Научная статья на тему '2019. 02. 019. Термины в коммуникативном пространстве: материалы науч. -практич. Конф. С междунар. Участием "современные проблемы экологии языка" (10 февраля 2017) / отв. Ред. Маджаева С. И. - Астрахань: Изд-во Астрахан. ГМУ, 2017. - 349 с'

2019. 02. 019. Термины в коммуникативном пространстве: материалы науч. -практич. Конф. С междунар. Участием "современные проблемы экологии языка" (10 февраля 2017) / отв. Ред. Маджаева С. И. - Астрахань: Изд-во Астрахан. ГМУ, 2017. - 349 с Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
68
11
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕРМИНОЛОГИЯ / ЭКОЛИНГВИСТИКА / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ / РЕАЛИИ КУЛЬТУРЫ В ЯЗЫКЕ / РАЗНОВИДНОСТИ ДИСКУРСА / БИЛИНГВИЗМ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2019. 02. 019. Термины в коммуникативном пространстве: материалы науч. -практич. Конф. С междунар. Участием "современные проблемы экологии языка" (10 февраля 2017) / отв. Ред. Маджаева С. И. - Астрахань: Изд-во Астрахан. ГМУ, 2017. - 349 с»

Список литературы

1. Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Авторская идиоматика: Конкуренция узуального и индивидуального // Конкуренция в языке и коммуникации / РГГУ; отв. ред. Федорова Л. Л. - М., 2017. - С. 193-200.

2. Хранение идиом и лексикон / Силони Т., Хорват Дж., Клуновер Х., Векслер К. Idiom storage and the lexicon / Siloni T., Horvath J., Klunover H., Wexler K. // J. of linguistics. - Cambridge, 2018. - Vol. 54, Iss. 1. - P. 189-215.

ТЕРМИНОЛОГИЯ

2019.02.019. ТЕРМИНЫ В КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ: Материалы науч.-практич. конф. с междунар. участием «Современные проблемы экологии языка» (10 февраля 2017) / отв. ред. Маджаева С.И. - Астрахань: Изд-во Астрахан. ГМУ, 2017. - 349 с.

Из содерж.:

АБРАМОВА Е.И. Слова-реалии в аспекте транслингвальной эко-лингвистики: (На примере кельтских реалий в английском языке). -С. 8-16.

ДЖУЛДУЗБАЕВА З.Ж., ЧЕРНУХИНА О.А. Основные аспекты формирования «идеального» билингва. - С. 24-29. ИОНОВА С.В. Эколингвистика в системе экологического знания. -С.29-37.

КАЛМАЗОВА Н.А. Национально-культурные черты медицинских терминов в русском и английском языках. - С. 193-198. СЛОЖЕНИКИНА Ю.В., КУХНО И.Ю. Проблема авторского термина в отечественном языкознании. - С. 260-268. ЧУРУШКИНА А.Н. К вопросу о понятии маскулинного дискурса. -С.167-173.

Ключевые слова: терминология; эколингвистика; лингво-культурология; реалии культуры в языке; разновидности дискурса; билингвизм.

В статье С.В. Ионовой рассматриваются цели эколингвистики как инструмента формирования гармоничной среды для жизнедеятельности, коммуникации и социального взаимодействия. Сторонники этого направления исходят из установки, сформулированной Д.С. Лихачёвым: экологию не следует ограничивать только зада-

чей сохранения природной среды, сохранение культурной среды так же необходимо для психического и физического здоровья человека, для его духовной жизни1.

Одним из аспектов эколингвистики является разработка охранных мер по отношению к самому языку - анализ природных, социальных и культурных условий, необходимых для сохранения лингвокультурных особенностей этнических общностей. В то же время сам язык выступает как носитель энергетической силы, как элемент воздействия на социальную среду, о чем свидетельствуют, в частности, такие словосочетания, как языковая среда, информационная среда. Между тем в условиях повышенной эмоционализа-ции современного российского общества дискурсы, в том числе институциональные, часто способствуют развитию негативных эмоций. Происходит это, например, через наращивание отрицательно заряженных эмотивных единиц при характеристике оппонентов или через присвоение одной из общественных групп функции распоряжения: «Язык коммуникации власти с народом отнюдь не выработался, но при этом уже подает все признаки бюрократического языка» (с. 35).

В заключение автор отмечает: «Языковеды должны позаботиться о включении в круг языковых компетенций носителя языка лингвоэкологической компетенции, состоящей, в том числе, в овладении ими знаниями о средствах противодействия влиянию негативной языковой и коммуникативной среды» (с. 36).

Е.И. Абрамова анализирует модификации, происходящие с кельтскими заимствованиями в английском языке.

В центре внимания автора - особенности ассимиляции слов, напрямую связанных с культурой языка-источника. Эти особенности, затрагивающие разные уровни языковой структуры, по-особому проявляются в письменном употреблении наименований кельтских реалий: этнических праздников, элементов музыкальной культуры, предметов и обычаев домашнего обихода. Так, слово ceilidh, обозначающее вечеринку в дружеском кругу с разговорами и традиционной гаэльской музыкой и танцами, никогда не имело в английском языке устоявшейся орфографии. Первоначальные его написания и фиксации в английских словарях в XIX в. в формах

1 Лихачёв Д.С. Экология культуры // Москва. - М., 1979. - С. 173-179.

kailie, caley были обусловлены большей близостью этих вариантов к произношению в гаэльском. Однако в первой половине ХХ в. оригинальное написание данного слова в англоязычных контекстах было восстановлено вследствие роста популярности на юге Шотландии кельтских традиций и связанных с ними мероприятий.

Однако семантика слова различна для носителей гаэльской лингвокультуры, с одной стороны, и английской - с другой. В английском языке слово употребляется для обозначения любой танцевальной вечеринки в народном стиле: «She' goin' out to ceilidh this night and it's fine» (с. 11) - «Она идет сегодня вечером на танцы, и это замечательно». Кроме того, в английском это слово ассимилируется морфологически и может образовывать глагол по конверсии: «...she had done little but sit and ceilidh during the whole evening» (там же) - «...она ничего не делала весь вечер, только сидела и получала удовольствие от праздника целый вечер». Слово piobaireachd в гаэльском языке обозначает мелодии волынки горной Шотландии - это этнический музыкальный жанр, не имеющий аналога в англосаксонской культуре. В английских контекстах и в словарях обычно употребляется упрощенный англизированный вариант pibroch, однако в сообществе музыкантов, в том числе на англоязычных сайтах, представители разных лингвокультур используют гаэльский вариант. Оригинальное написание гаэльских слов распространено также в исторических и искусствоведческих текстах, в брошюрах для туристов, в названиях магазинов сувениров.

Таким образом, орфография слов, обозначающих культурные реалии, может сохраняться или вновь приближаться к первоначальному написанию даже при условии распространения и некоторой семантической ассимиляции этих слов в заимствующем языке. Написание зависит от ситуации и цели употребления слов-реалий. Пример развития гаэльских заимствований в английском показывает, что этот процесс может быть связан с повышением статуса миноритарного языка в регионе, с интересом к его культуре, с туристическим бизнесом.

Н.А. Калмазова рассматривает научную картину мира с совокупностью ее концептов как часть концептуальной картины мира. Соответственно, ее языковое выражение, терминология, представляет собой часть общеязыковой картины мира того или иного народа - носителя языка.

Анализируя концептосферы английской и русской медицинской терминологии, автор выделяет в них как культурно-специфические, так и универсальные признаки. Культурная специфика проявляется во внутренней форме терминов и в том, как они функционируют во фразеологии, выходя за пределы терминологической системы. Так, слова-эквиваленты в русском и английском языках больной и patient принадлежат к числу квалификатив-ных терминов, имеющих общеотраслевую семантику. Однако в основе плана содержания одного из них понятие 'боль', а другого -'терпение'. Это различие отражается в словарных определениях: «человек, пораженный какой-либо болезнью, страдающий от нее», с одной стороны, и «a person receiving or registered to receive médical treatment' - «человек, который получает медицинскую помощь или должен, согласно записи, ее получить» (перевод мой. -Е. О.) - с другой. Эти различия в дефинициях квалифицируются в оценочном плане как «негатив vs позитив».

Многие медицинские термины являются одновременно частью общелитературного языка и образуют общеупотребительные фразеологизмы. А это - слой языка, в образной семантике которого ярко проявляется культурно-национальная специфика. Например, значения русских идиом с субстантивом сердце: сердце падает / дрогнуло / оборвалось - о внезапном ощущении испуга, тревоги; сердце щемит / сжимается /разрывается - о состоянии душевной боли, тревоги, тоски. В английском языке фразеологизмы со словом heart чаще обозначают настроение, смелость, энтузиазм: «They found him well and in good heart» - «Они обнаружили его в хорошем состоянии и настроении»; «Mary took heart from the encouragement handed out» - «Мери обрела храбрость (бодрость духа) от поддержки, которую ей оказали» (перевод мой. - Е. О ).

Существуют также способы вхождения культурно-специфической информации в термины, остающиеся в пределах термино-системы. Примером могут служить термины-словосочетания, в которых один из элементов указывает на имя ученого, описавшего болезнь: болезнь Бехтерева, болезнь Паркинсона. Однако в данных случаях энциклопедическая информация, относящаяся к происхождению ученого и его принадлежности к той или иной стране, остается периферийной, фоновой по отношению к медицинской информации.

Ю.В. Сложеникина и И.Ю. Кухно анализируют подходы к понятию «авторский термин» и предлагают свой подход к его трактовке, базирующийся на антропоцентрической и коммуникативно-когнитивной парадигмах.

В языкознании возникло множество терминов для обозначения и описания авторской языковой индивидуальности: «идио-стиль», «идиолект», «языковая личность», «коммуникативная личность», «словарная личность», «речевой портрет», «речевой имидж» и ряд других (с. 261). Появление авторского термина бывает обусловлено различными обстоятельствами. Он может быть связан с открытием какого-либо явления определенным ученым и содержать в своем составе его имя: так, зона Брока и зона Вернике обозначают зоны мозга, открытые этими учеными. Однако так бывает не всегда: например, лингвистический термин терминологическое поле, указывающий только на объект изучения, был введен А.А. Реформатским для отграничения области, в которой термин принципиально нейтрален, от других, в которых он теряет свою нейтральность (с. 266). Наиболее часто авторские термины встречаются в текстах «проблемных» работ, связанных с новыми направлениями и ракурсами исследования. Приводятся примеры: слово как действие (термин Дж. Остина в русском переводе), ментальные перформативы (в научном тексте) (Н.К. Рябцева) (с. 265).

По мнению авторов статьи, авторским термином следует называть центральное специальное понятие исследовательской работы, несущее основную нагрузку в тексте. Оно должно поддерживаться другими языковыми выражениями, эксплицирующими его смысл. Таким образом, понятие «авторский термин» относится не просто к слову-окказионализму, но к авторскому концепту, авторской предикации, авторской интерпретации понятия или исследуемой ситуации в тексте и дискурсе.

В статье А.Н. Чурушкиной на основе анализа исследований ведущих отечественных и зарубежных специалистов (Т. ван Дейк, З. Тремель-Плетц, А.В. Кирилина) описывается понятие маскулинного дискурса.

Маскулинность рассматривается как социальный конструкт, изменчивый и приспосабливающийся к социально-политическим переменам, однако обладающий также рядом стабильных характе-

ристик. Маскулинный дискурс понимается автором как коммуникативное действие, которое по формам проявления может быть устным и письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. Данный термин характеризует речь мужчин как социальной группы в плане определенных тематических предпочтений и стилистических черт. Маскулинный дискурс отражает мужскую систему ценностей и нацелен, как правило, на достижение или сохранение независимости и высокого социального статуса.

З.Ж. Джулдузбаева и О.А. Чернухина устанавливают характеристики, которые должны быть присущи настоящему билингву. Авторы определяют билингвизм как способность индивида пользоваться попеременно двумя языками и реализацию этой способности на практике. При этом обе языковые системы должны использоваться самостоятельно и активно.

Выделяются психологические и лингвистические критерии, которым должен соответствовать идеальный билингв. К психологическим авторы относят умение творчески строить свою речь на обоих языках, и эта речь должна обеспечивать реализацию коммуникативной функции языка. Билингв должен уметь в одной и той же ситуации общения применять оба языка, свободно заменяя один другим при необходимости. Важный психологический фактор - непосредственная связь обоих языков (в том числе в случае, если один из них неродной) с мышлением. К лингвистическим критериям относится, в первую очередь, правильность речи билингва и его способность одинаково свободно владеть обоими языками. Соответствие этим требованиям авторы называют продуктивным и координативным билингвизмом. Идеальный билингвизм должен также уметь осознанно сопоставлять формы выражения в двух языках и выбирать оптимальный вариант перевода. При этом необходим навык синхронного перевода.

Для соответствия данным требованиям уровень параллельного и осознанного владения билингвом двумя языками должен постоянно развиваться. Поэтому важную роль в формировании идеального билингвизма играет культурный фактор - поддержка контактов с обоими лингвокультурными сообществами, желание билингва говорить на обоих языках и читать аутентичные тексты. Идеальный билингв «полностью контролирует и дифференцирует собственную этническую принадлежность, перевоплощается по

мере необходимости в новой культуре» (с. 28). Такие условия предполагают наличие у билингвальной личности двух картин мира, соответствующих двум языкам. При этом ни одна из них не подменяет и не вытесняет другую, подобно тому, как языки в ситуациях общения не смешиваются.

Е.О. Опарина

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.