Научная статья на тему 'Жизнь, смерть, любовь и ненависть мисс Хэвишем (Ч. Диккенс «Большие надежды» и К. Э. Даффи «Хэвишем»)'

Жизнь, смерть, любовь и ненависть мисс Хэвишем (Ч. Диккенс «Большие надежды» и К. Э. Даффи «Хэвишем») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1558
85
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / ENGLISH LITERATURE / ДИККЕНС / DICKENS / ДАФФИ / DUFFY / ОБРАЗ ХЭВИШЕМ / HAVISHAM'S IMAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ганин В.Н.

В статье проводится сопоставительный анализ образа мисс Хэвишем в романе Ч. Диккенса «Большие надежды» и стихотворении известной современной английской поэтессы К. Э. Даффи «Хэвишем».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Miss Havisham’s life, death, love and hate (Ch. Dickens «Great expectations» and K. E. Duffy «Havisham»)

The article contains a comparative analysis of miss Havisham’s image in Ch. Dickens’ novel “Great Expectations” and in the poem of a famous contemporary English poetess K. E. Duffy “Havisham”

Текст научной работы на тему «Жизнь, смерть, любовь и ненависть мисс Хэвишем (Ч. Диккенс «Большие надежды» и К. Э. Даффи «Хэвишем»)»

К 200-летию со дня рождения Ч. Диккенса

з жизнь, смерть, любовь i и ненависть мисс хэвишем

(ч. диккенс «большие надежды» и к. э. даффи «хэвишем»)

в. н. ганин

в статье проводится сопоставительный анализ образа мисс Хэвишем в романе ч. диккенса «Большие надежды» и стихотворении известной современной английской поэтессы К. Э. даффи «Хэвишем».

ключевые слова:

английская литература, диккенс, даффи, образ Хэвишем.

Кэрол Энн Даффи (р. 1955) — одна из самых ярких фигур среди представителей поэтического цеха Великобритании. Она является обладательницей многочисленных литературных премий, ее стихи включены в школьную программу, а в 2009 г.— как дополнительное подтверждение ее высокого статуса в литературном мире — она была избрана поэтом-лауреатом.

Тематическая палитра и жанровый диапазон поэзии Даффи весьма разнообразны, но особенно ей удаются стихи в форме монолога от лица женского персонажа. Широкую известность принес поэтессе сборник The World's Wife (1999), в котором такие монологи произносят жены популярных исторических и легендарных личностей. Однако подобные героини встречаются и в более ранних изданиях стихов Даффи. В книге Mean Time (1993) читатель уже мог познакомиться с мисс Хэвишем, которой когда-то дал жизнь Чарльз Диккенс в романе «Большие надежды». Сама поэтесса признается, что Диккенс — ее любимый романист [Duffy 2012], и вполне закономерно, что осваивать новые поэтические территории она начинает с его творчества. Если в сборнике The World's Wife ее будут привлекать образы женщин, которые были оригинальными и незаурядными, но оказались в тени своих мужей, так как политическая и культурная жизнь общества была ориентирована в первую очередь на мужчину, то здесь она берет известный литературный персонаж и дает ему новую интерпретацию.

Мисс Хэвишем в романе «Большие надежды» показана читателю через восприятие главного героя — Пипа. Его приводят к ней в дом, совсем еще юного, чтобы он развлек пожилую даму. Взору мальчика предстает странное создание в пожелтевшем подвенечном платье: «...в кресле, опираясь локтем на стол и склонив голову на руку, сидела леди, диковиннее которой я никогда еще не видел и никогда не увижу» [Диккенс 1987: 47]. В общей гамме впечатлений доминирует чувство, что перед ним что-то мертвенное, далекое от жизни. Сама комната напоминала склеп: окна были заколочены, часы остановлены. Позднее Пип узнает, что когда-то мисс Хэвишем в день свадьбы перед самым венчанием бросил жених, и это событие перевернуло ее жизнь. Она остановила время на этом самом мгновении и стала жить в обстановке, окружавшей ее в том момент, когда пришла роковая весть. Переполненная ненавистью ко всему

мужскому роду, она по-садистски изощренно разрушает «большие надежды» Пипа и оставляет его с «разбитым сердцем».

К. Э. Даффи называет свое стихотворение не «Мисс Хэвишем», а просто — «Хэвишем». Сама она объясняет подобное решение желанием отличить свою героиню от диккенсовского персонажа. Вместе с тем, такая перемена приводит к некоторому смещению акцентов: социальный статус героини заметно утрачивает значение, а на первый план выходит личностное начало, индивидуальные переживания.

Стихотворение открывается обращением к сбежавшему жениху: Beloved sweetheart bastard [Duffy 1993: 35]. Это оксюморонное словосочетание отражает противоречивость чувств, которые терзают Хэвишем. Диккенс наделил свою героиню только ненавистью к мужчинам, именно эта ненависть составляет основу ее характера. У Даффи она имеет еще и тело, которое также становится источником сильных страстей. И поэтессу как раз и привлекает эта неустойчивость, нестабильность, возникающая во внутреннем мире героини в результате столкновения разнонаправленных душевных движений: ненависть к мужчине и сексуальное влечение. Эта борьба в немалой степени определяет существование Хэвишем.

С первых строк задается и тема смерти:

Not a day since then

I haven't wished him dead, Prayed for it

so hard I've dark green pebbles for eyes,

ropes on the back of my hands I could strangle with.

Героиня живет с желанием смерти коварному жениху, это желание переполняет даже ее молитвы. Многозначно и само сочетание слов Prayed for it/so hard... So hard подчеркивает страстность и настойчивость молящейся, и вместе с тем hard обозначает и жесткость, отсутствие гибкости, омертвелость. Мольба о смерти для жениха постепенно убивает ее саму, и как результат — глаза становятся dark green pebbles, а вены на руках начинают напоминать веревки. Первыми жизнь покидает глаза, они утрачивают свет, становятся «темными» (dark). Прилагательное dark намекает также на связь с дьявольскими, инфернальными силами. Green в английском языке чаще имеет негативную коннотацию. О завистнике говорят green with envy, а ревность определяется Шекспиром как «the green-eyed monster». Можно предположить, что эти чувства — зависть и ревность — также хорошо знакомы Хэвишем. Вместе с тем, процесс «омертвения» сопровождается в героине К. Э. Даффи пробуждением агрессивности. Не случайно упоминание о преображении рук заканчивается словами I could strangle with. У читателя, знакомого с романом Диккенса, последняя строка

может вызвать воспоминания об экономке мистера Джеггерса — Молли. Джеггерс обращает внимание своих гостей на необычайно сильные руки экономки. Позднее Пип узнает, что Молли когда-то задушила соперницу, приревновав ее к любовнику. Так тема любви и смерти вновь устанавливает ассоциативные связи между стихотворением К. Э. Даффи и романом Ч. Диккенса.

Следующая строфа начинается словом Spinster, которое выделено в самостоятельное предложение и отделено от остального текста точкой. Подобная позиция усиливает значимость этого слова в тексте стихотворения. Викторианское общество, считавшее, что главное предназначение женщины — семейная жизнь, забота о муже и детях, в женщинах, которые не смогли реализовать себя в этой сфере, усматривало некоторую неполноценность. Дж. Фаулз в эпиграфе ко второй главе романа «Любовница французского лейтенанта» приводит следующие статистические данные: «В том (1851) году в Англии на 8 150 000 женщин от десяти лет и старше приходилось 7 600 000 мужчин такого же возраста. Из этого со всей очевидностью следует, что, если, согласно общепринятому мнению, судьба назначила викторианской девушке быть женою и матерью, мужчин никак не могло хватить на всех» [Фаулз 2008: 49]. Данная информация показывает, что вступление в брак для викторианской женщины было сопряжено со своеобразным отбором и соревнованием. И те, кто не прошел данного отбора, воспринимались не только как проигравшие, но и как существа ущербные. Поэтому чувства героини стихотворения К. Э. Даффи порождены не только личной обидой, но и питаются предрассудками викторианской эпохи. Быть старой девой позорно, и осознание этого усиливает накал страстей в душе мисс Хэвишем.

Следующее предложение в той же строке чуть слабее по эмоциональной напряженности: I stink and remember. В романе Диккенса Пип ничего не упоминает о запахе мисс Хэвишем, он говорит лишь о спертом, застоявшемся воздухе в комнате с заколоченными окнами. Эта реалистическая деталь является изобретением Даффи, но она вполне уместна в данной ситуации. Если героиня носит много лет то самое платье, которое было на ней в день несостоявшегося венчания, и запрещает убираться в своей комнате, то очевидно и личная гигиена ее мало заботит. Опять же stink можно связать с темой смерти в стихотворении, а remember — с ее ненавистью. Хэвишем изолировала себя от жизни, по сути, она мертва, единственное, что поддерживает ее существование, это память о нанесенной ей обиде.

На смену умирающей человеческой ипостаси героини стихотворения приходит нечто животное: Whole days/in bed cawing Nooooo at the wall; В слове No Даффи использует пять гласных букв о. В сочетании

X <v 3 s со т X

S

X

-О Н

S

со го

со о иэ 2

а

Ol

X

со

о

Г\|

го

с глаголом to caw («каркать») оно утрачивает всякую связь с человеческой речью. На неспособность героини к нормальному речевому общению указывает и строка: Puce curses that are sounds not words. Перемены столь разительны, что Хэвишем не узнает себя в зеркале: the slewed mirror, full-length, her, myself, who did this/to me? Два стоящие рядом в строке местоимения her, myself передают ее внутреннее сопротивление при взгляде в зеркало, и потому первым идет местоимение her: героиня воспринимает отражение как что-то чужеродное, ни имеющее отношение к ней. И лишь затем следует узнавание, на которое указывает местоимение myself, отделенное от первого местоимения запятой, подчеркивающей момент замешательства женщины.

Усиление животного начала раскрепощает сексуальные инстинкты Хэвишем. Однако они обретают полную силу только в ином бытии, во снах героини:

она будет в состоянии контролировать их и получит ту свободу и то удовлетворение, которые ускользают от нее в мире снов. Однако такая транспозиция также оказывается неизбежно связанной с темой смерти: Give me a male corpse for a long slow honeymoon. Слово corpse в английском языке обычно используется по отношению к мертвому телу. Противоборствующие страсти Хэвившем — ненависть и плотское желание — смогли примириться только в любви к мертвому телу коварного жениха. Иное и немыслимо: пламя ненависти убило в ней жизнь, превратило ее существование в жизнь-в-смерти.

К. Э. Даффи очень умело использует возможности поэтической формы. Нарушая грамматические и синтаксические нормы, активно прибегая к переносу, она передает безумное состояние героини, лишь безумие и способно так причудливо соединить жизнь, смерть, любовь и ненависть в пределах ее сознания.

го

Ol А

го

(LI

О

о

Some nights better, the lost body over me, my fluent tongue in its mouth in its ear then down till I suddenly bite awake.

Здесь ее язык освобождается от скованности, но эта свобода имеет сексуальный подтекст. Примечательно, что перечисленные во второй строке существительные tongue, mouth, ear имеют отношение к человеческой коммуникации. Однако эта коммуникация носит для героини невербальный характер. Но даже во сне страсть Хэвишем оказывается неудовлетворенной, и эта неудовлетворенность — почти по Фрейду — сублимируется в агрессию: I stabbed at a wedding-cake.

Героиня хочет перенести свои сновидения в реальное пространство, так как ей кажется, что здесь

ЛИТЕРАТУРА

Диккенс Ч. Большие надежды. М.: Художественная литература, 1987.

Фаулз Дж. Любовница французского лейтенанта. М.: Эксмо, 2008.

Duffy C.Л. Mean Time. L.: Anvil Press Poetry, 1993 (Все цитаты из стихотворения Havisham в тексте статьи даются по этому изданию).

Duffy C.Л. Havisham. URL: http://www.sheerpoetry.co.uk/ gcse/carol-ann-duffy/gcse-anthology-poems/havisham (дата обращения — 20.02.2012).

ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет».

Поступила в редакцию 21.03.2012 г.

UDC 821 MISS HAVISHAM'S LIFE, DEATH, LOVE AND HATE

(CH. DICKENS «GREAT EXPECTATIONS» AND K. E. DUFFY «HAVISHAM»)

V. N. Ganin

The article contains a comparative analysis of miss Havisham's image in Ch. Dickens' novel "Great Expectations" and in the poem of a famous contemporary English poetess K. E. Duffy "Havisham". KEY WORDS: English literature, Dickens, Duffy, Havisham's image.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.