцен насилия в кинопрограммах ТВ. Тезис о тиражировании картины м-аргинального социального мира в кинопрограммах центральных каналов ТВ убедительно подтверждается экранным живописанием самого тяжкого преступления - убийства. Подобное зрелище содержится в каждом втором фильм-е.

Кодировщики, в соответствии со своим возрастом и социальным положением испытывавшие воздействие образов насилия, пришли к любопытному выводу (табл. 1). В их понимании, в основной массе фильм-ов насилие изображено реалистично. Значит, экранные образы насилия, скорее всего, воспринимаются именно как «окно в мир», что соответственно определяет эффект их воздействия.

В данном исследовании кодировщи-ку-студенту предлагалось выступить и в качестве своего рода эксперта. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Отталкиваясь от собственного восприятия данного фильма, выскажите Ваши предположения: какое психологическое и иное воздействие этот фильм может оказать на зрителей Вашего возраста и положения?». В качестве примера был предложен американский фильм «Пси-фактор». Он получил такую интерпретацию: «Данный фильм, возможно, окажет неблагоприятное психологическое воздействие на

Таблица 1

Способ репрезентации насилия в фильмах на телеэкране

Насилие представлено: Количество фильмов (%)

в основном реалистично (как бывает в жизни) 82

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

большей частью как вымысел (в жизни такое вряд ли происходит) 14

как чистая фантастика (в жизни такого быть не может) 4

особо чувствительных людей, т.к. средствами насилия здесь служат довольно неприятные предметы (нож, разбитая бутылка и т. д.). Кроме того, насилие показано в максимально реалистичной форме». Таким образом, сквозь призму молодежного восприятия реалистическая манера изображения насилия в фильме способствует его отрицательному воздействию.

те чего насилие больше похоже на игру, нежели на жестокое испытание. Но в каждом пятом фильме (22%) естественные последствия насилия показаны в полной мере, в каждом третьем (39%) - частично.

В реальной жизни насилие сдерживается практикой наказания тех, кто его совершает. А как на телеэкране: достаточное ли противодействие оказывает-

Таблица 2

Показ естественных физических и эмоциональных последствий насилия

Насилие показано: Количество фильмов (%)

Без его естественных последствий 39

Последствия отражены слабо 39

Последствия отражены в полной мере 22

Причем воздействие сцен насилия усиливается показом его физических и эмоционально-психологических последствий (увечья, кровь, раны, страдания и т. д.), могущих вызвать у зрителей тяжелые сопереживания. Пытаясь смягчить эффект отрицательного воздействия, создатели фильмов, как видно из табл. 2, подчас прибегают к весьма условным приемам, в результа-

ся «плохому» персонажу? Ответ на этот вопрос дает табл. 3.

Мы видим, что в каждом пятом фильме зритель редко или вообще не обнаруживает наказания. В каждой третьей картине оно происходит только в финале. Многие фильмы, оказывается, не могут вызвать у зрителя ощущение неотвратимости наказания зла, и, следовательно, они не способны утвер-

Таблица 3

Как показано в фильмах наказание за насилие, совершаемое "хорошими" и "плохими" персонажами?

Наказание происходит: Количество фильмов (%) "Плохой" і "Хороший" персонаж ; персонаж

на протяжении всего фильма 35 -

только в конце фильма 38 5

редко или никогда 19 86

иной вариант 8 9

ждать его в этой мысли. Таким образом, волей-неволей телевидение активно способствует утверждению подобной социальной нормы в жизни нашего общества.

Насилие в фильмах на телеэкране исходит и от тех персонажей, которых обычный зритель считает «хорошими», поскольку они стремятся помочь другим, думают об их интересах порой больше, чем о своих. Насилие «хороших» персонажей в основном массиве фильмов (86%) наказывается либо редко, либо вообще никогда. В художническом послании, выходит, торжествует принцип «око за око». Насилие, с одной стороны, наказывается, а с другой -реабилитируется.

Вывод по аналогии. Еще на рубеже 20-30-х гг. американские исследователи Г. Блумер и Ф. Хаузер опубликовали книгу под названием «Кино, делинквентность и преступность». В ней подчеркивалось, что демонстрация преступлений и насилия наиболее отрицательно сказывается в тех зрительских группах, в отношении которых ослаблено влияние семьи, школы, церкви и соседства. Ученые фактически указывали на огром.-

ную позитивную роль институтов социального контроля в качестве некоего сдерживающего фактора.

Применительно к современной России этот вывод особенно актуален. В результате крушения прежних социальных институтов, идеалов, ценностей и установок позитивная роль опосредующих факторов резко ослабла. Значит, возросла действенность демонстрации агрессивного поведения.

Признавая это, необходимо разрабатывать и применять меры противодействия негативной тенденции. Особого внимания заслуживает развитие медиа-образования. На Западе к настоящему времени разработаны интересные педагогические технологии, заимствование которых принесло бы и нам несомненную пользу. Они нацелены на формирование зрительской грамотности и, следовательно, способности критического восприятия.

После терактов 11 сентября 2001 г. общественное мнение в США, в том числе и практиков кино, резко сдвинулось в сторону признания, что развлекать публику показом изощренного насилия небезопасно и неэтично. Подобного

сдвига сознания у нас в России, к сожалению, не произошло - ни в последние месяцы, ни раньше, когда террористы безжалостно взрывали жилые дома в Москве и других мирных городах. В том числе и потому, что слишком многие убеждены в безвредности и даже некоей катарсической полезности «агрессивной кинодиеты».

Определенную пищу для размышления дают итоги социологического опроса по квотной выборке 432 студентов 1-3 курсов столичных вузов в конце 2001 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Три условия серьезного деструктивного влияния фильмов с насилием. Первое условие - обилие кинопродукции с агрессивной «начинкой». Его наличие очевидно. Стоит наугад выбрать фильм в программе ТВ, взять напрокат видеокассету или пойти в кинотеатр, и нас, скорее всего, будут развлекать демонстрацией жестокости и изощренного насилия. Контент-анализ кинорепертуара телевидения показывает, что насилие становится приоритетной основой создания образа киногероя.

Второе условие деструктивного влияния фильмов с насилием - их массовое восприятие молодежной аудиторией. Этот вывод, зафиксированный в целом ряде социологических изысканий, подтверждают и результаты проведенного нами исследования.

И, наконец, третье условие - осознанная или неосознанная предрасположенность значительной части молодежи к усвоению опыта насилия, распространяемого посредством фильмов. Нет оснований утверждать, что все молодые люди склонны к этому. Вместе с тем можно предположить, что существует некая «группа риска», представляющая собой социальную почву, на которой прежде всего и дают свои всходы зерна насилия. Основанием для подобного предположения являются хотя бы погромы тинэйджеров на рын-

ках столицы, драки футбольных фанатов и т. д.

На эту тему мы провели упомянутый выше социологический опрос среди столичных студентов. В первом приближении группу риска мы выявили с помощью косвенного вопроса: респондентов спрашивали, чему учат фильмы с насилием их ровесников. От 7% опрошенных был получен такой ответ: они учат, что нужно овладевать искусством насилия.

Для сравнения мы выделили другую

- можно сказать, нейтральную - группу зрителей, которые, напротив, считают, что из фильмов с насилием люди их возраста и социального положения извлекают вывод о бесперспективности, недопустимости насилия в реальной жизни.

Вот некоторые данные социологического опроса. Оказалось, например, что у 67% группы риска индивидуальный кинорепертуар как минимум наполовину состоит из фильмов, обильно приправленных образами насилия. Ребят с такой «агрессивной кинодиетой» в нейтральной группе на 27% процентов меньше. Если насилия в фильмах будет меньше, то для 25% респондентов из группы риска кино станет более интересным. В нейтральной группе этого мнения придерживаются 62% респондентов. Эти и другие факты говорят о том, что группа риска более приобщена к кинематографу насилия и получает от него большее удовлетворение.

В группе риска реже возникает желание, чтобы преступник в фильме был пойман и наказан (53%). Одна из причин этого - идеализация образа злодея на экране.

Показ насилия в коммерческих фильмах нередко оправдывают тем, что в финале картины торжествует добро. При этом подразумевается квалифицированное прочтение фильма. Но есть ведь и

другая реальность прочтения, особенно в юношеском возрасте. Феноменологическая социология не без оснований считает, что «социально значимым является смысл, который приписывают фильму зрители, а не личные намерения самого автора» (1, с. 32). На практике зачастую сцены наказания зла попросту выпадают из зрительского сознания и чувственного переживания фильма. Примечательно, что чувство одобрения по поводу наказания отрицательного героя возникает только у 33% респондентов из группы риска против 67% из нейтральной группы. У многих зрителей в результате восприятия социального мира, представленного в фильме, происходит инверсия понятий положительного и отрицательного героев. В итоге наказание отрицательного, по версии создателей фильма, героя вызывает не одобрение, а сожаление. Неприемлемо и противоестественно, когда возникает положительное чувство, провоцирующее желание подражать насилию в фильме. Так, насилие в форме жестокости вызывает положительную реакцию (восторг, восхищение) у 14% респондентов из группы риска против 3% в нейтральной группе.

Демонстрация крови и ран, казалось бы, должна вызывать только неприятные чувства. Но и здесь, увы, есть место восторгу: нейтральная группа - 4% респондентов, группа риска - 20%. Выходит, мысль молодых людей из группы риска о том, что нужно овладевать искусством насилия, имеет адекватный вектор и в сфере чувственности - по крайней мере при восприятии виртуальных образов насилия, жестокости и их последствий в крайних формах проявления.

Образы насилия представляют для группы риска значительно большую привлекательность и ценность, что можно истолковать как свидетельство

ее повышенной склонности прибегать к насилию в реальной жизни. После просмотра фильма с насилием хорошее, приподнятое настроение у каждого пятого зрителя (20%) из группы риска, но только у каждого двадцать пятого (4%) из контрольной группы. Плохое настроение (тревожное, подавленное) соответственно у каждого шестого (16%) и четвертого (26%).

Группа риска отличается от нейтральной и по индивидуальным характеристикам молодых людей - например, по их предрасположенности вести себя агрессивно в конфликтных ситуациях. Данные самооценки ребят показывают, что группа риска настроена более агрессивно. Для достижения цели или разрешения возникшего конфликта здесь чаще прибегают к насилию (47% против 29).

Таким образом, мы располагаем достаточными данными о существовании в обществе, в том числе среди молодежи, группы риска, отличающейся более позитивным отношением к насилию в фильмах, большей агрессивностью в психологическом плане. Это нашло подтверждение даже применительно к такой социальной прослойке, как студенческая молодежь. Казалось бы, социальное положение, субкультурные особенности и специфические устремления студенчества менее всего способствуют формированию установки на принятие насилия. Однако и здесь сказывается негативная роль телевизионной кинопродукции такого рода.

Можно доказательно утверждать, что у нас в России наличествуют все три вышеназванные условия, при которых насилие в фильмах провоцирует насилие в реальной жизни молодых людей, провоцирует в масштабах, требующих определенной профилактики и противодействия. Прежде всего необходимо понимание сути проблемы достаточно широкой общественностью. Требуется

консолидация общественного мнения, с тем, чтобы найти реальное противодействие деструктивному влиянию насилия в фильмах на сегодняшнем телевизионном экране.

Литература

1. Glucksmann A. Violence on the Screen: A

Report on Research into the Effects on Young People of Scenes of Violence in Films and on Television.- London: The British Film Institute, 1971.

2. Children and Media Violence / U. Carlsson and C. von Feilitzen, (eds.). - Stockholm: The UNESCO International Clearinghouse on Children and Violence on the Screen, 1998.

3. Violence and the Media / Baker R. and Ball

S. (eds.). - Washington, DC: U.S. Government Printing Office, 1969.

4. Comstock G.A. New research on media content and control (overview) // Television and Social Behavior. - Vol. I / Comstock G.A. and Rubenstein E.A., (eds.).

- Washington, DC: U.S. Govern-ment Printing Office, 1972.

5. Rubenstein E.A. Introductory comments // Television and Behavior: Ten Years of Scientific Progress and Implications for the Eighties / D. Pearl, L. Bouthilet and Lazar (eds.). - Rockville, MD: The National Institute of Mental Health, 1982. - Vol. 2 (Technical Reports).

Е. ЮДИНА, кандидат философских наук

Международный независимый экологополитологический университет

Аля исследования поставленной проблемы в документальных телепередачах была разработана специальная процедура сканирования телевизионного эфира, которая позволила осуществить замеры объемов информации, содержащей насилие и агрессию в программах различных каналов (янв. 2001 г.). В прайм-тайм велось сканирование эфира четырех каналов. Каждые 10 минут на видеомагнитофон записывалась 1 минута вещания ОРТ, затем минута РТР, минута ТВЦ, минута НТВ. Таким образом, в течение вечера из 240 минут телевещания в прайм-тайме было записано 108 минут вещания, что составило 45% вещания четырех кана-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Насилие в документальной телереальности

лов в прайм-тайм. Заметим, что прайм-тайм в нашем исследовании включал и информационный выпуск «Вестей» (РТР 23.00-23.30). Это было сделано для того, чтобы все исследуемые каналы были представлены одинаковым количеством информационных выпусков -по два на каждом канале в течение вечера.

Кроме того, чтобы в большей мере отразить особенности содержания сетки вещания, цикл планирования которой составляет месяц, исследуемая неделя вещания формировалась из набора передач четырех недель. И здесь был применен понедельный шаг записи вещания. Например, записывался