Научная статья на тему 'Жанр музыкальной картины в творчестве композиторов Сибири и Дальнего Востока'

Жанр музыкальной картины в творчестве композиторов Сибири и Дальнего Востока Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
84
7
Поделиться
Ключевые слова
МУЗЫКАЛЬНАЯ КАРТИНА / СИМФОНИЧЕСКАЯ КАРТИНА / СИМФОНИЧЕСКАЯ ПОЭМА / ЖАНР / ПРОГРАММНОСТЬ / КАРТИННОСТЬ / ЗВУКОИЗОБРАЗИТЕЛЬНОСТЬ / МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПЕЙЗАЖ / МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ / МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЭСКИЗ / МУЗЫКАЛЬНАЯ ФРЕСКА / MUSICAL PICTURE / SYMPHONIC PICTURE / SYMPHONIC POEM / GENRE / PROGRAMMATICITY / PICTURESQUE / SOUND IMAGE / MUSICAL LANDSCAPE / MUSICAL PORTRAIT / MUSICAL SKETCH / MUSICAL FRESCO

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Ширяева Ольга Федоровна

Музыкальные картины сибирских композиторов охватывают разные исполнительские сферы: симфоническую, камерно-инструментальную, вокальную сольную и хоровую музыку. При этом одни композиторы обращаются к жанру музыкальной картины лишь единожды, другие посвящают процессу освоения жанра целый период своей деятельности, для третьих феномен картинности становится своего рода творческим кредо. Цель данной работы определить спектр проявления жанровых черт музыкальной картины в рамках профессиональной композиторской школы письменной традиции на территории Сибири и Дальнего Востока. Рассматривается диалектика жанра на примере произведений композиторов из таких городов и субъектов РФ, как Новосибирск, Омск, Кемерово, Томск, Иркутск, Красноярск, Хабаровск, Бурятия, Тува, Хакасия, Якутия, Приморский край. Материалом послужило творчество более 40 композиторов (см. список в Приложении) это около сотни произведений, в той или иной степени отражающих картинную образность. Но по объективным причинам в статье приведены лишь наиболее показательные примеры. Отмечается тенденция к претворению в музыкальных картинах национальных культурных традиций.

Похожие темы научных работ по искусству и искусствоведению , автор научной работы — Ширяева Ольга Федоровна,

GENRE OF MUSICAL PICTURE IN THE CREATIVITY OF SIBERIAn AND THE FAR EAST COMPOSERS

The musical pictures of Siberian composers cover different performing spheres: symphonic, chamber-instrumental, vocal solo and choral music. At the same time some composers turn to the genre of musical picture only once, others devote a whole period of their activity to the process of mastering the genre, for the third the phenomenon of pictures becomes a kind of creative credo. The purpose of this work is to determine the features of the musical picture of professional composer school of written tradition in the territory of Siberia and the Far East. The dialectics of the genre is considered on the example of works by composers from such cities and the subjects of the Russian Federation as Novosibirsk, Omsk, Kemerovo, Tomsk, Irkutsk, Krasnoyarsk, Khabarovsk, Buryatia, Tuva, Khakassia, Yakutia, Primorsky Krai, etc. The material was the work of more than 40 composers (The list is in the Appendix) this is about a hundred works, to some extent reflecting the picture imagery. But for objective reasons, only the most revealing examples are mentioned in the article.

Текст научной работы на тему «Жанр музыкальной картины в творчестве композиторов Сибири и Дальнего Востока»

УДК 78.03(47)

О. Ф. Ширяева

канд. искусствоведения, доцент, Челябинский государственный институт культуры, E-mail: shiryaeva_olga72@mail.ru

ЖАНР МУЗЫКАЛЬНОЙ КАРТИНЫ В ТВОРЧЕСТВЕ КОМПОЗИТОРОВ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Музыкальные картины сибирских композиторов охватывают разные исполнительские сферы: симфоническую, камерно-инструментальную, вокальную сольную и хоровую музыку. При этом одни композиторы обращаются к жанру музыкальной картины лишь единожды, другие посвящают процессу освоения жанра целый период своей деятельности, для третьих феномен картинности становится своего рода творческим кредо.

Цель данной работы - определить спектр проявления жанровых черт музыкальной картины в рамках профессиональной композиторской школы письменной традиции на территории Сибири и Дальнего Востока.

Рассматривается диалектика жанра на примере произведений композиторов из таких городов и субъектов РФ, как Новосибирск, Омск, Кемерово, Томск, Иркутск, Красноярск, Хабаровск, Бурятия, Тува, Хакасия, Якутия, Приморский край. Материалом послужило творчество более 40 композиторов (см. список в Приложении) - это около сотни произведений, в той или иной степени отражающих картинную образность. Но по объективным причинам в статье приведены лишь наиболее показательные примеры.

Отмечается тенденция к претворению в музыкальных картинах национальных культурных традиций.

Ключевые слова: музыкальная картина, симфоническая картина, симфоническая поэма, жанр, программность, картинность, звукоизобразительность, музыкальный пейзаж, музыкальный портрет, музыкальный эскиз, музыкальная фреска

Для цитирования: Ширяева, О. Ф. Жанр музыкальной картины в творчестве композиторов Сибири и Дальнего Востока / О. Ф. Ширяева //Вестник культуры и искусств. - 2018. - № 1 (53). - С. 91-101.

Жанровая система в искусстве - явление сложное и неоднозначное. И во многом это обусловлено эволюционной природой жанра. В истории музыки мы наблюдаем постоянный процесс возникновения, формирования, исчезновения различных жанров. И если опера, балет, симфония зачастую оказываются в центре исследовательских интересов, то музыкальная картина в силу разного рода причин остается на периферии музыкознания.

Музыкальная картина зародилась в середине XIX в. в творчестве русских композиторов. Классическими примерами стали произведения членов кружка «Могучая кучка»: «В Средней Азии» А. П. Бородина, «Садко» Н. А. Римского-Корсакова, «Русь» М. И. Балакирева и др. Их традиции были продолжены композиторами следующего поколения: А. К. Лядовым («Кикимора», «Баба-Яга», «Волшебное озеро»), А. К. Глазуновым («Карельская леген-

да», «Кремль»), В. С. Калинниковым («Нимфы», «Кедр и пальма»), С. Н. Василенко («Сад смерти», «Полет ведьм») и т. д. Тогда сложились основные типы музыкальной картины -портрет, пейзаж, массовая сцена, батальная сцена; определились композиционные принципы, во многом связанные с живописным началом [Подробнее см.: 5].

Наблюдение за развитием жанра в ХХ в. показало тенденцию к расщеплению инварианта. Появление разновидностей музыкальной картины связано с синтезом искусств. Композиторы дифференцированно подходят к жанровому определению своих произведений. Наряду с картиной встречаются музыкальные фрески, эскизы, акварели, гравюры и т. д. Богатый спектр образного содержания музыкальных картин ХХ - начала XXI в. включает в себя не только живописную [18], но и литературную [7] программу.

91

Композиторы проявляют изобретательность в области исполнительского состава. Они уже давно не ограничиваются рамками только лишь симфонической картины, а создают картинные произведения в области камерно-инструментальной, вокальной сольной и хоровой музыки. Важно отметить возникновение синтетических образований, когда картина подчиняет себе другой жанр (например, симфоническая картина-балет «Запорожцы» Р. М. Глиэра), или наоборот, музыкальные картины помещены внутрь композиции произведения другого жанра (Оратория «Моя отчизна» Д. Д. Шостаковича, часть 7 - симфоническая картина «Битва у Волги») и т. д. Поэтому в данную статью мы включаем и те симфонические картины, которые не являются автономными, а входят в качестве составляющего элемента кантатно-ораториального жанра, симфонии, сюиты и др. Главным критерием отбора в этом случае становится наличие в произведениях особого свойства - картинности, которое определяется как особый тип художественного мышления. Картинность выражается в таком способе репрезентации действительности, при котором эмоциональные впечатления являются импульсом для ассоциаций с их предметными образами [20].

Один из важнейших векторов развития жанра музыкальной картины - процесс его освоения разными национальными композиторскими школами. Это коснулось творчества композиторов практически всех союзных республик [Подробнее см.: 21].

Выстраивание трех ступеней образования (школа - училище - консерватория) во многих городах СССР позволило взрастить несколько поколений профессиональных композиторов письменной традиции. Основываясь на достижениях европейской музыкальной культуры, они создают произведения академического уровня, мастерски преобразуя в них несметные богатства народного творчества. Практически во всех крупных городах существует своя система музыкальной жизни, свои авторы, репертуар. Некоторые из произведений включаются в концертные программы столичных выступ-

лений, звучат и за рубежом. Другие так и остаются неизвестными широкому кругу слушателей. Поэтому в данной статье нам было важно заострить внимание на музыкальной картине, вычертить географическую карту жанра, частоту обращения композиторов к данному феномену, степень его распространения. Ранее мы уже обращались к теме музыкальной картины в творчестве уральских композиторов [См.: 19].

Обзор жанра музыкальной картины сибирских композиторов, представленный в исследовании, включает в себя широкий спектр образов, жанровых уточнений, стилистических средств. Музыкальная картина оказалась в каком-то смысле универсальным жанром: внутри нее словно заново ожили сказочные образы, легенды, сказания, эпос разных народов; авторы создают звуковые полотна родного пейзажа, возрождают события прошлых лет в батальных сценах, рисуют портреты исторических лиц и т. д. Опираясь на классиков жанра, композиторы разных национальных школ, помимо ярких фактурных форм, красочного тембрового ряда и других конструктивных элементов, создающих звуковыразительные и звукоизобразитель-ные средства, активно задействуют фольклорный компонент, благодаря которому их произведения всегда звучат самобытно, свежо и актуально. Народная музыка предоставляет композиторам профессиональной письменной традиции богатый пласт для цитирования старинных напевов и наигрышей, веками впитывающих в себя мелодико-ритмические формулы, содержащие моменты подражания звукам природы, человеческого голоса. Крики птиц, охотничьи кличи, ритм скачки, плачи и т. п. - всё это органично входит в арсенал музыкальной картинности [1].

Процесс освоения данного жанра композиторами разных национальных школ начинается в 1950-1970 гг. Музыканты Западной и Восточной Сибири, а также Дальнего Востока органично включены в этот процесс, который охватывает, с одной стороны, обращение к жанровому инварианту в традициях русских классиков, с другой - встраивание

92

традиционных национальных культурных традиций в жанровое ядро.

Типология жанра музыкальной картины сибирских композиторов определяется ставшими уже классическими портретом, пейзажем, батальной сценой, массовым праздником и пр., что является отражением процесса синтеза изобразительного и музыкального искусств.

Музыкальный портрет содержит в себе показ живого существа, отражение внутренних свойств реального или фантастического персонажа (психоэмоционального уровня, соотношения позитивных и негативных качеств, мировосприятия и т. д.), а также внешних черт (физических данных, социальных атрибутов и др.), которые продуцируются имманентной данностью субъекта, становятся сутью картины-портрета как характеристики неповторимой, уникальной, единственной в своем роде и вместе с тем типической личности. В разных видах искусства создание портрета связано с использованием их специфических средств. В музыке портретная характеристика образа обусловлена возможностями отражения речевой выразительности, жеста. И если в оперном жанре это достигается естественно, то в инструментальном портрете - это результат ассоциативного восприятия.

Музыкальный портрет представлен в творчестве красноярских композиторов И. Я. Флей-шера1 («Три женских портрета» для альта и фортепиано, 2002 г.) и О. Л. Проститова («Ночи Мессалины» для квартета саксофонов, 1990 г.) [6]. Новосибирский мастер А. Ф. Муров является автором кантаты «Русские портреты» (1975 г.) на слова А. Н. Плещеева, А. А. Дельвига, Н. М. Языкова, Н. П. Огарева, А. С. Хомякова, Ф. И. Тютчева.

Своеобразие пейзажа как типа музыкальной картины, состоящее в неспешности, тщательности показа пространственного объекта, заключено в установке на красочность. Как в живописи, так и в музыке пейзажное полотно отличается от каких-либо других

1 Краткая информация о композиторах дана в Приложении.

жанров изображением широкого пространства (например, природного ландшафта или архитектурных сооружений), что создается определенными фактурно-акустическими средствами [2].

Музыкальные пейзажи сибирских композиторов вбирают в себя такие образы, как географические объекты, время суток, времена года и пр. Например, кантата «Диалог с природой» К. В. Туева на стихи Д. Самойлова в пяти частях (1997 г.). Бескрайние просторы предстают в картине И. Г. Беловой «Три степные истории» для саксофонного квартета (2004 г.). Получила развитие и тема космоса: симфоническая картина «Солнечное злато» В. В. Шергова (2014 г.), в которой мы словно наблюдаем рождение звезды, - из хаоса звуч-ностей постепенно прорастает блистающий хор медных духовых инструментов; «Мерцающие звёзды» для скрипки соло (2007 г., автор И. Я. Флейшер). Продолжением традиций русских композиторов XIX в. видится картина И. Я. Флейшера «Море» для альта соло (2003 г.). Отклики французского импрессионизма ощущаются в кантате «Облака», написанной О. Дюжиной (Глотовой) для баритона и симфонического оркестра на стихи Б. Рыжего (2015 г.), как и в другом произведении с аналогичным названием, созданном И. В. Друговым для камерного хора (2006 г.). В этот же ряд может быть поставлен «Ветер» И. Г. Беловой для трех саксофонов и рояля (2004 г.) и пьеса И. Д. Бершадского «Сумерки» (памяти М. Равеля) для струнного квартета (1957 г.).

Многочисленно представлены в музыке сибирских композиторов картины осени, изображенные разными исполнительскими составами: «Осенняя элегия» для сопрано, двух кото, флейты, японской флейты и ударных (2004 г., автор О. Дюжина (Глотова)); лирическая, пронизанная элегическим настроением солирующей флейты «Осенняя симфония» для оркестра русских народных инструментов в четырех частях (1978 г., автор А. Ф. Муров); поэма «Пляски осенние» для рояля с оркестром (1969 г., автор Ю. П. Юкечев) [12]. К этому

93

ряду примыкает «Весенняя фантазия» в четырех частях для саксофона-альта, рояля и камерного оркестра (2004 г., автор И. Г. Белова). Необычный пейзаж запечатлен в пьесе для органа «Вулкан Эйяьятлайокудль» В. В. Шергова (2010 г.), демонстрирующей пробуждение природной стихии.

Жанр городского пейзажа, который обозначается в живописи специальным термином ведута, взят за основу образного строя фортепианного цикла «Достопримечательности Мо -сквы» В. В. Шергова (2010 г.) и его симфонической картины «Закат на Москве-реке» (2012 г.).

Главной особенностью другой разновидности музыкальной картины - массовой сцены - является не просто отражение широкого пространства, а пространства, заполненного большим количеством субъектов, показанных то неделимой массой, то толпой, дифференцированной по группам. Отсюда присущая этому инварианту театральность, развернутость действия, зримая пантомимичность. Такие картины характеризуются динамичностью, мобильностью, кинетической активностью, обусловленной соответствующей обстановкой действия (битва, шествие, танец). Мелодико-ритмические формулы передают различные типы движения, фактурно-акустические образования создают впечатление гвалта, гомона разноголосой толпы. Например, батальная сцена, показанная в симфонической поэме «Битва» В. Н. Сенегина (1985 г.), «Театральная сюита» для большого симфонического оркестра (1993 г., автор В. В. Пономарев).

В своих жанровых определениях композиторы нередко прибегают к ассоциациям с разными техниками выполнения музыкальных полотен, заимствованными из области изобразительного искусства. В ХХ столетии уже становятся практически самостоятельными жанрами такие явления, как музыкальная фреска, музыкальная гравюра, музыкальная акварель и пр. Музыкальная фреска представлена в следующих произведениях: концертный триптих О. И. Меремкулова «Три фрески для баяна (Письмена. Наваждение. Хорал)» (1984 г.), наполненный мощными кластерными звучания-

94

ми; сюита для оркестра русских народных инструментов «Тяжинские фрески» В. В. Шергова (2010 г.) [12]; неоконченные симфонические фрески Г. Н. Иванова «Памяти Феофана Грека и Андрея Рублева» (создавались в последние годы жизни композитора, в начале 2000-х гг.) [13].

В творчестве сибирских композиторов также получает широкое распространение жанр музыкального эскиза: пять пьес для фортепиано «Эскизы» И. В. Юдина (1975 г.); «Девять хоровых эскизов» В. В. Пономарева на стихи сибирских поэтов (2003 г.); «Эскиз» И. Д. Бершадского для контральто и симфонического оркестра (1963 г.).

Примером музыкальной гравюры служит сюита для большого симфонического оркестра «Альбом гравюр» В. В. Пономарева (1998 г.).

Проникновение живописного начала в музыку проявляется и в обращении сибирских композиторов к творчеству художников, воспроизведении конкретных живописных полотен в музыкальном произведении: это симфоническая поэма «Посвящение В. И. Сурикову» О. И. Меремкулова (1989 г., 2-я ред. 1993 г.); музыка для гобоя, ударных и струнного оркестра «Утро стрелецкой казни» (по картине В. И. Сурикова; 2003 г., автор И. Я. Флей -шер); «Панорама» для хора и электрогитары на тексты из «Дхаммопады» на языке пали, написанная Ю. Е. Ащепковым к юбилею Н. К. Рериха (1979 г.) [16]; «Путь Рериха» для рояля и ударных Ю. П. Юкечева (2002 г.); серия «Капричос» на сюжеты, созданные Ф. Гойей (1975 г., автор В. Усович) [17]. В рамках ассоциаций с абстрактной живописью написаны «Контрасты» для флейты, альта и фортепиано (2013 г., автор В. Е. Карпенко). Расщепление инварианта жанра музыкальной картины проявляется в обращении сибирских композиторов к разновидности народного прикладного творчества: сюита «Дымковские игрушки» для балалайки соло И. Я. Флейшера (2005 г.).

К области визуальной программности также можно отнести две миниатюры для фортепиано «Старые доспехи», «Наскальный рисунок» И. Я. Флейшера (2007 г.), «Ожившие

петроглифы» для духового оркестра О. Г. Ахал-таевой (2016 г.). Архитектурные образы отражены в поэме «Зодчие» для хора, солистов и оркестра по поэме Д. Кедрина (1982 г., автор И. В. Юдин); пьесе О. И. Меремкулова «Памяти архитектора Матвея Казакова» для виолончели соло (1990 г.); концерте для оркестра русских народных инструментов «Вознесенский Собор» А. Ф. Мурова (1990 г.).

Спектр литературной программности включает в себя прежде всего обращение к наследию великого русского писателя и поэта А. С. Пушкина. Здесь можно назвать симфонические поэмы новосибирского композитора Ю. И. Шибанова «Элегия» (1986 г.), «Бесы» (1989 г.), «Полтава» (1990 г.) [15]. Закономерным видится интерес сибирских композиторов к творчеству В. П. Астафьева, что проявилось, в частности, в симфонии О. И. Меремкулова для оркестра русских народных инструментов «По прочтении В. Астафьева» ("1985 г.); симфонии О. Л. Проститова «Саянский триптих» (1981 г., посвящена В. П. Астафьеву).

Классическими для жанра музыкальной картины считаются сказочные образы. Приведем лишь некоторые примеры: «Сказочные картинки» для скрипки и фортепиано И. Я. Флей-шера (2006 г.); маленькая симфония для детей «Сказка» В. И. Примака (2005 г.); симфоническая фантазия «Сказка» А. Т. Гончаренко (2015 г.).

Реализация сказочной образности содержится также в обширной детской музыкальной литературе. В данном направлении работает хакасский композитор Т. Ф. Шалгинова: фортепианные сборники «Солнечный чатхан» (24 пьесы, 1998-2001 гг.), «Зимний До мажор» (12 пьес для начинающих, 2003 г.), «Весенний Соль мажор» (7 пьес, 2003 г.), «Летний Ре мажор» (11 пьес, 2006 г.), «Театральная осень» (11 пьес, 2008 г.), «Танцующие эльфы» (24 вальса для детей во всех тональностях, 2008 г.). Детская тематика отражена и в 12 фортепианных прелюдиях «Картинки детства» (1981 г.) якутского композитора В. В. Ксенофонтова. Его землячка П. Н. Иванова также является автором «12 маленьких пьес» для детей (1987 г.).

95

Среди других ее произведений картинностью отличаются симфоническая поэма «Предание» (1985 г.) и поэма-кантата «Ледовое море» (1986 г.).

Ставшая в последние десятилетия актуальной религиозная тематика получает свое отражение и в жанре музыкальной картины: симфоническая поэма В. И. Примака «Русь великая, святая» (1983 г.); театрализованная кантата «Заступник земли Русской», посвященная Сергию Радонежскому (2015 г., автор И. П. Сальникова) [3]; Шестая симфония А. Ф. Мурова «Музыкальные Приношения Святым в земле Российской Просиявшим» для большого оркестра в 5 частях (1991 г.).

Закономерным видится обращение композиторов Сибири и Дальнего Востока к образу родного края, что органично распространяется и на жанр музыкальной картины. Произведения отражают своеобразие этой земли, ее природные богатства, труд людей, живущих в непростых условиях, их быт, обряды. Музыкальным материалом нередко служит национальный фольклор.

С середины ХХ в. композиторы Сибири и Дальнего Востока рисуют в своих музыкальных полотнах картины новой, нарождающейся жизни. Эта тема широко раскрыта в творчестве новосибирского автора А. П. Новикова: оркестровые сюиты «Шумят хлеба» (1947 г.), «В просторах Сибири» (1954 г.), «По Чуйскому тракту» (1957 г.); фантазия для оркестра русских народных инструментов «Горно-Шорские картинки» (1955 г.) - в этих произведениях композитор словно рассуждает о судьбе своего края, переосмысливая далекую историю через бытовые картинки, фольклорные интонации. Сюита «Осенняя Кулунда» (1959 г.) представляет собой зарисовку степного пейзажа [11]. Нельзя не упомянуть и кантату-поэму «Моя Сибирь» новосибирского композитора В. С. Левашева (1950 г.) [Там же].

Картинки народной жизни отражены в творчестве новосибирского автора Г. Н. Иванова: оратория-посиделки «Сибирские вечера» (1972 г.), сочинения для оркестра русских народных инструментов «Сибирская рапсо-

дия» (1962 г.), «Сибирская мозаика» (1972 г.), «Сибирская масленица» (1978 г.) [13].

В фантазии для оркестра «Горная Шория» (2016 г.) композитор В. М. Пипекин обращается к шуточным и лирическим песням шорского народа. В свободную композицию фантазии органично вкраплены несколько картинок - танец Шамана, народный праздник, встреча с Йетти, горные трассы Шерегеша. В. М. Пипекин включает в музыкальную ткань авторские темы, которые были написаны под впечатлением от знакомства с уникальной отшельницей Агафьей Лыковой [14].

Другое картинное сочинение В. М. Пипе-кина - театрализованная сюита «Сибирская ярмарка» для сопрано (народный вокал), баритона, чтецов, зазывал и оркестра русских народных инструментов на народные слова и тексты В. В. Туева (1995 г.) - состоит из 7 частей-зарисовок. Сюита открывается колокольным звучанием «Утра Сибири», контрастом выступают части «Игровая» и «Забаду-риха». Лирическим центром является портретный сольный номер «Варенька», который подводит к кульминации - «Сибирским потешкам», основанным на жанре частушки. Далее, по законам жанра музыкальной картины, симметрично следует еще одна лирическая часть - «Родная сторона». Все произведение венчает финал - «Сибирская ярмарка».

Свое видение города Кемерово представил известный автор В. В. Шергов. Это деся-тичастная оратория «Планета Кемерово» для смешанного хора, детского хора, солистов, чтеца, симфонического оркестра на стихи кемеровского поэта Г. Юрова (1987 г.): здесь налицо сочетание кантатно-ораториального жанра с театральным действом. Как и другие композиторы Сибири, Виктор Владимирович обращается к историческому прошлому, теме войны; призывает к бережному отношению к настоящему, поднимает вопрос о жизни будущих поколений.

Красноярские авторы прославляют свою Сибирь в следующих произведениях: «Енисейская рапсодия» И. Г. Беловой для фортепиано и камерного оркестра, посвященная

96

70-летию Красноярского края (2004 г.); симфония О. И. Меремкулова «Сибирь» в 4 частях (1984 г.); «Саянский триптих» О. Л. Про-ститова - программная симфония в 3 частях-картинах («Красный Яр», 1981 г., посвящена В. П. Астафьеву; «Шаманка», 1982 г.; «Большая вода», 1987 г.). Тобольск представлен в сочинении прославленного новосибирского композитора А. Ф. Мурова - «Тобольская симфония» для трех солистов, хора и группы инструментов (1971 г., посвящена Д. Д. Шостаковичу). Аналогична по своей идее Симфония № 1 «Песнь о Туве» Р. Д. Кенденбиля (1973 г.).

Красота Бурятии воспета в таких симфонических произведениях, как сюита «Цветущий край» Б. Б. Ямпилова (1953 г.), симфонические картины «Таёжные песни» (1964 г.), поэма «Богатая долина» (1970 г.) Д. Д. Аюше-ва и «Колхозная сюита» (1949 г.) Ж. Ж. Батуе-ва. Этой же теме посвящены сочинения А. А. Прибылова, написанные для оркестра русских народных инструментов: сюита «Забайкалье мое» (1982 г.), музыкальная картина «В забайкальском селе» (1992 г.), пьеса «Как мужик на ярмарку ездил» (1983 г.) [8, с. 56].

Картинность в творчестве классика тувинской музыкальной культуры А. Б. Чыргал-оола присутствует в многочисленных симфонических поэмах - «Алдан-маадыр» («Шестьдесят богатырей, 1957 г.), «Моя Тува» (1970 г.), «Мотивы жизни» (1966 г.), «Поэма радости» (1967 г.), «Тувинский край» (1976 г.), а также симфонической картине «Челер-оюм» («Иноходец», 1972 г.). Этим же аспектом отличаются произведения хакасского композитора Г. И. Чел-боракова, чье творчество также можно назвать классическим: кантата «Цвети, Хакасия моя» (1977 г.), симфоническая поэма «Таежная быль» (1975 г.).

Представитель старшего поколения якутской академической музыки З. К. Степанов является автором нескольких музыкальных картин, отражающих национальное своеобразие: симфонические картины «Сказка старика» (1973 г.), «Весенние голоса» (1979 г.), «Ритуальный танец шамана» (1980 г.), симфоническая поэма «Зов солнца» (1982 г.), сюита

для хомуса и симфонического оркестра «Песнь якута» (1991 г.). Из последних произведений композитора наиболее известны оркестровая сюита «Танец удаганки» (1998 г.), фортепианный цикл «Краски Севера» (2002 г.) [12]. Образы Якутии мы находим у К. А. Герасимова: хореографическая поэма «Ойуун юнкюютэ» («Пляска шамана», 1991 г.), два сюитных цикла для фортепиано «День из детства», «Якутская сюита» (2006), музыкальная картина «Северные мотивы» (2008 г.), фортепианный цикл «Узоры якутской зимы» (2008 г.) [4].

Диалектика жанра музыкальной картины в творчестве сибирских и дальневосточных композиторов идет по пути углубления в область национальной культуры. Образный строй произведений конца ХХ - начала XXI в. включает в себя богатство эпических сюжетов, легенд, сказаний; портреты сказочно-фантастических персонажей. Здесь имеет место пантеистическое восприятие мироздания, одушевление и обожествление явлений природы, гармоничное сосуществование человека с окружающим миром.

Эта тенденция хорошо прослеживается в творчестве бурятского композитора Л. Н. Сан-жиевой: «Остров небесных сетей» для оркестра бурятских народных инструментов (1996 г.), «Обращение к Махакале» для гобоя соло (1995 г.), а также многочисленные пьесы для народных инструментов - «С синеватых вершин Залатуя», «Горная Закамна», «Баргужаан», «Ал-тан Мундарга», «Коновязь», «Зов изюбра», «Пробуждение», «Олений рог», «Кочевье хонго-доров», «Талисман кочевника», «Расцветает подснежник весной», «Юрта в степной дали» и др.

Национальный пейзаж занимает важное место в творчестве тувинского композитора В. С. Тока: симфонические поэмы «Тувинские пейзажи» для фортепиано с оркестром (1971 г.) и «Ай-кыс» («Лунная девушка», 1973 г.).

Повествовательный характер, типичный для картинной музыки, носят произведения якутского автора Е. И. Неустроева - пьеса для скрипки и фортепиано «Номох» («Быль», 1985 г.), «СэЬэн» («Предание») для фагота и фортепиано (1987 г.) [9].

97

Создавая музыкальные картины, сибирские композиторы словно синтезируют многовековой опыт европейской музыкальной культуры со своими самобытными традициями: часто они включают в партитуры звучание национальных инструментов. Такова пьеса Т. Ф. Шалгиновой «На закате солнца» для шоора (хакасский национальный инструмент) и фортепиано. «Пробуждение» Л. Н. Санжиевой для ятага (бурятский национальный инструмент) и рояля рисует перед нами картину начала дня, весеннего обновления: прозрачная фактура, светлое звучание мажорно-пентатонного колорита словно знаменует зарождение жизни; вдохновенно звучит напев народной песни в исполнении ятага; постепенно размеренный ритм ускоряется, символизируя пробуждение природы после долгой и холодной зимы.

В другом случае - «Ритуальный танец шамана» З. К. Степанова - композитор полностью подчиняет национальному образу европейский инструмент, новаторски его трактуя. В партии солирующего рояля выписан весь процесс таинственного обряда. Автор мастерски применяет язык современного музыкального искусства: терпкие вкрадчивые гармонии, свободная мет-роритмика оказались созвучны состоянию персонажа. Рык басов словно подражает горловому пению. Используется особый прием игры - стук пальцами по деке инструмента, имитирующий звучание шаманского бубна; глиссандо является звукоподражанием неистовым выкрикам шамана. Вся композиция музыкальной картины подчинена вектору ускорения. Одним из главных средств развития становится метроритм, его линия развития идет от импровизационности к четко организованным формулам и, далее, к токкатно-репетиционному письму.

Стоить отметить, что образ шамана -сквозной в музыкальных картинах композиторов Сибири и Дальнего Востока, подчеркивает самобытность явления. Например, «Слово Шамана» О. Г. Ахалтаевой для хора и солиста на тексты Николая Катонова (2012 г. - первая редакция; 2016 г. - вторая редакция), хореографическая поэма «Ойуун юнкюютэ» К. А. Герасимова («Пляска шамана», 1991 г.) и др.

Свой вклад в развитие жанра вносит композитор молодого поколения Н. А. Михеев -автор сюит для струнного оркестра и фортепиано «Октябрь» (2012 г.), «Апрель» (2014 г.), музыкальной картины для струнного оркестра и фортепиано «Алгыстаах Лээги» (2014 г.) [9]. Ученик Б. И. Тищенко, Николай Михеев работает в современной манере. Его произведения отличаются гибкой драматургией, свежестью в создании пространственных картинных образов, смелостью музыкального языка, оригинальностью в использовании средств музыкальной выразительности. Важно отметить, что в творчестве данного композитора картинность обусловлена в какой-то мере и его даром создавать музыку к кинофильмам («Сэ-мэнчик», «Арай биирдэ», «Лотерея»).

Таким образом, общая диалектика жанра музыкальной картины в творчестве сибирских

и дальневосточных композиторов подчинена двум тенденциям. Первая определяется обращением авторов к жанровому инварианту, представленному в основных своих разновидностях - портрет, пейзаж, батальная сцена и др. Данное явление развивается в рамках синтеза искусства: музыки и живописи, музыки и графики, музыки и архитектуры. Наряду с изобразительной имеет место литературная программность, вбирающая в себя как произведения отечественных классиков, так и сибирских авторов. Вторая тенденция идет по пути внедрения национальной культуры: образов народного творчества, древних сюжетов, преданий. Отметим усиление данного вектора. Отрадно, что свой вклад в развитие этого направления вносят молодые композиторы, это свидетельствует о перспективности и жизнеспособности жанра музыкальной картины.

Приложение

Перечень композиторов, произведения которых упомянуты в статье Кемеровское региональное отделение Союза композиторов России:

Другов И. В. (1948 г. р.) Шергов Виктор Владимирович (1943 г. р.)

Пипекин В. М. (1949 г. р.) Шергов Владимир Викторович (1988 г. р.)

Красноярская региональная организация Союза

Белова И. Г. (1975 г. р.) Дюжина (Глотова) О. (1982 г. р.) Карпенко В. Е. (1958 г. р.) Меремкулов О. И. (1935 г. р.) Пономарев В. В. (1960 г. р.) Примак В. И. (1958 г. р.)

композиторов России:

Проститов О. Л. (1955 г. р., родился в Красноярске,

сейчас работает в Краснодаре)

Сенегин В. Н. (1952 г. р.)

Туев К. В. (1974 г. р.)

Флейшер И. Я. (1949 г. р.)

Юдин И. В. (1953 г. р.)

Сибирская организация Союза композиторов России (Новосибирск):

Ащепков Ю. Е. (1942 г. р.) Бершадский И. Д. (1934-2016) Иванов Г. Н. (1927-2010) Кенденбиль Р. Д. (1922-1993) Левашев В. С. (1915-1994)

Муров А. Ф. (1928-1996) Новиков А. П. (1909-1979) Сальникова И. П. (1967 г. р.) Шибанов Ю. И. (1939-2017) Юкечев Ю. П. (1947 г. р.)

Союз композиторов Республики Бурятия:

Аюшев Д. Д. (1910-1971) Батуев Ж. Ж. (1915-1996) Прибылов А. А. (1957 г. р.)

Союз композиторов Республики Тыва:

Тока В. С. (1942-2008)

Усович В. (1950 г. р.) Ямпилов Б. Б. (1916-1989)

Чыргал-оол А. Б. (1924-1989)

98

Союз композиторов Республики Хакасия:

Ахалтаева О. Г. (1971 г. р.) Челбораков Г. И. (1937-2007)

Союз композиторов Республики Саха (Якутия):

Герасимов К. А. (1957 г. р.) Иванова П. Н. (1951 г. р.) Ксенофонтов В. В. (1947 г. р.) Михеев Н. А. (1984 г. р.)

Приморское представительство общественной организации «Союз композиторов России»:

А. Т. Гончаренко (1949 г. р.)

1. Алексеев, Э. Е. Раннефольклорное интонирование. Звуковысотный аспект / Э. Е. Алексеев. - Москва : Советский композитор, 1986. - 238 с.

2. Арановский, М. Г. О психологических предпосылках предметно-пространственных слуховых представлений / М. Г. Арановский // Проблемы музыкального мышления : сб. ст. - Москва : Музыка, 1974. - С. 252-271.

3. В Хабаровске представят театрализованную кантату о преподобном Сергии Радонежском [Электронный ресурс] // Самый восточный: информ.-просвет. портал Хабаровской Епархии. - Опубликовано : 04.02.15. -Режим доступа : http://pravostok.ru/blog/v-khabarovske-predstavjat-teatralizovannuju-kantatu-o-prepodobnom-sergii-radonezhskom/.

4. Герасимов Кирилл Афанасьевич [Электронный ресурс] // Энциклопедия ЯСИА. Якутия от А до Я. -Режим доступа : http://ysia.ru/spravka/?p=4730.

5. Ендуткина, О. Ф. Жанр музыкальной картины в симфоническом творчестве русских композиторов второй половины XIX - начала ХХ веков : монография / О. Ф. Ендуткина; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. - Челябинск, 2005. - 133 с.

6. Информация о Красноярской региональной организации Всероссийской общественной организации «Союз композиторов России» [Электронный ресурс] // Дом искусств: краевое гос. бюджет. учреждение культуры : сайт / М-во культуры Краснояр. края. - Режим доступа : http://domiskusstv24.ru/soyuz-kompozitorov/.

7. Кияновская, Л. А. Функции программности в восприятии музыкального произведения: дис. ... канд. искусствоведения / Л. А. Кияновская. - Киев, 1985. - 193 с.

8. Клепченко, А. В. Русские народные музыкальные инструменты в Бурятии и творчество А. А. Прибыло-ва / А. В. Клепченко // Музыковедение. - 2017. - № 7. - С. 49-56.

9. Композиторы и музыковеды [Электронный ресурс] // Союз композиторов России: Всероссийская общественная организация. - Режим доступа : http://unioncomposers.ru/composer/index/.

10. Новиков Андрей Порфирьевич [Электронный ресурс] // Новосибирский краеведческий портал. - Режим доступа : http://kraeved.ngonb.ru/node/3332.

11. Носова, Н. П. Выдающиеся земляки (Культура): Новиков Андрей Порфирьевич [Электронный ресурс] / Н. П. Носова // Новосибирский краеведческий портал. - Режим доступа : http://kraeved.ngonb.ru/node/3332.

12. Персоналии [Электронный ресурс] // Музыкальная культура Сибири. - Режим доступа : http://media-nsglinka.ru/index.php?r=mcspersona/index.

13. Персоналия: Иванов [Электронный ресурс] // Музыкальная культура Сибири. - Режим доступа : http://media-nsglinka.ru/index.php?r=mcspersona/view&id=22.

14. Пипекин Владимир Михайлович [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://www.kemguki.ru/ index.php?option=com_content&view=article&id=1363%3A2010-10-13-03-15-09&catid=27&Itemid=309.

15. Пономарева, Г. В. Многомерный мир Юрия Шибанова [Электронный ресурс] / Г. В. Пономарева // Академическая музыка Сибири. - 2011. - Режим доступа : http://sibmus.info/texts/ponom_g/shib_mm.htm.

99

Шалгинова Т. Ф. (1955 г. р.)

Неустроев Е. И. (1953 г. р.) Санжиева Л. Н. (1966 г. р.) Степанов З. К. (1932 г. р.)

16. Сайт композитора Ю. Е. Ащепкова [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://music-ashepckov.narod.ru/.

17. Усович, Виктор Алексеевич [Электронный ресурс] // Большая биографическая энциклопедия. - 2009. -Режим доступа : https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/126131/Усович.

18. Хилько, Н. П. Музыкальное воплощение живописной программы: структурно-композиц. аспект : авто-реф. дис. ... канд. искусствоведения : 17.00.02 / Н. П. Хилько; Рос. ин-т истории искусств. - Санкт-Петербург, 1998. - 18 с.

19. Ширяева, О. Ф. Жанр музыкальной картины в творчестве уральских композиторов. «Эсмеральда» Ю. Гальперина: опыт анализа / О. Ф. Ширяева // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. - 2016. - № 3 (47). - С. 94-101.

20. Ширяева, О. Ф. Картинность в музыке : монография / О. Ф. Ширяева ; Челяб. гос. акад. культуры и искусств, каф. истории и теории музыки. - Челябинск, 2001. - 167 с. : ил., ноты, табл.

21. Ширяева, О. Ф. Симфоническая картина: судьба жанра в XX - начале XXI в. / О. Ф. Ширяева // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. - 2015. - № 4 (44). - С. 77-86.

Получено 24.12.2017

O. Shiriaeva

Candidate of Art Criticism, Chelyabinsk State Institute of Culture and Arts E-mail: shiryaeva_olga72@mail.ru

GENRE OF MUSICAL PICTURE IN THE CREATIVITY OF SIBERIAN AND THE FAR EAST COMPOSERS

Abstract. The musical pictures of Siberian composers cover different performing spheres: symphonic, chamber-instrumental, vocal solo and choral music. At the same time some composers turn to the genre of musical picture only once, others devote a whole period of their activity to the process of mastering the genre, for the third the phenomenon ofpictures becomes a kind of creative credo.

The purpose of this work is to determine the features of the musical picture ofprofessional composer school of written tradition in the territory of Siberia and the Far East.

The dialectics of the genre is considered on the example of works by composers from such cities and the subjects of the Russian Federation as Novosibirsk, Omsk, Kemerovo, Tomsk, Irkutsk, Krasnoyarsk, Khabarovsk, Buryatia, Tuva, Khakassia, Yakutia, Primorsky Krai, etc. The material was the work of more than 40 composers (The list is in the Appendix) - this is about a hundred works, to some extent reflecting the picture imagery. But for objective reasons, only the most revealing examples are mentioned in the article.

Keywords: musical picture, symphonic picture, symphonic poem, genre, programmaticity, picturesque, sound image, musical landscape, musical portrait, musical sketch, musical fresco

For citing: Shiriaeva O. 2018. Genre of musical picture in the creativity of Siberian and the Far East composers. Culture and Arts Herald. No 1 (53) : 91-101.

References

1. Alekseev E. 1986. Rannefol'klornoe intonirovanie. Zvukovysotnyy aspect [Early folklore intoning. Sound high-rise aspect]. Moscow : Sovetskiy kompozitor. 238 p. (In Russ.).

2. Aranovskii M. 1974. About psychological prerequisites of subject and spatial acoustical representations. Problemy muzykal'nogo myshleniya [Problems of musical thinking]. Moscow : Muzyka. P. 252-271. (In Russ.).

3. Khabarovsk will present a theatrical cantata about St. Sergius of Radonezh [Electronic resource]. "The most oriental". Information and educational portal of the Khabarovsk Diocese. Available from : http://pravostok.ru/blog/v-khabarovske-predstavjat-teatralizovannuju-kantatu-o-prepodobnom-sergii-radonezhskom/. (In Russ.).

100

4. Gerasimov Kirill Afanasyevich [Electronic resource] // Encyclopedia of YSIA. Yakutia from A to Z. Available from : http://ysia.ru/spravka/?p=4730. (In Russ.).

5. Endutkina O. 2005. Zhanr muzykal'noy kartiny v simfonicheskom tvorchestve russkikh kompozitorov vtoroy poloviny XIX - nachala XX veka [Genre of musical picture in symphonic works of Russian composers of the second half of 19th - early 20th century]. Chelyabinsk. Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts. 133 p. (In Russ.).

6. Information about the Krasnoyarsk regional organization of the All-Russian public organization "The Union of Composers of Russia" [Electronic resource]. Dom iskusstv [House of Arts]. Available from : http://domiskusstv24.ru/ soyuz-kompozitorov/. (In Russ.).

7. Kiianovskaia L. 1985. Funktsii programmnosti v vospriyatii muzykal'nogo proizvedeniya [Program functions in the perception of a musical composition]. Kiev. 193 p. (In Russ.).

8. Klepchenko A. 2017. Russian folk musical instruments in Buryatia and the work of A. A. Pribylov. Muzykovedenie [Musicology]. No 7 : 49-56. (In Russ.).

9. Composers and musicologists [Electronic resource]. Soyuz kompozitorov Rossii: Vserossiyskaya obshchestvennaya organizatsiya [Union of Composers of Russia: All-Russian public organization]. Available from : http://unioncomposers.ru/composer/index/. (In Russ.).

10. Novikov Andrey Porfirievich [Electronic resource]. Novosibirskiy kraevedcheskiy portal [Novosibirsk Local Lore Portal]. Available from : http://kraeved.ngonb.ru/node/3332. (In Russ.).

11. Nosova N. Prominent fellow countrymen: Novikov Andrey Porfirievich [Electronic resource]. Novosibirskiy kraevedcheskiy portal [NovosibirskLocal Lore Portal]. Available from : http://kraeved.ngonb.ru/node/3332. (In Russ.).

12. Persons [Electronic resource]. Muzykal'naya kul'tura Sibiri [Musical culture of Siberia]. Available from : http://media-nsglinka.ru/index.php?r=mcspersona/index. (In Russ.).

13. Person : Ivanov [Electronic resource]. Muzykal'naya kul'tura Sibiri [Musical culture of Siberia]. Available from : http://media-nsglinka.ru/index.php?r=mcspersona/view&id=22. (In Russ.).

14. Pipekin Vladimir Mikhaylovich [Electronic resource]. Available from : http://www.kemguki.ru/index.php? option=com_content&view=article&id=1363%3A2010-10-13-03-15-09&catid=27&Itemid=309. (In Russ.).

15. Ponomareva G. 2011. The multidimensional world of Yuri Shibanov [Electronic resource]. Academic music of Siberia. Available from : http://sibmus.info/texts/ponom_g/shib_mm.htm. (In Russ.).

16. Sayt kompozitora Yu. E. Ashchepkova [The site of the composer IU. E. Ashchepkov] [Electronic resource]. Available from : http://music-ashepckov.narod.ru/. (In Russ.).

17. Usovich, Victor Alekseyevich. Big biographical encyclopedia [Electronic resource]. Available from : https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/126131/ycoBHH. (In Russ.).

18. Khilko N. 1998. Muzykal'noe voploshchenie zhivopisnoy programmy: strukturno-kompozitsionnyy aspekt [Musical embodiment scenic program: structural-compositional aspect]. St. Petersburg : Russian Institute of Art History. 18 p. (In Russ.).

19. Shiriaeva O. 2016. Musical picture genre in the creative activity of the Ural composers. 'Esmeralda" of IU. Galperin: analysis experience. Herald of the Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts. No 3 (47) : 94-101. (In Russ.).

20. Shiriaeva O. 2001. Kartinnost' v muzyke [The imagery in the music]. Chelyabinsk. Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts. 164 p. (In Russ.).

21. Shiriaeva O. 2015. Symphonic picture: genre's fate in the late 20th - at the beginning of 21st centuries. Herald of the Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts. № 4 (44) : 77-85. (In Russ.).

Reseived 24.12.2017

101