Научная статья на тему 'Языковые средства создания образа профессионала в кинодискурсе'

Языковые средства создания образа профессионала в кинодискурсе Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
147
21
Поделиться
Ключевые слова
КИНОТЕКСТ / КИНОДИСКУРС / КИНОДИАЛОГ / ОБРАЗ ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННОГО / ОБРАЗ ПРОФЕССИОНАЛА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Нелюбина Юлия Александровна

В статье исследуются языковые средства, которые служат основой для формирования образа профессионального оперуполномоченного в кинематографе. Утверждается, что среди основных языковых средств выступает профессиональная лексика, которая помогает зрителю безошибочно определить профессию киногероя и оценить степень его профессионализма. В качестве материала для исследования выступил кинотекст «Место встречи изменить нельзя».

Текст научной работы на тему «Языковые средства создания образа профессионала в кинодискурсе»

Ю. А. Нелюбина

ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ ОБРАЗА ПРОФЕССИОНАЛА

В КИНОДИСКУРСЕ

В статье исследуются языковые средства, которые служат основой для формирования образа профессионального оперуполномоченного в кинематографе. Утверждается, что среди основных языковых средств выступает профессиональная лексика, которая помогает зрителю безошибочно определить профессию киногероя и оценить степень его профессионализма. В качестве материала для исследования выступил кинотекст «Место встречи изменить нельзя».

Ключевые слова: кинотекст, кинодискурс, кинодиалог, образ оперуполномоченного, образ профессионала.

Одним из популярных жанров российского кинематографа является детектив, в связи с чем на экранах регулярно появляются образы следователя и оперуполномоченного. Материалом для настоящего исследования послужил телесериал «Место встречи изменить нельзя» режиссера С. Говорухина (1979 г.).

Кинотекст (подробнее см.: [6; 7]) раскрывает образ профессионального оперуполномоченного через обращение к ситуации обучения новичка начальником отдела по борьбе с бандитизмом. Уже в первой серии воспроизводятся прецедентные ситуации работы оперуполномоченных: планерка, допрос, осмотр места преступления и задержание. Профессиональный образ сотрудников правоохранительных органов репрезентируется в них с привлечением различных языковых средств: речевых клише, профессионализмов, жаргонизмов, прецедентных текстов и имен [4].

Рассматриваемый кинотекст содержит разговор между начальником отдела по борьбе с бандитизмом Глебом Жегловым и Володей Шараповым, который только что прибыл на службу в отдел. Шарапов восхищается начальником, а Жеглов охотно делится с ним секретами мастерства:

- Слушай, Глеб, как это у тебя всё здорово получается? Быстро, ловко. Вот мне бы так научиться. А?

- Тебе надо усвоить работу со свидетелем.

- Со свидетелем? Почему?

- Потому что в каждом даже самом тайном делишке всегда отыщется человечек, который что-либо слышал, что-либо видел, что-либо знает, помнит или догадывается. И твоя задача - все эти сведения из него выудить.

- Глеб, вот почему ты эти сведения умеешь выуживать, а вот, скажем, Коля Тараскин не умеет?

- Потому что Коля Тараскин молодой еще. А потом, Коля Тараскин не знает шесть правил Глеба Жеглова. Тебе, так и быть, скажу. Так, правило первое. Запоминай, повторять не стану. Затверди как строевой устав. Разговаривая с людьми, всегда улыбайся. Понял? Люди это любят. Оперативник, который не умеет лезть в душу к свидетелю, считай, что он зря получает рабочую карточку. Запомнил?

- Запомнил.

- Ну вот. А теперь правило второе. Будь к человеку внимательным. И старайся подвинуть к разговору об нем самом. А как это сделать?

- Как это сделать?

- А вот для этого существует и третье правило. Найди тему, которая ему интересна.

- Ничего себе задачка для незнакомого человека.

- А. А вот для этого существует четвертое правило, которое гласит: «Проявляй к человеку искренний интерес. Вникни в него, узнай, чем он живет». Это, конечно, трудно. И, в общем, попотеть придется. Но зато, если ты это сможешь, он тебе всёрасскажет<... >.

В данном отрывке используются термины: следователь, сведения; профессионализмы и профессиональные речевые клише: оперативник, выуживать сведения, работа со свидетелем. Для того чтобы облегчить восприятие новичком новой информации, Жеглов использует в речи риторические вопросы: А как это сделать?; параллельные конструкции: А вот для этого существует и третье правило /А вот для этого существует четвертое правило.

Из диалога следует, что профессиональный оперуполномоченный должен уметь работать со свидетелями, добывать необходимую информацию, для чего требуется владение осно-

вами психологии, умение работать с людьми, секрет которого состоит в том, чтобы искренне интересоваться их жизнью, увлечениями, быть позитивным. Кроме того, работа должна выполняться быстро, в короткие сроки. В отличие от Жеглова, упомянутый в диалоге Тараскин не является профессионалом в своей области, так как не умеет «выуживать» информацию из свидетелей, не выработал подход к людям.

Отличительной чертой профессионала-наставника (роль которого в данном случае выполняет Жеглов) является его заинтересованность в подготовке квалифицированных кадров, поэтому герой постоянно показывает Шарапову, как нужно поступать в профессиональных ситуациях, что следует говорить.

В кинотексте присутствуют характерные для профессии следователей и оперуполномоченных тексты, в частности, протокол осмотра места преступления: Осмотр производится в дневное время. В пасмурную погоду. При естественном освещении. Комната прямоугольная, с эркером в три окна <...> К моменту осмотра видимых повреждений не имеют. Язык протокола отличается сухостью изложения, вниманием к деталям, обилием безличных конструкций, что характерно для юридического дискурса.

Кинотекст изобилует единицами криминального арго:

- На фронте он, правда, не воевал, но шни-фер был знаменитый. Громил сейфы, будто косточки из компота.

Здесь используется прием, заключающийся в том, что авторами кинотекста дается лексический комментарий арготизму - с тем, чтобы зритель мог понять, о чем идет речь. В то же время сохраняется ощущение реальности происходящего, «истинность» кинодиалога.

- Слушай, Копчёный, а ты правила бильярда не нарушаешь? Ну, игра на деньги?

- Так это только пацаны на шалобаны играют, а настоящие игроки на интерес. По полкосой скатаем?

- Да ты что, Копчёный? С Жегловым по полсотни играть?

- А по сколько?

- По тыще!

- По куску?

- По куску!

- Идёт. Ага.

Благодаря приему семантизации арготизма зрителю становится понятно, что кусок -это тысяча рублей, а полкосой - это пятьсот рублей (см. «коса», «косуха» в [1. С. 275]).

- Не понимаешь? Ну, тогда мы с тобой сейчас поедем к нам, и я с тобой вот так поговорю. Вот такой у меня с тобой разговор выйдет. Поговорю я с тобой вот так! Вдумчиво да серьёзно, чтобы дошёл до тебя мой вопрос. До ума, до сердца, до печёнок. И остального твоего гнилого ливера.

Приведенные фразы в сочетании с забиванием биллиардных шаров создают эффект давления на Копченого, возникает ощущение, что в КПЗ к нему будут применены некие виды насилия, возможно, психологического. Удары шаров с определенными паузами в речи помогают зрителю ощутить всю серьезность положения преступника, почувствовать явную угрозу, исходящую от Жеглова, хотя конкретно он ничего не произносит.

- Честное и благородное слово. Не понимаю!

- Не понимаешь? Всё равно, Копчёный, твоё дело хана.

- Почему?

- Моя партия. Ну, ты же чердачник, Копчёный, а не мокрушник. Ну, кайся скорее, где взял браслет?

Для того чтобы диалог состоялся, необходимо взаимопонимание между оперуполномоченным и преступником, что достигается за счет употребления лексики уголовного арго [8], которая становится частью языка сотрудников правоохранительных органов, непосредственно имеющих дело с преступным миром: чердачник - вор, мокрушник - убийца, дело хана - неблагоприятный исход дела. Эти лексические единицы не требуют дополнительных определений, легко расшифровываются зрителем.

- Ай-я-яй! Ну как не стыдно! А ну-ка, покажи-ка свои ручонки! Больно они у тебя интересные.

- А чего вы такого интересного в моих ручонках нашли?

- Вот смотри, Копчёный. Ты же не профессор?

- Не профессор.

- Не писатель.

- Не писатель.

- И не учёный?

- И не учёный.

- А ручки у тебя белые, нежные и гладкие. Почему, спрашивается? Молчишь? Ну, так я отвечу. Потому, что отродясь ничего путного этими руками ты не делал. Прожил ты свои 30 лет и всё время что-то жрал! Крепко пил,

сладко спал. А в это время целый народ на тебя горбатил, обувал тебя, одевал. Воевал за тебя! Пока ты со своей грыжей липовой в тылу гужевался.

- Воспитываете? Так это зря. Поздно!

- Ну почему же поздно? На этот раз я постараюсь добыть тебе кайло в руки. Или пилу. Пора тебе, Копчёный, на лесоповал ехать. Или канал какой-нибудь строить. На мой взгляд, зажился ты в городе, Копчёный.

Жеглов обращает внимание на то, что руки человека - маркер его профессиональной деятельности.

- У Вас, кстати, гражданин Жеглов, руки тоже не шахтерские.

- Это ты верно сказал, Копчёный, верно. Потому, что я, здоровый и умный мужик, молодой, трачу свою жизнь на то, чтобы освободить землю от разных смрадных гадов! И хотя руки у меня не в мозолях, но если я за год десяток твоих дружков переловлю, то уже больше своей зарплаты сэкономил. А я, по счастью, много больше вашего брата ловлю. Вот такой тебе будет мой ответ. И знай, Копчёный, на этот раз рассердил ты меня всерьёз.

Из данного фрагмента следует, что Жеглов высоко ценит свое дело, твердо верит в его значимость. При этом он глубоко презирает преступников и никогда не сможет встать на их сторону. Убежденность в своей правоте - часть профессионального образа сотрудника правоохранительных органов.

- Слушай, Бисяев, а где работает Кирпич?

- Он в трамваях щиплет, в Сокольниках.

Арготизм щипать в трамваях представляет собой фразеологизм, выражающий информацию, в которой совмещено как обыденное, так и специальное знание [2] (в данном случае он означает, что речь идет о воре-карманнике, который ворует из сумок и карманов в общественном транспорте).

- Так этот Кирпич-Сапрыкин? Так, что ли, фамилия дружка твоего?

- Не знаю. Не дружок он мне. Так, знакомец просто. Знаю, что зовут его все Кирпич.

- Странный вы народ, блатные. Как собаки Жучки, ни имени, ни роду, одни кликухи поганые. Ну, чего можешь сказать про Кирпича? Сапрыкина.

В данном фрагменте вновь подчеркивается глубокая пропасть, которая разделяет сотрудников правоохранительных органов и преступников. Для обычного члена общества имя - это важнейшая ценность, честь и достоинство

человека. В асоциальном мире, мире перевернутых ценностей [5], вполне возможно отсутствие имени или его замена прозвищем (что в итоге уничтожает человеческое в человеке).

- Эх Вы, гражданин Жеглов, злой Вы человек. Я вам по совести, можно

сказать, как своему. А Вы вот как мне ответили.

- Это ты не ври, не ври. С каких это пор Жеглов уголовникам своим стал? Давил вас всю жизнь по мере сил и давить буду до полного искоренения. А рассказал ты мне потому, что знаешь, за браслетом дело мокрое висит. И я с тебя подозрения пока не снимаю, а буду с тобой дальше работать. А если ты мне помочь не хочешь, то посиди пока в КПЗ и про жизнь подумай.

- Ничего, жизнь - она покажет. Проиграл - получите, а в остальном, сочтёмся со временем.

- Да ты, видать, и впрямь без ума, Копчёный. Чтобы Жеглов твои поганые деньги взял. Ну о чём с тобой ещё разговаривать? Отведите его в КПЗ. Я приеду, разберёмся.

- Да за что в КПЗ-то?

- За что? Слышь, Пасюк. У него полные карманы денег, оформи изъятие. За нарушение правил игры на бильярде.

Когда преступник говорит об оперуполномоченном как об одном из своих друзей-преступников, это ранит честь офицера. Жеглов четко проводит грань между собой и преступниками: дело всей его жизни - искоренение преступности.

Приведенные выше отрывки изобилуют арготизмами и речевыми клише, характерными для представителей криминального мира, которые обязан знать, понимать, уметь употреблять оперуполномоченный, иначе он не сможет стать профессионалом [3]. Имея дело с преступным миром, важно иметь максимально полное представление о нем, понимать его психологию, знать, как вести себя с преступниками. Но самое главное - всегда помнить о том, по какую сторону закона стоит оперуполномоченный, ни в коей мере не уподобляться преступникам, верить в значимость своего дела.

Итак, образ оперуполномоченного создается в данном сериале не только и не столько за счет внешнего облика, сколько посредством реализации речевого поведения героя в прецедентных ситуациях: на допросе, во время осмотра места преступления и т.п., актуализируется в кинодиалоге. Профессиональный опе-

руполномоченный умеет работать со свидетелями, владеет юридическим языком и уголовной лексикой, отличается умением действовать оперативно. Значимыми характеристиками оперуполномоченного являются человечность, честь, достоинство, вера в важность и правильность своего дела. Главная профессиональная цель - искоренение преступности.

Образ профессионального оперуполномоченного в большой степени создается за счет языковых средств: в кинотексте активно задействованы специальные термины, профессионализмы, а также арготизмы и клише, характерные для речи асоциальных элементов. На создание правдивого образа «работают» и такие приемы, как риторический вопрос, параллельные конструкции. Все это позволяет создать реалистичный образ профессионального оперуполномоченного на экране.

Список литературы

1. Бондалетов, В. Д. В. И. Даль и тайные языки в России [Текст] / В. Д. Бондалетов. - М.: Флинта: Наука, 2005. - 456 с.

2. Голованова, Е. И. Взаимодействие разных типов знания в структуре фразеологизма [Текст] / Е. И. Голованова // Фразеология и когнитивистика: материалы Междунар. науч. конф.: в 2 т. - Т. I. - Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. - С. 103-107.

3. Голованова, Е. И. Профессиональная языковая личность: принципы и параметры лингвистического описания [Текст] / Е. И. Голованова // Языки профессиональной коммуникации: сб. статей участников Четвертой междунар. науч. конф. - Челябинск : Энциклопедия, 2009.- С. 14-17.

4. Голованова, Е. И. Когнитивно-дискурсивный подход к анализу кинообраза профессионала [Текст] / Е. И. Голованова, Ю. А. Не-любина // Когнитивные исследования языка. - 2015. - № 21. - С. 540-543.

5. Лихачев, Д. С. Черты первобытного примитивизма воровской речи [Текст] / Д. С. Лихачев // Язык и мышление. - Т. 3-4. - М.; Л., 1935. - С. 47-100.

6. Нелюбина, Ю. А. Кинотекст в кругу смежных понятий [Текст] / Ю. А. Нелюбина // Гуманитарный вектор. Серия: Филология, востоковедение. - 2014. - № 4 (40). - С. 26-29.

7. Нелюбина, Ю. А. Лингвопрагматика кинотекста: специфика изображения профессионала [Текст] / Ю. А. Нелюбина // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты. - 2014. -№ 7. - С. 85-87.

8. Шарандина, Н. Н. Арготическая лексика в функциональном аспекте: автореф. ... канд. филол. наук [Текст] / Н. Н. Шарандина. - Тамбов, 2000. - 20 с.

LINGUISTIC MEANS OF CREATING AN IMAGE OF PROFESSIONAL IN FILM DISCOURSE

Nelyubina Yu. A., Chelyabinsk state University, Chelyabinsk, gerbera7489@mail.ru

The article researches the language means, which served as the basis for forming the image of a professional detective in the cinema. It is alleged that among the main language means it is professional vocabulary that helps the viewer to accurately determine profession of the hero and to assess his professionalism 's degree. The material of the study was made on the basis of the film text "The meeting place cannot be changed".

Keywords: film text, film discourse, image of a policeman, image of a professional.

References

1. Bondaletov, V. D. (2005) V. I. Dal' i taynye yazyki v Rossii [=V. I. Dal and secret languages in Russia], Moscow, 456 p. (In Russ.).

2. Golovanova, E. I. (2008) Vzaimodeystvie raznykh tipov znaniya v strukture frazeologizma [=Interaction of the different types of knowledge in the structure of the phraseologism], in: Frazeologiya i kognitivistika [=Phraseology and cognitive science], vol. I, Belgorod, pp. 103-107. (In Russ.).

3. Golovanova, E. I. (2009) Professional'naya yazykovaya lichnost': printsipy i parametry lingvisticheskogo opisaniya [=Professional lingual personality: principles and the parameters of the

linguistic description], in: Yazyki professional'noy kommunikatsii [=Languages of the professional communication], Chelyabinsk, pp. 14-17. (In Russ.).

4. Golovanova, E. I. and Nelyubina, Yu. A. (2015) Kognitivno-diskursivnyy podkhod k analizu kinoobraza professionala [=Cognitive- discursive approach to the analysis of film image of the professional], in: Kognitivnye issledovaniya yazyka [=Cognitive studies of the language], no. 21, pp. 540-543. (In Russ.).

5. Likhachev, D. S. (1935) Cherty pervobytnogo primitivizma vorovskoy rechi [=Features of primitive primitivism of the thievish speech], in: Yazyk i myshlenie [=Language and the thinking], vol. 3-4, Moscow, Leningrad, pp. 47-100. (In Russ.).

6. Nelyubina, Yu. A. (2014) Kinotekst v krugu smezhnykh ponyatiy [=It film tekst in to the circle of the adjacent concepts], in: Gumanitarnyy vektor. Seriya. Filologiya, vostokovedenie [=Humanitarian vector. Series: Philology, the oriental study], no. 4 (40), pp. 26-29. (In Russ.).

7. Nelyubina, Yu. A. (2014) Lingvopragmatika kinoteksta: spetsifika izobrazheniya professionala [=Linguistic pragmatics of film text: the specific character of the image of the professional], in: Interpretatsiya teksta: lingvisticheskiy, literaturovedcheskiy i metodicheskiy aspekty ^Interpretation of the text: the linguistic, literary and systematic aspects], no. 7, pp. 85-87. (In Russ.).

8. Sharandina, N. N. (2000) Argoticheskaya leksika v funktsional'nom aspekte [=Slang vocabulary in the functional aspect], Tambov, 20 p. (In Russ.).

Нелюбина Юлия Александровна - соискатель кафедры теории языка Челябинского государственного университета. gerbera7489@mail.ru