Научная статья на тему '«Зона этнической бесконфликтности» и особенности регионального самосознания «Северян» (по материалам Мурманской области)'

«Зона этнической бесконфликтности» и особенности регионального самосознания «Северян» (по материалам Мурманской области) Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
93
22
Поделиться
Ключевые слова
ИДЕНТИЧНОСТЬ / ЛОКАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ / ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ / "ЮЖАНЕ" / "СЕВЕРЯНЕ"

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Змеева Ольга Васильевна

«Север» и «Юг» рассматриваются как два противоположных пространства по контрасту не только природноклиматических и географических условий, но и взаимоотношений жителей. Наблюдается отношение к Северу как бесконфликтной территории. В настоящее время на Кольском Севере увеличилась численность представителей кавказских этносов, резко изменивших этнокультурную ситуацию в регионе.

«ETHNIC TRANQUILLITY ZONE» AND FEATURES OF «THE NORTHERNERS, » LOCAL SELF-CONSCIOUSNESS (on the Murmansk Region Materials)

A «North» and «South» is examined as two opposite spaces on the contrast of not only natural environment but also relations of habitants. There is inclination to examine North as solved by mutual agreement territory by comparison to spaces of south. At present on the Kola North the quantity of ethnic of Caucasian changing an ethno cultural situation in a region was multiplied.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Зона этнической бесконфликтности» и особенности регионального самосознания «Северян» (по материалам Мурманской области)»

УДК 316.647. 5 (470.21)

ЗМЕЕВА Ольга Васильевна, младший научный сотрудник центра гуманитарных проблем Баренц-региона учреждения Российской академии наук Кольского научного центра (г. Мурманск)

«ЗОНА ЭТНИЧЕСКОЙ БЕСКОНФЛИКТНОСТИ»

И ОСОБЕННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ «СЕВЕРЯН» (по материалам Мурманской области)

«Север» и «Юг» рассматриваются как два противоположных пространства по контрасту не только природноклиматических и географических условий, но и взаимоотношений жителей. Наблюдается отношение к Северу как бесконфликтной территории. В настоящее время на Кольском Севере увеличилась численность представителей кавказских этносов, резко изменивших этнокультурную ситуацию в регионе.

Идентичность, локальное самосознание, этнокультурная ситуация, «южане», «северяне»

Мурманская область - один из регионов Европейского Севера России, который обычно ассоциируется с особыми природными условиями, интенсивной индустриализацией и в прошлом - с принудительной миграцией. Данный регион продолжает оставаться одним из самых урбанизированных в стране, более 92% населения - городские жители1. Несмотря на низкую плотность населения здесь проживает более ста этнических групп. Большинство городов Кольского Севера узко специализированы и входят в разряд малых или средних.

После распада СССР произошло резкое изменение этнической и социокультурной ситуации как в стране в целом, так и в отдельных ее регионах. Переход к новому типу экономики сопровождался спадом производства, а иногда и остановкой работы целых отраслей промышленности, что повлияло на миграционные установки «северян». В целом такая ситуация сложилась во многих северных городах, большин-

ство которых, за исключением областных центров, ориентированы на какую-либо одну отрасль производства.

Большинство жителей Кольского полуострова - сами мигранты или являются детьми мигрантов. Именно это обстоятельство связано с лояльным отношением таких «неукорен-ных» жителей к новым мигрантским потокам. Причем позиция северян не зависит ни от этнической принадлежности новых мигрантов, ни от того, из какого региона те приехали. Соответственно, в образ региона наряду с представлением о его полиэтичности включается и представление о «замиренном пространстве», или «зоне этнической бесконфликтности»2.

Миграционные потоки в Мурманской области за последние 20 лет были ориентированы в основном на отток населения. Так, в 2002 году численность населения составила 892,5 тыс. чел., что на 254 тыс. меньше, чем в 1989 году3. Но несмотря на массовый отток населения,

количество этнических групп в области увеличилось. Выросла доля и так называемых «кавказцев», то есть лиц, идентифицируемых по их связи с историко-этнографической провинцией Кавказ и Закавказье (в соответствии с типологией H.H. и И.А. Чебоксаровых)4. В общей сложности их насчитывалось в 2002 году 1,2% от общей численности населения. Внутри данной группы можно выделить следующую иерархию: азербайджанцы (42,4% от совокупной численности всех кавказцев в области), армяне (17,9 %) и лезгины (7,7%)5.

Изменения конца XX - начала XXI веков не могли не повлиять на этнокультурную ситуацию в области, что требует осмысления и анализа. Ранее изучение межэтнических взаимодействий в регионе было направлено в основном на рассмотрение проблем саамского и поморского населения Кольского Севера6.

С середины 1990-х мы сталкиваемся со словосочетанием «лицо кавказской национальности». На распространение термина мог оказать существенное влияние рост числа мигрировавших в Россию жителей Кавказского и Закавказского регионов различной этнической принадлежности. Дополнительным обстоятельством негативного восприятия «лиц кавказской национальности» стало то, что так называемые «кавказцы», переезжая на новые территории, обнаружили способность быстро адаптироваться к непривычным для них условиям, высокую степень мобильности, они занимали определенные, в том числе относительно высокодоходные ниши в экономической сфере. В результате сложилось устойчивое представление о «лицах кавказской национальности» как о людях, потенциально опасных, практически приравненных к бандитам и террористам. Сформировавшиеся стереотипы до сих пор оказывают влияние на восприятие мигрантов, на взаимодействие приезжих и принимающего населения.

Очевидно, что адаптация мигранта будет более легкой, если он быстро освоит социокультурные особенности региона. Но и в этом случае приезжий, скорее, попытается сохранить уникальные этнокультурные характеристики. Мигранты самим фактом своего переселения

меняют социокультурную ситуацию, так что и «местным» жителям приходится учитывать обстановку, изменившуюся в связи с миграционными процессами, приспосабливаться к ней.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Принято считать, что адаптационный процесс занимает в среднем 8-10 лет7. Но даже длительное пребывание на новой территории не гарантирует того, что переселенец почувствует себя «своим»: «Для полноценной приживаемости должна была произойти хотя бы одна полная смена поколений. Лишь рожденные от мигрантов и выросшие здесь обеспечивали действительную сращиваемость с местной почвой»8.

Нами было проведено исследование, предметом которого являлась этническая идентичность мигрантов. Сбор информации осуществлялся с помощью метода биографического интервью, которое мы брали у переселенцев. При анализе текстов интервью выявились факторы, которые формируют и способны изменить идентичность: семейные, локальные, этнические. Кроме этого, стало очевидным, как на процесс адаптации влияют личностные особенности информантов.

Среди опрошенных в качестве мигрантов-«кавказцев» оказались армяне, грузины, азербайджанцы. Возраст опрошенных -от21 года до 73 лет. При этом время их пребывания на Севере заметно различается: среди информантов есть человек, находящийся на Севере не более трех лет, и есть информант, проживающий на Кольском полуострове почти 50 лет. Остальные опрошенные находятся на Севере не менее 10 лет.

Практически все информанты - представители гетероэтнических семей. Это сыграло решающую роль при их самоопределении, т.к. опрашиваемым пришлось столкнуться с проблемой выбора, кем себя считать. Как отмечают сами информанты, с этничностью действительно было трудно определиться, поскольку им пришлось выбирать, причислить ли себя к большинству, или оставаться этническим меньшинством. В результате они неоднозначно оценивают адаптацию разных поколений родственников (старшее поколение считается менее приспособленным по сравнению с молодежью).

В данной статье мне не затрагиваем семейный и этнический факторы, влияющие на изменение этнической идентичности, остановимся только на локальном, который включает в себя в первую очередь то, как информанты оценивают жителей различных регионов, как символизируют пространство.

Информанты практически не употребляют термины, обозначающие этнические группы, а склонны заменять их обобщающими понятиями, такими как «северяне» - «южане», «северные люди» - «южные люди». Таким образом, они сравнивают не этнические, а более крупные локальные/региональные группы, противопоставляемые географически. В описание «южан» как местными жителями, так и инфор-мантами-«кавказцами» преобладают следующие эпитеты: «замкнутые», «жадные», «завистливые», «злобные»; для «северян» набор характеристик противоположен: «открытые», «простые», «желающие помочь». Для «кавказцев» важно, что этнические группы на их родине разными способами пытались отделить себя от других, например посредством создания национальных школ. На Севере же, по их мнению, ситуация похожа тем, что здесь также «пестрое население», но в советское время люди объединялись в группы не столько по этническим признакам, сколько на основе совпадения интересов. Следует отметить несоответствие точки зрения вынужденных мигран-

тов мнению остальных опрошенных (приехавших по свободному выбору). Добровольные мигранты более склонны относить себя к региональной группе «северян» независимо от этнических различий.

Судя по высказываниям, на Севере идентичность как будто размывается, тогда как в более южных регионах, наоборот, закрепляется и актуализируется. Результатом является относительная легкость адаптации на Севере. Конечно, мигранты-«кавказцы» сталкивались и сталкиваются с трудностями, но трудности эти в большей степени связаны с климатическими условиями, чем с межэтническими отношениями9.

Таким образом, этническая идентичность может иметь региональную специфику, особенно в том случае, когда территория осмысливается мигрантами как бесконфликтная. В этом случае может возникнуть ситуация отказа от этничности, или происходит ослабление этнич-ности за счет усиления локального самосознания и интериоризации «локального текста»10. Сами информанты выделяют в качестве одной из причин миграции на Север (при большем оттоке людей с этой территории) - отсутствие межэтнических проблем.

Если территория рассматривается как зона этнической толерантности, то идентичность, связанная с этническими особенностями, отходит на второй план, а основой становится локальное самосознание.

Примечания

1 См. напр.: Численность и размещение населения II Итоги Всероссийской переписи населения: в 14 т. Т.1 / Федер. служба гос. статистики. М, 2004. С. 87; ЛоиовР. Урбанизированность регионов России во второй половине XX века //Россия и ее регионы в XX веке: территория - расселение - миграции. М., 2005. С. 215-244.

2Разумова И.А. Северный «миграционный текст» постсоветской России II Этнокультурные процессы на Кольском Севере. Апатиты, 2004, С. 9.

3 Подсчитано по: Численность и размещение населения... С. 87; Население СССР 1988: стат. ежегодник / Госкомстат СССР. М., 1989. С. 12.

4 ЧебоксаровH.H., ЧебоксароваИ.А. Народы. Расы. Культуры. 2-е изд. М., 1985. С. 222- 223. Идентификация с провинцией с как территориальным образованием осуществляется через титульную (автохтонную) этническую общность, по факту рождения и с ориентацией на историко-культурную память.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5Национальный состав и владение языками, гражданство II Итоги Всероссийской переписи населения. Т. 4. Кн. 1.С. 52-53.

6 См. в этой связи: Петров В.П., Разумова И.А. К истории развития гуманитарных исследований в Кольском научном центре РАН II Человек в социокультурном пространстве: Европейский Север России / под ред.

B.П. Петрова, И.А. Разумовой. Апатиты, 2005. С. 5-18

7 См.: Рыбаковский Л.Л. Миграция населения. Три стадии миграционного процесса. (Очерки теории и методов исследования). М., 2001.

8Михайлов Е.И. Развитие Европейского Севера России в XX веке: миграционный аспект II Живущие на Севере: вызов экстремальной среде: сб. ст. Мурманск, 2005. С. 24.

9 См. в этой связи: Разумова И.А. «Экстремальность» как фактор локальной идентичности жителей Кольского Севера//Живущие на Севере. С. 91-95 ;Ееже. «Север» - категория времени// Северяне: Проблемы социокультурной адаптации жителей Кольского полуострова: сб. ст. / под ред. В.П. Петрова, И.А. Разумовой. Апатиты, 2006.

C. 5-14; Разумова И.А., Змеева О.В. Город в Хибинах: «Культурная периферия» или «центр культуры» II Рябинин-ские чтения: материалы V науч. конф. по изучению народной культуры Русского Севере / отв. ред. Т.Г. Иванова. Петрозаводск, 2007. С. 44-46; Штаммлер-Госсман А. «Северные измерения» России: концепция пространства// Региональное сообщество в период социальных трансформаций: Кольский Север, начало XXI века: сб. ст. / под ред. В.П. Петрова, И.А. Разумовой. Апатиты, 2007. С. 5-30.

10 Разумова И.А. Северный «миграционный текст» постсоветской России II Этнокультурные процессы на Кольском Севере. Апатиты, 2004. С. 5-21.

Zmeyeva Olga

«ETHNIC TRANQUILLITY ZONE» AND FEATURES OF «THE NORTHERNERS’» LOCAL SELF-CONSCIOUSNESS (on the Murmansk Region Materials)

A «North» and «South» is examined as two opposite spaces on the contrast of not only natural environment but also relations of habitants. There is inclination to examine North as solved by mutual agreement territory by comparison to spaces of south. At present on the Kola North the quantity of ethnic of Caucasian changing an ethno cultural situation in a region was multiplied.

Контактная информация: e-mail\ zmeyeva@rambler.ru

Рецензент - Теребихин H.M., доктор философских наук, профессор кафедры культурологии и религиоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова