Научная статья на тему 'Зарубежное религиозное влияние на мусульманскую умму Тюменской области'

Зарубежное религиозное влияние на мусульманскую умму Тюменской области Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
312
49
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ / ТРАДИЦИОННЫЙ ИСЛАМ / ДЖАМААТЫ / ВАХХАБИЗМ / МИГРАНТЫ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Иванов Василий Витальевич

В статье анализируется ситуация среди мусульманской общины Тюменской области в постсоветский период. Автор считает, что ваххабизм распространяется через деятельность миссионеров, выпуснкинов арабских вузов и мигрантов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Зарубежное религиозное влияние на мусульманскую умму Тюменской области»

УДК 297.1 ББК 86.38

Василий Иванов

ЗАРУБЕЖНОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ ВЛИЯНИЕ НА МУСУЛЬМАНСКУЮ УММУ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация: В статье анализируется ситуация среди мусульманской общины Тюменской области в постсоветский период. Автор считает, что ваххабизм распространяется через деятельность миссионеров, выпускников арабских вузов и мигрантов.

Ключевые слова: Тюменская область, традиционный ислам, джамааты, ваххабизм, мигранты

Тюменская область подразделяется на три административно-территориальных субъекта:

1) Т.н. Тюменская область без автономных округов, иначе - Юг Тюменской области. Включает в себя административный центр области - г.Тюмень, и территории прилегающие к нему.

2) Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО). В официальных документах также фигурирует под названием ХМАО-Югра. Неофициальные названия: Югра, Югория. Административный цент - г.Ханты-Мансийск.

3) Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО). Неофициальное название - Ямал. Административный центр -г.Салехард.

Сегодня в Тюменской области традиционный для народов России ислам ханафитского мазхаба переживает кризис, в то время как «импортированный» ислам, представленный неофициальными религиозными лидерами и группировками, в том числе ваххабитскими, «Хизб-ут-Тахрир» и др., активно развивается.

На территории области с начала 90-х годов ХХ столетия действуют представители различных зарубежных исламских течений и движений. Росту популярности нетрадиционных для народов России течений ислама способствовала крупномасштабная финансовая поддержка из стран мусульманского Востока.

Реализация интересов этих движений и течений вступает в противоречия с интересами Российского государства, поскольку направлена на достижение определенных стратегических геополитических целей, прежде всего - на создание независимого от России мусульманского государства, которое в будущем должно стать частью всемирного халифата.

В регионе действуют три централизованные мусульманские структуры, две из которых относятся к просаудов-скому Совету муфтиев России (СМР, во главе с Равилем Гайнутдином) - Тюменский казыят Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР) и Духовное управление мусульман Тюменской области (ДУМ ТО).

Тюменский казыят ДУМАЧР возглавляет муфтий Фатых Гарифуллин, ДУМ ТО - муфтий Галимзян Бикмуллин. Изначально эти две структуры представляли собой единое образование в составе СМР, но потом разошлись из-за финансовых разногласий руководителей.

Также в Тюменской области присутствуют региональные духовные управления другой централизованной структуры - Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ). Данная структура (во главе с верховным муфтием Талгатом Таджутдином) считается оплотом традиционного для народов России ислама ханафитского мазхаба и

структурой противодействующей распространению ваххабитской идеологии в России. Региональное духовное управление мусульман ХМАО (в юрисдикции ЦДУМ) возглавляет муфтий Тагир Сама-тов. Региональное духовное управление мусульман ЯНАО (в юрисдикции ЦДУМ) возглавляет муфтий Хайдар Хафизов. Региональная структура ЦДУМ на юге Тюменской области имеет статус мухтаси-бата, возглавляет - имам-мухтасиб, полномочный представитель ЦДУМ в Тюменской области Ильдар Зиганшин.

В области действуют и автономные мусульманские общины, которые не контролируются ни одним из духовных управлений. Есть автономные этнические мусульманские группы, которые имеют собственных имамов, легитимных в качестве духовных лиц в кругу своей этнической группы (суфийские общины выходцев из Дагестана, связанные с различными северокавказскими тарикатами, тюменская община суфиев-ингушей, группы шиитов-азербайджанцев, группы шиитов-таджиков).

Кроме того, в области действуют независимые автономные салафитские (ваххабитские) группы (джамааты).

Начало проникновения нетрадиционных для народов России течений ислама в Тюменскую область

Уже в 1992 году в область начали наносить «визиты дружбы» представители Королевства Саудовской Аравии. В дальнейшем в 1990-е годы область посещали представители мусульманских организаций Турции, Египта, Пакистана, Ирана.

В июле 1992 года подростки из татарских и казахских семей Тюменской области прибыли в молодежный лагерь, организованный в г.Набережные Челны (Татарстан) представителями Саудовской Аравии. Занятия с мусульманской молодежью собранной из разных регионов России в лагере вели саудовские эмиссары Фенисан и аль-Муфлерх - профессора

университета имама Мухаммада ибн Аб-дель-Ваххаба в Эр-Рияде. Они были связаны с саудовской банковской группой «Араджихи». В 1993 году большинство этих представителей мусульманской молодежи отправились на учебу в религиозные ВУЗы Саудовской Аравии40.

«Реисламизация» населения Тюменской области проходила в условиях ряда негативных факторов:

1) нехватки собственных кадров духовенства;

2) отсутствия своих преподавательских кадров для медресе;

3) неопределенности духовных приоритетов в политике ДУМ ТО.

На процесс возрождения ислама (как и в целом на постсоветском пространстве) в области с начала 1990-х годов начали оказывать влияние страны мусульманского Востока (арабские страны, Пакистан, Турция). Специфической особенностью «реисламизации» в Тюменской области было то, что в ней с самого начала участвовали не только эмиссары различных организаций из стран мусульманского Востока, но и уроженцы стран Средней Азии.

Муфтий ДУМ ТО Галимзян Бик-муллин активно привлекал к процессу возрождения ислама на юге области представителей центрально-азиатских стран. В ХМАО и ЯНАО в 1990-е годы мигранты из Узбекистана и Таджикистана также занимались «возрождением ислама» и формированием общин.

Большинство узбеков и таджиков, привлекавшихся муфтием

Г. Бикмуллиным в 1990-е - начале 2000-х гг. к руководству строящимися мечетями, к преподаванию в медресе селе Ембаево, были людьми, прошедшими обучение у исламских авторитетов, позже обвиненных властями среднеазиатских государств в приверженности радикальным исламским движениям этих стран.

40 Тульский М. Причины раскола мусульманских организаций России // «Центральная Азия и. Кавказ». - 2004. - №4.

Многие из приехавших в область узбеков и таджиков, участвовавшие в процессе «возрождения ислама», не скрывали своих симпатий к саудовской версии ислама, и внушали местной молодежи идеи о том, что Саудовская Аравия является «правильным государством, живущим по шариату», в отличие от «кя-ферской России».

В начале 1990-х годов в медресе и в мечетях области обучение исламу начинают практиканты из медресе России и иностранных государств - арабских стран, Пакистана, Турции, а также из среднеазиатских государств - Узбекистана, Таджикистан и Киргизии.

К концу 1990-х в области начинают проповедь ваххабизма местные уроженцы, обученные в ВУЗах арабских стран. В это же время начинают свою проповедническую деятельность ваххабиты из числа мигрантов с российского Северного Кавказа и Азербайджана.

Кроме того, местное медресе в с. Ембаево уже с 1993 года было ретранслятором ваххабитских учений.

Учебный процесс в медресе с.Ембаево был приостановлен в сентябре 2000 г., когда один из бывших учеников, был задержан с оружием в руках в Киргизии (в составе группы боевиков Исламского Движения Узбекистана он участвовал в нападении на киргизскую погранзаставу).

Официально существовавшее в 1990-е - 2010 гг. Правление ДУМ ТО было укомплектовано, по настоянию Комитета по делам национальностей Тюменской области (именно этот орган занимается в областной администрации вопросами взаимоотношения государственных органов с религиозными конфессиями), «благонадежными» татарами, из числа представителей органов местного самоуправления, предпринимателей и другими доверенными лицами. Эти люди в массе своей не имели авторитета среди практикующих мусульман и сами не горели желанием заниматься вверенной им работой. В результате правление ДУМ

ТО не играло никакой реальной роли в управлении доверенным ему мусульманским сообществом. Так, в 2006-2011 гг. оно собиралось на свое заседание всего один раз. Реальное управление общинами ДУМ ТО осуществляли официально не-легитимированные для управления органы - Совет улемов и так называемая «Шура» («Совет»).

Лишь четверо членов официального правления входили в указанные неофициальные органы управления. Доминирующую роль в «Шуре» и Совете уле-мов играли просаудовски ориентированные узбеки и ингуши, среди негласных лидеров был и выходец из Алжира. До 2007 года органы исполнительной власти Тюменской области и правоохранительные органы не знали о существовании «параллельной» структуры управления ДУМ ТО.

Функционеры данной неофициальной структуры управления ДУМ ТО занимались пропагандой ваххабитских концепций, но главное - занимались созданием и поддержанием оптимальных условий для пропаганды этой идеологии своими единомышленниками «на местах».

Не позднее середины 1990-х годов свою деятельность в Тюменской области начали миссионеры международной организации «Хизб-ут-Тахрир».

Успеху деятельности как ваххабитов, так и представителей «Хизб-ут-Тахрир» способствовало то что с середины 1990-х в область как на постоянное местожительство, так и на временную работу прибывали мигранты из Средней Азии, Северного Кавказа и Азербайджана. Многие из мигрантов уже находились под влиянием радикал-исламистской пропаганды у себя на родине. Также, как и уроженцы Средней Азии, выходцы из Северного Кавказа в начале 2000-х часто назначались на должности имамов в некоторых сельских мечетях как в ДУМ ТО, так и в ДУМАЧР. Благодаря этому ваххабитские концепции получали широкую аудиторию.

Распространению ваххабитской идеологии также способствовало появление в Тюменской области в первой половине 2000-х годов радикальных исламистских джамаатов, которые первоначально сформировались из числа выходцев из Северного Кавказа. Выходцы с Северного Кавказа в Тюменской области сохраняют связи со своими семейными кланами из Южного федерального округа, часть которых сотрудничает с экстремистскими исламистскими движениями.

До сих пор нет точных цифр -сколько в Тюменской области проживает выходцев из регионов Северного Кавказа (которые являются гражданами РФ), Азербайджана (часть которых является гражданами РФ, а часть - Азербайджана) и Средней Азии (часть которых также успела получить гражданство РФ, часть продолжает оставаться гражданами соответствующих государств). По разным источникам, только в ХМАО численность выходцев только из Северокавказских регионов достигает 40% населения. По мнению сотрудников городской администрации г.Нового Уренгоя (ЯНАО), в городе нелегально проживает не менее 100.000 выходцев из регионов Северного Кавказа, Азербайджана и Средней Азии (эти люди нигде не зарегистрированы).

Зарубежная помощь мусульманским общинам области шла по двум основным направлениям. В первую очередь, арабские шейхи из КСА, ОАЭ, Кувейта и Катара финансировали строительство мечетей.

Не была забыта иностранными благотворителями и кадровая проблема уммы. С 1993 года молодые мусульмане начинают из области выезжать на учебу в религиозные ВУЗы стран мусульманского Востока (главным образом - арабских стран, в значительно меньшей степени -Турции).

В конце 1990-х - в начале 2000-х в Тюмени муфтием ДУМАЧР Нафигуллой Ашировым неоднократно организовывались круглые столы и конференции на различные актуальные для мусульман

темы, на которые приезжали мусульманские деятели из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана и Ирана.

Современное состояние мусульманских структур области в контексте зарубежного религиозного влияния

Наиболее влиятельным среди действующих в регионе централизованных мусульманских структур является ДУМ ТО (возглавляет муфтий Галимзян Бик-муллин), входящее в состав просаудов-ского Совета муфтиев России (СМР). Проведение проповедей на русском языке способствует дальнейшему укреплению влияния ДУМ ТО среди мусульман области. Среди активных прихожан много выходцев из Северного Кавказа и Средней Азии. Приходы ДУМ ТО официально расположены лишь на юге Тюменской области, но в ХМАО и ЯНАО также есть общины (официально незарегистрированные) которые ориентируются на проваххабитски настроенных имамов ДУМ ТО. Влияние ДУМ ТО неуклонно возрастает из-за нескрываемой провахха-битской позиции Галимзяна Бикмуллина и большинства имамов, в связи с увеличением численности приверженцев радикальных форм ислама в мусульманской умме региона.

Актив ДУМ ТО часто приглашают на различные конференции, организуемые Тюменским государственным университетом, Тюменским государственным нефтегазовым университетом, Тюменским юридическим институтом.

Менее влиятельно Тюменское ка-зыятское управление ДУМАЧР во главе с муфтием Фатыхом Гарифуллиным. В большинстве мечетей проповеди идут на русском языке. Среди активных прихожан также много выходцев из Северного Кавказа и Средней Азии.

Тюменское представительство ЦДУМ на юге области во главе с имам-мухатсибом Ильдаром Зиганшиным имеет значительно меньшие возможности

оказывать влияние на мусульманское сообщество, чем структуры ДУМ ТО и ДУМАЧР. Это происходит в силу ориентации большинства имамов ЦДУМ на юге области - прежде всего на татарское население (пятничные проповеди читаются на татарском языке).

Большим влиянием на мусульманскую умму области пользуются региональное управление ЦДУМ в ХМАО (возглавляет муфтий Тагир Саматов) и региональное управление ЦДУМ в ЯНАО (возглавляет муфтий Хайдар Ха-физов). Среди прихожан структур ЦДУМ в ХМАО и ЯНАО также много представители других народов Северного Кавказа и Средней Азии). Влияние структур ЦДУМ на мусульманскую умму области неуклонно падает, главным образом - из-за официальной антиваххабитской позиции лидеров этой организации.

29 февраля 2012 года на заседании Общественной палаты ХМАО имам-мухтасиб Ханты-Мансийска (в юрисдикции ЦДУМ) Рустам Аминов признался, что местные имамы не могут оказать никакого влияния на антигосударственные взгляды ваххабизированной молодежи, более того - имамы из-за активной деятельности ваххабитского сообщества опасаются за свою безопасность.

Всеми централизованными мусульманскими организациями области (ДУМ ТО, Тюменское казыятское управление ДУМАЧР, региональные структуры ЦДУМ) декларируются признание существующей государственной системы и поддержка партии «Единая Россия».

Однако принадлежность к одной из трех централизованных структур не всегда означает, что община в теологических вопросах обязательно следует официальному курсу «материнской» структуры.

Судя по всему, регистрация общины в той или иной структуре часто делается для удобства, из чисто прагматических соображений. В составе ЦДУМ, считающегося оплотом «традиционного ислама», в ХМАО есть две ваххабитские

(салафитские) общины. В 1999 году за сотрудничество с «Хизб-ут-Тахрир» руководством регионального представительства ЦДУМР был отстранен от должности имам Нижневартовска (ХМАО) Габдельгадель Гилязетдинов41. Многие представители мусульманской молодежи в ХМАО посещают «традиционалистские» мечети, но по убеждениям являются ваххабитами либо приверженцами учения «Хизб-ут-Тахрир».

В тоже время на юге области в составе ДУМ ТО, входящего в провахха-битский СМР, есть суфийские общины мюридов дагестанского шейха Саида Ацаева (1937-2012), более известного как Саид Чиркейский, позиционирующие себя как противники ваххабизма. Суфийские общины мюридов Саида Чиркейско-го предпочли войти в ДУМТО, а не в структуру ЦДУМ - в частности, из-за отрицательного отношения части своих лидеров к личности Талгата Таджутдина и к главе местного регионального представительства ЦДУМР Ильдару Зиганшину.

И в ДУМ ТО, и в Тюменском ка-зыяте ДУМАЧР есть имамы, придерживающиеся традиционного ислама хана-фитского мазхаба, которые по разному стечению обстоятельств оказались именно в этих структурах.

Таким образом, в Тюменской области принадлежность имамов к той или иной централизованной структуре не всегда говорит об их идеологических предпочтениях.

Власти региона в той или иной форме оказывают финансовую помощь всем вышеперечисленным централизованным мусульманским структурам.

В результате беспрепятственной деятельности агентов влияния и миссионеров зарубежных религиозных центров значительная часть мусульманского сообщества области к началу 2000-х годов стали носителями ваххабитского (сала-фитского) просаудовского мировоззрения.

41 Силантьев Р.А. Ислам в современной России.

Энциклопедия. - М.: Алгоритм, 2008. - 447 с.

В августе 2003 года еженедельник «АиФ-Сибирь» опубликовал интервью Ильдара Зиганшина, полномочного представителя в Тюменской области муфтия ЦДУМ Талгата Таджутдина. Зиганшин заявил о том, что в Тюменской области существуют более 80 мусульманских общин, и все они находятся под влиянием ваххабитов, распространивших свое влияние с Северного Кавказа42. С тех пор численность приверженцев радикальных форм ислама в области только увеличилось, и их влияние на настроения мусульманской уммы только усилилось.

В вузах Саудовской Аравии и других арабских стран в настоящее время обучается более 100 этнических татар из Тюменской области. Опыт показывает, что большинство выпускников вузов КСА по приезде в Россию становятся проводниками ваххабитской идеологии.

Руководители региональных

структур ЦДУМ (муфтии Тагир Саматов и Хайдар Хафизов, имам-мухтасиб Иль-дар Зиганшин) вынужденно капитулировали перед экспансией ваххабитов, и фактически не предпринимают никаких активных действий направленных на противодействие усилению влияния радикальных форм ислама.

Имамам ДУМ ТО оказывается «консультационная поддержка» в решении теологических вопросов со стороны мусульманских теологов зарубежных стран», прежде всего - Саудовской Аравии.

В структуры ДУМАЧР на территории области зарубежная финансовая помощь поступает через муфтия Нафи-гуллу Аширова43.

42 Все мусульманские общины Тюменской области под влиянием ваххабитов, заявил представитель ЦДУМ // ИА REGNUM, 29 августа 2003 г.

43 Несмотря на нескрываемые симпатии к ваххабизму со стороны Аширова, за последним закрепилась репутация деятеля, для которого характерна «многовекторность»: он обладает настоящим талантом по выклянчиванию денежных средств от самых разных мусульманских лидеров из разных государств, зачастую придерживающихся противоположных идеологий. Так, начиная

Лидер ДУМ ТО Бикмуллин не скрывает, что в предыдущие годы получал деньги от саудитов на «восстановление мечетей». 1 января 2012 года Бик-муллин приезжал в Нижнекамск (Татарстан) с целью проведения агитации в пользу создания в республике муфтията, «альтернативного» ДУМ РТ44. «Альтернативный» муфтият планировалось создать на базе приходов Закамской части Татарстана, в которой доминируют ваххабиты, с его последующим присоединением к просаудовскому СМР во главе с Равилем Гайнутдином.

Маркером для выявления комплиментарного отношения мусульманских лидеров к саудовской версии ислама является то, какую оценку они дают празднику Мавлид (Мавлид-ан-Наби). Ваххабиты считают празднование Мав-лида (дня рождения основателя исламской религии Мухаммеда) «языческой ересью», «недопустимым нововведением», которого не было у первых мусульман, и приравнивают его к идолослуже-нию.

Глава ДУМ ТО Галимзян Бикмул-лин не признает Мавлид, не отмечает дату и придерживается ваххабитской точки зрения, согласно которой Мавлид являет-

45

ся «недопустимым нововведением» .

Руководитель Тюменского мухта-сибата ЦДУМ Ильдар Зиганшин считает, что празднование Мавлида для мусульман является обязанностью, и ни в коем

с середины 1990-х годов ему удавалось «привлекать средства» благотворителей из Саудовской Аравии, Катара, Египта, Турции, Пакистана, Ливии (от Муамара Каддафи), Ирана. Большую часть времени Нафигулла Аширов проводит в Москве, в Тюменской области бывает лишь наездами, хотя посещает область намного чаще, чем другие регионы, в которых находятся приходы ДУМАЧР.

44 Сулейманов Р. Мечети закамских районов Татарстана тайно посещают эмиссары Совета муфтиев России // «Интерфакс-Религия», 8 февраля

2012 г.

45 В Тюменской области воцарился исламский плюрализм // портал Islam News, 7 февраля

2013 г.

случае не является «недопустимым нововведением».

Руководитель регионального

управления ЦДУМ в ХМАО муфтий Та-гир Саматов на проповеди в феврале 2012 года призывал к празднованию Мавлида и говорил о том, что «против Мавлида выступают ваххабиты, которые хотят расколоть мусульманскую умму».

Руководитель Казыятского управления мусульман Тюменской области ДУМАЧР Фатых Гарифуллин придерживается «промежуточной» точки зрения, признает Мавлид, но считает что это «не праздник, а просто знаменательная дата». Такой же точки зрения придерживается его шеф Нафигулла Аширов. По мнению ряда экспертов, подобное «промежуточное» отношение к Мавлиду со стороны деятелей ДУМАЧР обусловлено боязнью потерять сельские приходы в местах компактного расселения сибирских татар, в которых празднование Мавлида укоренено и является многовековой традицией. Между тем, в 2011 году празднование Мавлида стало причиной внутреннего конфликта во многих приходах ДУМАЧР в Тюменской области, послужив основанием для противостояния между ваххабитами и приверженцами традиционного ислама ханафитского мазхаба.

Ряд имамов в ДУМ ТО и ДУМАЧР получают деньги от саудовских спонсоров напрямую, минуя «головные» структуры своих централизованных управлений. По мнению ряда экспертов, помимо денег от частных арабских благотворителей, саудовские агенты влияния (прежде всего среди имамов мечетей) могут получать финансовые средства непосредственно от эмиссаров Министерства по делам ислама и вакуфов (МДиВ) Саудовской Аравии. Известно, что данная саудовская спецслужба выполняет и роль разведслужбы. Гражданам России, сотрудничающим с данной спецслужбой, ставится задача пропаганды ваххабитских идей. Известно, что деятельность МДиВ на территории России курирует атташе по религи-

озным делам посольства Саудовской Аравии в г. Москве.

Деятельность приверженцев радикальных толков ислама в контексте зарубежного влияния

Основными характеристиками са-лафизма в области являются:

1. Позиционирование последователями салафизма себя как «носителей истины», которую должны воспринять люди с иным мировоззрением, независимо от их национальности.

2. Использование в качестве источника по фикху (мусульманскому законоведению) трудов ваххабитских авторов.

3. Борьба с «нововведениями в исламе», которыми объявляются, в частности: традиционное для ислама сибирских татар почитание могил «аулий» (мусульманских святых), праздник Мавлид.

4. Важное место в проповеди ваххабитов занимает тема единения мусульман, мусульманской солидарности, особенно с теми, кто ведет джихад.

5. Отношение к КСА как к «идеальному государству», которое послужит главным ядром для будущего халифата.

Многие имамы в своих проповедях декларируют необходимость превращения России в шариатское государство. Нередко имамы ДУМ ТО и ДУМАЧР из числа «умеренных» салафитов оказываются под огнем критики более радикальных салафитов, которые критикуют их за взаимодействие со светскими властями «кяферского государства», ходе организуемых органами государственной власти мероприятий (например, связанных с празднование 9 мая). Участие имамов в этих мероприятиях наиболее радикализированной частью уммы расценивается в качестве оппортунизма по отношению к власти «государства кяферов».

Нередко, оказываясь под таким давлением, имамы (даже не будучи изначально ваххабитами) в своих проповедях начинают осознанную или неосознавае-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

мую эволюцию в сторону солидаризации с представителями радикальных толков ислама.

В результате успешной пропагандистской деятельности салафитского сообщества в умме региона сложилась нездоровая традиция: многие представители бизнес-сообщества (как татары, так и уроженцы Средней Азии и Северного Кавказа) перед принятием важных решений (новые бизнес-проекты, избрание в депутаты местных советов) обращаются за благословениями к религиозным авторитетам Саудовской Аравии и других арабских стран. Связь с этими религиозными деятелями и их окружением осуществляется через Skype и другие средства Интернета. При этом связь с зарубежными религиозными кругами никоим образом не скрывается, более того считается престижным получить благословение именно от арабского шейха.

Попытки сторонников традиционного ислама полемизировать с приверженцами ваххабизма и других нетрадиционных для России форм ислама, объявляя взгляды своих оппонентов ложными, искажающими ислам, попытки найти опору для отстаивания своих религиозных позиций в апелляциях к национальным обычаям, к традициям старшего поколения в конечном счете лишь укрепляют салафитские доводы относительно того, что традиционный ислам является «исламом, погрязшим в адатных обычаях», и необходимо «возвращение на путь истинного ислама».

Салафиты подвергают критике низкий (по их мнению) уровень религиозности последователей «традиционного ислама», многие из которых некомпетентны в знании Корана и хадисов.

Ваххабитами среди молодежи ведется пропаганда убеждений, согласно которым в условиях, когда везде господствует коррупция и «засилье воров» (к которым они относят администрацию области и руководство нефте- и газодобывающих компаний), наилучшее решение - это превратить Россию в исламское го-

сударство и ввести законы шариата. По их мнению, это будет «справедливое государство». Данная идея получает поддержку не только у выпускников иностранных религиозных вузов, но и у людей получивших хорошее светское образование в России и студентов светских вузов.

Радикальными исламистами в области декларируются разные способы достижения главной цели - превращения России в «шариатское государство»: от мирного «исламского призыва» путем проповедей до вооруженного «джихада против неверных». При этом главную цель мирного варианта «исламского призыва» они видят в том, чтобы увеличить количество «правильных мусульман», готовых к вооруженной борьбе. То есть, мирный «исламский призыв» рассматривается лишь как промежуточный этап на пути к джихаду, понимаемому однозначно как вооруженная борьба за веру.

По мнению салафитских активистов в Тюменской области, увеличение численности «правильных мусульман» рано или поздно вынудит власти легитимизировать ваххабизм. При этом в их идеологии переговоры с «безбожниками» и легитимизация радикального ислама рассматривается лишь как промежуточный этапе перед захватом власти в стране. В проповедях салафитов в области звучит мысль о том, что каждому мусульманину рано или поздно придется принять участие в вооруженной борьбе против «безбожного государства».

Распространению ваххабитской идеологии в Тюменской области способствовало наличие в регионе молодежных джамаатов из числа выходцев из Северного Кавказа. Организационно эти джа-мааты оформились в начале 1990-х годов на территории Северного Кавказа. Постепенно лидерами во многих из них стали исповедующие ваххабитскую версию ислама молодые мусульмане, вернувшиеся в Россию после обучения в зарубежных мусульманских вузах. В связи с тем, что многие представители северокавказ-

ской молодежи приезжали на заработки в Тюменскую область, здесь также сформировались молодежные джамааты.

Целями салафитских джамаатов являются изучение ислама, исламский призыв (проповедь) и подготовка к вооруженному джихаду против неверных (немусульман и так называемых «лицемерных мусульман»). Молодежные джа-мааты Тюменской области связаны с ваххабитским подпольем Северного Кавказа и с радикальным движением «Ат-Такфир-Валь-Хиджра».

Большинство представителей северокавказской молодежи приезжая на заработки в Тюменскую область неизбежно подпадают под идеологическое влияние участников радикальных исламистских джамаатов и сами становятся членами этих сообществ. По мнению ряда экспертов, в Тюменской области «благодаря» наличию молодежных джамаатов радикализация молодых мусульман (выходцев из Северо-Кавказского региона) усиливается. В данные джамааты вовлекаются и те представители народностей Северного Кавказа, которые являются уроженцами центральных регионов России и Тюменской области46.

Главным методом привлечения северокавказской молодежи для участия в деятельности джамаатов является идеологическая обработка. Используется схема: «мы исповедуем правильный ислам -поэтому присоединяйся к нам». Молодых людей убеждают в том, что именно сала-физм является «правильным исламом», и убеждают в том, что «истинный мусульманин» должен присоединиться к сообществу тех людей, которые планируют бороться с «кяферским государством» для установления «угодного Аллаху шариатского правления». Идеологическая обработка включает в себя и «правильное» (с точки зрения радикал-исламистов) понимание истории России.

46 Мальцев В. Горячие сибирские ваххабиты: Юг-ра стала эпицентром исламского радикализма // «Независимая газета - Религии», 4 февраля 2015 г.

В общих чертах это выглядит так. Молодежь убеждают в том, что «все беды кавказских народов» начались после того как «грузины по глупости запросили помощи у русских». По версии салафитов, «воспользовавшись глупостью грузин, русские кяферы двинули свои войска через Дагестан и Чечню, чтобы захватить Грузию, а по дороге убивали и грабили мусульман». «С этого времени, - говорят находящиеся под зарубежным идеологическим влиянием «историки», - ведется освободительная борьба с оккупантами, но многие мусульмане по своей неграмотности и слабости имана (веры) не участвуют в этой борьбе».

При этом единого объединения эти джамааты не представляют. Их структура состоит из фактически автономных групп, состоящих из небольшого числа членов, часто не знакомых лично с членами других ячеек. Такую сеть очень трудно «порвать», поскольку обнаружение одной ячейки, как правило, не ведет к раскрытию других. Костяк молодежных джамаатов преимущественно составляют представители народов Северного Кавказа, но присутствуют и выходцы из других государств: Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Киргизии, стран Ближнего Востока.

В вузах Тюмени действуют связанные с вышеуказанными джамаатами радикал-исламистские группы, в которых доминируют выходцы из СевероКавказского региона и азербайджанцы, но есть среди них и татары, и «русские мусульмане» (этнические русские принявшие ислам). В вузах региона функционируют «землячества» выходцев из республик Северного Кавказа и Азербайджана, в среде которых, как показывает ситуация в Тюменском государственном нефтегазовом университете, Тюменском государственном университете и Тюменской государственной медицинской академии, создаются условия, благоприятствующие закреплению в сознании молодых мусульман идей радикального исламизма. Эти «землячества», связанные с

функционирующими в регионе радикальными исламистскими джамаатами, становятся проводниками салафитской идеологии и в среду студентов из числа татар и русских.

В последние годы в джамааты сформированные северокавказскими выходцами стали вступать и молодые сибирские татары, русские, переселенцы из Украины. В джамаатах большим авторитетом пользуются те участники, которые имеют боевой опыт, приобретенный на Северном Кавказе либо иных «горячих точках».

Как минимум с начала 2000-х годов Тюменская область стала местом, куда стали скрываться бандиты принимавшие участие в боевых действиях против федеральных войск на Северном Кавказе. Практически все они вливаются в ряды существующих на территории области джамаатов.

За последние три года в области наметилась также тенденция ваххабиза-ции «обычных» преступных группировок. Происходит своеобразная кооперация салафитов и «обычных» бандитов. Вчерашние «уголовники (в т.ч. и этнические русские) превращаются в носителей ваххабитского мировоззрения. Зачастую адептами радикальных форм ислама они становятся под влиянием проповеди со стороны так называемых «зэков-

47

миссионеров» в местах заключения . Ваххабиты и приверженцы организаций «Хизб-ут-Тахрир» и «Таблиги джамаат» ведут проповедь (с разной степенью успеха) среди лиц отбывших различные сроки лишения свободы за имуществен-

47 Сулейманов Р.Р. Ваххабизм в российских тюрьмах: распространение и последствия // Ислам и государство в России: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвященной 225-летию Центрального духовного управления мусульман России - Оренбургского магометанского духовного собрания. Уфа, 22 октября 2013 г. / составители: Р.М. Мухаметзянова-Дуггал, А.Т. Ахатов,

И.В. Фролова, В.С. Хазиев / под общей ред. А.Б. Юнусовой. - Уфа: Уфимский полиграфком-бинат, 2013. - С.258-264.

ные преступления, в том числе среди наркоманов. Проповедники «Хизб-ут-Тахрир» и «Таблиги джамаат» представителей криминалитета расценивают как заблудших, которых необходимо «обратить к исламу» в первую очередь. Поэтому не является редкостью, когда среди членов радикал-исламистских джамаатов встречаются и вчерашние уголовники.

В современный период (как и в начале 1990-х) также функционирует среднеазиатский канал зарубежного религиозного влияния. Имамы на территории Казахстана, Киргизии и Таджикистана получают саудовские гранты и открыто призывают своих прихожан к «сала-фии», при этом воспитывая у них комплиментарное отношение к Саудовской Аравии. Многие имамы в этих странах получают гранты от организаций «Хизб-ут-Тахрир» и «Таблиги джамаат». Многие их «воспитанники» из числа местной молодежи выезжают с целью ведения трудовой деятельности в Тюменскую область России.

Представляет интерес мнение сотрудников правоохранительных органов Таджикистана, согласно которому молодые таджикские салафиты, находясь на территории Тюменской области, еще более радикализируются под влиянием членов местных исламистских джамаатов.

Тюменская область является удобным убежищем для экстремистов из Средней Азии, которые пополняют сала-фитские джамааты. Большинство из них относительно хорошо знает русский язык и знает, что в Тюменской области они легко найдут неквалифицированную работу (например, в сфере строительства и рыночной торговли), даже не имея официальной регистрации. Кроме того, в области уже с начала 1990-х годов существуют землячества выходцев из Средней Азии. Поэтому Тюменская область для них является тем местом, где этим людям проживать комфортно во всех отношениях.

При этом среди приверженцев нетрадиционных для России форм ислама,

ведущих свою антироссийскую деятельность на территории региона, уживаются представители самых разных течений радикального ислама: ваххабиты, хизб-ут-тахрировцы, таблиговцы (нередко при-

верженцы этих течений успешно сотрудничают в рамках одного джамаата). Однако доминируют среди них именно адепты ваххабитской идеологии.

Источники и литература

1. Все мусульманские общины Тюменской области под влиянием ваххабитов, заявил представитель ЦДУМ // ИА REGNUM, 29 августа 2003 года. URL: http://www.regnum.ru/news/polit/150712.ht ml

2. В Тюменской области воцарился исламский плюрализм // Портал Islam News, 7 февраля 2013 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-138302.html

3. Мальцев В. Горячие сибирские ваххабиты: Югра стала эпицентром исламского радикализма // «Независимая газета -Религии», 4 февраля 2015 года. URL: http://www.ng.ru/events/2015-02-04/4_siberia.html

4. Силантьев Р.А. Ислам в современной России. Энциклопедия. - М.: Алгоритм, 2008. - 447 с.

5. Сулейманов Р.Р. Ваххабизм в российских тюрьмах: распространение и по-

следствия // Ислам и государство в России: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвященной 225-летию Центрального духовного управления мусульман России - Оренбургского магометанского духовного собрания. Уфа, 22 октября 2013 г. / составители: Р.М. Мухаметзянова-

Дуггал, А.Т. Ахатов, И.В. Фролова, В.С. Хазиев / под общей ред. А.Б. Юнусовой. - Уфа: ГУП РБ Уфимский полиграфкомбинат, 2013. - С.258-264.

6. Сулейманов Р. Мечети закамских районов Татарстана тайно посещают эмиссары Совета муфтиев России // «Интерфакс-Религия», 8 февраля 2012 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=analysis&div=171

7. Тульский М. Причины раскола мусульманских организаций России // «Центральная Азия и. Кавказ». - 2004. - №4.

Vasily Ivanov

FOREIGN RELIGIOUS INFLUENCE ON THE MUSLIM UMMAH

IN TYUMEN REGION

Summary: This paper analyzes the situation among the Muslim community in the Tyumen region in the post-Soviet period. The author argues that Wahhabism is spread by missionaries, graduates at Arab universities, and migrants.

Keywords: Tyumen region, traditional Islam, Jamaats, Wahhabism, migrants

Sources and Literature

1. According to the CDUM representative, all Muslim communities in the Tyumen region are influenced of the Wahhabis // REGNUM, August 29, 2003. URL: http://www.regnum.ru/news/polit/150712.ht ml

2. In the Tyumen region reigned Islamic pluralism // Islam News, 7 February 2013. URL: http://www.islamnews.ru/news-138302.html

3. Maltsev V. Hot Siberian Wahhabis: Ugra has become the epicenter of Islamic radicalism // Nezavisimaya Gazeta -Religions, February 4, 2015. URL: http://www.ng.ru/events/2015-02-04/4_siberia.html

4. Silant'ev R.A. Islam in modern Russia. Encyclopedia. - Moscow.: Algoritm, 2008 [Russian].

5. Suleymanov R.R. Wahhabism in Russian prisons: spread and impact // Islam and the State in Russia: Book of the International scientific-practical conference dedicated to the 225th anniversary of the Central Spiritual Board of Muslims of Russia -Orenburg Mohammedan Spiritual Assembly. Ufa, October 22, 2013 / Compiled by R.M. Mukhametzyanova-Duggal, A.T. Akhatov, I.V. Frolova, V.S. Khaziev / ed. by A.B. Yunusova. -Ufa: Polygraphcombinat, 2013. - Pp. 258264 [Russian].

6. Suleymanov R. Emissaries of the Council of Muftis of Russia visited Mosques in Kama districts of Tatarstan secretly // Interfax-Religion, February 8, 2012. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=analysis&div=171.

7. Tulsky M. Reasons for the split of the Muslim organizations in Russia // Central Asia and Caucasus. - 2004. - №4 [Russian].

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.